Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Координация действий государственных органов и бизнеса, и результаты деятельности малых предприятий в станкостроительной промышленности Малайзии

Раджа Расия (Rajah Rasiah)

В данном материале сравниваются результаты деятельности малых и средних предприятий-субподрядчиков в станкостроительной промышленности по двум регионам Малайзии - штату Пинанг и долине Келанг. Автор демонстрирует, что тогда как в штате Пинанг сформировалась весьма успешно действующая индустрия малых и средних субподрядчиков, в долине Келанг этого не произошло. Такое расхождение достигнутых результатов (измеряемых посредством добавленной стоимости) отчасти объясняется разным объемом и качеством координации действий государственных органов и бизнеса. В отличие от долины Келанг, относительно автономное руководство штата Пинанг заняло активную позицию по отношению к развитию предпринимательства и оказывало поддержку малым и средним предприятиям своего региона (принадлежащим в основном китайцам) в форме субсидий на обучение, проводившееся при содействии государственных организаций, а также в виде предоставления информационной поддержки.

Институт Всемирного банка

Авторское право зарегистрировано в 2001 г.

Международный банк реконструкции и развития / Всемирный банк

США 20433 округ Колумбия, Вашингтон N.W.,

1818 H Street

первое издание - июнь 2001 г.

В соответствии с протоколом 2 Всемирной конвенции об авторских правах Всемирному банку принадлежат авторские права на данный материал. Тем не менее, в странах, являющихся членами Всемирного банка, допускается копирование этого материала в исследовательских, учебных и научных целях. Доклады этой серии могут быть изменены и дополнены. Выводы, интерпретации и заключения, сделанные в настоящем документе, отражают только точку зрения автора и никоим образом не Всемирного банка, его подразделений, членов Исполнительной дирекции или представляемых ими стран.

Government-Business Coordination and Small Business Performance in the Machine Tools Sector in Malaysia

Rajah Rasiah

2001. 30 pages. Stock No. 37185

("Координация действий государственных органов и бизнеса, и результаты деятельности малых предприятий в станкостроительной промышленности Малайзии"

Раджа Расия

2001 г. 30 стр. Арт.№ 37185)

Содержание

Предисловие

1. Вступление

2. Аналитическая основа

3. МСП и общая нормативная база

4. МСП и координация действий органов власти и бизнеса на местном уровне

5. Заключение

Библиография

Приложение 1.

Приложение 2.

 

Предисловие

Настоящий материал был подготовлен в рамках проекта по изучению роли малого и среднего бизнеса в Восточной Азии. Этот проект осуществляется Институтом Всемирного банка как составная часть Программы по изучению японского опыта управления развитием, финансируемой Фондом развития человеческих ресурсов; этот фонд был учрежден правительством Японии при Всемирном банке.

Основные задачи упомянутой Программы заключаются в изучении опыта управления развитием Японии и других стран Восточной Азии, а также передаче полученных знаний развивающимся странам и государствам с переходной экономикой. Как правило, рассматривается также опыт третьих стран, с тем, чтобы усвоенные уроки можно было рассматривать в соответствующем контексте. Этот сравнительный метод позволяет выявить факторы, воздействующие на эффективность тех или иных институциональных механизмов, органов управления и политических реформ в различных условиях. Еще одна, не менее важная задача Программы состоит в том, чтобы способствовать обмену идеями между учеными, техническими специалистами и политиками Японии и других стран.

Материалы, подготовленные в рамках данного проекта, освещают целый ряд важных вопросов, относящихся к развитию и деятельности малых и средних предприятий в данном регионе. Эти вопросы включают производительность малых и средних предприятий; их способность адаптироваться к шоковым воздействиям и кризисам, содействие научному и техническому прогрессу; взаимосвязь с такими показателями делового климата, как субподряд и территориальная концентрация производства; факторы, влияющие на величину штата предприятий и состав их владельцев, а также реакцию на проводимую государством политику.

Фаррух Икбал (Farrukh Iqbal)

Директор программы

Институт Всемирного банка

Координация действий государственных органов и бизнеса, и результаты деятельности малых предприятий в станкостроительной промышленности Малайзии

Раджа Расия (Rajah Rasiah)*

Малайзийский университет, шт. Саравак

1. Вступление

Малый и средний бизнес продолжает привлекать серьезное внимание в дебатах по экономической тематике. Помимо широкого спектра деятельности и гибкости, присущей малым и средним предприятиям, ряд малайзийских аналитиков усматривают в лице малых и средних предприятий (МСП) наиболее удачный механизм распределения ресурсов (см. Chee, Lee and Foo 1981, и Chee 1986). Однако результаты деятельности МСП в обрабатывающих отраслях промышленности были не столь заметны из-за общего снижения добавленной стоимости в период с 1978 по 1995 гг. Тогда как в 1970-х и начале 1980-х гг. работа малых и средних предприятий не встречала поддержки со стороны государства, в конце 1980-х гг. такая помощь существенно возросла и приобрела форму субсидий (например, льготных займов, налоговых льгот и кампаний в поддержку малого и среднего бизнеса). Тем не менее, результаты деятельности у большинства МСП были хуже, чем у крупных иностранных фирм.

Сравнительно небольшую роль, которую играют малые и средние предприятия в обрабатывающей промышленности Малайзии, можно отчасти объяснить структурой производственных отраслей, а также определенной внутренней политикой страны. Во-первых, крупные малайзийские обрабатывающие предприятия, ориентированные на экспорт, находятся под контролем иностранного капитала, при глобальном характере технологической конкуренции, тогда как большинство МСП принадлежит местным владельцам. Во-вторых, государственная помощь, направленная на облегчение положения бедных и уменьшение неравенства в стране, приобрела этнический характер. По этим причинам значительную долю государственных субсидий обычно направляли молодым предприятиям, принадлежащим представителям коренного населения, не обладающим серьезным предпринимательским опытом и не имеющим навыков согласования действий на рынке.

Тем не менее, успешность работы предприятия в конкретных условиях не объясняется только лишь его величиной. Среди всего прочего отраслевые различия и системы координации действий, создаваемые самими предприятиями, также проясняют, почему в одних случаях фирмы работают успешно, а в других - терпят неудачу. Первый из упомянутых факторов становится все более важным по мере того, как увеличивается разрыв в осведомленности (относительно создания и приобретения добавленной стоимости) предпринимателей в разных областях, особенно в электронной и промышленности и родственных ей отраслях, где процессы миниатюризации и жизненный цикл продукта развиваются нарастающими темпами. Как ясно продемонстрировал опыт корпорации "Интел" (Intel), успешно работающие фирмы постоянно увеличивают свой технологический потенциал путем динамичных инноваций и расширенного делегирования производственных функций. Конкурентоспособность отдельного предприятия определяется не только его собственной деятельностью, но и всей системой его взаимоотношений с организациями-партнерами.

Большое значение этих систем и важность делегирования производственных функций подхлестнуло спрос на производственные услуги предприятий, расположенных в том же регионе, что и фирма-заказчик, в тех ситуациях, когда требуется динамичность и надежность поставок. Учитывая определенное несовершенство рынка, предприятия также делают большую ставку на доверительность и лояльность во взаимоотношениях в подкрепление договоров о передаче производственных функций. Государственная поддержка также стала играть серьезную роль при создании и деятельности учреждений; не менее важны и такие механизмы поддержки поставщиков, как субсидии для организации фирм-поставщиков. Однако, учитывая возможность несостоятельности осуществляемых государством программ, предприятия зачастую прибегают к установлению систематических взаимоотношений, требующих координации государственной поддержки со стороны бизнеса. Примерами относительно успешной организации таких отраслевых систем служат Кремниевая долина (Saxenian 1997), округ Кейхин (Keihin) (Best 1990) и Emilia Romania
(Brusco 1982).

В настоящем материале сделана попытка подчеркнуть важность - при прочих равных условиях - эффективной координации действий государственных органов и бизнеса, на основе дифференциации экономических результатов деятельности станкостроительных предприятий-поставщиков, связанных с зарубежными транснациональными корпорациями, производящими микроэлектронику. Цель данного доклада состоит в том, чтобы показать: отдельно взятые рынки и страны обычно не в состоянии стимулировать укрепление договорных отношений, предусматривающих поставку станков, между местными предприятиями и производителями микроэлектроники. При изолированном рассмотрении только закупщиков, представленных транснациональными корпорациями - производителями микроэлектроники, и поставщиков станков, за пределы анализа выводятся специфические отраслевые условия. Мощный латентный потенциал, созданный интенсификацией нововведений, а также относительно открытая система управленческих критериев, присущие фирмам, которыми владеет американский капитал, позволили создать две (или даже более) важнейшие предпосылки для увеличения доли закупок на местном рынке (см. Rasiah 1995, 1998). В качестве объектов изучения были избраны штат Пинанг и долина Келанг. Выбор этих двух регионов был обусловлен появлением существенно отличающихся от общего уровня производственных возможностей поставщиков, несмотря на одновременное начало деятельности. Во втором разделе доклада представлена аналитическая основа; в Разделе 3 приводится обзор малых и средних предприятий в обрабатывающих отраслях промышленности Малайзии, а также местной нормативной базы. В Разделе 4 дан эмпирический анализ социально-политических факторов местного уровня, которые оказали воздействие на развитие МСП в Малайзии, на примере станкостроительной промышленности в штате Пинанг и долине Келанг. Заключает материал Раздел 5.

2. Аналитическая основа

Попытка понять природу и принципы функционирования системы поставщиков неизбежно требует оценки происхождения и фундамента взаимоотношений между предприятиями. С учетом неизбежной информационной асимметрии, экономии от масштаба, динамически повышающейся выгоды от накапливаемого опыта и нововведений, сугубо рыночные результаты деятельности не в состоянии определить конкурентоспособный набор поставщиков (см. Richardson 1960, 1972; North and Thomas 1970; Rasiah 1997). Даже при наличии дополнительных вспомогательных услуг экономия от масштаба и неопределенность, связанные с осуществлением разных видов деятельности, вызывают серьезные затруднения. Учреждения, основывающие свою деятельность на доверии и власти, часто помогают рынку решать задачи согласования коллективных действий с большей эффективностью. Для того, чтобы добиться лучших экономических результатов путем создания доверительных отношений, предприятия могут распределять свой технологический процесс в рамках отрасли (делегировать функции) вместо интернализации производственных функций во избежание рыночной несостоятельности. Как доказал Young (1928), объем рынка в той же степени зависит от распределения труда, что и распределение труда - от объема рынка.

Большинство экономистов - сторонников теории "нового роста" принимает возможность таких случаев рыночной несостоятельности, однако при этом они считают, что подобные интервенции нерыночного характера могут быть лишь вспомогательными или дополняющими, или же дадут недостаточный результат, если не будут диктоваться рынком (см. Helpman and Krugman 1989; Lucas 1988). Теоретики, ставящие во главу угла стоимость осуществления сделки, - например, Coase (1937) и Williamson (1985), - полагают, что рынок предопределяет возникновение вспомогательных ролей посредством командно-доверительных отношений при специфичности активов, частотности и неравномерной информированности. Считается, что затраты на осуществление сделки сведены к минимуму, когда рынок определяет параметры иерархических и доверительных взаимоотношений. Тем не менее, Rasiah (1995. 1997, 1996а) считает, что рынок недостаточно хорошо оснащен для того, чтобы рационально распределять функции среди прочих координационных узлов в силу 1) недостаточности имеющейся информации; 2) конфликта и конкуренции собственно рыночных интересов; 3) неизбежной нехватки знаний, что препятствует координации производственной деятельности. Если целиком оставить этот вопрос на усмотрение государства, зачастую экономические результаты оказываются слишком слабыми из-за проблем информационного плана и трудностей во взаимоотношениях типа "клиент-заказчик". Именно из-за этих проблем Richardson (1960, 1972) и North and Thomas (1970) заявляли о том, что задачи распределения лучше решать путем эффективной координации действий рынка и учреждений в рамках систем, допускающих столь же важные роли координации для командно-доверительных отношений как индикаторов относительных цен. Поэтому сотрудничество (посредством доверия и лояльности) становится важным дополнительным координирующим фактором (см. тж. Wilkinson and You 1992 и Rasiah 1995).

Способность системы взаимоотношений между предприятиями находить оптимальные решения в плане распределения и координации зачастую обусловлена более широкими политико-экономическими факторами. Активные действия государства не смогли обеспечить увеличение поставок станков из Малайзии крупным южнокорейским компаниям, тогда как эффективная координация деятельности МСП силами государства позволила нарастить поставку этого товара на Тайвань. В соответствии с прогосударственной точкой зрения сильными государствами считаются страны, свободные от социального давления и обладающие опытной бюрократией, способной обеспечить добычу ресурсов, предложение общественных товаров, установление порядка; примирить конфликтующие интересы и поддержать производителей (Haggard 1990, Mardon 1990). Однако для активного экономического роста также оказалась важной активная государственная позиция, нацеленная на поддержку развития. По этой причине Evans (1992) предложил учитывать расширенную, но статичную взаимосвязь с государственным типом, - по его мнению, государство может быть сильным, слабым, мягким или хищническим. Однако можно выполнить еще более сложные теоретические построения, отвечающие заданным узким условиям в плане возможностей государственного управления, и их воздействия на модель поведения и результаты деятельности индивидуумов, предприятий и учреждений, как по отдельности, так и в целом по отрасли. Истинные различия, объясняющие, почему предприятия успешно развиваются в одном регионе, и терпят неудачу в другом значительно сложнее, чем это предполагает упрощенная схема, предложенная Evans'ом. Подробное рассмотрение практических случаев нередко выявляет сочетание множества факторов, не имеющих хоть сколько-нибудь заметной градации по важности, но определяющих успех или несостоятельность того или иного предприятия. Однако местная структура всегда остается главной обусловливающей переменной в развитии экономической деятельности. В силу этого настоящий материал посвящен воздействию двух разных структур на институциональную координацию в условиях Малайзии.

Две отрасли промышленности, которые рассматриваются в данной работе (микроэлектроника и станкостроение), обладают ярко выраженными специфическими характеристиками. Для микроэлектронной индустрии присущи точные технологии, требующие высококвалифицированного персонала, сокращенный жизненный цикл продукта и значительная степень специализации и масштабирования с привлечением предприятий-посредников на этапе сборки и тестирования продукции. С другой стороны, для субподряда в станкостроительной промышленности типичным является наличие малых и средних предприятий, средняя продолжительность жизненного цикла продукта, существенная степень специализации с привлечением посредников в рамках отрасли, и возрастающая точность технологий. Интегральные микросхемы выполняют функцию “мозга” других электронных изделий, тогда как станки являются средствами производства в других отраслях промышленности. Уровень эффективности вышеупомянутых отраслей оказывает серьезное воздействие на прочие отрасли. Кроме того, предприятия, занятые в микроэлектронном производстве (за исключением компаний Carsem, Unisem и Globetronics) принадлежат иностранному капиталу, и получают доступ к основным технологиям за рубежом. Станкостроение, напротив, в значительной мере зависит от избытков закупочных фирм, передачи технологий иностранными предприятиями (например, Micro Components Technology в шт. Пинанг), и импорта, а также разрабатываемых на внутреннем рынке технологий. Тарифы, применяемые по отношению к станкостроительной промышленности, также были весьма высоки; однако транснациональные корпорации, чьи предприятия находятся в свободных промышленных зонах (СПЗ), получают тарифные льготы. Поставщики станков столкнулись с широким диапазоном высоких тарифов, в особенности на сталь. Напротив, в 1990-е гг. уровень тарифов, применявшихся в микроэлектронной промышленности, не превышал 5%. На тот момент, когда модели закупки станков в двух регионах – штате Пинанг и долине Келанг – начали расходиться (т.е. на начало 1980-х гг.), расположенные там предприятия выплачивали одинаковые тарифы. Только в 1988 г., после принятия Закона о стимулировании инвестиций подпадающим под его действие компаниям стали возвращать уплаченные пошлины на технологическое оборудование и материалы из расчета экспорта продукции. Некоторые ориентированные на экспорт станкостроительные предприятия также получили налоговые льготы в конце 1980-х гг.

3. МСП и общая нормативная база

Малые предприятия по причине их молодости, высокой конкурентоспособности в своей отрасли и важности содействия, оказываемого ими крупным фирмам, нередко пользуются значительной поддержкой со стороны государства. Особые преимущества МСП, которые дает им небольшой размер, - экономия от масштаба, гибкость и меньшие мощности – часто приводят в качестве основы для предоставления МСП специальных займов финансовыми институтами в условиях развитой экономики (примером здесь служат Япония, Тайвань, Южная Корея). В тех случаях, когда нормативная основа не способствовала росту эффективно функционирующих малых предприятий в таких отраслях, как станкостроение, где важен небольшой размер, результаты их деятельности были, как правило, удручающими. Косная система южнокорейских chaebol’ов оказалась неспособной обеспечить необходимое станкостроительное производство, и в данной отрасли Южная Корея вынуждена до сих пор в значительной мере полагаться на импорт. В то же время на Тайване существует действенный механизм государственной помощи, предназначенный в первую очередь для учреждений, решающих задачи коллективного плана, приоритет, отдаваемый в этой стране малым частным предприятиям, стимулирует рост экспорта продукции станкостроения. В Малайзии отмечается меньшая степень согласованности нормативных баз в промышленности, что в общем не способствует повышению эффективности местных станкостроительных компаний.

Развитие малых и средних предприятий в обрабатывающей промышленности Малайзии изначально тормозилось слабой поддержкой со стороны государства. В бытность Малайзии британской колонией, власти метрополии через Управление промышленного развития сельских областей внедрили механизм оказания финансовой помощи малым и кустарным предприятиям, - главным образом для того, чтобы уменьшить недовольство среди малайцев (см. Rasiah 1995, гл. 3). Такие малоэффективные шаги были продолжены Министерством сельского развития (при несколько выросшей финансовой поддержке) и после обретения Малайзией независимости. Однако официальная политика начала рассматривать малый и средний бизнес как объект предоставления помощи лишь в конце 1970-х гг., хотя развитие МСП и оставалось несогласованным и недостаточно координируемым до тех пор, пока в 1986 г. деятельность малых и средних предприятий не была включена Министерством промышленного развития в Генеральный промышленный план. Рамочная концепция маркетинга, внедренная в 1983 г., была дополнена в 1986 г. Программой обмена субподрядами и в 1992 г., Программой стимулирования торговых предприятий. Помимо установления двойной ставки налоговой льготы на экспортные операции, осуществляемые малыми и средними предприятиями, правительство основало Фонд технической помощи промышленности (Industrial Technical Assistance Fund, ITAF), ввело дополнительные механизмы предоставления кредитных гарантий и осуществило ряд мер по выравниванию цен в конце 1980-х гг. Для общего руководства деятельностью МСП в 1990-х гг. была создана Корпорация развития малого и среднего бизнеса (SMIDEC).

Удельный вес обрабатывающих предприятий с числом работников менее 50 человек снизился в период с 1985 по 1995 гг. (см. Рисунок 1). Вклад МСП в привлечение инвестиций, производство добавленной стоимости и создание рабочих мест в обрабатывающей промышленности Малайзии также в целом сократился
за 1985-1995 гг. (см. Рисунки 2, 3 и 4). При этом предприятия с числом работников более 200 человек постепенно увеличивали объем создаваемой добавленной стоимости.

Местные станкостроительные предприятия, обычно малые и средние по величине и находящиеся в основном в собственности китайцев, шли по такому же пути. Изначально существенная часть федеральной помощи развитию станкостроительных фирм предоставлялась косвенным путем, и в каком-то смысле носила случайный характер. Не было четко сформулированной программы действий по привлечению производителей микроэлектроники в целях развития национальной станкостроительной отрасли, когда в 1958 г., приняв Закон о стимулировании инвестиций, правительство начало проводить ориентированную на экспорт политику индустриализации. Транснациональные микроэлектронные корпорации начали открывать свое производство в Малайзии только после того, как в 1971 г. был принят Закон о зонах свободной торговли, и в 1972 г. были созданы такие зоны. National Semiconductor, первая фирма по производству полупроводников, начавшая деятельность в Малайзии, построила фабрику в Байан Лепас (Bayan Lepas) в 1971 г., и в следующем году приступила к выпуску продукции.

Государство осуществило важнейшие мероприятия по стимулированию деятельности ориентированных на экспорт обрабатывающих предприятий по крайней мере в четырех областях, а именно: 1) законодательство о зонах свободной торговли (FTZ) обеспечило финансовые выгоды в форме статуса организации-пионера, который предоставлял тарифные льготы по импорту и экспорту, а также налоговые льготы на период 5-10 лет (в силу этих льгот предприятия освобождались от 35-процентного налога на доходы корпораций и 5-процентного налога на развитие); по истечении срока действия вышеупомянутого статуса компаниям нередко предоставлялась льгота по налогу на инвестиции,1 которая предусматривала последующее освобождение от налога на 5-10 лет (объем свободных от налога капиталов равнялся величине утвержденных инвестиций; убыток, понесенный в этот период, можно было зачесть и по его окончании); кроме этого, там, где невозможно было организовать зону свободной торговли, создавались лицензированные производственные склады (LMW), - эти склады обеспечивали своим пользователям тот же набор льгот, что и зоны свободной торговли. 2) Закон о занятости от 1955 г., дополненный в конце 1960-х гг., и Закон о промышленных взаимоотношениях 1967 г. установили более жесткий контроль над профсоюзными организациями. Государство не позволяло создавать профсоюзные организации на предприятиях полупроводниковой промышленности до 1989 г. На ряде предприятий этой отрасли руководство до сих пор не признает профсоюзные организации работников. 3) Государственные руководители предлагают неформальные гарантии в обеспечение интересов транснациональных корпораций для того, чтобы сохранить эффективную координацию производства (например, гарантии бесперебойного электроснабжения и неизменности таможенных правил). 4) Местные органы государственной власти предлагают земельные участки и коммунальные услуги (вода, электричество и прочие услуги инфраструктуры) по субсидируемым ценам.

Хотя возможности для развития местных станкостроительных предприятий появились при переносе производственной базы транснациональных корпораций, нормативная база в целом этому не способствовала до конца 1980-х гг. Поскольку местные станкостроительные фирмы принадлежали главным образом этническим китайцам, официальный курс в рамках Национальной экономической политики (NEP) носил дискриминирующий характер с момента принятия Закона о координации деятельности в промышленности от 1975 г. Предприятия, в которых было занято 25 и более сотрудников, и имеющие оплаченный уставный капитал свыше 250000 ринггитов, были обязаны получить лицензию, что зачастую требовало соблюдения условий об этнической реструктуризации. Кроме того, местные предприятия, кроме принадлежавших этнической группе бумипутера, редко пользовались стимулирующими механизмами.

Рисунок 1. Распределение по предприятиям, обрабатывающая промышленность, Малайзия, 1978-1995 гг.

По вертикали: доля (%)

По горизонтали: величина предприятия (штат сотрудников)

Источник: подготовлено на основе данных, предоставленных Департаментом по статистике Малайзии.

Рисунок 2. Распределение обрабатывающих предприятий по числу занятых,
1978-1995 гг.

По вертикали: доля (%)

По горизонтали: величина предприятия (штат сотрудников)

Источник: подготовлено на основе данных, предоставленных Департаментом по статистике Малайзии.

Рисунок 3. Распределение обрабатывающих предприятий по объему основных фондов, Малайзия, 1978-1995 гг.

По вертикали: доля (%)

По горизонтали: величина предприятия (штат сотрудников)

Источник: подготовлено на основе данных, предоставленных Департаментом по статистике Малайзии.

Рисунок 4. Распределение обрабатывающих предприятий по объему создаваемой добавленной стоимости, Малайзия, 1978-1995 гг.

По вертикали: доля (%)

По горизонтали: величина предприятия (штат сотрудников)

Источник: подготовлено на основе данных, предоставленных Департаментом по статистике Малайзии.

Что более важно, действующее законодательство серьезно ограничивало возможности местных предприятий поставлять свою продукцию транснациональным корпорациям с базами в зонах свободной торговли (FTZ) и на лицензированных производственных складах (LMW). До 1990-х гг. законодательство рассматривала сбыт и приобретение товаров в FTZ и LMW как операции по экспорту и импорту соответственно; и в силу этого такие сделки облагались таможенными пошлинами по обычным ставкам. Для получения необходимых в производстве ресурсов транснациональные корпорации предпочитали поставки по импорту, а не закупку у местных производителей, расположенных вне вышеупомянутых зон, чтобы избежать сложной процедуры таможенной очистки. Кроме того, предприятия, расположенные в основной таможенной зоне, как правило, закупали металлы и оборудование по импорту, что обычно предусматривало уплату определенных тарифов. В силу сложившейся ситуации транснациональные корпорации имели возможность выбора - приобретать продукцию станкостроения у местных производителей, полагающихся на поставки по импорту, облагаемые неким тарифом, или же импортировать необходимую станкостроительную продукцию самостоятельно без уплаты тарифов. В этих обстоятельствах - при прочих равных условиях - транснациональные корпорации в течение продолжительного времени предпочитали осуществлять закупки за рубежом, а не на местах. Следовательно, официальная государственная политика в общем и целом создавала огромные препятствия на пути развития местных станкостроительных предприятий.

Станкостроительные фирмы в общем мало поддерживались государством, поскольку в большинстве своем принадлежали китайцам. Действительно, станкостроительная отрасль промышленности получила импульс к развитию только после ее включения в список приоритетных областей по Генеральному промышленному плану 1986 г. Выполняя дополняющие функции по отношению к стратегическим отраслям, - например, электронной промышленности, - станкостроение получило аналогичные стимулирующие механизмы, хотя объем прямых иностранных инвестиций в малайзийское станкостроение и остался крайне малым. По Закону о стимулировании инвестиций от 1986 г. предприятия станкостроительной промышленности получали льготы по уплате налоговых пошлин в том случае, если они располагались в FTZ и LMW, и стимулы к осуществлению экспортных операций, например, по отношению к ним применялась двойная ставка налоговой льготы при экспорте и экспортном кредитном рефинансировании. Все же не слишком многие предприятия воспользовались этими механизмами по причине неравномерной информированности о положении вещей в станкостроении, которое в значительной мере характеризуется наличием мелких и средних фирм, и недостаточном присутствии станкостроительных производств транснациональных корпораций из-за малого объема малайзийского рынка.

В этих обстоятельствах станкостроение развивалась медленнее, чем отрасли промышленности, по отношению к которым оно выполняет вспомогательные, поддерживающие функции, в особенности электронная и автомобильная промышленность. В период 1984-1994 гг.2 объем станкостроительного импорта был неизменно выше объема местного производства. Увеличивающийся разрыв между резко возрастающим спросом отраслей-потребителей и медленным наращиванием производительных способностей на внутреннем рынке продолжал отрицательно сказываться на торговом дефиците отрасли. В силу уменьшения объема ВВП спрос несколько снизился в 1985 г., однако объем импорта неуклонно повышался. В отличие от Тайваня, где собственные производительные способности увеличились и привели к снижению объемов импорта, и с 1970-х гг. (см. Fransman 1985) торговый баланс Тайваня претерпел значительное улучшение, в Малайзии торговый баланс постоянно характеризовался высоким уровнем дефицита (см. Таблицу 1). Удельный вес импорта в структуре внутреннего спроса на продукцию станкостроения постепенно возрастал в 1984-1990 гг., и только в 1994 г. было отмечено его незначительное снижение.

Таблица 1. Станкостроительная промышленность Малайзии (подборка статистических данных за 1984-1994 гг.)

 

1984

1985

1990

1994

Валовой объем производства (млн. ринггитов)а

358,0

226,1

566,5

1337,3

Импорт (млн. ринггитов)а

256,8

267,3

1191,2

2537,3

Экспорт (млн. ринггитов)а

10,3

20,6

54,8

172,7

Доля импорта во внутреннем спросеb

59,2

56,5

70,0

68,5

Доля экспорта в объеме производствас

4,0

9,1

9,7

12,9

Торговый балансd

-94,4

-85,7

-91,2

-87,3

Средний штатe

24,9

25,8

36,5

43,0

a. В текущих ценах.

b. Процентная доля импорта во внутреннем спросе, исчисленная как сумма объема производства и импорта за вычетом экспорта.

c. Процентная доля экспорта в объеме производства.

d. Процентная доля “чистого” экспорта в общем объеме сбыта продукции станкостроения, исчисленная как сумма объемов экспорта и импорта.

e. Среднее количество занятых на одном предприятии

Источник: “Статистика внешней торговли Малайзии” (“Malaysia, External Trade Statistics”), разрозненные выпуски; “Обзор промышленности Малайзии” (“Malaysia, Industrial Surveys”), разрозненные выпуски.

4. МСП и координация действий органов власти и бизнеса на местном уровне

Итак, инструменты федеральной политики в целом препятствовали росту объемов сбыта продукции местной станкостроительной промышленности транснациональным корпорациям, занятых производством микроэлектроники. На фоне такой общенациональной тенденции станкостроительные предприятия штата Пинанг сумели повысить объем сбыта и развить производственные технологии с тем, чтобы поставлять свой продукт транснациональным корпорациям. В то же время станкостроительные фирмы в долине Келанг в целом не смогли добиться таких успехов. Более успешные результаты деятельности станкостроителей Пинанга по сравнению с предприятиями долины Келанг предполагает более гармоничное сочетания цен, лучшее управление на уровне отдельного предприятия, и наличие сотрудничества между компаниями в шт. Пинанг при недостаточной согласованности действий в долине Келанг.

Существующие институты играют важную роль при решении задач коллективного действия и совершенствовании координации между предприятиями, и между предприятиями и государственными органами. В Малайзии этнический характер политико-экономических условий предопределил природу институционального развития. Малые и средние предприятия, принадлежащие представителям любых этнических групп, кроме бумипутера, нередко сталкивались с затруднениями, пытаясь воспользоваться льготными схемами, внедренными федеральным центром. В штате Пинанг взаимодействию органов власти и предприятий способствовали благоприятные этнические и классовые аналогии. Здесь такое взаимодействие оказалось более продуктивным, так как этому содействовал ряд факторов: микроэлектронными и станкостроительными предприятиями руководили местные китайцы; большинство руководителей партии Джеракан (Gerakan) и организаций с государственным участием были в прошлом соучениками и т.п. Недостаточная поддержка со стороны федерального центра и давление, оказываемое двумя другими этническими партиями, - во главе одной из них стояли в основном представители китайской буржуазии в составе действующего правительства (т.н. "Ассоциация малайзийских китайцев"); другая же была представлена оппозицией популистского толка ("Партия демократических реформ"), - способствовала упрочению координации и предоставляла необходимый механизм взаимозависимости и взаимоограничений для того, чтобы уменьшить непродуктивное противодействие. Хотя китайцы и усматривают определенные культурные различия в своей среде, эти различия, с учетом интеграции посредством проистекающего с 1970 г. межэтнического взаимодействия, не могут считаться очень серьезными. Точно так же, культурные различия между малайцами, проживающими в штате Пинанг и долине Келанг нельзя считать очень глубокими. Кроме того, в этих двух регионах, где сконцентрировано микроэлектронное производство, проживает значительное число этнических китайцев.

Структурные различия между шт. Пинанг и долиной Келанг привели к появлению двух четко оформленных вариантов развития в станкостроительной отрасли Малайзии. Для станкостроительных предприятий в штате Пинанг период ускоренного развития начался в первой половине 1980-х гг., тогда как результаты деятельности аналогичных компаний в долине Келанг были слабыми. Можно сказать, что официальная нормативная база деятельности станкостроителей в штате Пинанг возникла опосредованно, и во многом подобна той, что действует в долине Келанг. Проводимая государством политика привела к тому, что транснациональные корпорации, занятые производством микроэлектроники, перевели свои производственные мощности в Малайзию. Эти корпорации стали основным источниками технологий и покупателями продукции станкостроительных предприятий штата Пинанг. Данные предприятия появились в ответ на усилия федеральных и местных властей по привлечению прямых иностранных инвестиций. Посредническая роль, которую выполняли органы власти местного уровня и созданная ими корпорация развития, имела большое значение для установления первичных взаимоотношений с транснациональными корпорациями, а впоследствии - и для эффективной организации инфраструктуры и прочих институтов, в том числе координируемой из федерального центра системы поощрительных механизмов (с 1989 г.). Как и в долине Келанг, производственная технология и рынки станкостроительных предприятий шт. Пинанг были развиты слабо до тех пор, пока занятые производством микроэлектроники транснациональные корпорации не начали расширять свое присутствие в Малайзии. Начальный период - открытие и первичный рост производства - также характеризовался слабой поддержкой, оказываемой федеральным центром; среди прочего отмечалась субъективная отрицательная оценка существующих взаимосвязей, что было вызвано излишне сложными таможенными правилами, ассоциируемыми с координацией зон свободной торговли. Государство, которое на местах олицетворяла прочная этнополитическая связь руководителей органов власти и предприятий микроэлектронной и станкостроительной промышленности, сыграло ключевую роль в установлении взаимоотношений между клиентами и поставщиками в шт. Пинанг. С другой стороны, отсутствие аналогичных условий и связей в долине Келанг не позволило развитию пойти по такому же пути.

Социально-политические факторы препятствовали эффективной координации действий в долине Келанг, и способствовали в штате Пинанг. Сотрудничество принадлежащих китайцам малых и средних предприятий и руководством штата Пинанг, возглавляемым партией Джеракан, оказалось более действенным, чем взаимодействие китайских предпринимателей и властных структур штата Селангор, в которых доминировали представители Национальной организации объединенных малайцев (UMNO). Возглавляющие партию Джеракан китайцы из среднего класса оказывали содействие менее обеспеченным китайцам - владельцам станкостроительных МСП в получении поддержки со стороны местных органов власти. Поддержка этнических китайцев, традиционно доминирующих в малом и среднем бизнесе, в большей степени способствовала координации действий различных институтов в штате Пинанг, чем в штате Селангор. В отличие от крупных предприятий, где имеющие политические связи представители этнической группы бумипутера часто выступали в роли важных партнеров для этнических китайцев, деловое сотрудничество разных народностей в сфере малого и среднего бизнеса в целом было редкостью. Поэтому власти штата Пинанг сыграли более важную роль в развитии абсорбирующей функции лучше оснащенных в деловом отношении китайцев в шт. Пинанг, чем их коллеги в долине Келанг. Лучшая координация действий в шт. Пинанг привела к созданию в 1989 г. "Центра по развитию профессиональных навыков штата Пинанг" (PSDC), призванного решить проблему отраслевой подготовки квалифицированных кадров. Упомянутый центр получал значительную поддержку со стороны местных властей; в частности, арендная плата за занимаемое им огромное здание составляла всего лишь 1 ринггит в год.

Далее, деятельность компании Micro Machining (позднее изменившей свое название на "Micro Components Technology"), которая принадлежала корпорации National Semiconductor (в 1990-х гг. ее приобрела корпорация Tovam), позволила создать в шт. Пинанг некоторый объем человеческого капитала. Пять компаний, по словам их представителей, либо принадлежали бывшим сотрудникам Micro Machining, либо приняли на работу сотрудников этой корпорации. Тогда как проведенные автором собеседования выявили, что вклад Micro Components Technology в успех предприятий BG, BI, BJ и CB оказался весьма весомым, он не был статистически важным в рамках выполненной нами регрессии по всей выборке (см. Приложения 1 и 2). Только учредители первых трех компаний были квалифицированными инженерами; поэтому полученные результаты не были приняты во внимание. Точно так же исследование дифференциала заработной платы, призванное выяснить, действительно ли лучшие условия работы в штате Пинанг привлекают больше квалифицированных специалистов, в целом не дало значимых результатов. Средняя начальная зарплата работника обрабатывающего предприятия в Пинанге, в Улу Келанг и Сунгай-Вэй (в долине Келанг) составляла 400 ринггитов в месяц (по состоянию на 1998 г.).

Для того, чтобы проверить статистическую значимость координации действий государственных органов и бизнеса для станкостроительных предприятий штата Пинанг по сравнению с долиной Келанг (при постоянных значениях прочих переменных), в нормальную функцию Кобба-Дугласа была введена контрольная фиктивная переменная (см. Приложения 1 и 2). Поскольку рассматривалась эффективность координации действий государственных органов и предприятий, были выполнены две регрессии - одна с фиктивной переменной местоположения (шт. Пинанг = 1, долина Келанг = 0), другая - с фиктивной переменной, выражающей эффективность координации (координация эффективна = 1; нет = 0). Фиктивная переменная местоположения легко поддается определению; полученные от предприятий ответы кодировались по переменной координации. Представители предприятий должны были расставить в порядке важности (на семибальной шкале Ликерта) пять аспектов координации государственных органов и бизнеса. Поскольку выделить уровень, на котором такая координация проводится лучше, крайне сложно, в рамках настоящего исследования статистические данные лишь дополняют собой результаты качественного анализа. Считалось, что предприятие находится в тесном взаимодействии с государственными органами, если данное предприятие заявляло о действенных взаимных шагах по координации действий со своей стороны и со стороны государственных корпораций развития, таких федеральных учреждений, как Министерство внешней торговли и промышленности (МВТП), Промышленные координационные советы и прочие аналогичные организации (см. Приложение 2). С тем, чтобы повысить значимость полученных оценок, были также включены дополнительные данные (хотя и все - по штату Пинанг) так, что N = 32. Усилия, направленные на получение дополнительной информации о предприятиях-поставщиках от четырех транснациональных корпорациях, указанных в выборке по долине Келанг, не принесли искомого результата. Роль SMIDEC не была статистически оценена, поскольку на тот момент Корпорация развития малого и среднего бизнеса еще не существовала. Последующие собеседования 1998 г. показали, что ни одно из включенных в выборку предприятий, будь-то в штате Пинанг или в долине Келанг, не считало, что SMIDEC помогает их деятельности. Ответы предприятий о получаемой ими поддержке так распределились на семибальной шкале Ликерта (1 соответствует ответу "отличная", 2 - "очень хорошая", 3 - "хорошая", 4 - "нет мнения", 5 - "слабая", 6 - "очень слабая" и 7 - "отсутствует"): две компании заявили о слабой поддержке, три - об очень слабой; еще две компании не смогли определиться, и 25 предприятий сказали, что поддержка отсутствует вообще. Тем не менее, оказываемая государством поддержка малых и средних предприятий рассматривалась через призму той роли, которую играет МВТП. При этом использовались следующие базовые модели регрессии:

Y = α + β1X1 + β2X2 + β3X3 + μ (1)

Y = α + β1X1 + β2X2 + β4X4 + μ (1)

В этих моделях Y - натуральный логарифм добавленной стоимости; X1 - натуральный логарифм числа занятых на предприятии; X2 - натуральный логарифм основных фондов; X3 - фиктивная переменная местоположения; X4 - фиктивная переменная координации действий государственных органов и бизнеса; коэффициенты β1 и β2 выражают соответственно эластичность (по добавленной стоимости) числа занятых и объема основных фондов; β2 - коэффициент фиктивной переменной координации действий государственных органов и бизнеса, и μ - терм ошибки.

Хотя обе регрессии дали значимые результаты, вторая регрессия, в которой приоритет отдан координации государственных органов и предприятий, обеспечивает более весомые итоговые данные (см. Таблицу 2): β4 > β3.3 Итак, хотя подобие полученных результатов (в т.ч. объясняемое одним и тем же местоположением) и выглядит очень близким, похоже, что предприятия, обладающие более действенными связями с государством, достигли более заметных успехов.

Таблица 2. Статистические результаты уравнений регрессии (1) и (2)

 

a

b 1

b 2

b 3

b 4

 

Коэффициент

уравнения (1)

 

-0,382

 

0,988

 

0,601

 

1,054

 

 

N = 32

Adj R2 = 0,861

t-статистика

-0,278

6,419а

5,308а

3,478а

 

F-statsa = 64,83

Коэффициент

уравнения (2)

 

-0,206

 

0,713

 

0,670

 

 

 

1,189

N = 32

Adj R2 = 0,926

t-статистика

-0,206

5,781а

8,081а

 

6,866*

F-statsa = 129,40

а. Значимый на уровне 1%.

Источник: Вычисления сделаны на основе данных, приведенных в Приложениях 1 и 2.

Органы власти штата и Корпорация развития шт. Пинанг работали в тесном сотрудничестве с транснациональными корпорациями, стимулируя нацеленную на экспорт деятельность обрабатывающих, сборочных и испытательных производств. Государство осуществляло активные действия, призванные уменьшить информационный дисбаланс, выступая в качестве связующего звена между транснациональными корпорациями и местными станкостроительными предприятиями, обладающими достаточными производственными мощностями. Со своей стороны транснациональные корпорации также определяли местных поставщиков, которые могли бы помочь им осуществить планы по расширению деятельности на местном рынке. В тех случаях, когда местными подразделениями транснациональных корпораций руководили местные же специалисты, возможности выбора местных поставщиков были, как правило, шире. Работники транснациональных корпораций из числа местных жителей были в большей степени способны найти потенциального подрядчика на местном рынке, чем государственные служащие. Изначально местные предприятия, не имеющие собственной ниши на рынке прецизионных станков, не фигурировали в качественных и количественных планах ТНК. Последние заручались государственной поддержкой для привлечения к работе потенциально способных выполнить заказ корпорации местных поставщиков; у транснациональных корпораций не было намерения заниматься таким рискованным и ненадежным делом, как точное машиностроение. Первоначально деловые связи вырастали из старых закупочных контрактов на поставку несложных изделий, предпринимательских ассоциаций, объединений соучеников, и связей бывших сослуживцев, способствуя распространению информации о потенциале местных поставщиков станкостроительной продукции. В целях увеличения доли местных предприятий в национальной экономике, руководство страны стало активно стимулировать создание консультационных комитетов, призванных оказывать содействие таким компаниям. Так, когда действия транснациональных корпораций, производящих микроэлектронику, стали стимулировать закупку станков на местах, начали развиваться каналы, связывающие ТНК с местными малыми и средними предприятиями.

В штате Пинанг создавались новые институты либо совершенствовались уже существующие. Китайская торговая палата действовала в тесном сотрудничестве с руководством штата и Корпорацией развития шт. Пинанг (КРП). Глава местного органа власти активно выступал за организацию совместных предприятий силами местных предпринимателей и транснациональных корпораций, и с возрастающей настойчивостью рекомендовал КРП призывать транснациональные корпорации к закупке необходимых компонентов на местах.4 Систематические отношения в рамках межэтнических информационных механизмов стали особенно прочными в 1980-х гг. Зависимость ТНК от "Корпорации развития штата Пинанг" в области координации действий по обеспечению безопасности, инфраструктурной поддержке и смягчению недовольства рабочих привела к упрочению взаимоотношений между местными органами власти и транснациональными корпорациями. Все восемь ТНК (производители микроэлектроники), присутствующие в штате Пинанг, независимо от того, кому они принадлежали, сошлись во мнении: правительство штата активно стимулирует создание совместных станкостроительных фирм (Rasiah 1993). КРП с 1985 г. вела перечень местных поставщиков продукции металлообработки, пластмасс и упаковки, ежегодно обновляя этот список, и указывая производственные возможности перечисленных в нем предприятий. Кроме того, Корпорация развития шт. Пинанг провела целый ряд встреч, совещаний и рекламных акций в целях установления и укрепления связей между ТНК и местными предприятиями. Учитывая серьезность проблемы информационного дисбаланса, ассоциируемой с низким уровнем развития малых и средних предприятий, роль КРП в координации эффективных взаимосвязей была крайне важной. Совещания консультативных советов, в работе которых принимали участие государственные чиновники и должностные лица местных подразделений транснациональных корпораций, также были важны для расширения закупок станкостроительной продукции на местном рынке. Приверженность корпорации Intel идее закупки станков на местном рынке во многом объясняется позицией бывшего директора-распорядителя г-на Лай Пин Юна (Lai Pin Yong). Этнические китайцы в руководстве штата, которые опасались действий федерального центра, направленных на увеличение удельного веса этнической группы бумипутера в экономике, а также местные поставщики и сотрудники, ведающие закупками в местных отделениях транснациональных корпораций, способствовали укреплению связей в рамках одной этнической группы (Khong 1991).

Далее, развитие местных станкостроительных предприятий получило дополнительный стимул, когда в 1970-х гг. американская микроэлектронная корпорация National Semiconductor открыла в штате Пинанг свое подразделение - Micro Machining. Позднее Micro Machining сменила название на "Micro Components Technology" (МСТ); впоследствии, в 1990-х гг., МСТ была продана контролируемой японским капиталом корпорации Towam. Это станкостроительное предприятие выполняло функции главного центра подготовки операторов металлорежущих станков; из него вышли учредители фирм BG, BI и BJ. Предприятие, обозначенное как СВ, заявило о наличии в его штате опытного оператора, ранее работавшего в МСТ.

Социально-политическое взаимодополнение в штате Пинанг, в особенности тесное сотрудничество малого и среднего бизнеса с партией Джеракан, делает возможными весьма мощную политическую поддержку и действия по установлению прямых контактов между микроэлектронными ТНК и местными станкостроительными предприятиями. Это сотрудничество наряду с относительной автономией местных органов власти (независимостью от федерального центра) позволяет осуществлять достаточно серьезные шаги по стимулированию местных закупок станкостроительной продукции транснациональными корпорациями, производящими микроэлектронику. Координирующая функция, эффективно выполняемая руководством штата Пинанг и КРП, привела к возникновению тесных взаимосвязей между правительством штата, Корпорацией развития шт. Пинанг, местными предприятиями и транснациональными корпорациями. В силу этого, невзирая на ограниченные начальные возможности местных производителей, их активная поддержка позволила претворить в жизнь дополнительный потенциал, возникший за счет растущей эластичности производства электронных ТНК. Закупка станков у местных производителей резко увеличилась, когда в 1991 федеральное правительство внедрило стимулирующие механизмы для предприятий, приобретающих 30% станкостроительной продукции на местном рынке. Дополнительный стимул появился тогда, когда крупные фирмы, принадлежащие представителям этнической группы бумипутера, начали капитализировать прибыльные китайские фирмы, поставляющие свою продукцию производящим электронику транснациональным корпорациям; поддержка со стороны правительства штата позволила трем местным станкостроительным предприятиям получить льготы по налогообложению в период 1989-1998 гг.

Подобно штату Пинанг, долина Келанг была крупным центром экономической деятельности в колониальные времена. Однако в отличие от Пинанга, в годы независимости ее важность возросла. Куала-Лумпур остался административной и торговой столицей Малайзии. Главным портом страны вместо Пинанга стал Кланг, а самый крупный международный аэропорт был построен в г. Субанг. Кроме того, не только министерства, но основной национальный орган содействия промышленному развитию, Управление промышленного развития Малайзии (MIDA), и прочие полугосударственные промышленные институты расположены в большинстве своем в долине Келанг. Возможности тесного взаимодействия, предопределяемые достаточно развитой инфраструктурой и наличием административных и коммерческих центров, несомненно привлекают многие транснациональные корпорации. Тем не менее, в отличие от шт. Пинанг, социально-политическая структура в долине Келанг не обеспечивает существенной активной поддержки для начала и развития практики поставок станкостроительной продукции производящим микроэлектронику ТНК. Власти штата не просто не предпринимали достаточных усилий для того, чтобы повысить осведомленность о местных станкостроительных предприятиях; органы власти местного уровня сделали слишком мало для того, чтобы добиться доверия со стороны местных станкостроителей. Микроэлектронные ТНК нередко действовали в тесной связке с федеральными институтами в целях таможенной и административной координации. Двое директоров-распорядителей американских фирм, расположенных в Улу Келанг и Сунгай-Вэй (долина Келанг), сообщили о том, что они встречались с должностными лицами Управления промышленного развития Малайзии (MIDA) и Министерства внешней торговли и промышленности (MITI) с тем, чтобы выбрать эффективных местных поставщиков и координировать их развитие, однако эти встречи не принесли желаемого результата. Можно сказать, что слабые системные взаимосвязи в долине Келанг препятствуют появлению эффективных механизмов координации, необходимых для решения задач коллективного действия.

В политическом плане взаимоотношения этнических групп во властных структурах федерального уровня воспроизводятся на уровне правительства штата. Национальная организация объединенных малайцев (UMNO), в которой доминируют представители бумипутера, стоит у власти в штате Селангор с момента получения Малайзией независимости. Партия демократических реформ, среди членов которой больше этнических китайцев, имеет бόльшую поддержку только в городских районах, где доминирует китайское население. Учитывая близость федеральных институтов, ТНК обычно координируют свои действия по обеспечению безопасности, инфраструктурной поддержке и трудовые взаимоотношения с федеральными учреждениями. В результате ТНК обычно действуют "через голову" местных институтов (на уровне штата). В большинстве своем сотрудники Корпорации экономического развития штата Селангор (SEDC) принадлежат к этнической группе бумипутера, и они не имею такого потенциала "национального" взаимодействия с ТНК, поскольку в последних должности специалистов по закупкам чаще всего занимают этнические китайцы. Роль SEDC ограничивается развитием инфраструктуры и сдачей в аренду земельных участков под промышленные нужды. Действительно, после того, как земля сдана в аренду какому-либо предприятию, задачи SEDC можно считать выполненными полностью. Какой-либо формальной функции в деле стимулирования закупок на местном рынке SEDC не осуществляет. С учетом политической и экономической однородности интересов этнических групп на общенациональном уровне и на уровне штата, не оказывалось никакого политического давления на власти штата в целях проведения более активной политики по стимулированию закупок на местах у предприятий, принадлежащим представителям прочих этнических групп (не бумипутера).

В этих обстоятельствах малые и средние предприятия, обладавшие достаточно продолжительным опытом деятельности и потенциалом для развития устойчивых связей с ТНК, - в основном принадлежавшие этническим китайцам - получали от государства лишь незначительную поддержку. Недостаточная помощь со стороны государства приводила к тому, что китайские предприятия нередко сталкивались с рыночной несостоятельностью, однако наличие большого числа этнических китайцев среди должностных лиц ТНК, ответственных за закупки, способствовало некоторому росту закупок продукции на местном рынке. Транснациональные корпорации, производящие микроэлектронику, не только неудачно позиционированы для того, чтобы выявить потенциальные возможности малых и средних предприятий, что требует тщательного наблюдения и мониторинга; сами ТНК не имеют достаточных стимулов к тому, чтобы осуществлять столь рискованные и неопределенные действия. По этим причинам и транснациональные корпорации, и [местные власти] не были нацелены на активную работу по увеличению производственных возможностей местных станкостроительных предприятий. Вышеупомянутые предприятия не только сталкиваются с затруднениями финансового характера, в т.ч. в получении льготных займов и технической помощи в рамках механизмов кредитных гарантий и через Фонд технической помощи промышленности (ITAF), но и остаются слишком "незаметными" для того, чтобы привлечь к себе внимание таких крупных потенциальных клиентов, как ТНК. Действительно, проведенные собеседования демонстрируют, что в перечень малых и средних предприятий, получающих информационную поддержку от государственных органов, включено относительно немного станкостроительных фирм, работающих в долине Келанг. В тех случаях, где оказывается активная государственная помощь, - например, посредством венчурного фонда народности бумипутера под названием "Permodalan Usahawan Nasional Berhad", применяются жесткие критерии национального отбора.

В долине Келанг недостаточность политической поддержки помешала создать и упрочить отношения субподряда между производящими микроэлектронику ТНК и местными станкостроительными предприятиями. Посредническую координирующую роль Корпорации развития штата Пинанг в долине Келанг никто не взял на себя. При вялой деятельности органов власти местного уровня в сфере институционализации риска и прочих вспомогательных услуг, транснациональные корпорации в долине Келанг сообщали о недостаточной мотивации к развитию производственных возможностей местного станкостроения. В отличие от штата Пинанг, где активная позиция властей сыграла критическую роль в стимулировании контактов местных предприятий с ТНК - производителями микроэлектроники, органы власти долины Келанг в целом избегали активных действий (см. Rasiah 1996b). Поскольку в долине Келанг федеральный центр де-факто взял на себя эти стимулирующие функции, национальный подход, отраженный в НЭП и ее последующем воплощении, Новом плане развития (NDP), определил принцип стимулирования закупок продукции на местном рынке. Среди всего прочего, этнические и классовые различия ограничили эффективность координируемой в общенациональном масштабе "Экономической политики штата Селангор" (SEP). Ее успех в деле стимулирования отношений субподряда между принадлежащими этническим китайцам предприятиями и производящими микроэлектронику транснациональными корпорациями был достаточно ограниченным даже после того, как в 1991 г. было введено положение, по которому предприятия, желающие получить финансовые льготы, должны закупать не менее 30% используемых ресурсов на местном рынке. Все же к 1993 г. в рамках механизма SEP было зарегистрировано 2763 предприятия (статистика Министерства внешней торговли и промышленности за 1994 г., стр. 260).

Федеральный центр оказался ненамного успешнее инструментов SEP при осуществлении "Нового плана развития" в части электротехнической и электронной промышленности. Наиболее мощные, "стержневые" компании начали поддерживать лишь те малые и средние предприятия с объемом активов не менее 100000 ринггитов, в которых доля представителей этнической группы бумипутера в акционерном капитале - не менее 70% и штатном составе - не менее 55%. До сих пор в области электронной промышленности в данной программе участвуют главным образом предприятия, производящие бытовую и промышленную электронику. Однако среди них насчитывается совсем немного фирм, которые наладили деловые связи с микроэлектронными корпорациями. На начальном этапе роль таких "стержневых" компаний сыграли фирмы Sapura и Sharp. Данная программа помогла в короткие сроки создать в электронной отрасли принадлежащие капиталу бумипутера компании-поставщики. Малайзийское правительство намеревалось создать 80 новых обрабатывающих предприятий в рамках шестого и седьмого планов развития (Letchumy 1993, стр. 14). Для их успешного выполнения были особенно важны льготные займы и техническая помощь, предоставляемая через фонд ITAF и такие венчурные компании, как PUNB. В условиях долины Келанг информационный дисбаланс и целый ряд прочих проблем затрудняли для местных поставщиков станкостроительной продукции доступ к таким эффективным механизмам.

В долине Келанг социально-политические различия (между малым и средним бизнесом и политическим руководством, в котором доминируют члены Национальной организации объединенных малайцев (UMNO) как на уровне штата, так и на федеральном уровне) воспрепятствовали развитию институтов, дополняющих и поддерживающих развитие принадлежащих этническим китайцам малых и средних предприятий. При ограниченности межэтнических контактов в масштабах малого и среднего бизнеса, принадлежащие этническим китайцам предприятия в области металлообработки, станкостроения, литейной и резинотехнической промышленности и промышленности пластмасс не имели достаточной поддержки для установления деловых контактов с транснациональными корпорациями, производящими микроэлектронику. Осуществляемые федеральным центром программы финансового стимулирования закупок на местном рынке также не сумели обеспечить достижение такого объема закупок, как в штате Пинанг. По этой причине в долине Келанг значительная доля закупок продукции станкостроения на внутреннем рынке была выполнена через подразделения инофирм, представленных в Малайзии. Кроме того, действующие в долине Келанг транснациональные корпорации, занятые производством микроэлектроники, организовали каналы поставки продукции со станкостроительными предприятиями штата Пинанг. Далее, три зарегистрированных в штате Пинанг предприятия отказались от планов по открытию филиалов в долине Келанг из-за отсутствия поддержки со стороны местных государственных чиновников. По некоторым данным, эти фирмы рассматривали возможность открытия филиалов в долине Келанг после того, как эти планы были одобрены двумя крупными американскими компаниями, действующими в этом регионе.

Гибкие производственные системы и субподряд в станкостроительной отрасли

Чтобы провести более подробный анализ, мы рассмотрели 17 станкостроительных предприятий - 13 в штате Пинанг и 4 в долине Келанг, уделяя особое внимание их росту и деятельности в качестве субподрядчика микроэлектронных ТНК. Ограниченный объем имевшихся данных не позволил исследовать большее число компаний. Учитывая их небольшой размер и недостаточность информации, эти предприятия были подобраны на основе сведений, предоставленных производящими микроэлектронику ТНК, которые присутствуют в штате Пинанг и долине Келанг. Для этого были выбраны восемь транснациональных корпораций - производителей микроэлектроники (см. Таблицу 3). Все предприятия, включенные в выборку, использовали гибкие производственные технологии. Методика слежения позволила выявить 25 станкостроительных предприятий в штате Пинанг и 9 станкостроительных фирм в долине Келанг. При опросе коэффициент результативности составил 72,0% в штате Пинанг и 44,4% в долине Келанг.5 Несмотря на то, что включенное в выборку японское предприятие использовало принцип своевременности (JIT) в своем механизме минимального обновления ассортимента с 1975 г., этот принцип не привел к появлению местных поставщиков. Непрозрачное управление японских предприятий помешало возникновению потенциала для активного участия в развитии местных станкостроительных компаний. Кроме того, чрезмерная вертикальная интеграция и диверсификация продукции японских предприятий, в т.ч. в области машиностроения, привела к уменьшению потребности в закупках на местном рынке, которые предусматривали необходимость развивать производственные возможности на местах "с ноля".

В Малайзии 1970-х гг. существенная доля производства, относящаяся к микроэлектронным ТНК, развивалась в усеченной форме. Транснациональные корпорации, действующие в зонах свободной торговли, не были обязаны иметь, и не пользовались вспомогательными службами по закупкам на местном рынке. Рост на внешнем и внутреннем рынках не обеспечивал стимула к эволюции производственных возможностей местных поставщиков. Местные предприятия не только были недостаточно развитыми, чтобы выступать в качестве станкостроительного субподрядчика; помимо этого стратегия действий ТНК на зарубежных рынках не предусматривала существенного объема деловых контактов с местными производителями. Упомянутые предприятия в первую очередь изыскивали возможность получения налоговых льгот (стимулирующих потенциал переноса цены), доступа на рынки третьих стран (в особенности посредством обобщенной системы таможенных преференций), и недорогих и не объединенных в профсоюзы трудовых ресурсов, допускающих упрощенную процедуру найма и увольнения (см. Lim 1978; Rasiah 1993). Производство было сведено к сборке импортных комплектующих и последующему экспорту готовой продукции. Вся произведенная продукция реэкспортировалась "материнскими" фирмами, а затем уже реализовывалась оптовым и розничным торговцам. Организация труда полностью соответствовала концепции неотейлоризма (neo-Taylorism), которую Сейбл (Sabel, 1986) именовал "казуализацией"; этот организационный тип также известен, как "кружная дорога к промышленной перестройке" (Sengenberger and Pyke, 1991; Hirst and Zeitlin, 1991.).
В сложившихся обстоятельствах производящие микроэлектронику транснациональные корпорации были не просто мало заинтересованы в том, чтобы развивать в Малайзии производственные навыки и создавать учебную базу (см. Rasiah 1996b), но и вряд ли усматривали потребность в наращивании производственных возможностей местного станкостроения. Малайзийская экономика носит в основном первичный характер и редко предоставляет внутренние возможности производства. Стране не хватало динамичной промышленной политики, которая способствовала бы созданию и управлению институтами в поддержку индустриального углубления и расширения (см. Rasiah 1997). Малайзийские учреждения по развитию человеческих ресурсов были относительно слабыми. Трудовые ресурсы состояли в основном из лиц, получивших только начальное образование, однако относительно высокий уровень грамотности и владения английским языком значительно облегчало последующую подготовку кадров.

Радикальное изменение общей организации труда началось в 1980-х гг. как следствие конкуренции и изменчивости спроса. Предприятия, особенно занятые производством полупроводников, где жизненный цикл продукции становился все короче, а цены резко упали, начали быстро изменять принципы организации труда. Большинство высокотехнологичных компаний внедряли гибкие производственные системы, сочетая сотовый принцип производства с современными технологиями управления персоналом, например, общее управление качеством (TQM) (Rasiah 1993, 1994). Хотя единственная японская компания в выборке начала использовать принцип JIT еще в 1975 г., управленческие структуры японского типа не допускали вовлечения работников из числа местных жителей в процесс принятия решений. Ключевые технические и административные должности в компании сохранялись за сотрудниками-японцами. Действительно, в компании, где применялся механизм минимального обновления ассортимента (MST) и работа в малых группах, использовались как гибкие, так и тейлоровские принципы организации труда в 1970-х - начале 1980-х гг. В 1980-х гг. все предприятия, независимо от их принадлежности, начали применять гибкие производственные методики, объединяя возможность инновации с исполнительскими функциями на всех ступенях распределения труда, тем самым уменьшая иерархические лестницы и достигая при этом взаимосвязи рабочих вакансий. Тем не менее японская ТНК, несмотря на свою лидирующую позицию в области технического опыта по гибким производственным системам, весьма слабо стимулировала закупки станков на местном рынке. Основные управленческие должности по-прежнему занимали японцы, и в сфере закупок преимущество отдавалось собственным каналам поставки между компаниями в составе корпорации. Резкое сокращение объема трудовых ресурсов, начавшееся в конце 1980-х гг., привело к тому, что даже предприятия, производящие бытовую и промышленную электронику, в особенности находящиеся в главных малайзийских промышленных центрах на полуострове Малакка, начали внедрять гибкую стратегию производства (Rasiah 1995, 1996a).

Зарубежное производство микроэлектронных ТНК в Малайзии трансформировалось из мобильного рода деятельности (Lim 1988; Rasiah 1988) в глубоко укоренившееся региональное производство (Rasiah 1988, 1993). Растущая специализация продукции и производственных процессов в условиях динамично развивающегося азиатско-тихоокеанского региона еще больше подхлестнула такую трансформацию. Складывающиеся процессы, особенно в части возникновения продуктивной гибкой специализации, создали серьезный стимул к закупке местной станкостроительной продукции у близлежащего поставщика, и интенсификации обучения кадров как на рабочем месте, так и в сторонних организациях. Колебания валютного курса также были очень важны; однако, по мнению Rasiah (1994), они скорее сопутствовали, чем были причиной упомянутой трансформации. Также проявились отдельные элементы научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, - НИОКР имели место при доработке таких известных продуктов, как 386 и 486 микропроцессоры и микросхема EPROM. Эта деятельность была направлена на то, чтобы воспользоваться непосредственными внешними эффектами развития творческих способностей у местных кадров и изменения финансовых стимулов (Rasiah 1996а). Небезынтересен тот факт, что повышение курса малайзийского ринггита после 1992 г. привело к уменьшению валютообменной выгоды. Обвал ринггита в 1997 г. затруднял предприятиям решение данной задачи вплоть до 1999 г. из-за резкого сокращения объемов кредитования, что ограничило доступность заемных средств. С начала 1999 г. ставки кредитования резко пошли вниз, тем самым восстанавливая кредитные потоки в малайзийской экономике.

Для того, чтобы отследить момент появления адаптивности на производстве, рассматривались прямые и косвенные факторы (производственные металлорежущие технологии), например, QCC (циклы контроля качества), работа в малых группах, JIT (принцип своевременности), быстрая смена артикула и линии по выпуску нескольких продуктов; TQM (общее управление качеством), TPM (общая профилактика) и SPC (статистическое управление технологическим процессом). Подробный поперечный срез данных, отражающий внедрение гибких производственных технологий, приведен у Rasiah (1994, Рисунок 2). Как показывает Таблица 3, в рассматриваемой выборке единственная японская ТНК, занятая производством микроэлектроники, начала внедрять гибкие производственные технологии в 1975 г, и к 1978 г. объем таких технологий в ее производстве стал заметным. Большинство предприятий, принадлежащих американскому капиталу, начали брать такие технологии на вооружение в 1980-1984 гг., и эти технологии стали достаточно широко использовать в производстве в 1984-1990 гг. Хотя компания АЕ к 1984 г. уже довольно активно применяла гибкие производственные технологии, остальные американские предприятия вышли на более-менее значительный уровень использования таких технологий лишь в 1988-1990 гг. В случае с остальными компаниями период освоения этих технологий был примерно одинаковым.

Использование гибких производственных технологий с 1980-х гг. и сокращение жизненного цикла продукции ускорили реорганизацию производственного процесса и модификацию оборудования. Тогда как единственное японское предприятие с
1970-х гг. применяло гибкую схему организации производства, семь американских предприятий (независимо от их местоположения) приступили к существенной реорганизации схемы производственного процесса и модификации технологического оборудования лишь в 1980-х гг. Такая модификация нередко требовала усовершенствования оборудования без его полной замены. В результате каждая производящая микроэлектронику транснациональная корпорация создала собственное подразделение технической поддержки в целях координации деятельности по модернизации станочного парка. Поскольку при росте иерархической цепочки в области разнородных функций повышается стоимость транзакции, в Малайзии начал расширяться субподряд на значительную долю услуг по модернизации оборудования. Тогда как латентный спрос на указанные услуги значительно вырос повсеместно, где присутствуют транснациональные корпорации, производящие микроэлектронику, удельный объем местных субподрядов в поставке механического оборудования и дополнительных услуг выявляет четкие различия между штатом Пинанг и долиной Келанг. Местные поставщики станков в этих двух регионах также серьезно отличаются друг от друга по производственным возможностям.

Таблица 3. Транснациональные корпорации – производители микроэлектроники

Предприятие

Год
основания

Владельцы
(доля в %)

Местонахождение

Начало внедрения гибких технологий

Достижение существенной степени гибкости

AA

1972

США (100%)

Долина Келанг

1983

1988

AB

1973

США (100%)

Долина Келанг

1982

1989

AC

1980

США (100%)

Долина Келанг

1984

1990

AD

1972

США (100%)

Шт. Пинанг

1982

1989

AE

1973

США (100%)

Шт. Пинанг

1980

1984

AF

1973

США (100%)

Шт. Пинанг

1983

1989

AG

1973

США (100%)

Шт. Пинанг

1984

1989

AH

1973

Япония (90%),

Малайзия (10%)

Шт. Пинанг

1975

1978

Источник: проведенные автором собеседования (1993-1998 гг.)

Собеседования, проведенные с представителями восьми предприятий, показывают, что во всех компаниях быстро провели реорганизацию, в первую очередь изменяя схему производственного процесса, модернизируя станочный парк и улучшая кадры. Как показано в Таблице 4, в штате Пинанг станкостроительные предприятия не только больше по величине, но и выпускают более разнообразную и сложную продукцию. Техническая оснащенность станкостроителей Пинанга, выраженная показателями технологического допуска и человеческого капитала, явно превосходит соответствующие параметры поставщиков из долины Келанг (см. Таблицы 4 и 5).
Из семнадцати подробно рассмотренных предприятий, четырнадцать расположенных в штате Пинанг компаний занимались высокоточным машиностроением, и три предприятия - сборкой автоматизированного оборудования, тогда как в долине Келанг такую деятельность не осуществляло ни одно предприятие (см. Таблицу 4). У шести предприятий в шт. Пинанг среди сотрудников были инженеры; в долине Келанг таких предприятий не было (см. Таблицу 5). Удельный вес техников и операторов в общем объеме занятых на предприятиях штата Пинанг превысил 26,7%. Лишь одна компания из долины Келанг смогла сравниться по этому показателю со станкостроителями Пинанга. Показатели прецизионного технологического и испытательного оборудования фирм шт. Пинанг были в целом существенно выше, чем аналогичные индексы предприятий, расположенных в долине Келанг. Следует отметить, что в конце 1970-х гг. предприятия штата Пинанг имели сходные с фирмами долины Келанг производственные возможности, - отсутствовали компании, занятые высокоточным машиностроением; не использовались научно обоснованные методы управления технологическим процессом; автоматизированное оборудование не выпускалось. Далее, все опрошенные предприятия-поставщики шт. Пинанг рассматривали сотрудничество с транснациональными корпорациями, производящими микроэлектронику, как обязательное условие развития. Значительный приток технологий, в том числе со стороны американских микроэлектронных ТНК, и постепенное внедрение в производство аппаратного и программного компьютерного обеспечения, способствовали повышению технологических возможностей местных предприятий. Из четырех рассматриваемых предприятий-поставщиков в долине Келанг лишь компания "ВО" считает сотрудничество с транснациональными корпорациями, производящими микроэлектронику, важным условием для собственного развития.

Эволюционный путь технологий, используемых местными станкостроительными предприятиями Малайзии, состоит из пяти этапов. На первом этапе, как правило, осуществлялось производство несложных заготовок; затем они использовались для изготовления деталей более развитыми в техническом отношении поставщиками либо соответствующими подразделениями самих ТНК.

На втором этапе началось производство приспособлений, арматуры, изложниц и штампов невысокой степени точности. Третий этап ознаменовался высокоточным мелкосерийным производством деталей и частей. На четвертом этапе осуществляется производство малых партий прецизионной продукции или полуавтоматического оборудования, или и того, и другого. При мелкосерийном производстве выпускается определенный диапазон продукции с использованием сходных горизонтальных технологических процессов; производство же полуавтоматического оборудования осуществляется в основном для микроэлектронной отрасли. Хотя изначально в роли потребителей выступали занятые производством микроэлектроники ТНК, предприятия, выпускающие бытовую электронику и накопители на магнитных дисках, начали закупать высокоточные детали у станкостроительных компаний. На пятом этапе предприятия переходят к крупносерийному производству компонентов точного машиностроения, либо к выпуску автоматизированного оборудования, или же занимаются и тем, и другим. Транснациональные корпорации, производящие накопители на магнитных дисках, стали основными покупателями крупных партий деталей, произведенных определенным станкостроительным предприятием. Предприятия на пятом этапе, как правило, имеет возможности ОЕМ (самостоятельного производства оборудования), т.е. способны выполнить заказ, используя собственные производственные мощности. Учитывая кумулятивный и взаимодополняющий характер этих пяти этапов, предприятия, чья технология находится в верхней части эволюционного пути, нередко выполняют заказы, требующие не столь совершенных технологий. Самостоятельное конструирование (ODM) и самостоятельная разработка (OBM) становятся возможными лишь после того, как предприятие завершит пятый этап в своем технологическом развитии. Переход на эти новые стадии не носит дискретный характер, поскольку фирмы, обладающие возможностями ОВМ, также заняты и менее технологичным производством.

Таблица 4. Местные станкостроительные предприятия, шт. Пинанг и долина Келанг (по состоянию на 1993 г.)

 

Предприятие

Владельцы
(доля в %)

Местонахождение

Год
внедрения

Произв.
технологии

Штат,
чел.

 

Объем
сбыта,
млн.рин.

Продукция

BA

LC(100)

Пинанг

1979

TMS, JIT, QCC

45

2,5

Прецизионные детали

BB

LC(100)

Пинанг

1983

TMS, JIT, TQM QCC, SPC

22

1,4

Прецизионные детали, автоматизированное оборудование

BC

LB(60)

LC(40)

Пинанг

1988

TMS, Codified instructions

15

0,3

Прецизионные изделия

BD

LC(100)

Пинанг

1987

QCC и SPC

34

1,5

Прецизионные детали, автоматизированное оборудование

BE

LC(100)

Пинанг

1991

TMS, Codified instructions

17

0,3

Прецизионные детали

BF

LC(100)

Пинанг

1976

JIT, TQM, TMS, TPM, QCC, SPC

200

20,0

Прецизионные детали, автоматизированное оборудование

BG

LI(100)

Пинанг

1978

Codified instructions

22

2,6

Прецизионные детали, изложницы, штампы

BH

LC(100)

Пинанг

1984

JIT, SPC, QCC

85

10,0

Прецизионные детали

BI

LC(100)

Пинанг

1980

JIT, TPM, QCC, TMS

68

15,0

Прецизионные детали, автоматизированное оборудование

BJ

LC(100)

Пинанг

1984

JIT, TPM, QCC, TMS

40

2,5

Прецизионные детали

BK

LC(100)

Пинанг

1950

JIT, TQM, TPM, QCC, TMS

120

10,0

Прецизионные детали, автоматизированное оборудование

BL

LC(100)

Пинанг

1980

JIT, TQM, TPM, QCC, SPC

40

1,7

Автоматизированное оборудование

BM

LC(100)

Пинанг

1982

JIT, TQM, TPM, QCC, SPC

128

12,0

Производство простых деталей, приспособлений, арматуры, изложниц и штампов

BN

LC(100)

Долина Келанг

1988

Codified instructions

18

0,15

Изложницы, штампы, приспособления и арматура

BO

LC(100)

Долина Келанг

1988

Codified instructions

14

0,36

Приспособления, арматура, изложницы и штампы

BP

LC(100)

Долина Келанг

1984

Codified instructions, QCCs

32

0,56

Производство простых деталей, приспособлений, изложниц, штампов, приспособлений и арматуры

BQ

LC(100)

Долина Келанг

1975

TQM, QCC

69

2,5

Производство деталей, приспособлений, арматуры, изложниц и штампов

 

Примечания: LC – этнические китайцы; LB – этнические бумипутера; LI – этнические индийцы; Т – граждане Тайваня.

Источник: проведенные автором собеседования (1993 г.)

Таблица 5. Показатели "углубления капитала" по данным о местных поставщиках станков, шт. Пинанг и долина Келанг (по состоянию на 1993 г.)

Пред-

приятие

Индекс

инженерова

Индекс

техников/

операторовb

Индекс

прецизионного

технологического

оборудованияс

Индекс

прецизионного

испытательного

оборудованияd

Технологический допуск (± дюймов)

Шлифо-вальное

Фрезер-ное

Штампо-

вочное

BA

0,0

26,7

27,6

33,3

0,00005

0,00005

0,001

BB

0,0

68,2

21,1

23,1

0,0001

0,0005

--

BC

0,0

40,0

15,0

30,0

0,0002

0,0005

--

BD

0,0

60,0

11,8

40,0

0,0002

0,0002

--

BE

0,0

45,2

45,2

26,5

0,0001

0,0002

--

BF

2,0

47,0

34,3

78,9

0,00005

0,00005

0,001

BG

0,0

40,9

38,9

33,3

0,0002

0,0002

--

BH

0,0

42,4

47,2

29,4

0,0001

0,0005

--

BI

1,5

44,1

55,1

71,4

0,0001

0,0001

0,002

BJ

2,5

50,0

25,0

60,0

0,0001

0,0002

--

BK

1,7

41,7

38,9

33,3

0,0001

0,0005

0,002

BL

2,5

52,5

33,3

60,0

0,0001

0,0001

--

BM

1,7

49,2

29,2

73,3

0,00005

0,00005

0,001

BN

0,0

22,3

5,6

6,7

0,001

0,001

--

BO

0,0

20,6

6,8

10,8

0,0002

0,0005

--

BP

0,0

27,6

12,2

11,7

0,001

0,001

--

BQ

0,0

35,4

6,2

21,5

0,001

0,001

0,02

a. Процентная доля в общем количестве занятых.

b. Процентная доля в общем количестве занятых.

c. Удельный вес в общем объеме производства.

d. Доля в составе испытательного оборудования.

Источник: проведенные автором собеседования (1993 г.)

Ни одно из рассмотренных в данном материале предприятий не занималось ODM и OBM, однако шесть компаний в шт. Пинанг заявили о наличии у них возможностей по конструированию. Наиболее сложное металлообрабатывающее оборудование, используемое при производстве, до сих пор импортируется включенными в выборку изготовителями микроэлектроники, так как ни одно местное предприятие еще не вышло на уровень ODM или OBM. И все же в узких рамках рынка оборудования и деталей, на который выходят местные предприятия, поставщики из штата Пинанг, как правило, обладают бόльшими производственными возможностями, чем их коллеги в долине Келанг. Предприятия Пинанга, рассматривающие такие показатели, как индексы прецизионного технологического и испытательного оборудования, индексы инженеров и техников/операторов, и степень технологического допуска, обычно демонстрируют более серьезные производственные возможности. Кроме того, работающая в штате Пинанг компания, обозначенная как "BF", подготовило планы по организации станкостроительного предприятия в Китае для выполнения заказов производителей микроэлектроники и магнитных дисковых накопителей.

Станкостроительные предприятия штата Пинанг и долины Келанг также существенно отличаются друг от друга по технологическому аспекту их взаимоотношений с производящими микроэлектронику транснациональными корпорациями. В 1970-е гг. станкостроительные фирмы двух этих регионов были технически отсталыми. Ряд станкостроительных предприятий штата Пинанг постепенно перешел от производства простой продукции, поднимаясь по пути технологической эволюции, тогда как станкостроители в долине Келанг продолжают осуществлять деятельность, характерную для первого и второго этапа вышеупомянутого эволюционного процесса. Технологическое развитие в штате Пинанг включало в себя значительный объем передачи технологий со стороны производящих микроэлектронику ТНК. Кроме удовлетворения первичной потребности в капитале и обеспечения гарантированного рынка сбыта, микроэлектронные ТНК также разрабатывали прототипы изделий и заключали субподрядные договора на их поставку с местными станкостроительными предприятиями. Таким образом осуществлялась передача технических знаний о производственном процессе и самом продукте; при этом развитие местных предприятий отслеживалось главными покупателями их продукции. По мере того, как местные компании принимали активное участие в обеспечении количественных и качественных потребностей транснациональных корпораций, производящих микроэлектронику, расширение самих ТНК происходило на фоне динамичного технологического развития станкостроительных предприятий в штате Пинанг (Rasiah 1994). По мере прохождения местными предприятиями цикла обучения, их взаимоотношения с ТНК во все возрастающей степени включали участие местных фирм во внутреннем процессе технологического развития. Предприятия, обозначенные как "BF", "BI", "BK" и "BM", впоследствии сумели достичь соответствующей степени синергизма с ТНК, позволившей им принимать активное участие в развитии собственных производственных возможностей. Повысившиеся внутренние возможности развития позволили в 1990-е гг. компаниям, обозначенным как "BF" и "BK", добиться относительной независимости от "материнских" ТНК. Несмотря на доминирование американского капитала среди присутствующих в долине Келанг микроэлектронных ТНК, аналогичной передачи технологий местным станкостроительным фирмам не произошло. И в 1970-е, и в 1980-е гг. станкостроительные предприятия долины Келанг в значительной мере полагались на внутренние возможности технологического развития; и поэтому не сумели достичь такого же углубления технологий, как в штате Пинанг.

Недостаточность последующего развития сети поставщиков привела к формированию собственного станкостроительного производства у действующих в долине Келанг микроэлектронных ТНК. Кроме того, некоторые из них начали приобретать оборудование у станкостроительных предприятий штата Пинанг. Например, компания, обозначенная как "АС", закупила четыре автоматических установки для проволочного монтажа у предприятия под кодовым названием "BF". В 1990 г. предприятие "АА" приобрело шесть таких установок у компании "ВК" в Пинанге, тогда как его филиал в г. Серембан закупил у компании "ВК" восемь автоматов для проволочного монтажа. Рост деловой репутации предприятий штата Пинанг привел к тому, что микроэлектронные компании в долине Келанг начали предлагать им открыть филиалы в этом регионе. В результате этого компании "BF", "BI" и "BK" начали рассматривать планы по открытию производственных филиалов в долине Келанг (по состоянию на 1996 г.6). Однако после тщательной проработки от этих планов пришлось отказаться по причине отсутствия государственной поддержки и роста производственных издержек, вызванного повышением заработной платы (с конца 1980-х гг.), увеличением затрат на промежуточные ресурсы и коммунальные услуги и повышением курса национальной валюты (до финансового кризиса 1997 г.).

В целом объем местных субподрядов микроэлектронных ТНК в Малайзии оказался крайне малым из-за очень большой доли импорта в структуре закупок. В 1993 г. удельный вес закупаемых ТНК - производителями микроэлектроники на местном рынке ресурсов варьировался в пределах от 0,5% ("АС") до 7,5% ("АЕ").7 Хотя в денежном выражении доля станкостроительной продукции в составе закупок большинства производителей микроэлектроники оставалось относительно небольшой, составляя в 1993 г. от 2,5% ("АС") до 33,7% ("АЕ"), в случае с предприятиями штата Пинанг эта доля неуклонно увеличивалась, и в период с 1988 по 1993 гг. ее средняя величина варьировалась в пределах от 1,2% ("АС") до 18,5% ("АЕ").8 После "АЕ", самые лучшие показатели отмечаются у фирмы, обозначенной как "AG" - в среднем за тот же период эта корпорация закупила 8,3% своего станочного парка у местных предприятий. Как уже было отмечено ранее, местным станкостроительным предприятиям еще предстоит переход к этапам технологической эволюции ODM и OBM. Тем не менее, общий объем сбыта местных станкостроителей, связанных с производящими микроэлектронику транснациональными корпорациями, уже значительно увеличился. Начав практически "с нуля", малайзийские станкостроительные предприятия довели объем сбыта до многих миллионов ринггитов. В 1993 г. компания, обозначенная как "BF", заявила о валовом объеме сбыта в 20 миллионов ринггитов (см. Таблицу 3). По этому критерию предприятия штата Пинанг вновь опережают фирмы долины Келанг. Из пяти компаний, достигших валового объема сбыта более 10 млн. ринггитов (по состоянию на 1993 г.), все пять расположены в шт. Пинанг.

Какая бы классификация ни использовалась, очевидно, что станкостроительные предприятия штата Пинанг в целом демонстрируют более высокие показатели роста и технологического совершенствования, чем аналогичные компании в долине Келанг, притом, что в 1970-х гг. местные предприятия в обоих регионах имели приблизительно одинаковые производственные возможности. В обоих случаях микроэлектронные ТНК принадлежали главным образом американскому капиталу, а среди владельцев местных станкостроительных фирм доминировали этнические китайцы. На фоне сходных начальных возможностей и латентного спроса со стороны производителей микроэлектроники, существование таких разных моделей развития в рамках одной и той же национальной политики определяется воздействием местных структурных особенностей на формирование институциональной координации.

5. Заключение

В данном материале рассмотрена природа координации действий государственных органов и бизнеса как фактора развития малых и средних предприятий Малайзии. Здесь доказано, что лучшие результаты деятельности малых станкостроительных предприятий в штате Пинанг по сравнению с компаниями долины Келанг объясняются качественным уровнем координации действий государственных органов и бизнеса. Различные этнические и классовые характеристики шт. Пинанг и долины Келанг определили структурные ограничения в развитии такой координации в указанных регионах.

В шт. Пинанг относительно благоприятная социально-политическая структура способствовала упрочению эффективной координации действий рыночных сил, учреждений и предприятий, что помогало развитию малых и средних станкостроительных предприятий. Специфический характер политического климата в шт. Пинанг и относительная независимость местного политического руководства от федерального центра позволяли органам государственной власти штата оказывать более активную поддержку принадлежащим этническим китайцам малым и средним предприятиям. Особая посредническая роль, которая при этом отводилась Корпорации развития штата Пинанг, была весьма важной в деле налаживания четкой координации действий государственных органов, бизнеса и ТНК. Итак, рыночные факторы, доверительные отношения и внутренние потребности корпораций, взаимно дополняя друг друга, способствовали развитию и совершенствованию станкостроительных субподрядчиков в штате Пинанг.

Хотя аналогичный спрос на продукцию станкостроения появился и в долине Келанг, ограничения, накладываемые жесткой социально-политической организацией данного региона, не позволили развиться сходным взаимоотношениям субподряда между производящими микроэлектронику транснациональными корпорациями и местными малыми и средними станкостроительными фирмами. Органы власти местного уровня не оказывали достаточной поддержки для укрепления связей между микроэлектронными ТНК и малыми (средними) станкостроительными предприятиями долины Келанг. В отличие от своего аналога в штате Пинанг, Корпорация экономического развития штата Селангор практически не выполняла координирующих функций, и не установила связей между производящими микроэлектронику ТНК и предприятиями долины Келанг. Федеральная программа стимулирования предприятий-поставщиков осталась неосуществленной.

Относительно открытый характер управления в американских фирмах позволил большему количеству работников из числа местных жителей занимать стратегически важные должности, позволяющие устанавливать и культивировать деловые контакты с местными станкостроительными предприятиями. В штате Пинанг этническая и политическая общность владельцев местных станкостроительных компаний, руководителей органов власти, старших специалистов по закупкам и директоров-распорядителей микроэлектронных ТНК способствовала преодолению разногласий, тем самым обеспечивая более прочную поддержку развитию практики местных станкостроительных субподрядов. Американские фирмы также доминируют в производстве микроэлектроники в долине Келанг, однако отсутствие столь же активной поддержки со стороны государства помешало развитию взаимодополняющих контактов между органами власти и бизнесом. Единственная в выборке японская фирма с местоположением в штате Пинанг не способствовала развитию станкостроительного потенциала на местах в силу закрытости своей управленческой структуры. Эти выводы подкрепляются статистическим анализом, результаты которого приведены в настоящем докладе.

Не принимая во внимание воздействие широких социально-политических факторов, характеризующих специфические местные структуры в системе причинно-следственных связей, экономисты, стоящие на позициях "нового роста" и институционального развития, исключают из своего анализа целый пласт жизненных реалий. Именно местная социально-политическая структура и внутреннее развитие производства, а не только фактор относительных цен и государственная поддержка воздействуют на рост институциональных возможностей, которые в свою очередь определяют экономические результаты. Далее, как показали проведенные собеседования, местные предприятия, сталкиваясь с новыми для них процессами на восходящем этапе технологической эволюции, больше нуждаются в поддержке со стороны государства для того, чтобы выйти в первый эшелон технического прогресса. Понимание этих взаимосвязей может помочь странам с развивающейся экономикой в области создания дочерних предприятий ТНК, не в последнюю очередь по причине того, что для этого требуется незначительный объем финансовых ресурсов.

Библиография

Приложение 1.

Поставщики станков, сообщающие о наличии договорных отношений с транснациональными корпорациями – производителями полупроводников (по состоянию на 1993 г.)

 

Предприя-тие

Объем сбыта, млн. рин.

Добавленная

стоимость,

млн.рин.

Штат,

чел.

Основной капитал, млн.рин.

Фикт. перем. место-положения

Кол-во сотр. с опытом работы в микро-электронике

Фикт. перем.

коорд-ии гос-ва и бизнеса

BA

2,5

0,55

45

2,8

1

0

1

BB

1,4

0,322

22

1,1

1

0

1

BC

0,3

0,045

15

0,8

1

0

0

BD

1,5

0,285

34

1,2

1

0

1

BE

0,3

0,042

17

1,5

1

0

0

BF

20

5

200

10

1

0

1

BG

2,6

0,6344

22

2,7

1

1

1

BH

10

2

85

6,8

1

0

1

BI

15

3,9

68

8,6

1

1

1

BJ

2,5

0,475

40

2,8

1

1

0

BK

10

2,12

120

6,3

1

0

1

BL

1,7

0,289

40

2,6

1

0

0

BM

12

2,64

128

8,8

1

0

1

BN

0,15

0,018

18

0,3

0

0

0

BO

0,36

0,0396

14

0,68

0

0

0

BP

0,56

0,0784

32

0,71

0

0

0

BQ

2,5

0,3375

69

3,6

0

0

0

BR

5,2

0,988

145

1

1

0

1

BS

8

1,44

290

1,5

1

0

1

BS

1,5

0,3315

45

0,4

1

0

1

BT

3,2

0,6144

25

1,3

1

0

1

BU

0,8

0,12

39

0,2

1

0

1

BV

2,3

0,4347

48

0,8

1

0

1

BW

0,6

0,1092

26

0,4

1

0

1

BX

0,9

0,1611

35

0,5

1

0

0

BY

2,4

0,5352

34

1,8

1

0

1

BZ

8

1,944

92

1,9

1

0

1

CA

1,9

0,4009

42

1,5

1

0

1

CB

10

2,33

135

2,2

1

1

1

CC

0,3

0,048

22

0,6

1

0

0

CD

0,9

0,1656

25

0,4

1

0

1

CE

1,2

0,2112

44

0,5

1

0

1

 

Источник: составлено автором (1993-1998 гг.)

Приложение 2.

Данные по реакции предприятий (по шкале Ликерта) на координацию действий государственных органов и бизнеса (1-3 = 1; 4-7 = 0)

 

 

Торговая палата с госуд. поддержкой

Мин-во внешней торговли и пром-сти (располож. в долине Келанг)

Госуд. служащие (в т.ч. корпорации развития), оказывающие прямое содействие

Поддержка советов по коорд-ии деят-сти частных и госуд. орг. (напр. Совет по координации деятельности пром. предпр. Пинанга)

Итоговая фикт. перем. координации госуд-ва. и бизнеса

BA

1

0

0

0

1

BB

1

0

0

0

1

BC

0

0

0

0

0

BD

1

0

0

1

1

BE

0

0

0

0

0

BF

1

1

1

1

1

BG

1

0

1

0

1

BH

1

0

1

0

1

BI

1

0

1

1

1

BJ

0

0

0

0

0

BK

1

1

1

1

1

BL

0

0

0

0

0

BM

1

0

1

1

1

BN

0

0

0

0

0

BO

0

0

0

0

0

BP

0

0

0

0

0

BQ

0

0

0

0

0

BR

1

0

1

0

1

BS

1

0

0

0

1

BT

1

0

1

0

1

BU

1

0

0

0

1

BV

1

0

0

0

1

BW

1

0

1

0

1

BX

0

0

0

0

0

BY

1

0

0

0

1

BZ

1

0

0

0

1

CA

1

0

0

0

1

CB

0

0

1

0

1

CC

0

0

0

0

0

CD

1

0

0

0

1

CE

0

0

1

0

1

CF

0

0

1

0

1

 

Примечание: Реакция предприятий может быть предельно сильной (1), очень сильной (2), сильной (3), неопределенной (4), слабой (5), очень слабой (6), несуществующей или отрицательной (7).

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости