Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Рейдерство – недружественный захват предприятий

Файлы

Источник - Журнал "Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены", 1 [95] Январь-февраль 2010. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ)

Автор: Староверов Владимир Владимирович – кандидат социологических наук,
докторант ИСПИ РАН

Речь в статье пойдет об опасном для современного российского предпринимательства (особенно среднего и малого), явлении рейдерства. На него обратил внимание Президент Д.А.Медведев во время своей избирательной кампании. По его словам, это явление приняло такой размах, что никто из российских предпринимателей не может быть спокойным за судьбу его собственности. Буквально же он сказал следующее: «одним из проявлений неуважения к собственности, к труду других людей выступают по-прежнему носящие массовый характер незаконные захваты фирм (рейдерство). Какая уж тут инициатива или мотивация, если предприниматель знает, что он может в любую секунду лишиться своего дела в результате бандитских операций?».

На селе эти бандитские операции носят такой же массовый характер, как и в городе.

На слушаниях в Совете Федерации РФ по весной 2009 г. прозвучало заявление, что в Московской области почти все сельхозпредприятия подвергались в пореформенный период рейдерским набегам. Я и сам могу перечислить множество таких предприятий.

Собственно, я уже лишался своего бизнеса по этой причине. О массовости рейдерства в России свидетельствуют: судьба 1000 предприятий, определенных в начале текущего десятилетия Торговой палатой наиболее эффективными, 300 лучших предприятий страны, определенных Минсельхозпродом РФ таковыми в 2000 г., переход под контроль зарубежного капитала сферы переработки сельхозпродукции, производства минеральных удобрений и средств защиты растений и ряда других производств, ставший возможным в результате операций рейдерского характера отечественных корпораций, и другие факты.

Ниже я коснусь в основном одного аспекта проблемы, связанной с защитой предприятий АПК от рейдерства. Хотя экономическая практика современной России показывает, что объектом рейдерских захватов чужой собственности может стать любое предприятие, любая организация любого вида собственности, и каждая из них должна уметь защититься от такой напасти.

Общественно-исторические корни враждебных слияний и захватов собственности, восприятие этого феномена, российским общественным мнением, отечественным обществоведением и предпринимательством, а также масштабность, типичные и конкретные формы его проявления в целом по национальному хозяйству еще требуют своего исследования и осмысления.

Наши публикации базируются на сочетании анализа материалов, охватывающих судьбу определенных на основе ЭКСИН-рейтинга лучших в 2000 г. предприятий страны, поименованных в опубликованных под эгидой тогдашнего президента РСПП А.И.Вольского и главы Минсельхозпрода РФ А.В.Гордеева сборниках, а также данных выборочных социологических опросов.

Мы также используем данные опросов представителей среднего и малого бизнеса системы АПК, проведенных нашим коллективом. Основной опрос проводился зимой 2008 г., дополнительный в 2009 г. Опрашивались субъекты малого и среднего предпринимательства. Проинтервьюированы 583 предпринимателя, в том числе, 107 предпринимателей-участников Всероссийского семинара-совещания общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России», 365 участников собраний-семинаров субъектов малого и среднего предпринимательства, проведенных профектурами Центрального, Северного, Юго-Западного округов Москвы и 111 предпринимателей Новгородской и Тверской областей. Для анализа отобраны ответы предпринимателей системы АПК.

Поскольку крупные бизнесмены для наших интервьюеров малодоступны, то для сравнения использованы результаты опроса, проведенного Ассоциацией менеджеров России (ассоциация опросила около 160 представителей крупного капитала – гендиректоров, председателей советов директоров и топ-менеджеров. Результаты опроса даются по монографии юристов М.И.Фаенсона, А.А.Пимановой «Рейдерство (недружественный захват предприятий): практика современной России. М., Альфа-Пресс, 2007).

Опросы показывают, что предприниматели более толерантно оценивают корпоративные захваты чужой собственности, чем общественное мнение в целом. Население более непримиримо относится к рейдерству как к однозначному злу для хозяйственного и общественного бытия страны. Оценки субъектами крупного бизнеса ближе к оценкам рейдеров, характеризующим свои деяния как санирующий национальную экономику фактор. Даже среди субъектов среднего и малого бизнеса почти треть предпринимателей видят в рейдерских захватах чужой собственности определенную экономическую пользу (табл.1).

Таблица 1.

Оценки предпринимателями системы АПК рейдерских захватов собственности, в %

Представители
бизнеса
Негативные В целом
негативные,
но видят и
позитивные
стороны
Позитивные
Крупного*

Среднего

Малого
35,19

67,92

72,87
57,22

30,57

26,92
7,59

1,21

0,21

Источник: *Данные опроса ассоциации менеджеров;
остальные данные - нашего опроса предпринимателей АПК.

Представители среднего и малого бизнеса АПК в целом негативнее оценили рейдерские захваты, чем весь массив российских предпринимателей, особенно представители крупного бизнеса, основной костяк которого составляют успешные «прихватизаторы», ставшие таковыми в известные разбойной обстановкой 90-е годы прошлого столетия. Вероятно, здесь сказывается преимущественно агрессивный характер делового менталитета части сообщества российских предпринимателей, сложившийся под влиянием стоявшего у истоков его формирования уголовного криминалитета и субъектов теневой экономики. Значительная часть российских предпринимателей, усвоив, возможно даже на подсознательном уровне, установки на жесткую рыночную конкуренцию, очевидно, не исключает в своем поведении при благоприятном раскладе конъюнктуры возможность покуситься на собственность соперников или менее удачливых коллег.

Данные таблицы 1 свидетельствуют, с одной стороны, о социокультурной и нравственной ущербности правовой культуры значительной части современного российского бизнеса, с другой, об аномии правового сознания и поведения предпринимательского сообщества, его правовом нигилизме, с третьей, о неблагополучии социальной, экономической, политической, правовой среды хозяйствования в современной России в целом. Последнее косвенно подтверждают высказывания представителей крупного бизнеса опрошенных по заказу российской ассоциации менеджеров.

Отрицательно оценившие враждебные захваты собственности бизнесмены констатировали, что «процессы массового рейдерства характеризуют полную несостоятельность государства регулировать взаимоотношения собственников, менеджеров и властных структур и низкое качество корпоративного управления». Отрицательно оценившие захваты чужой собственности, но усматривающие в них те или иные позитивные моменты представители крупного бизнеса объясняли свою позицию тем, что эти процессы следует воспринимать «как необходимость для качественного изменения деловой ситуации в стране, поскольку они должны подтолкнуть государство и общество к разработке адекватного законодательства, к эффективной судебной практике и созданию условий для цивилизованных методов конкурентной борьбы российского бизнеса».

Те, кто дал однозначно позитивные оценки рейдерским захватам собственности, объясняли это тем, что, «хотя в ходе недружественных корпоративных захватов используются нелегальные методы, в конечном итоге это приводит к эффективному перераспределению собственности».

Судя по полученным нами данным, чем мельче бизнес, тем более негативно оценивали его представители захваты собственности, и наоборот, чем крупнее бизнес, тем большая часть его представителей оценивали это явление однозначно позитивно.

Противоречивы взгляды разных групп опрошенных предпринимателей относительно возможностей борьбы с рейдерскими захватами. Более оптимистично мнение субъектов крупного бизнеса, меньше всего верят в это представители социальной страты субъектов малого бизнеса. В среднем почти каждый десятый среди тех и других не имеют на сей счет какого-либо определенного мнения (табл. 2).

Таблица 2.

Оценка предпринимателями возможностей борьбы
с рейдерскими захватами собственности, в %

Представители
бизнеса
ОптимиcтичнаяПессимиcтичнаяНеопределенная
Крупного*

Среднего

Малого
55,4

40,5

26,6
34,1

45,8

64,9
10,5

14,7

8,5

Источник: * Данные опроса ассоциации менеджеров;
Данные нашего опроса предпринимателей АПК.

Симптоматичными для понимания классификации наиболее выраженных факторов феномена рейдерства в современной российской хозяйственной практике являются также представления бизнесменов о сущностной связи этих факторов с ведущими институтами современного российского общества, призванными непосредственно обеспечивать регуляцию его социально-экономической жизнедеятельности (табл. 3). Это, прежде всего, такие регулятивные институты, как судебные, законодательные, институты государственного управления и приватные институты.

Таблица 3.

Институты, значимые для регуляции бизнеса и защиты от рейдерства, в %

Представители
бизнеса
СудебныеЗаконодательныеГосуправленияПриватные
Крупного*

Среднего

Малого
37,4

40,0

15,7
11,2

13,6

12,5
14,0

31,7

59,1
37,4

14,7

12,7

Источник: * Данные опроса ассоциации менеджеров;
Данные нашего опроса предпринимателей АПК.

Признавая ту или иную степень значимости этих институтов для практики рейдерских захватов собственности, наши респонденты обращали внимание на такие слабые стороны их функционирования, как: отсутствие эффективной судебной системы, ее зависимость от внешних сил; отсутствие адекватного реальностям современной российской хозяйственной практики законодательства в сфере защиты от недобросовестных действий акционеров и корпоративного права; несовершенство государственного управления по причине устранения его от задач регулирования экономической жизни страны в целом, а также вследствие отсутствия в госуправлении системы регулирования и формализованной практики действий при поглощениях; слабость или отсутствие в компаниях и на предприятиях соответствующих особенностям их организационной структуры систем защиты от рейдерских захватов собственности и прочих поглощений их недружественными субъектами.

Из таблицы 3 просматривается довольно тесная зависимость мнений респондентов о значимости разных институтов регуляции хозяйственной деятельности для защиты их бизнеса от рейдерских захватов от социальной стратификации этих субъектов. Вероятно, здесь сказываются прежде всего разная частота взаимодействия неодинакового по масштабности бизнеса с соответствующими институтами его регулирования и различный характер этого взаимодействия. Ответы субъектов малого бизнеса показывают, что они весьма низко оценивают возможности в защите от враждебных поглощений таких регулирующих российскую хозяйственную практику институтов, как «судебные» (15,7%), «законодательные» (12,5%) и «приватные», т.е. их собственные системы защиты (12,7%). Обусловлено это тем, что для них непомерно дорого искать защиту от рейдерских захватов в суде, создавать собственную систему защиты своего бизнеса и обеспечивать ее эффективное функционирование.

К тому же, законодательство в защиту малого и среднего бизнеса на протяжении полутора десятилетий либерализации российского бытия, особенно хозяйственного, столь часто менялось и весь комплекс его настолько сложен и противоречив, что о нем у большинства мелких бизнесменов весьма смутное представление. Отчасти именно поэтому субъекты малого бизнеса сторонятся юридических и, соответственно, судебных служб, предпочитая положиться на защиту административных органов государственного управления. Наши опросы показывают, что это недоверие не снизило и создание по инициативе нового президента Комитета по борьбе с коррупцией. При высокой степени коррумпированности современного российского чиновничества предприниматели часто сталкиваются с произволом тех чиновников, на которых опирается рейдерская практика.

Это делает малый бизнес еще более уязвимым перед захватами его собственности.

Наше исследование зафиксировало, что далеко не все российское чиновничество коррумпировано и честная часть его действительно пытается защитить этот бизнес от рейдерских захватов. Именно этим объясняется столь высокая оценка респондентами роли в связи с рейдерской деятельностью института «госуправления» (59,1%).

Вместе с тем симптоматично, что, чем крупнее бизнес, тем более высоко оценивают его представители роль в рейдерских захватах собственности судебных, приватных и государственных управленческих институтов регулирования хозяйственной жизни. Причем примечательно, что за исключением приватного института, который вдвое-вчетверо более значим для защиты собственности крупного бизнеса, все прочие менее значимы для него, чем для среднего бизнеса, а в случае с институтом государственного управления и для малого.

Большее значение «судебного» института для среднего бизнеса, особенно пограничного с крупным (40,0 и 41,3%), объясняется довольно просто. Последний большинству рейдерских команд для захвата чаще всего непосилен, ведь в отличие от среднего и тем более малого бизнеса он имеет свои, притом, более мощные и эффективные системы защиты от враждебных поглощений – 37,4%, по сравнению с 14,7% и 12,7%, соответственно.

К тому же крупные предприниматели давно наладили весьма тесные отношения обоюдовыгодных интересов с бюрократическим, прежде всего с судебно-прокурорским, аппаратом. Да и либерально-реформаторское хозяйственное законодательство после экономического дефолта 1998 г. полнее отражает его интересы. В свете обозначенных и близких к ним обстоятельств рейдерские структуры предпочитают захватывать средние предприятия и компании, у которых менее прочные взаимосвязи с властными органами, особенно с судебными и правоохранительными.

Естественно, что для субъектов среднего и малого предпринимательства защита со стороны органов власти намного значимее, чем для крупного бизнеса, но у них зачастую нет средств для того, чтобы в достаточной степени материально заинтересовать коррумпированное чиновничество.

Между тем хозяйственная практика показывает, что большинство субъектов бизнеса не имеют средств, необходимых для создания эффективных внутрифирменных систем защиты от рейдерского разбоя. Как правило, малоэффективные системы имеют только один из семи-десяти субъектов среднего и малого бизнеса. По свидетельству юристов, имеющие такие системы защиты компании и предприятия расходуют на охрану своего бизнеса в среднем до 20% их прибыли. Причем, если у крупного бизнеса эти расходы составляют проценты и даже доли процента прибылей, то у среднего – от 15 до 40%, а у малого порою съедают всю прибыль, обрекая их на банкротство или на ужесточение самоэксплуатации.

Большая часть субъектов среднего и малого, особенно семейного, бизнеса считают первоочередной причиной разгула рейдерства организацию современного отечественного национального хозяйства, ахилессовой пятой которой является слабость первого и несовершенство второго. Истоки слабости они усматривают в либеральной политике, в соответствии с которой государство все более оказывается в положении ночного сторожа при крупнокапиталистическом бизнесе.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости