Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Расчет потерь общества от существования административных барьеров ведения хозяйственной деятельности

Расчет осуществлен экспертной группой под руководством зав.лаб. экономических методов управления общественным производством Экономического ф-та МГУ им.М.В.Ломоносова д.э.н., проф., В.Л.Тамбовцева по заказу ИНП "Общественный договор"

СОДЕРЖАНИЕ

1. Теоретические предпосылки оценки >>>

2. Эмпирические данные для оценки прямых потерь от административных барьеров >>>

3. Методика и результаты оценки прямых потерь общества от существования административных барьеров в российской экономике >>>

4. Некоторые сопоставления потерь населения от существования административных барьеров с параметрами бюджетного процесса >>>


1. Теоретические предпосылки оценки

Экономические потери общества от существования административных барьеров ведения хозяйственной деятельности, введенных нормативными актами органов государственного (федерального и регионального) и муниципального управления, складываются из двух составных частей:
  1. Прямых потерь населения от роста розничных цен, связанных с необходимостью несения хозяйствующими субъектами непроизводительных издержек, нацеленных на преодоление административных барьеров и отвлекаемых, тем самым, из процессов создания стоимости;
  2. Косвенных потерь, связанных с недопроизводством стоимости (и валового внутреннего продукта) из-за неэффективного использования ресурсов, вызванного несовершенством структуры рынков и слабостью стимулов к развитию производства, обусловленной низким уровнем конкуренции; снижение объемов производства, т.е. объемов предложения на рынке, также проявляется в росте уровня цен, который был бы ниже, если бы предложение оказалось относительно более высоким.
По своей экономической природе эти потери складываются из двух компонентов: во-первых, непроизводительных трансакционных издержек, связанных с необходимостью преодоления искусственных административных барьеров, а во-вторых, снижения эффективности использования имеющихся ресурсов. В величине прямых потерь населения от роста розничных цен (тип I) скрываются как трансакционная составляющая (на покупателя перекладываются дополнительные издержки производителей и торговцев), так и "эффективностная", вызванная низким уровнем предложения. Косвенные потери общества (тип II) лишь частично сказываются на благосостоянии населения, выражаясь в сокращении налогов, из которых финансируется заработная плата работников бюджетной сферы, а также в сокращении заработной платы работников, занятых в недостаточно эффективно работающих организациях. Одновременно косвенные потери, как отмечалось, могут отразиться и в повышении цен, поскольку предприниматели в условиях нынешнего российского рынка могут повышать цены, не рискуя сразу столкнуться со спросовыми ограничениями вследствие невысокого уровня конкуренции на большинстве отечественных рынков. Непосредственным основанием для возникновения прямых потерь для населения от роста розничных цен служат официальные и теневые выплаты, которые вынуждены осуществлять хозяйствующие субъекты для формального выполнения правил, устанавливающих административные барьеры хозяйствования. Эти выплаты по своей экономической природе представляют разновидность трансакционных издержек. Трансакционные издержки, как известно, представляют собой затраты ресурсов на фиксацию, изменение и защиту прав собственности на различные факторы (ресурсы) экономической деятельности. Это не плата за сами ресурсы, а плата за право пользования ими. Тем самым, различные помехи и барьеры на пути получения прав пользования и порождают трансакционные издержки. Поскольку наилучшие стимулы к эффективному использованию ресурсов создаются в условиях четко определенных и надежно защищенных прав собственности, те затраты ресурсов общества, которые осуществляются для спецификации и защиты подобных прав, представляют собой необходимую часть общих трансакционных издержек; очевидно, они имеют производительный, общественно полезный характер. Те же трансакционные издержки, которые приходится нести экономическим агентам для обеспечения соответствия своей деятельности вводимым государством правилам, которые не способствуют росту общественного богатства, - именно такие правила и представляют собой административные барьеры, - являются непроизводительными, приводящими к упомянутым выше потерям в благосостоянии общества. Непроизводительные трансакционные издержки, с которыми сталкиваются отечественные предприниматели, можно сгруппировать следующим образом:
  • Получение доступа к ресурсам и правам собственности на них (регистрация предприятия, регистрация изменений в статусе предприятия, его уставных документах, получение права на аренду помещения, доступ к кредитам, лизингу оборудования и т.п.);
  • Получение права на осуществление хозяйственной деятельности (лицензирование деятельности, рабочих мест, сертификация производимой и ввозимой из-за рубежа продукции);
  • Поддержание деловых отношений и применение санкций (согласование принимаемых решений с контролирующими организациями, получение различных льгот) (1).
Оценить перечисленные виды непроизводительных трансакционных издержек в количественном отношении возможно, базируясь на данных опросов предпринимателей, а также данных, фигурирующих в судебных делах по экономическим преступлениям (взяточничестве). К сожалению, круг последних источников нам недоступен. Косвенные экономические потери от существования административных барьеров входа на рынок и оперирования на нем поддаются теоретической и эмпирической оценке. Результаты проведенного анализа (2) можно обобщить следующим образом: приближение структуры рынков к типу рынка совершенной конкуренции, где явление доминирования и злоупотребления доминирующим положением полностью отсутствует, дает возможное непосредственное улучшение функционирования экономики за счет лучшего использования ресурсов, т.е. перетока их в наиболее эффективные отрасли, в размере 1-3%% ВВП. Однако потенциал роста эффективности существенно (в десятки раз, т.е. до десятков процентов) возрастает, если иметь в виду эффект от улучшения функционирования предприятий (за счет их реструктуризации, улучшения управления и т.п.), обусловливаемый усилением конкуренции на рынках, освобожденных от барьеров входа на них и барьеров ведению хозяйственной деятельности. Издержки, вызванные тем, что руководители предприятий в низко конкурентной среде лишены стимулов к максимально эффективному использованию ресурсов, по сути своей представляют издержки оппортунистического поведения, которые также относятся к категории трансакционных издержек. Ведь несовершенная структура рынка для предприятий, занимающих на нем доминирующее положение, предоставляет предприятию возможность уклоняться от строгого исполнения контрактных обязательств, перекладывать на потребителя повышенные издержки производства, вызванные принятием нерациональных хозяйственных решений. Среди факторов снижения уровня конкурентности рынков в российской экономике важное место занимают искусственные (административные) барьеры, создающие преимущества части предприятий, в том числе за счет ухудшения условий работы других (3). Таким образом, можно говорить о весьма значительных потерях, которые ныне несет российское общество в связи с неиспользованием всех возможностей по устранению административных барьеров ведению хозяйственной деятельности: речь идет о десятках процентов от ВВП.

2. Эмпирические данные для оценки прямых потерь от административных барьеров

Как отмечалось выше, исходные данные для расчета совокупных прямых потерь от существования административных барьеров, в силу специфичности требуемой информации, можно получить на основе неформальных углубленных интервью с предпринимателями. Для получения необходимых данных были опрошены предприниматели, действующие на потребительском рынке (сложная бытовая техника, продукция легкой и пищевой промышленности) и в сфере производства (машиностроение и легкая промышленность), общее число проинтервьюированных - 7 предпринимателей. Сообщенные ими количественные данные имеют обобщенный характер, т.к. в ходе беседы интервьюерами специально подчеркивалась необходимость ориентироваться не только на личный опыт преодоления административных барьеров, но и учитывать аналогичный опыт партнеров, коллег и т.п. Поскольку сообщаемые количественные данные характеризовали, по сути, факты прямого нарушения закона, неопределенность и приблизительность (округленность) в оценках вполне понятна. Количественные данные, полученные в ходе интервью, подразделялись на две группы - стоимостные оценки (официальные выплаты и взятки) и оценки потерь времени предпринимателя, потраченного на получение требуемых документов. Эти разнородные данные были сведены к единым стоимостным измерителям, исходя из того, что, сопоставляя ожидаемые потери времени с "запрашиваемой" величиной поборов, предприниматели, как правило, выбирали выплату последних. Тем самым, потери, которые они понесли бы, тратя свое рабочее время на то, чтобы строго выполнять все действия по получению бумаг, оценивались ими выше, чем выплаченные суммы. Поэтому при переводе затрат времени в денежные суммы мы, по существу, занижали соответствующие оценки. Первый блок непроизводительных выплат, которые вынуждены нести предприниматели, связан непосредственно с соблюдением правил, формирующих административные барьеры (процедуры регистрации, лицензирования, сертификации товаров, соблюдение правил маркирования некоторых видов товаров, формальных правил противопожарной безопасности, требований санэпиднадзора, правил согласования инвестиционных и иных решений и т.п.). Предприниматели отмечали, что зачастую упомянутые правила сформулированы так, что допускают неоднозначное толкование, так что официальные инстанции имеют возможность придавать им толкование, ставящее предпринимателя перед выбором - либо прекращать хозяйственную деятельность, либо фактически покупать разрешение на нее у соответствующей контролирующей организации. Необходимо отметить, что нарушения многообразных искусственных и трудноисполнимых правил в сфере торговли (типа наличия ассортиментного минимума, который предприниматель-торговец составляет для себя самостоятельно, однако должен регистрировать в департаменте потребительского рынка за плату в 200 руб.) одновременно порождают основания для наложения штрафов большим числом контролирующих организаций. Наиболее активная среди них - милиция. Разумеется, речь о выплате штрафа (или меньшей по величине взятки) возникает в случае выявления тех нарушений правил, которые представляются контролирующему представителю той или иной инспекции или милиции несущественными (либо они просто могут оспорены в судебном порядке, однако издержки обращения в суд оцениваются предпринимателем выше, чем "запрашиваемая" величина взятки (побора)). По данным, полученным в ходе углубленных интервью с хозяйственными руководителями в г. Москве, совокупные выплаты (включая наложенные штрафы) составляют в сфере организованной розничной торговли около 1 тыс. руб. в месяц на одно рабочее место. При этом соотношение "компенсационных" выплат (замещающих непроизводительные затраты рабочего времени) и штрафных санкций (официальных и неофициальных) различается по товарным рынкам, в среднем составляя 3 : 2. Для импортеров и дистрибьюторов импортных потребительских товаров, в силу непризнания в РФ международных сертификатов качества, существенными являются издержки на получение сертификатов соответствия. Они составляют 30-90 тыс. руб. на ввозимый тип товаров в течение 1-3 лет, или в среднем около 3 тыс. руб. в месяц на 1 товарную группу. Здесь следует особо отметить, издержки, связанные с прохождением таможни, не включаются в состав издержек преодоления административных барьеров, т.к. в современных российских условиях таможенные пошлины (в принципе и в определенных пределах) способствуют становлению отечественного производства. Издержки, подобные издержкам дистрибьюторов, несут все отечественные производители, производящие продукцию для потребительского рынка, поскольку они должны получать сертификаты соответствия на производимые изделия. В отрасли легкой промышленности (текстильное, швейное производство) ощутимые прямые поборы связаны с активностью противопожарного контроля, поскольку найти несоответствие правилам в этом виде производства чрезвычайно легко. К сожалению, респондент отказался назвать даже примерные цифры поборов. Нетривиальный тип административных барьеров, порождаемых действующими правилами хозяйствования, существует в настоящее время в сфере производства. Речь идет о правилах оплаты электроэнергии: в соответствии с ними, в случае превышения установленного энергетиками лимита потребления на месяц, оплата за "дополнительный" квт-ч электроэнергии возрастает в разы! Следовательно, незапланированный рост выпуска продукции (например, срочный заказ) "наказывается" повышенными материальными издержками. Поскольку поставщики электроэнергии устанавливают упомянутые лимиты, исходя из своих собственных соображений, экономический рост оказывается сопряжен с чрезмерными затратами для производителя. Для хозяйственных организаций, представляющих собой по организационно-правовой форме акционерные общества, особый тип барьера развития может представлять собой Федеральная комиссия по ценным бумагам, без регистрации в которой невозможна эмиссия акций. Услуги аккредитованной при ФКЦБ фирмы составляют, согласно объявлению, около 6 тыс. руб. на 1 эмиссию. Регистрация организации (юридического лица) в г. Москве обходится примерно в 12 тыс. руб. (согласно объявлениям, вывешенным в приемной Регистрационной палаты, предлагающим "ускорение" этого процесса, который без него осуществляется в течение 45 дней). В сфере инвестиционной деятельности существенным препятствием для ее осуществления представляются многочисленные согласования с органами исполнительной власти регионального и местного уровней, а также с правилами, регламентирующими деятельность проектировщиков. Здесь необходимо отметить, что многие из последних технически устарели, ибо не учитывают новые технологии и материалы, возникшие в строительном деле. Соответственно, совмещать требования заказчиков к проекту с устаревшими правилами - задача непростая, могущая затянуться на длительный срок, поэтому "ускорение" ее решения требует дополнительных издержек. Величина последних составляет, по оценкам респондента, около 10-15% от стоимости проекта, сдаваемого заказчику "под ключ". Так, из общей стоимости разработки проекта в 500 тыс. долл. США издержки согласования составили около 70 тыс. долл. США. До 10% от цены предоставляемого за счет бюджета (например, через механизмы поддержки предпринимательства) кредита, обеспечиваемого чиновником контракта на госзакупки, обеспечиваемой льготы и т.п. может составлять плата за создание соответствующего искусственного конкурентного преимущества тому или иному предпринимателю. Ясно, что такая льготы есть ничто иное, как административный барьер, воздвигнутый перед другими предпринимателями. Особый вид трансакционных издержек ведения хозяйственной деятельности представляет собой явление, получившее в экономико-правовой литературе название "вымогательство ренты" (4). Речь идет о создании властями различных угроз (в форме "информационных утечек") ухудшения условий хозяйствования, в ответ на которые предприниматели, как правило, развивают активную лоббирующую деятельность, дабы не допустить воплощению угрозы в реальность. Выплачиваемые при этом суммы тем значительнее, чем большую угрозу бизнесу несет намечаемое изменение правил. Как видно из приведенных данных, они не образуют целостную картину, не характеризуют количественно даже только основные виды административных барьеров. Поэтому формируемые на их основе обобщенные оценки следует считать оценками снизу для прямых потерь общества. Корректность полученных количественных оценок подтверждается данными, приведенными в упомянутом исследовании В.В.Радаева: "В целом размер трансакционных издержек, связанных с оплатой услуг представителей органов государственной власти, варьирует от ''скромных'' подарков (стоимость которых ныне может измеряться одной или несколькими сотнями долларов) до 10% размера выделенной субсидии или стоимости обеспеченного контракта" (5). Поскольку наши данные приведены в месячном измерении, их порядок близок к порядку, указанному в приведенной цитате. Выдержки из многочисленных интервью, содержащих оценки, совпадающие по порядку величин с приведенными, содержатся также в исследовании И.Клямкина и Л.Тимофеева (6)

3. Методика и результаты оценки прямых потерь общества от существования административных барьеров в российской экономике

Исходя из полученных оценочных данных по прямым непроизводительным трансакционным издержкам, можно предложить следующую логику (методику) построения на их основе обобщенной оценки. Непроизводительные трансакционные издержки в торговле и промышленности, оцененные в расчете на одно рабочее место в течение месяца, умножаются на число соответствующих рабочих мест. К ним должны быть приплюсованы также и другие издержки преодоления административных барьеров, если для них имеются оценки той же размерности. "Внесистемные" оценки, которые не представляется возможным выразить в указанном измерении (руб. на рабочее место в месяц), исключаются из совокупной оценки. Попытаемся, в соответствии с приведенной логикой, оценить совокупные ежемесячные затраты на преодоление административных барьеров в сфере торговли и производства. Издержки регистрации. Ежемесячно в РФ в 2000 г. регистрировалось около 30 тыс. юридических лиц. Принимая издержки за 10 тыс. руб., получаем совокупные затраты 300 млн. руб. Издержки работы розничных торговых организаций. В торговле занято около 10 млн. работников. Оценивая ежемесячные издержки преодоления барьеров в 700 руб. на 1 занятого (мы полагаем, что величина поборов пропорциональна уровню жизни в регионе), получаем величину 7 млрд. руб. Издержки работы промышленных и иных хозяйственных организаций. Число таковых составляло около 2 млн. единиц, в них было занято около 45 млн. работников. Величина поборов с данного типа организаций наиболее трудно оценить, поэтому условно положим их равными трети от величины поборов с 1 работника, занятого в торговле (250 руб.), что дает величину в 11,25 млрд. руб. Итого: от 18 до 19 (прямой подсчет показывает18,55 ) млрд. руб./ месяц. Ежемесячный оборот розничной торговли составлял в 2000 г. около 188 млрд. руб. Таким образом, доля поборов в товарообороте составила около 10%. Другими словами, каждый десятый рубль потребителя шел на оплату преодоления торговлей и промышленностью административных барьеров, выстроенных властями всех уровней. Эта оценка, подчеркнем, представляет собой оценку снизу прямых потерь для потребителей в связи с завышением цен на продукцию потребительского рынка, вызванным необходимостью преодолевать административные барьеры. Упомянутые выше косвенные потери общества, связанные с низким уровнем конкурентности подавляющего большинства отечественных рынков, в данную оценку не включены. Однако, если учесть, что по данным Росстатагентства, в 2000 г. в нашей стране около 40% всех промышленных предприятий были убыточными, легко видеть, что общий объем потерь (= резервов повышения эффективности) на порядки превышает полученную оценку.

4. Некоторые сопоставления потерь населения от существования административных барьеров с параметрами бюджетного процесса

Если потери населения от завышения розничных цен вследствие существования административных барьеров составляют огрубленно 18 млрд. руб. в месяц, то ежемесячные доходы консолидированного бюджета от сбора подоходного налога с физических лиц в 2000 г. составляли в среднем около 13 млрд. руб. в месяц. Тем самым, население платило за существование административных барьеров в 1,4 раза больше, чем выплачивало подоходного налога. Общие расходы населения на оплату административных барьеров за 9 месяцев 2000 г. (около 162 млрд. руб.) примерно равнялись расходам государства на обслуживание государственного долга за тот же период (около 166 млрд. руб.). Эти расходы населения примерно равнялись расходам государства на оборону, которые за январь- ноябрь 2000 г. составили 163,7 млрд. руб. Одновременно они превышали все доходы консолидированного бюджета от акцизов (последние составили в 2000 г. 143 млрд. руб.).

Другими словами, можно сказать, что население либо платило фактически еще полтора подоходных налога, либо оплачивало двойной акциз.

(1) См.:Радаев В.В. Формирование новых российских рынков: трансакционные издержки, формы контроля и деловая этика. М.: Центр политических технологий, 1998, с. 16
(2)См.: Лейбенстайн Х. Аллокативная эффективность в сравнении с "Х-эффективностью". - В сб.: Теория фирмы, СПб: Экономическая школа, 1995, с. 477-506
(3)См.: Влияние централизации принятия решений и состояния финансовой дисциплины на процессы реструктуризации и конкурентоспособность отечественных производителей. Аналитический доклад. Бюро экономического анализа, 2001
(4) McChesney F. S. Money for Nothing. Politicians, Rent Extraction and Political Extortion. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1997
(5)В.В.Радаев., цит. соч., с. 45-46
(6)Клямкин И., Тимофеев Л. Теневая Россия. М.: РГГУ, 2000, с. 91-115.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости