Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Малый бизнес России: адаптация к переходным условиям

1. Аннотация

2. Методы и экономико-институциональный фон исследования

2.1. Предпосылки анализа

2.2. Экономическая и организационно-правовая среда малого предпринимательства

2.3. Характеристика выборки

2.4. Цель, логика и методы анализа

3. Проблемы становления малых предприятий

4. Поведение на рынке

4.1. Мотивация выбора деятельности

4.2. Цели фирмы

4.3. Взаимосвязанность управленческих решений

4.4. Проблемы снабжения и быта

4.5. Ценообразование и конкуренция

5. Политика в области труда и социального обеспечения

5.1. Политика заработной платы

5.2. Социальная поддержка

6. Приспособление к финансовым ограничениям

6.1. Роль финансовых проблем

6.2. Адаптация к налоговой системе

6.3. Источники финансовых средств

6.4. Направления и условия развития

7. Малые предприятия в переходной институциональной среде

7.1. Малый бизнес и местные власти

7.2. Взаимоотношения с с союзами и ассоциациями МП

7.3. Субъективные ожидания мер государственной поддержки

8. Цели, управленческие решения и экономическое положение

9. Заключение: адаптационный потенциал малого бизнеса


АННОТАЦИЯ

Настоящая работа, выполненная в рамках Института стратегического анализа и развития предпринимательства при финансовой поддержке Агентства международного развития США, посвящена исследованию процесса адаптации малого бизнеса к переходным условям. Анализируется приспособление малых предприятий на складывающихся рынках: товарном, труда, финансовом, а также их взаимоотношение с органами власти, союзами и ассоциациями предпринимателей. Особое внимание уделено выявлению факторов, определяющих успех или неудачи в адаптации малого бизнеса. В качестве исходной информации использованы данные опроса 1628 предпринимателей по репрезентативной выборке по всей территории России.
Отчет написан авторским коллективом в составе: Алимова Т.А. (разделы 3 и 7), Буев В.В. (разделы 1 и 6), Голикова В.В. (разделы 2 и 4), Долгопятова Т.Г. (разделы 1, 5 и 8). Общее руководство работой - Евсеева И.Н. Научное руководство работой и научное редактирование текста - Долгопятова Т.Г. Подготовка программного обеспечения выполнена Уваровой О.М. Консультант по использованию статистических методов обработки информации - Бессокирная Г.П.
Большая работа по вводу информации, проведению расчетов, оформлению текста и аналитических таблиц проведена Дедковой С.А. Активно участвовали в организации и оформлении работы Кебадзе Н.И., Литина Е.В.

ПРЕДПОСЫЛКИ АНАЛИЗА

История существования малого бизнеса ведет отсчет с кооперативного движения, которое пережило кратковременный бум после принятия известного Закона СССР "О кооперации в СССР" в 1988 г. В 1990 г. было принято законодательство о малых предприятиях (МП), которое открыло дорогу формированию малого бизнеса, хотя в основном предприятия создавались как государственные, путем выделения из государственных структур. Тогда же были узаконены такие организационно-правовые формы, как акционерные общества, товарищества, индивидуальные частные предприятия, что позволило перейти к созданию по сути частных предприятий.
Надо сказать, что имеющийся опыт изучения малого предпринимательства был явно недостаточным. Определенная аналитическая работа шла в союзах и ассоциациях малого бизнеса, но в основном ограничивалась вопросами создания систем его поддержки, обучения. Комплексные же исследования проблем и поведения малых предприятий "из первых рук" в начале 90-х отсутствовали. Поэтому еще в 1992 г. наш коллектив исследователей поставил задача мониторинга функционирования малого бизнеса на базе опросов руководителей малых предприятий (предпринимателей).
Летом 1992 г. при поддержке Мирового банка и РЦЭР осуществлен опрос 180 руководителей в восьми регионах России (Москва, Санкт-Петербург, Воронеж, Нижний Новгород, Ставрополь, Пермь, Новосибирск и Красноярск), посвященный в первую очередь проблемам совершенствования законодательства и регулирования деятельности малого бизнеса. В выборку включены предприятия всех организационно-правовых форм, кроме традиционных государственных: кооперативы, частные, совместные предприятия, фермерские хозяйства и т.д., в том числе и малые предприятия, учрежденные государственными предприятиями и организациями. Подавляющее большинство составили частные и смешанные (государственно-частные) МП. Исследовались следующие стороны деятельности предприятий: выбор организационно-правовой формы и регистрация предприятия, получение и использование помещения, финансовая деятельность, налогообложение, договорные отношения, трудовые отношения, внешнеэкономические связи, страхование, охрана труда и окружающей среды, перевозки, патентование, лицензирование, стандартизация, конкуренция, реклама, распространение информации. Полученные результаты описывают условия становления и развития малого и частного бизнеса в российской экономике в начале реформ, основные тенденции его поведения, базовые направления государственной поддержки.
В 1993 г. проведена серия из двадцати глубоких интервью с предпринимателями в четырех городах России: Москве, двух областных центрах, различавшихся по политике местной власти по отношении к малому бизнесу, - Владимире и Нижнем Новгороде, малом городе - Солигаличе. В опрос включены 10 производственных предприятий, 8 - торговых и 2 - сферы услуг разных организационно - правовых форм, причем ни одно предприятие, не занималось исключительно производственной деятельностью. Затем на базе опроса была разработана анкета и во второй половине 1994 г. проведен опрос более 1600 предпринимателей на всей территории России. Это исследование нацелено на комплексное описание экономической среды, основных проблем, стратегий развития и способов экономического поведения МП в переходной экономике.
Также в 1994 г. по заказу и при поддержке Агентства международного развития США проведено специальное исследование информационных проблем и потребностей малого предпринимательства. В ходе опроса проведено более 20 глубоких интервью и анкетный опрос 200 предпринимателей в 7 городах России.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВАЯ СРЕДА МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

Обобщение результатов, проведенных в 1992-1994 гг. исследований, позволяет в целом оценить условия становления предпринимательства в России как неблагоприятные. Реальное положение, роль малого бизнеса в экономике России и возможности развития ограничены сложившейся системой социально-экономических отношений, условиями переходной экономики.
Экономическую среду малого бизнеса характеризует нестабильность денежного обращения, обесценение рубля. Инфляция предопределяет многие финансовые проблемы предприятий, особенно производственных, но в то же время может быть "двигателем" торговли и иных посреднических видов деятельности.
Важнейшим фактором является неравномерность распределения собственности, неравноправие государственного и негосударственного секторов. Практически вся собственность - в том числе земля и недвижимость - принадлежит государству (точнее сказать, фактически используется директоратом государственных предприятий и представителями властных структур, в основном региональных), а также уже приватизированным предприятиям. Даже предприятия, возникшие в ходе "малой приватизации", обычно получали права собственности на оборудование и оборотные фонды, а помещения передавались только на правах аренды.
Для организационно-правовой среды малого бизнеса характерна нестабильность законодательства, отсутствие необходимых для предпринимательства законов и невыполнение уже имеющихся. При этом практически нет действенных механизмов, обеспечивающих контроль за соблюдением законов.
Предпринимательство в России находится под жестким прессом бюрократического аппарата и его "неписаных" законов. Отсюда большое количество контролирующих малый бизнес и дублирующих функции друг друга органов федеральной и местной власти, действия которых обычно невозможно оспорить в судебном порядке.
До сих пор не устранены существенные пробелы в законодательной базе малого предпринимательства. Нет правовых гарантий равенства всех форм собственности и защиты частной собственности. Недостаточно юридически проработан механизм купли-продажи предприятий и залога недвижимости, а также арендные отношения. Отсутствует закон о земле, что не позволяет фермерам и предпринимателям гарантировать кредиты банков залогом земли.
Законодательство, обеспечивающее развитие малого бизнеса, в России только формируется. В настоящее время введена в действие первая часть Гражданского кодекса. Прошел второе чтение Закон "О государственной поддержке малого предпринимательства", но был отклонен Советом Федерации. Закон носит рамочный характер, фактически содержит только набор пожеланий без конкретных механизмов их реализации, а также ряд положений, которые можно легко обойти. Уменьшая критерий численности, Закон исключает из малого бизнеса большую часть производственных предприятий и значительно повышает долю предприятий сферы торговли и услуг.
Налоговая система носит фискальный характер, направлена прежде всего на максимальное изъятие средств предприятий, что заставляет их укрывать от государства получаемую прибыль (велико количество налогов и сборов, очень высоки их ставки, часто вносятся изменения в законодательство о налогообложении и т.д.) По данным Государственного комитета по антимонопольной политике РФ (ГКАП), совокупные изъятия в федеральный и местные бюджеты (до 40 наименований налогов и иных обязательных платежей) достигают 90% балансовой прибыли, а в некоторых случаях превышают 100%.
Закон "О государственной поддержке малого предпринимательства" вообще запутывает эту сферу. Статья 9 предусматривает, что малые предприятия в течение пяти лет подлежат налогообложению по той схеме, которая действовала на момент их регистрации, если последующее изменение законодательства создает для МП менее благоприятные условия. При введении в действие этой статьи каждое малое предприятие обретет "свое" налоговое законодательство, что осложнит работу налоговых служб и создаст благоприятную среду для коррупции.
В настоящее время в правительственных и парламентских кругах циркулируют планы ввести новую систему налогообложения. Основная ее идея такова: малое предприятие на определенный срок покупает лицензию и тем самым освобождается от уплаты налогов. Однако, действие этой системы предусматривается распространить не на все малые предприятия, а только на те, численность персонала которых не превышает 20 человек. В этом случае "зависают" МП с численностью от 21 до 100 человек, которые под такую схему налогообложения не попадают.
Процедура регистрации МП в последнее время заметно упростилась, но проблемы остаются. Речь идет о высокой стоимости регистрации (внесение части уставного капитала, оплата услуг регистрирующего органа, органов статистики, госпожнадзора, санэпиднадзора, вневедомственной охраны, оплата нотариальных и аудиторских услуг, необходимых для учредительных документов и т.д.). Так, по данным ГКАП, затраты на регистрацию предприятия в Тверской области в октябре 1994 года составляли не менее 2,5 млн. рублей.
Закон "О государственной поддержке..." предусматривает уведомительный порядок регистрации - малое предприятие считается "малым" с момента подачи заявления в местные органы власти. Предусмотрен и механизм судебного обжалования в случае необоснованного отказа в регистрации или уклонения от нее. В соответствии с Указом Президента РФ N 1930 от 17.09.94, при рассмотрении в арбитражных судах исковых заявлений о признании недействительными актов государственных органов взимается пошлина в размере 20 минимальных месячных зарплат. Во втором чтении в Закон была внесена поправка, предусматривающая конкретный механизм предъявления санкций за необоснованный отказ в регистрации. Хотя Закон не освобождает от внесения этой суммы, но предусмотрен возврат госпошлины истцу в случае решения суда в его пользу, взыскание которой производится с ответчика.
Продолжает сдерживать развитие бизнеса несовершенство системы лицензирования, сертификации товаров и услуг. Так, например, до сих пор нет Закона о лицензионной деятельности. Принятое недавно Правительством РФ постановление "О лицензировании отдельных видов деятельности" существенно упрощает процедуру получения лицензии, увеличивает срок ее действия, снижает количество лицензируемых видов деятельности, минимизирует плату, тем самым ограничивая "самодеятельность" органов, выдающих лицензии. Но постановление не охватывает лицензионную сферу целиком из-за невозможности внести изменения в нормативные акты более высокого уровня (Законы РФ и Указы Президента РФ), которые тоже регулируют вопросы лицензирования отдельных видов деятельности.
На региональном уровне существуют решения и действия властей, препятствующие становлению предпринимательства. Региональные органы, по данным ГКАПа, создают барьеры малому бизнесу при распределении льгот на использование природных ресурсов, дискриминируют его при кредитовании и субсидировании, ущемляют права отдельных хозяйствующих субъектов, либо, напротив, предоставляют кому-то эксклюзивные права и индивидуальные льготы. Немало и прямых нарушений законодательства о предпринимательской деятельности. Так в Воронежской и ряде других областей местные администрации неоднократно в директивном порядке запрещали вывоз произведенной тут сельскохозяйственной продукции за пределы области.
Что касается информационной среды, то малый бизнес никогда не был включен в традиционные каналы обмена информацией, хотя нуждается в своевременном информирование об условиях и правилах экономической деятельности и их изменениях, а также информации для маркетинга. Отсутствуют государственные информационные каналы. Нет информационных служб, действующих на коммерческой основе и отвечающих за своевременность и достоверность сведений. Реклама в средствах массовой информации большинству не по карману.

ХАРАКТЕРИСТИКА ВЫБОРКИ

Исследование выполнено в 1994-95гг. Ему предшествовали глубокие интервью на 20 предприятиях двух регионов России, на основе которых и разработана анкета. В 1994г. с помощью местных властей проведен анкетный опрос руководителей предприятий по репрезентативной выборке: территориальной и отраслевой. Распределение предприятий по размерам и организационно-правовым формам стало результатом построения выборки. В общей сложности было опрошено 1628 руководителей МП во всех 11 регионах России (Центральный, Центрально-Черноземный, Волго-Вятский, Поволжье, Северный Кавказ, Северо-Западный и Северный регионы, Урал, Восточная Сибирь, Западная Сибирь и Дальний Восток). При этом опрашивались предприниматели не только республиканских, краевых и областных центров, но и малых городов российской "глубинки".
В выборке представлены малые предприятия различных направлений деятельности: наибольшее число малых предприятий занимается в настоящее время торговлей и общественным питанием (каждая третья фирма), на втором-третьем месте - промышленные предприятия и предприятия сферы услуг населению (этой деятельностью занимается каждое четвертое), следующей по значимости группировкой стали предприятия сферы строительства (каждое пятое). На пятом-шестом месте - предприятия, предоставляющие посреднические услуги, и фирмы, предоставляющие услуги другим предприятиям (каждое седьмое-восьмое предприятие). Самыми малочисленными оказались три группы МП: науки и научного обслуживания, транспорта и связанные с сельским хозяйством (только каждое шестнадцатое-семнадцатое). Поскольку на практике предприятия часто занимаются несколькими видами деятельности, в сумме относительный показатель выше 100%. Оказалось, что в целом по выборке занимаются одним (в принятой нами в вопроснике классификации) видом деятельности 65.4%, двумя - 22.6%, тремя и более - 12%. Среднее число видов деятельности - 1.5-1.6.
В выборке представлены предприятия разных форм собственности и организационно-правовых форм: государственные и муниципальные, акционерные общества открытого и закрытого типов, товарищества, индивидуальные (семейные) частные, совместные предприятия и другие со статусами, не предусмотренными действующим российским законодательством: например, не прошедшие перерегистрацию кооперативы.
Согласно действующему ныне Постановлению Совета Министров РСФСР от 18 июля 1991 года N 406, к малым предприятиям относятся предприятия всех организационно-правовых форм, установленных Законом "О предприятиях и предпринимательской деятельности", как вновь создаваемые, так и действующие, со среднесписочной численностью работающих, не превышающей 200 человек (в том числе в промышленности и строительстве - до 200 человек; в науке и научном обслуживании - до 100 человек; в других отраслях производственной сферы - до 50 человек; в отраслях непроизводственной сферы - до 15 человек). Закон "О государственной поддержке малого предпринимательства", который находится на рассмотрении парламента, предусматривает существенное снижение критерия численности МП. В данном анализе используются действующие пока критерии.
На практике основной массив малых предприятий оказался сосредоточенным в пределах численности до 15 человек (половина опрошенных). На каждом третьем-четвертом малом предприятии работает от 16 до 50 человек; на каждом восьмом-девятом - от 51 до 100. Каждое десятое малое предприятие имеет от 100 до 200 работников.
Отметим, что основная часть малых предприятий - более 55% является новыми структурами, а кроме того - более 11% опрошенных МП создавались в перестроечный период на волне кооперативного движения. Каждое третье предприятие образовалось из государственного путем приватизации, реорганизации, распада и т.п. с использованием его помещений, оборудования, персонала.

ЦЕЛЬ, ЛОГИКА И МЕТОДЫ АНАЛИЗА

Проведенный опрос дает богатую информацию, которая может использоваться под разными углами зрения. В настоящей работе поставлена цель описания процесса адаптации малого бизнеса к неоднозначным условиям переходного периода и факторов, определяющих успех или неудачу в приспособлении.
Все многообразие факторов (характеристик), воздействующих на процесс функционирования МП, подразделяется на объективные и субъективные. Среди объективных характеристик в качестве основных для анализа рассматриваются: способ организации МП, его отраслевая принадлежность и размеры.
Малый бизнес по "истории" своего возникновения в принципе распадается на две группы: новые предприятия и МП, возникшие тем или иным способом на базе государственного сектора. К первой группе (ее мы далее будем называть новым частным бизнесом, новыми предприятиями и т.п.) мы относим созданные "на пустом месте", а также те МП, которые первоначально возникли как кооперативы. Во вторую группу (ее предприятия мы будем далее называть "старыми", возникшими на базе госсектора или бывшими государственными, хотя последнее и не вполне корректно) попадают как государственные, так и приватизированные предприятия, а также МП, основанные путем реорганизации, разбиения, отделения от государственного.
Очевидно эти группы исходно будут отличаться по условиям становления, доступу к ресурсам и собственности. Эти различия более существенны, нежели отклонения, фиксируемые при формальном распределении совокупности МП по организационно-правовым формам.
Набор основных отраслей (сфер, видов деятельности) был заложен в структуре вопросника (см.таблицу 3 Приложения). Учитывая степень распространенности видов деятельности в малом бизнесе и сходство условий работы в некоторых из них, мы сочли необходимым для изучения фактора отраслевой принадлежности выделить основные агрегированные сферы деятельности: производственную (охватывает промышленность и строительство), сферу услуг (включая услуги предприятиям, населению и посреднические), а также торговлю и общественное питание. Предприятие, которое попадает только в одну из названных категорий, в дальнейшем квалифицируется как моно(одно)профильное.
Достаточно трудно жестко привязать МП к определенной сфере, поскольку многие из них неспециализированы, в ходе функционирования расширяют спектр секторов экономики, в которых работают. Поэтому можно говорить о двух вариантах группировки МП. Один - это распределение однопрофильных предприятий в соответствии с выделенными агрегированными сферами деятельности, что позволяет получить "чистые" отрасли. Второй - "нежесткая" классификация - выделение предприятий, занимающихся определенным видом деятельности независимо от того, занимается ли оно каким-либо еще. Здесь мы получаем три группы предприятий основных видов деятельности, допускающих вхождение предприятий в несколько групп или работу в иных сферах (наука, транспорт, др.).
Если производственными видами деятельности занимается 45% фирм, торговлей и общественным питанием - третья часть всех обследованных предприятий, то в сфере услуг оказалось занято более 45% МП. При этом более половины предприятий по каждой из перечисленных групп в отдельности являются специализированными (однопрофильными).
Поскольку совокупность предприятий "чистых" отраслей охватывает чуть более половины выборки, анализ при необходимости проводится как в разрезе однопрофильных предприятий, так и предприятий "основных (различных) видов деятельности", среди которых есть и моно- и многопрофильные.
Очевидно дополнительной характеристикой малого бизнеса становится количество видов деятельности. В соответствии с ней МП подразделяются на одно(моно) и многопрофильные (имеющие два и более вида деятельности).
В качестве критерия величины МП нами выбрана численность занятых - легко и достоверно оцениваемый параметр, не зависящий от уровня инфляции. Выделены четыре основных группы по размеру предприятий (см.таблицу 22 Приложения), где маленькие МП имеют численность до 15 человек, а в разряд "больших" попали имеющие более 100 занятых.
История создания МП - наиболее объективная его характеристика, в то время как отраслевая принадлежность и размеры отчасти определены управленческими решениями руководства предприятия.
В качестве обобщающего субъективного фактора, характеризующего руководство МП, личность предпринимателя, выбраны целевые установки, которые он ставит перед своим предприятием.
Наблюдаются четыре разновидности целей, среди них - освоение новых направлений деятельности, наращивание потенциала в выбранной области, выживание и максимизация текущих прибылей. Первую и вторую цели можно квалифицировать как стратегические, потому преследующие их руководители в дальнейшем могут рассматриваться в качестве единой целевой группы, ориентированной на развитие (хотя группа, стремящаяся освоить новые виды деятельности, более активна на рынке). Цели выживания и максимизации прибыли - безусловно тактического характера (выживание характеризует адаптивно-пассивную линию поведения, максимизация прибыли - адаптивно-агрессивную/активную).
Цель - обобщающая характеристика типа поведения МП, по всей вероятности она коррелирует с его способами. Соответственно способы поведения МП - это те способы решения конкретных управленческих задач, которые возникают перед предприятиями, вызваны необходимостью приспособления на складывающихся рынках: товарном, труда, финансовом. Еще один важный аспект поведения МП - их приспособление к изменяющейся институциональной среде.
Цели и способы поведения квалифицируются как более или менее адаптивные. В качестве критерия успеха адаптации принято экономическое положение предприятия. Оно определяется субъективными оценками самих руководителей по трем градациям: устойчивое, не вполне устойчивое и неустойчивое (см.таблицу Приложения). Принадлежность к более устойчивой группе свидетельствует о большей степени успеха в приспособлении. (Заметим, что при количественном анализе затруднившиеся с оценками положения не принимаются во внимание).
Исходя из цели исследования, его задачи состоят в оценке степени распространенности способов/типов поведения и степени успеха МП, их использующих, в зависимости от основных выделенных выше факторов.
Наш опыт позволяет предположить, что наиболее значимыми фактором, определяющими успех в адаптации, станет способ создания предприятия, хотя определенную роль сыграют и отраслевые различия, безусловно связанные с объективно несовпадающими внешними условиями деятельности (уровнем спроса и конкуренции, порогом стартового капитала и инвестиционными потребностями и т.п.).
Непосредственно исследование опирается на формирование групп предприятий (подвыборок) в соответствии с названными основными факторами. Все базовые таблицы с результатами (таблицы 3 - 22 Приложения) построены так, чтобы иметь возможность сопоставления результатов по способам организации и видам деятельности, в том числе - "чистым" отраслям.
Анализ базируется на сочетании количественных и качественных подходов - экспертных суждениях и статистических методах. Экспертные суждения основаны на данных опроса, в том числе - комментариях и замечаниях руководителей в ходе заполнения формализованного вопросника, оставшихся за рамками его обработки, а также опыте предшествующих исследований, особенно глубоких интервью.
Количественный анализ предполагает сравнение подвыборок, а также оценку связи признаков (вопросов) по двум- и трехмерным таблицам сопряженности; он опирается на стандартные статистические методы.
Для построения рейтинговых шкал признаков, а также для выявления существенных отклонений в результатах по различным группам предприятий (подвыборкам) можно применять приближенный метод оценки значимости этих отклонений по специальной таблице (см. таблицу в Ядов В.А. "Социологическое исследование: методология, программа, методы". М.:Наука, 1987, стр.64).
Для дихотомической оценки значимости связи между двумя признаками применяется критерий Пирсона "Хи-квадрат", который с априори заданным уровнем вероятности свидетельствует о значимости или незначимости статистической связи. Для оценки уровня тесноты связи выбран коэффициент Крамера, нормируемая величина которого изменяется от 0 до 1. Данный коэффициент с заданной вероятностью позволяет сравнивать степень тесноты связи разных пар признаков. При необходимости характеризовать форму, направление связи используется один из коэффициентов ранговой корреляции - коэффициент Кэндалла. Он предполагает предварительное упорядочивание вариантов ответов на сопоставляемые признаки.
Используемый в анализе порог оценки во всех случаях - вероятность не менее 0.95.
Заметим, что все названные критерии и коэффициенты относятся к случая так называемых ординарных шкал (где предполагается, что респондент выбирает только один вариант ответа).

Условия развития российского малого бизнеса сами предприниматели оценивают как неблагоприятные.
Для предприятий основными внешними факторами, определяющими такую оценку, являются чрезмерный налоговый пресс, высокий уровень инфляции, отсутствие надежных правовых гарантий развития МБ, нестабильность законодательства. Криминогенность внешней среды, судя по результатам анкетирования, затрагивает непосредственно каждое десятое предприятие. На наш взгляд, эта оценка явно занижена, поскольку в серии интервью, предшествовавших разработке анкеты, фактически каждый предприниматель говорил об этой проблеме.
Как положительный момент, связанный с проведением российских реформ, следует отметить практически сошедшее на нет вмешательство местных властей в производственно-хозяйственную деятельность предприятий. Его отмечают всего 4.2% предпринимателей в целом по выборке, при этом существенных различий между "старыми" предприятиями и новыми частным бизнесом нет.
Период становления у подавляющего большинства МП протекал непросто. Им пришлось столкнуться с множеством трудностей, среди которых самым серьезным препятствием был недостаточный размер первоначального капитала. Эта проблема затронула три четверти всех предприятий независимо от выбранных ими направлений деятельности, а в большей степени - возникшие на базе госсектора.

На 2-3 месте по выборке в целом оказался вопрос с помещением, решение которого протекало болезненно для каждого третьего предприятия, в особенности для предприятий торговли и общепита, а также нового частного бизнеса. В наиболее выигрышном положении очевидным образом оказались предприятия, возникшие на базе бывших государственных - среди них подавляющее большинство (81.2%) вообще не упоминают существование этой проблемы. В целом, по высказываниям предпринимателей, информация о наличии свободных помещений полностью монополизована местными чиновниками и без взяток ее получить невозможно.
В той же мере, что и поиск помещений, для предприятий на начальном этапе их деятельности актуальна проблема сбыта, причем ее острота существенным образом зависит от их отраслевой принадлежности. Так, если в целом по выборке и в сфере услуг каждое четвертое МП столкнулось с проблемой реализации, то в производственной сфере узость рынка отметил уже руководитель каждого третьего предприятия, а в торговле и общественном питании - лишь каждого седьмого(см. подробнее раздел 3). Подчеркнем закономерность этого результата: производственные малые предприятия сильно пострадали от быстрого роста цен на сырье, материалы, комплектующие. Включив их в издержки, они получили цены, неконкурентоспособные на рынке. Малые предприятия в торговле, наоборот, имеют свои преимущества перед большими - за счет мелкооптовых закупок становится возможным гибкое реагирование на запросы потребителей.
По всей вероятности, в такой оценке предпринимателями проблем со сбытом продукции присутствует и компонент, связанный с ошибками в выборе профиля предприятия, поскольку большинство из них пока не могут сами провести квалифицированный предварительный анализ рынка и не в состоянии по финансовым соображениям заказать такое исследование консалтинговым фирмам. Этот вывод подтверждается тем, что трудности, связанные с выбором направлений деятельности, занимают в рейтинге проблем последнее, 8-е место у всех без исключения предприятий, т.е. выбор профиля деятельности не осознается начинающими предпринимателями как одна из ключевых проблем, требующих первоочередного решения.
Существенные отраслевые различия наблюдаются между производственными и торговыми предприятиями в оценке значимости приобретения оборудования. Если в производственной сфере четверть предприятий не могли приступить к работе из-за нехватки оборудования (либо имели ограниченные возможности повышать эффективность производства, менять ассортимент продукции, улучшать ее качество), то в торговле всего 13.6% руководителей на начальном этапе были озабочены необходимостью роста технической оснащенности своих фирм.
Торговля, как сфера деятельности для начинающих предпринимателей, несомненно, наиболее привлекательна на данном этапе. Она не требует серьезных первоначальных затрат, не выдвигает жестких требований к квалификации и опыту, имеет быстрый оборот капитала и, кроме того, менее рискована, поскольку в случае неудачи не возникает проблемы распродажи имущества.
На основе обобщения мнений предпринимателей о трудностях начального этапа их деятельности можно утверждать, что существенную поддержку развитию малого бизнеса могли бы оказать:

  • разработка эффективных механизмов стартового финансирования в виде доступных по цене кредитов (прерогатива федеральных властей, федерального и региональных фондов поддержки предпринимательства);
  • содействие в поиске, аренде или приобретении помещений (прерогатива местных властей);
  • обучение начинающих предпринимателей анализу рынка, планированию стратегии развития фирмы и бизнес-планов проектов (прерогатива местных властей, фондов поддержки предпринимательства при участии заинтересованных зарубежных организаций, оказывающих технико-экономическую помощь России);
  • предоставление начинающим предпринимателям на льготной основе информационных услуг о поставщиках и потребителях продукции (прерогатива местных властей, региональных фондов поддержки предпринимательства при участии заинтересованных зарубежных организаций).

Более половины всех предприятий в малом бизнесе наиболее эффективным способом решения проблем, возникших на этапе организации, считает использование личных связей. Этот традиционный для нашей экономики дореформенного периода способ продолжает работать и в нынешних условиях. Об этом говорит тот факт, что доля предприятий, использующих его, среди новых частных структур существенно больше, чем среди бывших государственных: 64.1% против 52.4%. Он имеет целый ряд преимуществ перед официальными каналами - быстрота, доверие партнеров, а отсюда отсутствие угрозы просачивания информации в руки мафиозных структур, бесплатность консультаций (или "платность", понимаемая как оказание других услуг на тех же основаниях).
Наиболее часто с помощью личных связей решались такие вопросы, как поиск, аренда или приобретение помещения, поиск поставщиков и потребителей, приобретение оборудования и транспорта.

На втором месте среди способов решения проблем, к которым прибегали МП - использование банковских кредитов: в целом по выборке а также среди производственных и торговых предприятий к ним прибегала половина фирм, в сфере услуг - треть. Более детальный анализ показывает, что из предприятий, испытывавших финансовые затруднения, лишь половина сумела получить кредиты. Это свидетельствует о непривлекательности в настоящее время сферы МБ для коммерческих банков.
На третьем месте среди используемых способов преодоления трудностей первоначального этапа - обращение к помощи местных властей. В целом по выборке его использовал каждый четвертый респондент. В большей степени этот канал получения помощи использовали "старые" предприятия (39.4%), а для нового частного бизнеса более характерна опора на собственные силы - удельный вес предприятий, возлагающих надежды на помощь местных властей почти в два раза ниже (22.9%). С точки зрения отраслевой принадлежности в наименьшей степени аппелировали к местным властям предприниматели, занимающиеся торговлей и общественным питанием (20.7%).
На сегодняшний день самыми непопулярными способами решения проблем являются обращение к услугам консультационных фирм (его использовали всего 8.4% руководителей) и попытки получить помощь от союзов и ассоциаций МП (5.4%). Что касается первых, то в условиях, когда большинство МП испытывали финансовые затруднения, услуги консультационных фирм мало кому доступны. К тому же, рынок этих услуг относительно новый, еще не очень хорошо известный начинающим предпринимателям. Союзы и ассоциации МБ на момент организации большинства предприятий еще были слабы и в экономическом отношении (не могли оказать реальной финансовой помощи), и в политическом (были не в состоянии отстаивать интересы МБ во властных структурах), а потому - непопулярны среди предпринимателей (см. подробнее раздел 6).
Подводя итоги, можно отметить, что для этапа становления характерно преобладание "нерыночных" способов решения имеющихся проблем (использование личных связей, обращения во властные структуры) как для "старых" предприятий, так и для нового частного бизнеса. В то же время безусловно ограничены возможности использования банковских кредитов для формирования стартового капитала.
Самый трудный период становления на рынке большинство предприятий малого бизнеса завершили успешно: 6.2% - сумели решить все проблемы, 61.8% - основную часть проблем. Не сумели адаптироваться и справиться с основной частью проблем 29.0% фирм, а число абсолютных неудачников составило 3.1%. Существенных различий между предприятиями различных направлений деятельности не обнаружено. Против ожиданий результаты адаптации МП из числа бывших государственных структур и новых частных практически идентичны, хотя логично было бы предположить, что фирме, возникшей на "пустом месте", труднее конкурировать с предприятием, имевшим основы механизма функционирования. В достижении такого эффекта позитивную роль сыграло отсутствие "дореформенных" стереотипов мышления у предпринимателей из новых частных структур, тщательно проведенный анализ рынка и обоснованный выбор направлений деятельности, позволяющих быстро окупить вложенные средства (см. подробнее раздел 3).
Сравнивая предприятия с одними и теми же проблемами в начале деятельности, можно отметить, что вновь созданные предприятия решали их успешнее, нежели "старые" (см.таблицу 24 Приложения). Так, имеются различия в доле предприятий, успешно преодолевших трудности становления, из числа имевших финансовые затруднения (65.4% против 59.2%), имевших трудности со сбытом (67.4% против 55.0%) и выбором направлений деятельности (73.4% против 57.9%).Таким образом, можно говорить о том, что адаптивные возможности новых частных структур выше, чем предприятий, преобразовавшихся из госсектора.
Подводя итоги, можно утверждать, что экономическое положение малых предприятий в значительной степени определяется успешностью преодоления рассмотренных выше трудностей этапа становления (коэффициент Крамера для выборки в целом составляет 0.40, для "старых" предприятий - 0.42, для вновь созданных - 0.39). Фактически в категорию потенциальных банкротов попадает каждое третье предприятие, не сумевшее решить все или большинство проблем начального периода деятельности (см. таблицу 25 Приложения). В случае успеха примерно такая же доля предприятий занимает устойчивое положение на рынке и имеет хорошие перспективы дальнейшего развития. Устойчивое положение, которое характерно в малом бизнесе для половины предприятий, складывается по всей видимости под воздействием других причин, которые будут рассмотрены далее.

Анализ поведения предприятия начнем с его организации. Мотивация первоначального выбора сферы деятельности фирмы уже дает представление о том, насколько просчитано решение начать собственное дело, насколько адаптивными могут быть принимаемые в дальнейшем решения.
Причины, определившие выбор направлений деятельности, достаточно условно можно разделить на рыночные и традиционные. К первому типу относятся степень дефицитности рынка конкретной продукции, возможность быстро окупить вложенные средства, резервы диверсификации и экспортный потенциал данного производства. Ко второму - предыдущий опыт работы, поддержка знакомых и низкий уровень стартового капитала.
Расхождения в рейтингах мотивов первоначального выбора для выборки в целом и каждой из основных групп (см. таблицу 26 Приложения), не очень существенны. Везде на первом плане стоит наличие опыта работы в выбранной области, на последнем - возможность экспорта, что объясняется низкой конкурентоспособностью отечественной продукции.
Расхождения в опыте работы между группами статистически значимы. Так, трое из каждых четырех руководителей "старых" предприятий уже имели опыт работы в выбранной области. В новом частном бизнесе - только каждый второй. (Аналогичное соотношение по ответам руководителей сугубо производственных МП и предприятий торговли и общепита). Специфика МБ состоит в том, что управленческий персонал сведен к минимуму, руководителю зачастую приходится брать на себя решение и чисто производственных вопросов. Поэтому, отсутствие специальных знаний по выбранному профилю затрудняет принятие эффективных управленческих решений, особенно с учетом того, что система информационной, консультационной поддержки МБ в России практически отсутствует. По этому показателю МБ, особенно новый частный, является достаточно рискованным.
Новые частные и сугубо производственные фирмы во вторую очередь ориентировались на уровень дефицита. Каждый третий руководитель "новых", а также сугубо производственной фирм и каждый четвертый - "старой" утверждают, что их предприятия возникли "в зоне дефицита". В принципе, этот результат можно оценить положительно, как следствие предварительного анализа рынка и выявления свободных рыночных сегментов. В сфере торговли дефицитной свою деятельность с самого начала считал лишь каждый седьмой предприниматель. Однако, в дальнейшем происходит резкий поворот от производства к коммерции. 67% фирм по выборке в целом в дополнение к производственной деятельности занялись торговлей и только 15.4% "развернулись" в обратном направлении. По бывшим государственным предприятиям, изначально больше сориентированным на производство, расхождение еще значительнее - 84.2% и 7.0% соответственно. В известной мере это произошло из-за ухудшения экономического климата. Но, по нашему мнению, здесь "сыграл" и тактический просчет, обусловленный невысоким уровнем развития рыночного мышления, когда на этапе организации руководители фирм недостаточно квалифицированно оценивали степень дефицитности разных сфер деятельности, путая потребность со спросом.
Руководителей торговых предприятий в большей мере интересовала возможность быстро окупить вложенные средства, стартовый уровень которых мог быть достаточно низким, и нестандартные формы разнообразной поддержки (от друзей, знакомых, других предпринимателей). Предварительная оценка возможности самовозрастания вложенных средств, что особенно актуально в условиях инфляции, свидетельствует о достаточно продуманном, рыночноориентированном подходе к началу собственного бизнеса. Предприниматели из чисто производственных МП, а также руководители "старых" фирм в среднем в два раза реже руководствовались возможностью ускоренного оборота капитала.
Предприятия, образованные на базе госсектора, привлекала возможность обойтись без серьезных первоначальных вложений, а также предполагаемый дефицит и широкий ассортимент выпускаемой продукции.
Показательно, что низкий порог первоначальных вложений в свое дело, как один из решающих факторов, указал каждый четвертый - пятый руководитель МП независимо от сферы деятельности и способа образования.
В целом, анализ мотивации первоначального выбора профиля МП свидетельствует, что, хотя "стартовых" знаний у предпринимателей не хватает, большинство из них проводят или пытаются провести анализ как внешних условий (уровень дефицита, возможность быстро окупить вложенные средства), так и внутренних резервов организуемой фирмы (резервы диверсификации, экспортный потенциал). Исходя из соотношения рыночных и традиционных мотивов организации МП, можно ожидать, что поведение новых частных фирм в большей степени будет соответствовать требованиям формирующихся рыночных отношений.

Целеполагание - один из основных моментов, определяющих поведение фирмы на рынке. По тому, какую цель ставит перед собой ее руководитель, можно достаточно верно представить текущее состояние дел и возможные перспективы развития МП, оценить, насколько хорошо тактические замыслы согласуются с объективными требованиями внешней среды и способствуют "врастанию" фирмы в складывающуюся систему рыночных отношений.
Полученные результаты свидетельствуют, что есть достаточно весомое различие в целях руководства МП в зависимости от способа их организации (см. таблицу 5 Приложения). Для "старых" предприятий основная цель на сегодня - выжить, иметь более-менее устойчивое положение, на что указали 42.5% опрошенных руководителей против 34.3% в новом частном бизнесе. Новые предприятия в большей степени смогли адаптироваться к условиям переходной экономики, найти свою нишу в спектре возможных видов деятельности и своего потребителя на рынке товаров и услуг.
О том, что новые фирмы больше полагаются на свои силы, косвенно свидетельствуют такие данные. Отсутствие надежных правовых гарантий развития малого бизнеса, нестабильность законодательства воспринимается их руководителями как одна из самых острых проблем сегодняшнего дня. 46.0% из них указали на это, против 31.6% по бывшим госпредприятиям.
Аналогичная картина складывается и при анализе данных об ожидаемых мерах государственной поддержки малого предпринимательства (см. подробнее в разделе 6), где новые частные МП явно больше заинтересованы в обеспечении надежных законодательных гарантий, чем "старые".
Перефразируя полученные результаты словами самих предпринимателей, можно утверждать, что самое большое желание "новых" бизнесменов, чтобы государство своевременно принимало нужные законы и гарантировало их выполнение, а "уж выкрутиться мы сумеем сами". Расчет на собственные силы - достаточно точный показатель того, что предприятие чувствует себя уверенно, его линия поведения адаптирована к требованиям внешней среды.
Интересные результаты дает сравнительный анализ мотивации первоначального выбора сферы деятельности между группами предпринимателей, преследующими в дальнейшем разные цели. Для тех, кто нацелен на освоение других направлений деятельности, изначально характерен несколько меньший опыт работы в выбранной области и тщательный анализ уровня дефицита той или иной продукции. Особенно четко эта тенденция проявляется в поведении руководителей новых частных фирм, для которых рейтинги опыта работы и дефицитности совпадают (делят 1-2 места). Иначе говоря, предприниматели данной целевой группы основную ставку с самого начала делали на выигрышные внешние условия (дефицитность местного, регионального рынка), очевидно полагая, что это создаст для их фирм весомые преимущества.
Те, кто считает необходимым закрепиться на выбранном рынке, имели сравнительно больший опыт работы и также стремились занять свободные рыночные сегменты. Сочетание накопленного опыта и анализа рыночной конъюнктуры, по-видимому, помогли с самого начала удачно выбрать направление деятельности, имеющее значительный потенциал роста.
Те предприниматели, для которых главное на сегодня - выжить, хотя и имели относительно больший опыт работы в выбранной области, на второе место ставили низкий уровень первоначальных вложений в свой бизнес. Анализ емкости рынка проводился в среднем в 1.6 раза реже, чем в 2 первых случаях. Очевидно, что оснований для удачного выбора сферы деятельности было недостаточно.
Респонденты, считающие основной целью получение максимальной прибыли, с самого начала выбирали то направление вложения средств, где была возможность их быстрого оборота.
Очевидно, что обоснованность, продуманность и квалифицированность первоначального выбора сферы деятельности в значительной мере предопределяют возможность и направление дальнейшего развития фирмы.

О взаимосвязанности решений, принимаемых руководителями предприятий, позволяет судить анализ степени согласованности тех целей, что они перед собой ставят, и первоочередных мер, которые, по мнению предпринимателей, улучшат работу их фирм.
Руководители МП, нацеленных на диверсификацию, в первую очередь стремятся найти более перспективные направления деятельности (об этом заявил каждый второй из них, что больше, чем в других целевых группах). Потенциал этих фирм достаточно высок, приобрести новое оборудование и расширить производственные площади стремится каждый второй - третий предприниматель. Проблема снижения издержек, хотя и делит второе - четвертое места в рейтинге первоочередных мер, является основной для относительно меньшей части респондентов в сравнении с другими целевыми группами.
Возможности МП, стремящихся закрепиться на уже освоенном рынке, по крайней мере не выше, чем у фирм - "диверсификаторов". Во-первых, для них несколько более актуально снизить издержки. Во-вторых, несмотря на установку остаться в границах выбранных видов деятельности, проблема снабжения и сбыта на этих предприятиях стоит гораздо острее. 21.9% респондентов указали, что первоочередная задача - получить доступ к информации о поставщиках и потребителях своей продукции (против 13% ответов по предыдущей целевой группе). Расширить производственные площади и приобрести новое оборудование стремится каждый второй - третий руководитель.
Те фирмы, для которых главное сейчас - выжить, имеют более низкий потенциал. Главная задача для них - снижение издержек (47.5% ответов респондентов). Снабжение и сбыт затруднены для каждого четвертого - пятого МП. Пытаются исправить положение за счет поиска более перспективного направления деятельности почти 40% предпринимателей. Но реальных возможностей для освоения новых рынков не так много: расширить производственные площади и приобрести новое оборудование хотят лишь треть - четверть опрошенных.
На фоне общих тенденций предприятия имеют особенности в выборе перспектив развития. Так, на новых частных фирмах независимо от цели стремятся снизить издержки в среднем на 10% реже, чем на бывших госпредприятиях, а приобрести новое оборудование - на 15%. Для "новичков" более актуальна проблема расширения производственных площадей. Пожелания такого рода встречаются в среднем на 15% чаще, чем по "старым" МП.
Сугубо производственные предприятия по сравнению с торговыми более, чем в два раза чаще озабочены приобретением нового оборудования. Актуальнее для них и снижение издержек производства. А вот приобрести другое помещение больше (в среднем на 10%) стремится новый частный бизнес.
Одной из отличительных поведенческих черт МБ является его динамизм, "склонность" к изменению первоначальной сферы деятельности. На это указали более половины респондентов по выборке в целом, причем в 80% случаев наблюдалось увеличение числа видов деятельности. Эта тенденция, по-видимому, сохранится и в дальнейшем - более трети предпринимателей стремится найти для своего бизнеса более перспективное направление.
Представляется важным оценить, насколько продуманными, эффективными являются решения о диверсификации деятельности, в частности, есть ли взаимосвязь между ними и целью фирмы, как отражается динамика видов деятельности на экономическом положении предприятия.
Связь между изменениями в направлениях деятельности и целями статистически подтверждается для выборки в целом и отдельно для вновь возникших и "старых" предприятий. В целом по выборке, МП, нацеленные на максимизацию прибыли, в одном случае из трех полностью отказались от производства, и только в одном из десяти дополнили коммерческую деятельность производственной. Для тех фирм, у кого главное - выжить, также характерны активный "сброс производства" (24.8% ответов респондентов) и незначительный перелив капитала из коммерции в производство (10.3%). Это доказывает, что наибольший доход сегодня дает бизнес в сфере посредничества, торговли, а предпринимательство в производственной сфере более рисковано.
Сравнение динамики видов деятельности между МП, нацеленными на диверсификацию и наращивание потенциала в выбранной области, дает следующие результаты. Фирмы, ориентированные на диверсификацию, относительно чаще (21.5% ответов против 15.1%) в дополнение к торговле занялись производством и относительно реже (65.9% ответов против 73.1%) дополняли производство коммерцией. Доли тех, кто полностью отказался от производства, совпадают. Нацеленность на диверсификацию в сочетании с более или менее активным переливом торгового капитала в производство (с учетом меньшей прибыльности бизнеса) означает, что расширение видов деятельности как цель фирмы - показатель ее стабильного экономического положения. Те МП, что хотят закрепиться на уже "освоенных позициях", по-видимому, удачно сочетают производственную деятельность с коммерческой и нельзя однозначно определить, в какой именно области предполагается активизация деятельности.
На общем фоне новые частные предприятия, стремящиеся к диверсификации, значительно чаще дополняют коммерческую деятельность производственной (27.8%), чем "старые" (5.3%). Если же для нового бизнеса стоит вопрос о выживании, то он более активно (в трети случаев) полностью отказывается от производства. Для "старых" МП это почти не характерно (9.3% ответов респондентов). Иными словами, поведение новых предпринимательских структур более адаптивно к условиям внешней среды.
Какая тактика поведения является сегодня более выигрышной, создает преимущества в экономическом положении фирм?

Таблица 3

Рейтинг экономического положения в зависимости от динамики видов деятельности *

 
Видов деятель-
ности стало меньше
Измене-
ний не было
Видов деятель-
ности стало больше
Положение совсем неустойчивое
2,2,2-3
3,3,2-3
3,3,3
Положение не вполне устойчивое
1,1,1
1,1,1
1,1,1
Положение устойчивое
3,3,3-2
2,2,3-2
2,2,2

* Первая цифра - рейтинг по выборке в целом
Вторая цифра - "новые" предприятия
Третья цифра - "старые" предприятия

Наличие взаимозависимости изменений в направлениях деятельности и экономического положения МП статистически подтверждается для выборки в целом и отдельно для "новых" и "старых" МП. Судя по полученным данным, (см. таблицу 3), наиболее выигрышная на сегодня тактика поведения на рынке - диверсификация видов деятельности. Привязка к первоначально выбранной специализации хуже сказывается на предприятиях, реорганизованных из госсектора, чем на новых частных фирмах. Хотя в этих случаях рейтинги совсем неустойчивого и вполне устойчивого положения совпадают, но доля аутсайдеров на старых МП выше доли лидеров, а на новых - ниже. Еще большее расхождение наблюдается тогда, когда число видов деятельности уменьшилось. Доля предприятий с совсем неустойчивым положением выше доли с устойчивым по новым частным фирмам в 1.7 раза, а по "старым" в 3.3 раза. Тот факт, что независимо от динамики видов деятельности первенствует не вполне устойчивое экономическое положение, подтверждает сильное влияние неблагоприятных внешних условий на развитие МБ в целом.

Снабжение сегодня перестало быть проблемой в прежнем смысле этого слова. Дефицит ресурсов сменился дефицитом денег. Специфическая трудность для малых предприятий - это невозможность купить небольшую партию товара, поскольку производителям и оптовым продавцам выгодно торговать партиями, кратными транспортным нормам отгрузки.
Анализ позволяет выявить динамику проблемы снабжения, ее рейтинга в ряду основных проблем малого бизнеса и влияние более (менее) успешного решения снабженческих задач на экономическое положение фирмы.

Из тех, для кого снабжение было проблемой с момента образования МП, около трети так и не смоги разрешить ее ко времени проведения опроса. Это вдвое больше доли предприятий, имевших сложности со снабжением на момент опроса в целом по выборке. Что касается сравнительной эффективности преодоления начальных снабженческих трудностей на предприятиях разных типов, то здесь нельзя выделить явного лидера и аутсайдера. Для всех рассмотренных нами групп процент фирм, так и не решивших проблему снабжения, примерно вдвое больше доли предприятий с проблемой снабжения в каждой из них в целом (несколько больше на МП торговли - в 2.3 раза, несколько меньше на "старых" МП - в 1.8 раза).
У каждого 8-9 МП, не имевшего прежде проблем со снабжением, они появились. Это несколько меньше, чем доля фирм со снабженческими трудностями в целом на момент опроса (каждая седьмая). Разброс среди предприятий разных видов деятельности и способов образования не значим.
Наличие проблемы снабжения с момента образования МП в большей степени предопределяет ситуацию со снабжением в дальнейшем, чем ее отсутствие. Положительная динамика в решении этих вопросов характерна для сугубо торговых предприятий и "нового" бизнеса.


На этапе создания для всех предприятий стояли впереди финансовые трудности, поиск потребителей и аренда (приобретение) помещения. Со временем значимость снабжения в ряду других проблем МП еще больше снизилась, пропустив вперед также проблему больших налогов, инфляции и отсутствия надежных правовых гарантий.
В ряду наиболее насущных задач, которые предприниматели хотят решить в ближайшей перспективе, снабженческие занимают одно из ведущих мест. Приобрести новое оборудование хотят половина руководителей МП сферы материального производства и четверть - МП торговли и общественного питания. Однако эти цифры следует трактовать не только как показатель развития МБ, но и как следствие его ограниченных финансовых возможностей. Тем не менее, на уровне замысла четко проявляется тенденция к совершенствованию техники и технологий. Это объясняется рядом причин. Прежде всего высокая степень физического и морального износа основных фондов требует их обновления в целях улучшения качества, повышения конкурентоспособности выпускаемой продукции. Кроме этого, диверсификация видов деятельности (в среднем, почти каждое второе МП уже расширило спектр своей деятельности, а каждый третий руководитель хочет найти более перспективное направление) неизбежно упирается в обновление, смену парка оборудования.
Актуальность тактических задач в сфере снабжения среди руководителей "старых" и "новых" фирм также не одинакова. В большей мере заинтересованы в покупке нового, более производительного оборудования руководители предприятий, возникших на базе госсектора (48.2% респондентов), меньшей - руководители новых частных фирм (34.1%). Это объясняется большей повернутостью "старых" предприятий к производству, а новых - к коммерции.

Связь экономического положения фирмы и проблем снабжения характеризуется данными, показывающими, что трудности со снабжением в целом не сильно влияют на экономическое положение предприятия, уступая в этом отношении проблеме сбыта.
Сбыт - одна из ключевых задач, стоящих перед предприятиями любой сферы деятельности и формы собственности. Это комплексная проблема, включающая в себя оценку спроса на производимую продукцию, выбор схемы ценообразования, разработку политики конкурентной борьбы. Решение перечисленных задач имеет существенную специфику для предприятий разных сфер деятельности и способов организации и зависит как от состояния внешней среды, так и от особенностей, присущих различным субъектам малого бизнеса.
В сложившихся условиях в более выгодном положении находится продавец продовольственных товаров, который практически всегда найдет свою нишу на потребительском рынке и не испытывает существенного давления в сторону снижения торговой наценки. Спрос на промышленные потребительские товары менее устойчив, концентрируется вокруг относительно сокращающейся части населения со средним и высоким уровнем дохода. Наиболее сложное положение со сбытом у предприятий, выпускающих промежуточную продукцию производственного назначения. Спад инвестиционной активности, упрощение технологий, экономия на ремонте вплоть до остановки оборудования - все это сужает рынок сбыта комплектующих изделий, которые с точки зрения производства являются товарами не первой необходимости.
Не многим лучше ситуация со сбытом для предприятий - производителей конечной продукции производственного назначения. Эти фирмы обычно не работают на полную мощность: часть оборудования простаивает, уровень загрузки мощностей где-то от 20 до 50% по оценкам самих руководителей. Большой динамизм внешних условий, проявляющийся в постоянной смене потенциально прибыльных производств (когда производство, рентабельное сегодня, может стать убыточным завтра) усиливает конкуренцию между производителями функционально однородной и разнородной продукции.
Основным видом конкурентной борьбы становится ценовая конкуренция. Однако, возможность маневрировать ценами сильно ограничена скачкообразным ростом издержек производства. Поэтому гибкость цен зависит прежде всего от таких факторов, как диверсифицированность производства, норма добавочной стоимости, степень изношенности фондов.
МБ в сфере производства товаров потребительского назначения менее рискован, т.к. потребительский рынок в целом довольно устойчив. МП, активно используя в своей деятельности элементы маркетинга, имеют реальную возможность решить проблему сбыта, не меняя своего профиля.
Данные нашего опроса позволяют дать достаточно четкое и детальное представление о проблеме сбыта на МП разных видов деятельности и способов образования.

У 14% МП, не имевших вначале проблем со сбытом на момент опроса они появились. Это в полтора раза меньше общей доли фирм, имеющих эти трудности. Значит, основная масса предпринимателей, наладивших сбыт в начале деятельности, и в дальнейшем успешно решают эту задачу. На бывших государственных предприятиях доля фирм, потерявших рынок сбыта, несколько больше, чем по выборке в целом, но в 1.6 раза меньше общей доли "старых" фирм, имеющих проблему сбыта. И в этом случае изначальная решенность сбытовой проблемы создает в дальнейшем ощутимые преимущества.
"Новые" фирмы более цепко держатся за уже имеющийся рынок сбыта, чем "старые" и в целом по выборке. Только 12.4% из них потеряли потребителей. Эта цифра незначительно меньше общего числа новых частных предприятий, испытывающих сбытовые трудности на момент опроса (18.7%). Из этого следует, что новый бизнес в принципе успешнее продвигает свой товар на рынок, чем бывшие госструктуры, и первоначальное преимущество здесь не так значимо.
Существенные преимущества в решении сбытовых проблем есть у сугубо производственных предприятий, имевших рынок сбыта с самого начала. Только для 16.5% из них на момент опроса сбыт был затруднен, тогда как по всей этой подгруппе доля аутсайдеров в 1.7 раза больше.
На предприятиях торговли и общественного питания отсутствие сбытовой проблемы в начале деятельности в меньшей степени определяет, как пойдет сбыт в дальнейшем. Для 14.7% фирм на момент опроса сбыт стал проблемой (в целом для данной подгруппы - для 17.7% фирм).
Следовательно, первоначальное преимущество в решении проблемы сбыта более важно для "старых" МП, чисто производственных фирм, чем для "новых" или сугубо торговых, которые в принципе успешнее действуют на рынке.
Хуже обстоят дела со сбытом на тех фирмах, где эта проблема ощущалась с момента основания. Из них 43.4% МП так и не сумели найти своего потребителя. Это в два раза больше числа "неудачников" по выборке в целом.
Самые неутешительные результаты получены для подгруппы "старых". Здесь 58.5% фирм так и не нашли свое место на рынке производимой продукции. "Новые" МП в этом смысле действуют успешнее. 64% из тех, кто ощущал трудности со сбытом в начале работы, сумели решить эту проблему к моменту опроса. И хотя доля тех, для кого сбыт остался проблемой, в 1.9 раза больше, чем по "новым" фирмам в целом, очевидно, что предприятия этой подгруппы успешнее справляются со сбытовыми трудностями, чем бывшие госпредприятия.
Немногим больше половины чисто производственных МП так и не сумели наладить сбыт с момента организации фирмы. Это в 1.8 раза больше доли аутсайдеров по подвыборке "однопрофильные производственные МП". Сугубо торговые фирмы, неудачно стартовавшие на рынке сбыта, в большинстве своем (65%) сумели выправить ситуацию. Доля "неудачников" в продвижении продукции среди МП чистой торговли в целом в 2 раза меньше, в сравнении с производственными.
Таким образом, напрашивается вывод, что как "новые", так и чисто торговые МП более активно и результативно ищут рынки сбыта для своей продукции, а для "старых" или сугубо производственных МП первоначальные сбытовые трудности более, чем в половине случаев, остаются неразрешенными.

Большая начальная острота сбытовой проблемы в сфере материального производства объясняется сокращением спроса и развалом прежней системы хозяйственных связей. Создаваемые заново каналы товародвижения плохо приспособлены для специфических нужд малого бизнеса, т.к. сориентированы на большие объемы поставок. Торговле больше повезло с потенциальными покупателями. Повсеместный дефицит на рынке товаров и услуг, особенно год - три года назад, когда возникла большая часть МП, попавших в опрос, упростил сбыт в этих сферах экономики. Со временем рейтинг сбытовой проблемы упал, т.к. на первый план вышли финансовые трудности (см. подробнее раздел 5). Но потребность в поиске потребителей в перспективе снизится незначительно. Каждый четвертый - пятый руководитель торгового или производственного предприятия и каждый четвертый независимо от способа образования фирмы добиваются доступа к информации о поставщиках и потребителях. И хотя снабжение и сбыт здесь совмещены, по нашему мнению, полученные результаты в большей мере характеризуют актуальность проблемы сбыта.

Вопросы ценообразования - одна из главных составляющих тактики и стратегии поведения фирмы на рынке. В способе их решения проявляются и основные проблемы, перед которыми стоит предприятие, и установки его руководителя.
Если судить по рейтингу различных схем ценообразования, то существенных различий между разными группами предпринимателей в этом вопросе нет.

В абсолютном большинстве случаев первенствует стремление окупить издержки и получить нормальную прибыль. Лишь чисто торговые предприятия несколько больше сориентированы на быстрый оборот капитала за счет более низких цен. Эта схема ценообразования особенно выигрышна сегодня, когда даже незначительное снижение цены вызывает существенный прирост спроса, что позволяет эффективно маневрировать ценами на отдельные товары, добиваясь оптимального соотношения объема и скорости товарооборота. В сфере материального производства добиться конкурентных преимуществ за счет снижения отпускных цен практически невозможно, т.к. постоянный рост издержек поднимает нижний предел цены (цену производителя) и вынуждает поддерживать рентабельность на достаточно высоком уровне. Несмотря на то, что по выборке в целом чаще выбирают цену, компенсирующую издержки, чем более низкую, расхождение между приверженцами этих стратегий среди МП разных видов деятельности в процентном отношении довольно значительно. Так, руководители производственных фирм в 1.4 раза чаще ориентируются на покрытие издержек, чем предприниматели в торговле и общепите, которые, в свою очередь, в 1.7 раза чаще стремятся привлечь покупателя более низкими ценами. По подгруппам старых и новых МП расхождения по этим двум позициям также статистически значимы: среди руководителей бывших государственных предприятий больше сторонников возмещения издержек, среди руководителей "новых" - ускорения оборота капитала.
Ориентация на цены аналогов занимает третье место среди схем ценообразования и несколько чаще встречается на предприятиях сугубо производственных, а также на бывших государственных. Нельзя утверждать, что эта ориентация непременно проигрышна в условиях рынка, тем более, что она является одной из наиболее распространенных схем ценообразования. Но, в период становления рыночных отношений, когда оптимальные ценовые пропорции только формируются, известная доля риска, стремление самому "прощупать" порог платежеспособного спроса может дать больший эффект.
Лишь каждый девятый предприниматель в среднем "привязывает" ценовую политику своей фирмы к уровню дохода потенциальных покупателей. Применение этого способа требует специальных знаний по сегментированию рынка и оценке емкости целевых сегментов. Недостаточный уровень подготовки маркетологов, зачастую отсутствие специалистов такого профиля в МБ, существенно ограничивают число фирм, которые могли бы использовать этот выигрышный способ установления цены. Кроме того, чтобы свободно маневрировать уровнем цен, надо иметь достаточно высокий экономический потенциал, чем может похвастаться лишь небольшое число МП.
Меньше всего респондентов (порядка 2-3%) ответили, что стараются продать свой товар подороже. Такая позиция может опираться либо на монопольное положение фирмы, либо на полное отсутствие опыта и знаний.
Интересные результаты дает сравнительный анализ взаимозависимости используемых схем ценообразования и экономического положения фирмы (см. таблицы 27, 28 Приложения). По выборке в целом при любом экономическом положении первенствует стремление с помощью цены окупить издержки и получить нормальную прибыль. Исключение составляют сугубо торговые фирмы и новые частные предприятия. Для тех торговых МП, положение которых не вполне, либо полностью устойчивое, превалирует установка продавать дешевле, чем конкуренты, тем самым расширяя рынок сбыта и ускоряя оборот капитала. Эта же тенденция характерна для новых фирм с устойчивым экономическим положением.
Новые МП наряду с чисто торговыми фирмами проводят более гибкую ценовую политику, соизмеряя внутренние возможности предприятия с ожидаемыми результатами от применения той или иной схемы ценообразования. Как только позволяет накопленный экономический потенциал, они стремятся за счет относительного снижения цены упрочить свое положение на рынке и ускорить оборот средств, что является эффективной политикой в условиях инфляции и сокращения спроса.
С другой стороны, лучшее экономическое положение имеют те фирмы, которым удается продать подороже или где цена товара изменяется в зависимости от дохода покупателя. В этих случаях в рейтинге экономического положения МП для всех рассмотренных подгрупп первое и второе места делят устойчивое и не вполне устойчивое экономическое положение. При других подходах к ценообразованию на первое место выходит не вполне устойчивое, на второе - устойчивое, на третье - совсем не устойчивое экономическое положение.
Если максимальное завышение цены скорее всего реализует монопольное положение фирмы и потому не поддается тиражированию, то гибкое маневрирование ценами следует активнее внедрять в экономическую практику. Ведущая роль в этом принадлежит повышению профессионального уровня менеджеров и расширению сети консультационных услуг для МБ.
Создание конкурентной среды - один из основных признаков формирования рыночных отношений. Результаты опроса свидетельствуют, что этот процесс начался, хотя и с неодинаковой интенсивностью в разных сферах.
На этапе организации МП ни один из руководителей "не ощущал" присутствия конкурентов. Всеобщий товарный дефицит начала 90-х годов создавал впечатление, что рынок, особенно потребительский, не имеет границ емкости. В значительной степени так оно и было. Недаром каждый третий предприниматель заявил, что причиной, определившей профиль его фирмы, был дефицит соответствующей продукции на местном рынке.
На момент опроса конкуренцию, как основную проблему бизнеса, назвали 5.1% руководителей сугубо производственных МП. По торговле и общепиту этот показатель немного выше - 7.2%. Магазины активно используют неценовые формы конкурентной борьбы. Для дополнительного привлечения покупателей практикуется предоставление комплекса услуг, либо связанных с продаваемыми товарами (обмен, ремонт), либо пользующихся повышенным спросом (транспортные, медицинские). Большое внимание уделяется созданию имиджа магазина, а в небольших городах и имиджа его владельца. Реклама используется не только для оповещения о наличии товаров, но и для их активного продвижения. Различие между "новыми" и "старыми" МП по этой позиции порядка 2.5%. Относительно большее давление конкурентов на предприятия, образованные на базе госсектора, объясняется их "повернутостью" к производству.
Сокращение покупательной способности привело к тому, что конкуренция почти целиком перешла в область цен. Сложнее всего провести такой "ценовой маневр" в производстве.
Имеет место и неразвитость рыночного мышления, когда конкурентом считается только тот, кто впервые выходит на рынок данной продукции. Подобная путаница в сути основных рыночных категорий наверняка сказывается на эффективности принимаемых управленческих решений и, кроме того, занижает оценку уровня конкуренции в опросе.
В целом, уровень конкуренции невысок. В значительной степени это объясняется ненасыщенностью внутреннего российского рынка. Пока вопрос о дальнейшем существовании стоит лишь перед каждым седьмым МП. Следовательно, хотя зарождающаяся конкуренция уже приучила значительную часть предпринимателей ориентироваться на спрос, но еще оставляет достаточно много рыночного пространства для возникновения новых предприятий.

ПОЛИТИКА ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ

В последнее время ситуация на рынке труда складывается таким образом, что наряду с растущей безработицей существует и неудовлетворенный спрос на работников отдельных профессий и специальностей. Особую ценность для руководителей имеют лица, проявившие инициативу и предприимчивость в последние 2-3 года, поскольку постоянно меняющиеся "правила игры" со стороны государства проводили жесткий отбор на способных адаптироваться самостоятельно и выжить, и на тех, кто в силу разных причин был не в состоянии это сделать.
Рабочая сила в переходной экономике все больше становится товаром. Неслучайно поэтому, что рыночный стандарт поведения, которому присуще инвестирование в "человеческий капитал", начинает проявляться и в малом бизнесе, в частности, у тех руководителей, которые ориентированы на развитие. Рассмотрим сначала эту тенденцию на примере политики зарплаты.
Вопрос о зарплате в анкете сформулирован таким образом, чтобы руководители МП ответили на него не напрямую, а в сопоставлении ее с уровнем на других предприятиях города. Это сделано по нескольким соображениям: во-первых, таким образом можно оценить степень привлекательности данного МП в конкретном городе, во-вторых, сопоставить уровень зарплаты с целями руководителей (на развитие или максимизацию текущих доходов), а также снизить риск неполучения ответов на этот вопрос.
При анализе результатов опроса, касающихся заработной платы персонала, следует иметь в виду, что руководители оценивают ее официальный уровень, представляемый в отчетности, в то время как реально выплачиваемая зарплата, несомненно, выше, поскольку значительная доля работ, по мнению большинства предпринимателей, не оформляется договорами.
В целом по выборке практически половина респондентов указала, что уровень зарплаты на их предприятиях примерно соответствует сложившемуся на данный момент в городе, треть отметили, что он ниже (а из них 18.3% - что значительно ниже), на каждом пятом предприятии он ненамного выше и лишь 3.6% предприятий резко оторвались по зарплате вперед (см.таблицу 18 Приложения).
Анализ дифференциации зарплаты в зависимости от направлений деятельности фирмы показывает, что между ними существует статистически значимая взаимосвязь (Коэффициент тесноты связи 0.14). Наибольшая доля предприятий с уровнем зарплаты ниже среднего сосредоточена в сфере услуг. Об этом свидетельствуют рассчитанные нами индексы оценки зарплаты (см.таблицу 10).

Таблица 10.

Индексы оценки уровня зарплаты для различных групп предприятий

 
Монопрофильные предприятия
Предприятия, имеющие в т.ч. следующие виды деятельности
Производственные
-0.04
-0.06
Торговля и общепит
-0.09
-0.07
Услуги
-0.26
-0.18

Особенно четко различия в оценках уровня зарплаты прослеживаются на монопрофильных предприятиях. Если между производственными и торговыми предприятиями отсутствует статистически значимая дифференциация оценок, то между ними и предприятиями сферы услуг она существует. Так, в сфере услуг почти на половине предприятий зарплата ниже, чем в среднем по городу, в то время как в производстве и торговле таких предприятий не больше четверти. На предприятиях, занимающихся в том числе оказанием услуг, отставание по зарплате так же хорошо видно.
В целом, каждое четвертое, а в сфере услуг каждое пятое МП уже вполне конкурентоспособно на рынке труда, поскольку они в состоянии не только создавать новые рабочие места, но и обеспечивать работникам получение более высокой, чем в среднем по городу зарплаты.
Существует зависимость между уровнем зарплаты и способом организации малого предприятия. Суть ее в том, что среди фирм, возникших на основе ранее существовавших госпредприятий, значительно больше тех, где уровень зарплаты ниже средней по сравнению с новыми предприятиями и бывшими кооперативами. Так, например, на МП, образовавшихся после реорганизации (распада) крупного госпредприятия, практически половина директоров (46.0%) указали на зарплату ниже средней, а в новых структурах - лишь каждый четвертый. Соответственно, если индекс оценки уровня зарплаты составляет (-0.12) для выборки в целом, то на "старых" предприятиях он в два раза ниже (-0.24), а на новых частных, наоборот, существенно выше (-0.05).
На МП, которые практически продолжают существовать в составе госпредприятий будучи формально самостоятельными, очень редко (лишь в 13.8% случаев) уровень зарплаты выше средней. По всей видимости, мы имеем здесь дело с ситуациями, когда, во-первых, для директора МП существенен этический запрет на переманивание кадров из "материнской" госструктуры при помощи более высоких заработков, а, во-вторых, само МП создается с целью обеспечения дополнительных заработков для постоянного персонала госпредприятия.
Между целевыми установками руководителей и проводимой ими политикой зарплаты обнаружена статистически значимая взаимосвязь. Она прослеживается как для выборки в целом (коэффициент Крамера равен 0.13), так и для подвыборок бывших государственных (теснота связи 0.17) и новых частных предприятий (теснота связи 0.12). При этом между целевыми установками на развитие фирм (диверсификация и наращивание потенциала) различия в распределении ответов респондентов минимальные. В то же время две другие установки - на выживание и на максимизацию текущих доходов существенным образом меняют проводимую политику зарплаты на предприятии (см. таблицу 29 Приложения).
Ориентация на выживание заставляет руководителей жестко экономить на издержках, в том числе на зарплату. Так, более 42% руководителей данной целевой группы отметили более низкий по сравнению со средним в городе уровень заработков. Это в 1.6 раза больше, чем в группе предприятий, ориентированных на развитие. Указанная тенденция сильнее проявляется на бывших государственных предприятиях.* Новый же частный бизнес, судя по имеющимся данным, проводит более гибкую политику, не считая удержание зарплаты на низком уровне единственным и наиболее эффективным способом сохранения предприятия "на плаву". На каждом пятом новом предприятии этой целевой группы уровень зарплаты выше среднего по городу (среди "старых" - лишь на каждом одиннадцатом).
На наш взгляд, это можно объяснить тем, что для нового малого бизнеса характерна корпоративность, игра "командой", ибо в силу особенностей своего происхождения он изначально возникал вокруг идеи, объединявшей единомышленников. К тому же на новом бизнесе очень часто функции менеджеров и исполнителей не разделены. В то же время на бывших государственных предприятиях, даже небольшого размера, дистанция между директором и персоналом традиционно велика, поэтому удерживать зарплату персонала на низком уровне здесь, безусловно, легче.
Закономерно, что для предприятий, ориентированных на максимизацию прибыли (численность этой группы невелика - 80 фирм, причем подавляющее большинство составляют "новые" предприятия) характерна ориентация на перекачивание текущих доходов в зарплату. В этой группе удельный вес предприятий с зарплатой выше среднего почти в два раза выше, чем предприятий с низкой зарплатой, а по подгруппе "новых" этот разрыв еще больше - три с половиной раза (44.2% против 13.2%).
Основным фактором, определяющим уровень зарплаты персонала, является экономическое положение предприятия (см. таблицы 30, 31, 32, 33 Приложения),о чем свидетельствует высокий уровень тесноты связи для выборки в целом (0.21) и для всех без исключения подвыборок предприятий - бывших государственных (0.23), новых частных (0.20), моно- (0.21-0.23) и многопрофильных (0.20-0.21).
Суть этой зависимости заключается в том, что по мере улучшения экономического положения малого предприятия от неустойчивого к устойчивому в 3-4 раза падает удельный вес фирм, имеющих зарплату ниже средней в городе (с 55.1% до 14.8% для выборки в целом) и аналогичным образом растет доля предприятий, где она выше (с 10.3% до 42.9%). Одновременно растет, хотя и не так резко, доля фирм со средней для данного города зарплатой (от 34.6% до 42.2%).
Таким образом, среди рассмотренных выше факторов, взаимосвязанных с уровнем зарплаты в МБ, наибольшее влияние оказывают следующие (расположены в порядке убывания степени связи): экономическое положение предприятия; способ его образования; направления деятельности.
Рассмотренная выше тенденция наиболее отчетливо проявляется на примере бывших государственных структур, а также предприятий сферы услуг.

В целом, подавляющее большинство малых предприятий (85.2%) имеют хорошо развитую систему мер социальной поддержки. С точки зрения наличия или отсутствия этих мер статистически значимых различий между предприятиями различных направлений деятельности не наблюдается.
Наиболее распространены на предприятиях МБ такие традиционные виды помощи, как оплата больничных листов (в целом по выборке отметили 75.1% директоров) и материальная помощь (64.4%). Помимо перечисленных выше статей выделяются еще ряд направлений, которые для руководителей представляются важными в целях создания условий для эффективной работы персонала: оплата медобслуживания, путевок в санатории, дома отдыха (отметил каждый третий руководитель в целом по выборке), кредиты, ссуды (указал каждый четвертый), а также организация бесплатного питания и оплата транспорта (существуют на каждом пятом предприятии).

Можно сказать, что МП имеют возможность за счет рассмотренных выше мер существенно повысить уровень доходов своего персонала, не прибегая к прямому повышению зарплаты в связи с существующими штрафами за превышение ее шестикратного минимума. Примечательно, что это можно сделать напрямую, предоставляя работникам материальную помощь, льготные кредиты и ссуды, либо косвенно, финансируя расходы работника, составляющие значительную часть семейного бюджета.
Сравнивая уровень развития социальной сферы на предприятиях, различающихся по способу организации и видам деятельности, можно отметить три обстоятельства.
Первое - практически все МП, возникшие на базе государственных, сумели в значительной степени сохранить социальные гарантии и льготы для своих работников. Об этом свидетельствует отсутствие статистически значимых различий между оценками по трем важнейшим направлениям материальной и социальной поддержки работников по выборочной совокупности в целом и по бывшим госпредприятиям. Это свидетельствует о больших адаптивных возможностях малого и среднего бизнеса в переходный период по сравнению с индустриальными гигантами эпохи социализма, для которых в настоящий момент характерно "сбрасывание" бремени расходов на социальные нужды.
Второе - доля вновь созданных частных структур, которая экономит на всех видах расходах на социальные нужды, оказалась в 2 раза выше, чем среди "старых" (17.5% против 9.4%). Однако, руководители большинства новых фирм считают целесообразным сохранение традиционных социальных гарантий. На тех предприятиях нового частного бизнеса, руководители которых вкладывают средства в развитие социальной сферы, уровень социальной защищенности работников выше, чем на "старых". По основным видам социальных гарантий наблюдаются значимые различия между рассматриваемыми группами. Так, например, оплата больничных листов существует на 82.2% новых предприятий и на 71.3% старых, оплата медицинского обслуживания соответственно на 37.3% и 27.8%.
Третье - в отраслевом плане социальное обеспечение более развито на предприятиях, занимающихся производственной деятельностью, по сравнению с торговыми и предприятиями сферы услуг (между последними значимых статистических различий нет по всем позициям, кроме оплаты больничных листов, где сфера услуг на 10.3 пункта опережает торговлю). Это очень четко прослеживается на примере монопрофильных фирм и чуть хуже на примере предприятий разных видов деятельности. Указанная тенденция характерна как для выборки в целом, так и для подвыборок "старых" и "новых" производственных предприятий и предприятий торговли, общественного питания.
Целевые установки руководителей находят отражение и в проводимой ими социальной политике. В общих чертах она характеризуется тем, что в фирмах, ориентированных на развитие, ей придают большее значение, чем в фирмах, ориентированных на выживание. Статистически значимые различия обнаружены по выборочной совокупности в целом на примере таких видов социальной поддержки как материальная помощь, оплата медобслуживания, организация бесплатного питания (см. таблицу 35, 36 Приложения).
На бывших государственных предприятиях эти отличия наиболее заметны. Сравнение фирм, имеющих своей стратегией развитие, с теми, кто ограничивает свои планы задачами выживания, показывает, что на первых значительно чаще предоставляют сотрудникам материальную помощь (отметили 71.8% респондентов против 55.9%), предоставляют бесплатное питание (31.9% против 16.7%).
В отраслевом разрезе (см. таблицу 35 Приложения) различия между данными целевыми группами обнаружены только в сфере услуг по таким направлениям как материальная помощь (62.9% и 47.0%) и оплата медицинского обслуживания (35.0% и 17.0%).
По данным опроса (см. таблицу 37 Приложения) одним из основных факторов, определяющих социальную политику руководителя, является экономическое положение предприятия. Так, если среди фирм, занявших устойчивое положение на рынке, лишь на каждой двенадцатой не осуществляют выплат на социальные нужды, то на предприятиях, близких к банкротству, - на каждом четвертом.
В группе предприятий, близких к банкротству, задачи социального развития отодвинуты на задний план. Эта группа однородна в смысле отсутствия статистически значимых различий между "старыми" и "новыми" структурами . Но уже при переходе на следующую, еще не вполне устойчивую позицию, бывшие государственные фирмы начинают опережать новые частные структуры по целому ряду направлений: оплате временной нетрудоспособности (81.1% против 73.3%) и медицинского обслуживания (34.7% против 25.5%), организации бесплатного питания (26.0% против 17.3%). Значимые различия по этим направлениям сохраняются и в стабильно работающих фирмах. В них новый частный бизнес опережает бывшие госпредприятия только по распространенности кредитов и ссуд для сотрудников (41.1% по сравнению с 27.0%).
В целом, на сегодняшний момент можно утверждать, что наемный персонал на тех бывших госпредприятиях, которые смогли успешно адаптироваться в новой рыночной среде, в социальном плане защищен лучше, чем работники в новом частном бизнесе.
При дальнейшей дифференциации предприятий в зависимости от видов деятельности оказалось, что провести анализ в разрезе монопрофильных предприятий по таблице сопряженности невозможно в связи с малой численности подвыборок.
Среди предприятий различных видов деятельности (см. таблицу 38 Приложения) статистически значимые отраслевые различия присутствуют только в группе предприятий, имеющих не вполне устойчивое экономическое положение. Они характеризуются тем, что фирмы, сочетающие производство с другими видами деятельности, в большей мере предоставляют материальные и социальные льготы и гарантии своим работникам.

Приоритет финансовых проблем в оценках предпринимателей свидетельствует о наличии финансовых ограничений в малом бизнесе. Они начинают "работать" в этом секторе экономики еще на этапе становления МП. Как уже отмечалось, для более, чем четверти руководителей, решающее значение при выборе видов деятельности имело то, что они не требовали серьезных первоначальных вложений (третий по рейтингу мотив выбора). При этом статистически значимых отклонений для предприятий, различающихся по размерам, способам организации и принадлежности к "чистым" отраслям не выявлено. Оказались значимыми лишь различия при сравнении предприятий производственной сферы и сферы услуг.
"Финансовые затруднения" в начале работы предприятия вышли по рейтингу на первое место, причем со значительным отрывом от других трудностей (см.таблицу 9 Приложения). Их назвали почти 72% руководителей. При этом разброс по предприятиям, различающимся по способам организации и видам деятельности, в том числе - и "чистым" отраслям также оказался незначительным, хотя "старые" предприятия и несколько чаще отметили финансовые затруднения. Значимый разброс был зафиксирован лишь на предприятиях разных размеров, но связь была "нелинейной": реже финансовые затруднения отмечали самые маленькие предприятия, чаще всего - предприятия с численностью от 16 до 100 человек, а предприятия с численностью более 100 - на уровне средней по выборке.
Наличие финансовых затруднений в начале работы оказалось связанным с количеством видов деятельности на предприятии (теснота связи 0.09): чем больше видов деятельности стало на предприятии, тем чаще оно указывало на финансовые затруднения в начале работы (коэффициент Кэндалла равен 0.09).
Общеэкономические условия переходного периода, где сочетается продолжающаяся инфляция с угнетающей активность кредитной и бюджетной политикой, предопределили лидирующую роль финансовых проблем в деятельности предприятий. Первые четыре по рейтингу проблемы относятся как раз к финансовым (см. таблицу 12 Приложения). "Большие налоги" назвали более трех четвертей предпринимателей, "нехватку собственных финансовых средств на развитие производства" - 57%, а третье - четвертое места разделили "нехватка денежных оборотных средств" и "инфляция, ненадежность рубля", каждую из них назвал каждый четвертый.. В комментариях руководители также часто упоминали дороговизну кредитов, неплатежи потребителей.
Хотя "старые" предприятия и здесь несколько чаще отмечали эти проблемы (за исключением инфляции), статистически значимым оказалось лишь расхождение оценок дефицита оборотных средств - его отметила половина "старых" против 38.3% вновь созданных предприятий. По всей видимости руководители последних изначально оказываются более подготовленными к финансовым ограничениям, нежели "выросшие" в госсекторе предприниматели.
По различным видам деятельности отклонения в оценках остроты проблем оказались незначимыми за исключением дефицита средств на развитие. Здесь по производственным видам деятельности они были существенно выше (62.8% против 52.1% в торговле и общепите и 56.6% в сфере услуг). По "чистым" отраслям связь также оказалась значимой только по названной проблеме (коэффициент тесноты 0.14).
Исключая проблему инфляции, группы предприятий разных размеров продемонстрировали значимые различия в рейтингах других трех проблем. По всем им наименьшая доля отметивших наблюдалась на самых маленьких предприятиях. Наиболее тесной оказалась взаимозависимость размеров предприятия и нехватки средств на развитие (коэффициент Крамера равен 0.13).
Предприятия, которые в начале своей деятельности столкнулись с финансовыми затруднениями, и затем чаще ощущали финансовые проблемы. Отклонения в оценках финансовых проблем были статистически значимыми: если среди предприятий, имевших в начале работы финансовые затруднения, нехватку средств на развитие отметили 65.2%, а дефицит оборотных средств - 47.7% опрошенных, то среди не имевших подобных затруднений - 37.3 и 27.9%. Значимой, хотя и в меньшей степени, была разность рейтингов инфляции - 43.4 против 36.0% соответственно. Лишь доля указавших на остроту налогового бремени оказалась примерно одинакова.
Оценка экономического положения малых предприятий в существенной степени определена субъективным восприятием жесткости финансовых ограничений. Здесь удалось выявить значимую статистическую связь: чем хуже оценивалось положение предприятия, тем чаще та или иная проблема воспринималась как острая. Наиболее тесной была связь экономического положения с нехваткой средств на развитие (теснота связи 0.11 при коэффициенте ранговой корреляции 0.09), несколько меньше - с нехваткой оборотных средств и налоговым бременем (коэффициенты Крамера равны 0.09 и 0.08 соответственно при ранговой корреляции на уровне 0.08), а с проблемой инфляции связь оказалась незначимой.
По всей видимости, проблема инфляции для малого бизнеса скорее "наведена" общественным мнением. А вот приспособиться к жестким финансовым ограничениям явно сложнее более крупным МП, возникшим на базе госсектора, производственным; их "адаптационное пространство" вероятно меньше.

Ощущая чрезмерную жесткость налоговой политики, предприниматели критикуют и налоговую систему в целом: нестабильность налогового законодательства, его сложность, постоянные изменения в практике взимания налоговых платежей, штрафов и т.п., при том, что некоторые изменения часто вводятся "задним числом". Негативно воспринимаются и местные налоги, список которых постоянно растет. Здесь широкое поле для произвола чиновников, которое практически не контролируется федеральными властями. Существенным именно для малого бизнеса становится вопрос о своевременном информировании об изменениях налогового законодательства, порядка взимания налогов. Сейчас никто, включая и налоговые службы, официально не предоставляет подобной информации.
В попытках адаптироваться к налоговой системе малый бизнес пытается получить специальные налоговые льготы, которые считают необходимыми почти 83% предпринимателей. Эта мера была на первом месте для предприятий всех видов деятельности, "чистых" отраслей, способов организации и размеров. Ориентация на эти льготы значимо ниже оказалась у вновь созданных предприятий, чем у "старых" (теснота связи равна 0.09), а в особенности - у самых маленьких по сравнению со всеми остальными (коэффициент Крамера составил 0.11). Предприятия торговли и общественного питания в меньшей степени ожидают льгот, чем сферы услуг и производственные (теснота связи "чистых" отраслей и ориентации на льготы - 0.08). А вот значимой связи между экономическим положением предприятия и ожиданием налоговых льгот не выявлено. Оно взаимосвязано с целевыми установками руководства предприятий (теснота связи 0.09), где стремящиеся закрепиться на данном рынке существенно чаще отмечали налоговые льготы, нежели осваивающие другие виды деятельности или максимизирующие сегодняшнюю прибыль.
Во время опроса льготы доставались только отдельным предприятиям, например, народных промыслов.* Кроме того, иногда малые предприятия освобождались от налогов в местные бюджеты по решению местных властей. Доступно это лишь немногим предпринимателям, "своим" для властей или сумевшим наладить с ними "хорошие" отношения, хотя привилегии обычно предоставляются под флагом развития приоритетных направлений.
Частной стратегией адаптации становится активный поиск информации о налогах, который ведут сами предприниматели, пользуясь периодикой, помощью знакомых, работников государственных предприятий, коллег-предпринимателей. Некоторым руководителям удавалось получать помощь и консультации в налоговой инспекции. Почти 19% респондентов одним из желаемых изменений в работе своего предприятия видела "улучшение ведения бухгалтерской отчетности, финансовой документации". Эта доля оказалась устойчивой и значимых отклонений по размерам, видам деятельности (и чистым отраслям), способам организации не наблюдалось, хотя вновь созданные и самые маленькие предприятия несколько чаще отмечали желательность данного направления совершенствования деятельности (см.таблицу 15 Приложения). Не было выявлено связей с экономическим положением предприятия и целями его руководства.
Главным способом приспособления стала практика ухода "в тень", которая реализуется распространением наличного оборота, использованием бартерных обменов, иных финансовых операций (псевдострахования, благотворительности и др.). Очевидно, что у предприятий, непосредственно работающих с населением, здесь больше возможностей избежать налогообложения.
Предприятия укрывают от учета часть своей деятельности. Практика работы без оформления договоров все шире распространяется в малом бизнесе. Безусловно предприниматели не спешат раскрывать "собственную кухню", но когда им было предложено оценить, как экспертам, распространенность подобной практики в целом в малом бизнесе, то были получены следующие данные (см таблицу 21 Приложения), хотя более 18% из 1628 респондентов и уклонились от ответа тем или иным образом (не ответили или ответили "не знаю"). Интересно, что при этом только полтора процента по выборке в целом посчитали, что договора оформляются на все выполненные работы. Показательно, что доля уклонившихся от ответа значимо выше именно среди "старых" предприятий (22.1% против 15.7).
Анализ показал, что распределение ответов по шкале оценки статистически значимо взаимосвязано со способом создания предприятия (теснота связи 0.07), принадлежностью к "чистой" отрасли (теснота связи 0.08), количеством видов деятельности (теснота связи 0.06), а вот взаимосвязи с размерами предприятия не выявлено. В то же время не удалось установить связи оценок степени оформления работ договорами с субъективными оценками предпринимателями экономического положения предприятий, уровня заработной платы, изменений количества и характера видов деятельности. Но выявлена взаимозависимость с целями руководства предприятий (коэффициент Крамера равен 0.07).
Данные о средней величине доли работ, не оформляемых договорами, приведены в таблице 12. Видно, что оценивают ее выше (и, по видимому, сами более склонны уходить "в тень") вновь созданные МП, многопрофильный малый бизнес, особенно из сферы торговли и общественного питания, а также руководители, преследующие тактические цели. А вот "старые" предприятия, МП сферы производства и услуг, ориентированные больше на пассивные типы целей руководители склонны были рассчитывать на поддержку государства.

Таблица 12.

Экспертные оценки средней доли работ, не оформляемых договорами (в %% к общему объему работ)

 

Все предприятия
32.6
Предприятия различных видов деятельности Промышленность и строительство
30.8
Торговля и общественное питание
34.7
Услуги
33.4
Однопрофильные предприятия Промышленность и строительство
29.6
Торговля и общественное питание
33.4
Услуги
32.6
Предприятия, различающиеся по способу организации Вновь возникшие
33.4
Образовавшиеся на базе госсектора
31.0
Предприятия с различным количеством видов деятельности Имеющие только один вид деятельности
32.3
Имеющие два вида деятельности
32.6
Имеющие три и более видов деятельности
34.7
Предприятия, отличающиеся по целям их руководства Освоение других видов производства, деятельности
33.7
Закрепление на рынке в выбранной области
30.2
Выживание
33.8
Максимизация сегодняшней прибыли
37.5

Предприниматели пытаются принять меры по обеспечению денежными оборотными средствами, снижению издержек производства, и соответственно - получению средств для развития.
Снижение издержек - первое по рейтингу желаемое направление улучшения работы, на него указало более 43% предпринимателей. Однако возможности малого бизнеса достаточно ограничены. Изменение оборудования, технологии - путь капиталоемкий. Экономить на текущих издержках затруднительно, поскольку они во многом определены валютным курсом, условиями, диктуемыми поставщиками материалов и товаров, арендодателями. Три четверти руководителей не считают уровень оплаты труда на своих предприятиях выше, нежели у других. Поэтому многие представители малого бизнеса связывают снижение издержек лишь с государственной поддержкой, предоставлением различного рода льгот. Более 57% МП рассчитывают и на получение льготных кредитов на инвестиционные проекты; ожидания этой поддержки не связано никоим образом с экономическим положением предприятий (см.подробнее раздел 6).
В то же время, пытаясь стабилизировать свое финансовое состояние, малый бизнес активно пытается задействовать имеющиеся резервы приспособления. Прежде всего обращают внимание на практику платежей и расчетов. Многие МП стараются работать только по предоплате или частичной предоплате. Все шире распространяется практика наличных расчетов, которая не только позволяет уйти от налогообложения, но и обезопасить себя от неплатежей, ускорить расчеты и оборот, иметь неподконтрольные государственным органам средства. В частном секторе наличный оборот уже давно стал традиционной, привычной формой работы, которая распространилась и на государственные (приватизированные) предприятия. Частичным способом борьбы с неплатежами и преодоления спросовых ограничений является бартер. Потребитель рассчитывается своей продукцией, но при этом у малого предприятия возникает необходимость организации ее реализации.
Для преодоления финансовых затруднений предприниматели вынуждены принимать и более радикальные меры - изменение профиля деятельности, поиск новых ее видов, изменение ассортимента продукции и услуг в целях ускорения оборота, увеличения доходности предприятия, о чем подробно уже говорилось в разделе 3.
Что касается собственных финансовых источников развития, то в тех МП, где собственность равномерно размыта (обычно это акционерные общества закрытого типа, где собственник - коллектив), есть реальная угроза перекачивания средств в дивиденды, которую пытаются нейтрализовать руководители. Там, где с момента создания во главе стоит группа лиц, обладающая контрольным пакетом, или в частных предприятиях дилемму будущего решать легче.
Предприниматели активно пытаются привлечь внешние финансовые источники и прежде всего - кредиты банка. Так, почти 48% предприятий для преодоления трудностей в начале работы прибегали к кредитам. Доступ к ним ограничивают такие факторы, как дороговизна, сроки предоставления. Если в конце 1992 г. можно было еще рассчитывать на 3-6 месячный кредит, то в 1994 г. период кредитования обычно не превышал трех месяцев. Для торговли с ее более быстрыми сроками оборота эти факторы не столь критичны, как для других сфер деятельности. Надо подчеркнуть, что предприниматели часто избегают брать кредиты, так как боятся, что не смогут расплатиться. В то же время не всегда МП имеют доступ к кредитам. Часто банки отказывают в выдаче кредитов, считая гарантии недостаточными или не доверяя данному предприятию. Проблема гарантий трудноразрешима. Некоторые предприниматели, получив отказы в кредитах на развитие производства, считают, что он возможен только при взятках. Кроме того, трудности возникают при оформлении маленьких кредитов, банкам не хочется возиться с мелкими клиентами.
По данным опроса при получении кредитов различий между "старыми" и вновь возникшими предприятиями не наблюдалось. Однако различия по отраслевой принадлежности оказались более значимы (см. таблицу 10 Приложения). Предприятия торговли кредитами пользовались намного чаще, нежели производственные, и особенно - сферы услуг (теснота связи по чистым отраслям составила 0.18). Существенной оказалась зависимость доступа к кредитам от размеров предприятия: чем больше было предприятие, тем чаще обращалось к кредитам (теснота связи составила 0.13, а коэффициент Кэндалла - 0.12).
Малые предприятия пытаются наладить доверительные отношения с банками. Такая форма поддержания устойчивых связей с ними как статус учредителя или крупного акционера банка для подавляющего большинства фирм недоступна. Остается только надеяться на поддержку других организаций и властных структур. Однако ее масштабы в целом невелики. Хотя получали кредиты с помощью союза, ассоциации предпринимателей каждый пятый из числа их членов, это составило только 3.3% предприятий по всей выборке. При этом среди получивших такие кредиты было более трети сельскохозяйственных предприятий. Эта помощь оказывается в ограниченном числе регионов (55% ее получивших оказались в трех областях) и по видимому часто достается "своим", ибо, несмотря на нее, отношение к союзам и ассоциациям у многих предпринимателей довольно прохладное (см.подробнее раздел 6).
Определенные льготы по кредитам и другие формы финансовой поддержки предоставляют малому бизнесу местные власти, о чем упоминала почти одна пятая из опрошенных. Этот момент достаточно новый, ибо ранее мы скорее сталкивались лишь с практикой изъятия средств у малого бизнеса, нежели помощи ему. Безусловно, есть направленная поддержка "своих" предпринимателей, которые в ответ оказывают "услуги". Но действуют и другие, объективные мотивы. Во многих городах местные администрации встают на путь сотрудничества с предпринимательскими структурами, увидев в них не "спекулянтов", а реальную экономическую силу, с помощью которой можно решать назревшие местные проблемы, будь то насыщение потребительского рынка или обеспечение занятости населения.
В предпринимательской среде широкое распространение получил "частный" кредит. Он иногда идет полуофициальным путем, через заключение договоров о взаимном сотрудничестве, финансовой помощи. Но обычно осуществляется "в тени", просто передачей наличных денег из рук в руки. Известны примеры формирования группами предпринимателей "черной кассы" для взаимного краткосрочного кредитования.

В целом текущие финансовые затруднения малый бизнес так или иначе преодолевает, причем часто - выходом в сферу неконтролируемого финансового и внефинансового оборота, путем взаимной поддержки и неформальных связей, но вот решение вопросов развития затруднено.
Субъективная статистика по направлениям вложения средств (см. таблицу 13 Приложения) показывает, что ни по одному из них доля осуществлявших ту или иную меру развития не достигала 60%. Наиболее активно малые предприятия приобретали оборудование, на втором - третьем местах оказались ремонт помещения и реклама, на четвертом - приобретение транспорта. А вот такое стратегически важное направление, как строительство или приобретение помещений, оказалось на последнем месте - к нему прибегало менее 22% предприятий. Не широко распространена и практика инвестиций "в человеческий капитал" - обучение сотрудников. По всей видимости, она отчасти сдерживается высокой вероятностью потери вложений или недооценкой этого направления. Во всяком случае, МП, направлявшие на учебу сотрудников, чаще отмечали такое желательное направление развития на будущее, как повышение квалификации персонала, нежели те, кто не проводил обучения (36.4% против 25.5).
Очевидна статистически значимая зависимость степени усилий по развитию малых предприятий от способа их создания по всем позициям, кроме обучения персонала: вновь созданные предприятия гораздо активнее в осуществлении всех мер развития за исключением ремонта помещений, где напротив существенно выше участие "старых".
Что касается однопрофильных предприятий, то производственные более активны в приобретении оборудования и транспорта, но реже осуществляют рекламу, чем другие; значимо чаще строят или приобретают помещение, чем сфера услуг, чаще осуществляют обучение сотрудников, чем торговля. Аналогичные выводы получены и при сравнении различных сфер деятельности.
Фактор размеров предприятий не отразился на их рекламной деятельности и приобретении патентов и лицензий. А вот по другим направлениям развития его влияние оказалось значимым (теснота связи варьировалась от 0.13 по учебе персонала до 0.18 по приобретению транспорта). В наименьшей степени осуществляли все названные меры самые маленькие предприятия (до 15 человек), а вот предприятия небольшие (от 16 до 50) значимо отличались от более крупных меньшей долей приобретавших помещения. При этом разницы в активности по развитию по предприятиям, численностью от 51 до 100 и 100 до 200 человек не установлено.
Субъективные оценки экономического положения предприятий оказались тесно взаимозависимыми с их деятельностью по развитию. Так, предприятия с устойчивым положением значимо чаще осуществляли все названные меры, нежели находящиеся в неустойчивом и не вполне устойчивом положении. При этом предприятия с не вполне устойчивым положением, хотя и были более склонны развиваться, но отклонения в оценках от неустойчивых оказались незначимы (см. таблицу 38 Приложения).
Выбор и осуществление мер развития связано с целевыми установками руководства предприятий (см. таблицу 39 Приложения). Если оставить в стороне небольшую группу фирм, ориентированных на максимизацию прибыли, то очевидны различия между предприятиями, ориентированными на выживание и развитие. Последние оказались активнее по всем направлениям, кроме ремонта.
Стремление к изменению количества видов деятельности оказалось значимо связанным со склонностью к развитию. Если группы предприятий, уменьшившие число видов деятельности и сохранившие их без изменений, различались незначимо, то те предприятия, на которых число видов деятельности возросло, по всем направлением (за исключением приобретения патентов, лицензий) значимо чаще осуществляли меры развития. Особенно сильными были отклонения по рекламе, приобретению транспорта и оборудования.
Понятно потому, что чем больше число видов деятельности на предприятии, тем более склонны они к развитию. Однако если различия между предприятием с одним и двумя видами деятельности оказались значимы только по приобретению транспорта, то предприятия, осуществляющие три и более вида деятельности, гораздо активнее приобретали помещение, оборудование, транспорт и вкладывали средства в обучение сотрудников и рекламу, чем прочие.
Хотя участие в строительстве и приобретении помещения оказалось по всем группам МП на последнем (седьмом или шестом-седьмом) месте, при выявлении желаемых направлений развития его отметили 35% МП, что дает по рейтингу третье - четвертое место. И если по видам деятельности этот рейтинг устойчив, то для нового бизнеса данная проблема вышла на первое - второе место, собрав почти 40% "голосов" (см.таблицу 15 Приложения). Существенным ограничением здесь выступает не только нехватка средств, но и ограничения прав собственности. Именно поэтому необходимых вложений часто не делают, ограничиваются легколиквидными активами (транспорт, оборудование), избегая безвозвратных издержек.
Финансовая подоплека наиболее желаемых изменений в деятельности предприятий очевидна. Так, как уже упоминалось выше, наибольшим числом "голосов" было выбрано такое направление, как "снижение издержек". На втором месте оказалось "приобретение нового, более производительного оборудования", получившее 38.7%. Поскольку на дефициты жалоб уже нет, а прямо указали на трудности приобретения нужного оборудования в нашем опросе только 7% предпринимателей, то за ощущаемой нехваткой оборудования стоят по всей видимости финансовые ограничения. Именно к этим направлениям, достаточно традиционным, значительно чаще хотели бы прибегнуть "старые" предприятия. Также значимой оказалась более высокая заинтересованность производственных МП (в том числе и однопрофильных) в приобретении оборудования. Среди однопрофильных МП производственные значимо чаще, чем сфера услуг, хотели бы снизить издержки, но, напротив, существенно реже - повысить квалификацию персонала.
Выбор желаемых направлений развития коррелирует с целевыми установками предпринимателей, о чем уже говорилось в разделе 3. Связан он и с экономическим положением предприятия (см.таблицу Приложения). Здесь у устойчивых МП лидирует стремление к вложениям стратегического характера (в приобретение помещения, оборудования и, что особенно интересно, обучение персонала). Неустойчивые МП связывают перспективы с поиском других направлений деятельности, со снижением издержек, и меньше, чем другие, хотели бы приумножать количество и качество своего капитала.
В целом МП пытаются развиваться, несмотря на ограниченность средств и прав собственности. Более активно реальную политику развития проводит новый бизнес, а также руководители предприятий со стратегическими целевыми установками. Фактор отраслевой принадлежности менее важен.

По данным опроса, около двух третей предпринимателей в целом по России никакой реальной помощи от местных властей не получали. При этом каждый шестой-седьмой предприниматель прямо заявил, что местные власти не оказывают помощи никому, а каждые два из пяти заявили, что просто ничего об этом не знают.
На то, что местные власти оказывают помощь только "своим" фирмам, а также на то, что власти стараются помочь всем обращающимся за такой поддержкой, указали равные доли предпринимателей: каждый пятый. При этом существенные различия по поводу оценок помощи прослеживаются в мнениях предпринимателей производственной и непроизводственной сфер. Каждый пятый руководитель малого предприятия торговли и общественного питания считает, что власти помогают только "своим" фирмам, тогда как среди руководителей производственных фирм так считает только каждый шестой предприниматель. Это характерно только для фирм разных видов деятельности, в оценках руководителей однопрофильных МП существенных различий не выявлено. Оказание помощи только "своему" бизнесу в большей степени отметили вновь созданные фирмы (каждый пятый), нежели "старые" (только каждый седьмой-восьмой). В наибольшей степени настаивают на том, что власти оказывают помощь только "своим" фирмам, предприниматели Дальнего Востока (каждый третий); в наименьшей - руководители МП в Центрально-Черноземном регионе (каждый девятый-десятый).
Оценки предпринимателями помощи властей существенно отличаются друг от друга в зависимости от основных проблем, которые стоят в настоящее время перед их фирмами. Так, руководители, отмечающие вмешательство местных властей в деятельность их предприятий, чаще указывают, что помощь оказывается только "своим" фирмам (две пятых опрошенных). Руководители МП, для которых проблемы лежат в чисто экономической плоскости, в меньшей степени "подозревают" в этом местные власти.
Различие в оценках по поводу помощи властей всем предприятиям, кто за такой поддержкой обращается, наблюдается как раз в среде однопрофильных МП. Так, предприятия торговли и общественного питания в меньшей степени считают, что власти стараются помочь всем обращающимся (каждый седьмой), чем промышленность (каждый четвертый). Видимо, это больше связано с плохим "экономическим самочувствием" руководителей промышленных МП. Между тем различий в оценках между руководителями "старых" и "новых" МП не наблюдается.
Существуют и региональные отличия в оценках. Так, в Северном районе больше всего тех, кто утверждает, что их власти стараются помочь всем предпринимателям (каждый третий-четвертый), на Дальнем Востоке - наибольшее недоверие властям по этому поводу: тут об этом говорит только каждый восьмой-девятый предприниматель. Особенно четко различия прослеживаются между большими (областными) и малыми городами России. Так, в малых городах на старания властей помочь любой нуждающейся малой фирме указал каждый третий-четвертый предприниматель, тогда как в больших городах на это указывает только каждый пятый-шестой. Объясняется это тем, что в малых городах, где все "знают друг друга", зачастую складываются чуть ли не родственные отношения между небольшим количеством местных предпринимателей и местными органами власти. В больших (областных) городах, где малых предприятий уже много, положение иное.
Чаще всего настаивают на стараниях властей помочь всем малым предприятиям те руководители, кто для решения проблем в начале деятельности сам обращался за помощью к местной власти (каждый третий). А в среде тех, кто для решения проблем первоначального периода использовал помощь знакомых или друзей, услуги посреднических фирм или брал кредиты в банках на старания властей помочь всем указывает только каждый пятый-шестой предприниматель. Результаты исследования говорят о том, что за помощью к местным властям в целом обращалась четверть предпринимателей. На первый взгляд может показаться, что тот, кто не решился по каким-то соображениям обратиться за помощью, ее не получал, поэтому и его оценки в отношении властей ниже. Однако, вполне понятно, что на начальном этапе могли пойти в органы власти и управления в основном руководители, имевшие налаженные старые деловые и личные (неформальные) связи. Так, за помощью к властям обращался каждый третий руководитель МП, организовавшегося на базе госсектора, в то время как среди руководителей "новых" фирм - только каждый пятый. Поэтому при создании МП на помощь со стороны властей руководители "старых" предприятий рассчитывали получить в большей степени, чем "новые", таких связей в тот период еще не имеющие. Отсюда и выше степень их оценки стараний местных чиновников в деле оказания помощи малому бизнесу.
За помощью к местным властям при решении проблем становления чаще обращались руководители предприятий сферы услуг (почти каждый третий). Началом деятельности малого бизнеса в России условно можно считать 1988-1989 годы (кооперативное движение), характеризующиеся крайней неразвитостью этой сферы и по существу началом ее рыночного становления. Руководители предприятий сферы услуг вынуждены были в большей мере просить (это еще не значило получить) помощи у властей для решения своих проблем: в условиях тогдашней экономики именно от чиновников зависело решение большинства вопросов. А обращались к властям за помощью для решения первоначальных проблем около четверти предприятий, занимающихся исключительно производственной деятельностью, и менее одной пятой предприятий сферы торговли и общественного питания.
Какова же реальная помощь, оказываемая властями бизнесу? На первом месте стоит финансовая поддержка (ссуды, кредиты, налоговые льготы в местный бюджет). На получение такой помощи указал каждый пятый-шестой бизнесмен. Подчеркнем, что сами предприниматели именно этот вид поддержки воспринимают как собственно помощь. На втором-третьем месте - консультации, семинары для работников МП, снабжение необходимой информацией и помощь с поиском и арендой помещений.
В настоящее время для подавляющего большинства малых предприятий проблема вмешательства местных властей в деятельность фирмы в число основных не входит. Только 4.1% руководителей отметили как основную проблему такое вмешательство. Негативное влияние местных органов власти на малый бизнес явно снизилось. На начальной стадии развития предпринимательства в России власти, будучи в идеологическом смысле настроенными более негативно, чем сейчас, имели больше возможностей вмешиваться в деятельность МП, хотя бы при их регистрации. Видимо, сейчас возможностей откровенно вмешиваться в хозяйственные дела малых предприятий у местных властей становится меньше, да и сами они уже иначе относятся к предпринимательству. Отчасти это говорит и о росте коррумпированности местных властей.

В отличие от нормальных рыночных экономик, где большинство малых предприятий входят в те или иные "лоббистские" структуры (могут входить в несколько различных объединений), руководители российских предприятий предпочитают "обходить стороной" собственные союзы и ассоциации. Около пятой части предпринимателей России входит в то или иное объединение (310 из 1628).
При этом в местные объединения малых предприятий входит каждое шестое-седьмое обследованное МП, в российские - только каждое пятнадцатое-шестнадцатое (см. Приложение, таблица 23). Малый бизнес явно предпочитает местные ассоциации. Большинство "осоюзенных" МП предпочитают также входить либо в федеральные, либо только в местные объединения: только каждое шестое-седьмое предприятие из включенных в объединения входит одновременно и в российские, и в местные союзы и ассоциации (46 из 310).
Чуть больше половины входящих как в местные, так и в российские объединения указали, что получали от них какую-либо помощь (53.9% - из входящих в местные объединения и 52.9% - из входящих в российские). Между тем когда речь заходит о конкретных видах помощи, то 66.1% включенных в местные и 66.3% входящих в российские ассоциации отмечают, что определенные ее виды они получали (информационная поддержка, возможность рекламы, обучения и т.д.) Объясняется это тем, что многие предприниматели считают реальной помощью со стороны ассоциаций именно предоставление финансовых средств (ссуд, кредитов), относясь к остальным виды поддержки с известной долей скепсиса: либо считают их чем-то второстепенным, либо убеждаются в их неэффективности и некачественности. Однако, получать кредиты и иную финансовую помощь с помощью объединений удавалось немногим руководителям МП - только каждому пятому-шестому включенному в ассоциации.
Понятно, что одна из основных функций объединений МП - предоставление информации малому бизнесу. Эту функцию, по оценкам самих предпринимателей, союзы и ассоциации разных уровней формально вроде бы выполняют (о качестве и эффективности речь пока не идет - об этом будет сказано ниже). Так, свыше трети руководителей МП указывают, что им удавалось с помощью объединений находить информацию о поставщиках и потребителях. Примерно равные по значимости виды поддержки, предоставляемые союзами и ассоциациями - возможность рекламировать их деятельность, в том числе на ярмарках и выставках, а также возможность отстаивать интересы предпринимателей перед властями. Каждый третий-четвертый руководитель из обеих групп указал на то, что получал от ассоциаций возможность себя рекламировать и лоббировать свои интересы в структурах власти.
Таким образом, можно составить следующую рейтинговую шкалу видов помощи, оказываемых объединениями МП с точки зрения предпринимателей:
1-3. Находить информацию о поставщиках и потребителях (38.9%);
1-3. Иметь возможность рекламировать свою деятельность, в т.ч. на выставках, ярмарках (32.6%);
1-3. Отстаивать интересы предпринимателей перед властями (31.8%);
4-5. Получать информацию о готовящихся законопроектах в сфере бизнеса и (или) участвовать в их разработке (26.8%);
4-5. Получать кредиты (21.3%);
6. Найти выход на внешний рынок (9.2%);
7. Получать помощь от международных организаций (2.1%).
Отметим существенную деталь: если никакой статистической связи между включенностью в местные ассоциации и возможностью отстаивать через них свои интересы перед властями не просматривается, то когда речь идет о российских объединениях МП, такая связь есть (теснота связи 0.15). Однако, оказалось, что российские объединения даже в меньшей степени, чем местные, дают возможность своим членам отстаивать их конкретные интересы перед властями. В этом смысле "свои" чиновники, до которых в ряде случаев имеют шансы "дотянуться" местные ассоциации, гораздо доступнее, чем федеральные, на которые выход российским ассоциациям зачастую заказан. Так, если больше трети включенных в местные ассоциации предприятий имели возможность отстаивать через них свои интересы перед властями, то среди входящих в российские ассоциации такую возможность имели меньше четверти фирм.
И наоборот, российские объединения МП имеют все-таки больше возможностей предоставлять им информацию о готовящихся законопроектах в сфере бизнеса и (или) участвовать в их разработке. Местные объединения таких возможностей не имеют в силу "удаленности" от Москвы и органов законодательной и исполнительной власти, где такие законопроекты готовятся. В некоторых случаях органы власти даже делают рассылку законопроектов в заинтересованные "лоббистские" предпринимательские структуры для "экспертизы" и "обкатки". Рассылка эта небольшая, и местные ассоциации в нее не включаются. Для примера: получать информацию о готовящихся законопроектах и (или) участвовать в их разработке имели возможность 39.1% предпринимателей, входящих в российские объединения МП, и только 27.4% входящих в местные.
Фактор численности играет минимальную роль при вхождении малых предприятий в местные ассоциации, но имеет значение при вхождении в российские объединения. Так, только 3.8% фирм с численностью до 15 человек входят в российские объединения, с численностью от 16 до 50 человек - 7% предприятий; от 51 до 100 - 8.6% фирм и от 100 до 200 - 14.6% предприятий. Малые предприятия с численностью от 100 до 200 человек - это производственная сфера, объемы выпускаемой продукции которой зачастую превосходят возможности их поглощения местными рынками, поэтому у них объективно есть потребность в выходе на дальние рынки не только за пределами своего города, но и за пределами региона. У совсем маленьких фирм нет потребности в общероссийских рынках, в выходе на которые могут помочь российские союзы и ассоциации. Малые предприятия численностью до 15 человек - в подавляющем большинстве торговые, которые закупают продукцию такими партиями, которые способен поглотить местный рынок, у них хоть и есть потребность в дальних рынках (для закупок), но она меньшая и, как правило, ограничивается Москвой. Кроме того, работает и фактор инерции: многие предприятия с большой численностью персонала входили в российские объединения раньше и продолжают входить туда "по традиции".
Если способ создания предприятия не влияет на вхождение МП в местные объединения, то статистическая связь выявляется, когда речь идет о российских. Бывшие государственные предприятия (возможно, в значительной мере по инерции) чаще входят в российские объединения, чем вновь созданные фирмы.
Руководители производственной сферы в большей степени склонны к объединению со своими коллегами в местных ассоциациях. В отношении предприятий различных сфер деятельности, входящих в федеральные объединения, существенных различий не наблюдается.
Существует совершенно определенная взаимосвязь между включенностью в местные и российские ассоциации и способами преодоления трудностей, использованными предприятиями на этапе становления. Так, кредиты в банках брали в большей степени фирмы, в ассоциациях состоящие (их доля среди входящих в местные составляет 54.5%, в российские - 60.2%, в то время как в целом по выборке - только 42.6%). С этой точки зрения, ассоциации могут быть достаточно действенным (но только в сравнении с другими) инструментом и каналом доступа к кредитам.
Обращались за помощью к союзам и ассоциациям чаще те руководители, чьи предприятия сейчас в них включены (каждый пятый), чем в целом по России (только каждый двадцать пятый). Очевидно, что для тех, кто изначально входил в ассоциации, было вполне естественным обращение к ним за помощью. Тот, кто получал эту помощь, мог вступить в ассоциацию и официально.
Еще одна деталь. Свыше трети фирм, входящих в настоящее время в объединения МП, для решения проблем первоначального периода обращались за помощью к властям, в то время как в целом по выборке - только около четверти. Видимо, в большей степени это относится к тем фирмам, кто именно на начальном этапе входил в объединения, поскольку в период становления малого бизнеса в России ассоциации зачастую создавались при участии местных властей (в качестве учредителей). Руководство объединений имело возможности прямого "вхождения" в кабинеты местных чиновников исполнительной и представительной власти. Обратная связь тоже очевидна: обращающимся за помощью к властям предпринимателям чиновники могли "советовать" вступить в создаваемые под своим патронажем ассоциации малого бизнеса.
Подчеркнем еще раз, что факт вхождения МП в российские объединения наиболее тесно взаимосвязан с размерами предприятия, менее тесно - со способом его образования. Для вхождения МП в местные союзы и ассоциации сфера деятельности оказалась самым значимым фактором.
Отметим и отсутствие взаимосвязей. Вхождение предприятий в местные и российские ассоциации совершенно не помогает решать им проблемы, возникающие при сбыте продукции, товаров или услуг. У невключенных в ассоциации фирм проблема сбыта стоит с той же степенью остроты, что и у включенных. В этом смысле можно говорить о низкой эффективности объединений МП по обеспечению своих членов информацией о рынках сбыта, о потенциальных потребителях. Хотя многие и отмечают возможность через ассоциации получать информацию и рекламировать свою деятельность, связи между вхождением в ассоциации и желанием получить от государства нормальную информационную среду (центры, коммуникации и т.д.) не наблюдается. Поскольку ассоциации плохо выполняют свои функции информирования, то руководители МП, как входящие сюда так и не входящие, в одинаковой мере ожидают создания такой среды от государства.
Вхождение малых предприятий в союзы и ассоциации (как в местные, так и в российские) никак не сказывается на их экономическом положении, ни в коей мере не помогает его улучшить. Надо отметить и тот нерадостный факт, что ассоциации не защищают предпринимателей от неблагоприятных внешних сил: воздействия местных чиновников и мафии (рэкета). И включенные в объединения, и и не входящие сюда в равной степени желают государственной защиты от них.
Не выявлено статистически значимой зависимости между вхождением МП в местные или российские ассоциации и теми целями, которые ставят перед собой руководители фирм.

В числе первоочередных трех мер, которые, с точки зрения предпринимателей, в наибольшей степени способствовали бы развитию малого бизнеса в России, две носят финансовый и одна нормативно-правовой (законодательный) характер. Данные опроса позволяют составить следующую рейтинговую шкалу ожиданий предпринимателей:
1. Предоставление налоговых льгот (82.7%)
2. Надежные законодательные гарантии (70.3%)
3. Получение льготных кредитов под конкретные проекты (57.1%)
4. Защита от рэкета и мафии (17.2%)
5-6. Создание информационной среды (13.2%)
5-6. Защита от произвола местных чиновников (13.1%)
7. Содействие в получении помощи от зарубежных организаций (6.4%)
Предоставления налоговых льгот в равной мере желают руководители МП различных сфер деятельности и регионов, а также предприятий, различающихся по экономическому положению и целям руководства. Между тем способ образования фирмы - тот фактор, который существенно влияет на ожидание бизнесом такой меры господдержки как налоговые льготы. Малые предприятия, образованные на базе государственных, значительно больше настроены иждивенчески в отношении государства. Новые предприятия ждут от государства "налоговых поблажек" в меньшей мере (80.2%), чем старые (87.7%). Характерно, что наибольшее желание получить от государства налоговые льготы выражают те фирмы, которые испытывают экономические трудности (приобретением сырья, нехватка денежных оборотных средств, большие налоги - 84-87%); наименьшее - фирмы, для которых основной является внеэкономическая проблема рэкета (73.0%). При этом выявляется интересный феномен: каждый шестой-седьмой предприниматель, для которого субъективно основной является проблема больших налогов, парадоксальным образом не считает, что государство должно предоставлять малому бизнесу налоговые льготы. Видимо, эта часть бизнесменов в большей степени научилась от этих налогов уходить.
Обеспечения надежных законодательных гарантий развития малого бизнеса предприниматели ожидают вне зависимости от сферы их деятельности в равной степени. Влияют на эти ожидания такие факторы как способ образования, экономическое положение предприятия, проблемы, с которыми фирма сталкивается в настоящее время; регион. Так, "новые" предприятия в значительно большей степени ожидают от государства надежных правовых гарантий своего бизнеса (75.2%), чем "старые" (60.5%). Чем устойчивее и перспективнее экономическое положение фирмы, тем в большей мере она желает, чтобы государство в законодательном порядке защитило ее бизнес (желают надежных законодательных гарантий своего развития 64.9% предприятий с совсем неустойчивым экономическим положением и угрозой банкротства, 69.4% предприятий с не вполне устойчивым экономическим положением и 73.3% фирм с устойчивым положением и хорошими перспективами развития). Таким образом, очевидно: чем больше развивается и укрепляется бизнес, тем больше возрастает его интерес в устойчивом законодательстве и, следовательно, в эволюционном (правовом) развитии экономики и общества в целом.
Характерно, что надежного законодательного обеспечения в большей степени ждут от государства предприниматели, поставившие основной целью развитие своего предприятия (около трех четвертей опрошенных). Среди предпринимателей, ставящих перед собой тактические цели (выживания, получения прибыли сегодня без "заглядывания" в перспективу), эта доля составляет около двух третей.
Логично, что в наибольшей степени ожидают от государства надежных законодательных гарантий руководители фирм, которые отмечают их в числе основных проблем своей деятельности (87.3%). Однако, каждый седьмой руководитель, который столкнулся с отсутствием правовых гарантий развития его бизнеса и зачислил эту проблему в число основных, тем не менее не указывает, что в целом законодательные гарантии будут способствовать развитию малого бизнеса в России. Возможно, эти фирмы нашли более действенные способы защиты и гарантий своего бизнеса в лице организованных преступных группировок (так называемые "крыши"). В наименьшей степени заинтересованы получить от государства твердые законодательные гарантии руководители тех фирм, у которых в настоящее время есть проблемы со сбытом продукции, реализацией товаров и услуг (63.4%). Очевидно, руководители фирм, серьезно столкнувшихся с этими проблемами и ограниченностью спроса, в меньшей степени задумываются о "законодательной" стабильности экономики и в большей - нацелены на "сиюминутное" решение проблем.
В Северном районе в наибольшей степени среди других обследованных регионов предприниматели ждут обеспечения надежных законодательных гарантий своему делу (77.4%); в наименьшей - на Урале (61.6%). Различия в ожиданиях в значительной мере объясняется политикой местных властей в отношении малого бизнеса. Между тем она в разных регионах не проста различна, а зачастую диаметрально противоположна.
На ожидания предпринимателями льготных кредитов под конкретные проекты существенное влияние оказывает фактор сферы деятельности (специализации) предприятия. Однопрофильные промышленные предприятия в большей степени ожидают от государства льготных кредитов (67.7%), чем предприятия, занимающиеся только торговлей или общественным питанием (54.7%), только строительством (49.7%) или только предоставлением услуг (49.8%). Это и понятно: финансовые проблемы (будь фирма малой или крупной), связанные с отсутствием оборотных средств (дороговизна кредитов), меньшим набором способов сокрытия налогов, длительностью производственного цикла, ограничениями спроса и т.д., в промышленности ощущаются значительно острее, чем в других сферах деятельности. Последнее относится и к сфере строительства, которая в некоторых регионах в настоящее время испытывает бум. Промышленные малые предприятия явно не могут "заработать" достаточно собственных средств для развития.
Проблемы, стоящие в настоящее время перед предпринимателями, оказывают существенное влияние на ожидания ими льготных кредитов. Так, наиболее тесно связана с ожиданиями предпринимателями льготных кредитов от государства оценка ими проблемы нехватки денежных средств. Почти по две трети руководителей МП, у которых не хватает собственных средств на развитие производства или оборотных средств на текущие нужды, желают получить льготные кредиты. Одновременно и каждый второй предприниматель, считающий основной своей проблемой инфляцию и ненадежность рубля, ждет от государства льготных кредитов под свои проекты, не понимая, что такие кредиты только увеличат инфляцию. Меньше всего нацелены получить от государства льготные кредиты те предприниматели, перед которыми стоит угроза рэкета или мафии (меньше половины данной группы руководителей). Очевидно, что предприятия, которыми интересуется рэкет, имеют лучшее финансовое положение и в кредитах не нуждаются или нуждаются в меньшей степени. Кроме того, проблема кредитов, даже если она и существует, отступает перед проблемой собственной безопасности или проблемой сохранения тех средств, которые уже у фирмы есть.
Напротив, совершенно не играет никакой роли способ образования фирмы. И "старые", и "новые" в равной мере считают, что помочь малому бизнесу могут льготные кредиты под конкретные проекты. Не влияют на ожидания льготных кредитов цели, которые ставят перед собой руководители МП, и экономическое положение их предприятий.
Наиболее очевидна взаимосвязь желаемости государственной защиты от рэкета (мафии) и экономического положения предприятия. Чем хуже экономическое положение фирмы, тем больше ее руководители желают, чтобы государство их защитило от преступности. Так, государственной защиты от рэкета ждут 22% руководителей МП с совсем неустойчивым положением и угрозой банкротства, 16.5% руководителей фирм с не вполне устойчивым положением и неопределенностью перспектив и 14.1% предпринимателей с устойчивым положением их предприятий и хорошими перспективами развития. Объясняется это двумя причинами: во-первых, фирмы с устойчивым экономическим положением имеют достаточные финансовые возможности как для того, чтобы "откупиться" от рэкета, так и для того, чтобы "защититься" от него собственной службой безопасности. Во-вторых, для предприятий с устойчивым экономическим положением, даже если они платят "дань" мафии, это не настолько разорительно, насколько может быть разорительным для слабых в экономическом отношении фирм.

Три качественно различные целевые установки присущи руководителям МП: - развитие (через диверсификацию или наращивание потенциала в выбранной области), стагнация - выживание и получение максимальной прибыли. Так как нацеленность на расширение сферы деятельности в некоторых случаях априори требует иных управленческих решений в сравнении с закреплением на освоенном рынке, то полученные данные проанализируем с позиции всех четырех вышеназванных целей.
В рейтинге целей по выборке в целом на 1 месте стоит наращивание потенциала, на втором - выживание, на третьем - диверсификация и на четвертом - максимизация прибыли (см. таблицу 41 Приложения). Причем, если приверженцев выживания не намного (в 1.1 раза) меньше, чем тех, кто стремится закрепиться на освоенном рынке, то "диверсификаторов" меньше в 2.7 раза, а "максимизаторов" - в 8.3 раза.
Аналогичная иерархия целей характерна для "новых" а также сугубо производственных фирм. У "старых" МП лидируют установки на выживание и наращивание потенциала, причем доля первой выше: такая же ситуация у предприятий торговли и общественного питания. По нашему мнению, руководители торговых предприятий выбрали первую установку потому, что она предполагает сохранение устойчивого финансового положения. Анализ состояния этих фирм по основным направлениям (финансово-экономическое положение, снабжение и сбыт, ценообразование и пр.) не подтверждает, что они в большинстве своем находятся на грани выживания.
В целом, на развитие сориентировано более половины всех МП (57.8%), а каждое второе-третье предприятие нацелено на выживание, сохранение более-менее устойчивого положения. Расширять сферу деятельности больше заинтересованы "новые" МП, а для бывших госпредприятий главное - выжить. Сугубо производственные предприятия чаще стремятся наращивать потенциал в выбранной области, сохранить устойчивое финансовое положение и максимизировать доход - торговые.
Насколько целевые установки определяют предыдущую динамику числа видов деятельности МП? Анализ подтверждает наличие связи между ними для выборки в целом и всех рассматриваемых подгрупп, кроме сугубо производственных фирм. Теснота связи варьируется незначительно (коэффициент Крамера порядка 0.15) (см. таблицу 42 Приложения).
Предприятия, нацеленные на диверсификацию, и раньше наиболее активно расширяли сферу деятельности. На первом месте для них - увеличение числа видов деятельности, на втором - неизменность, на третьем - их сокращение.
Фирмы, стремящиеся закрепиться на освоенном рынке, реже меняли профиль. Среди них первое место делят те, кто не увеличивал или увеличивал число видов деятельности, причем доля первых выше.
Для МП, ориентированных на выживание, в основном характерна "привязка" к первоначально выбранному виду деятельности. Меньшее число предприятий увеличивали, и еще меньшее - сокращали их количество.
Те, кто стремятся максимизировать текущую прибыль, также в первую очередь не меняли сферу деятельности. Два других варианта поведения делят 2-3 места.
Статистически значимой оказались отклонения в удельном весе фирм, увеличивших число видов деятельности, в зависимости от целевых установок. Наибольшая доля (55%) в группе, нацеленной на диверсификацию, наименьшая (25.3%) - среди максимизирующих прибыль.
Больше всего в процентном отношении МП, не менявших сферу деятельности, среди предприятий, стремящихся получить наибольший доход (62.7%). Это значимо больше соответствующих долей по целевым группам диверсификация (32.3%, минимальное значение) и закрепление на освоенном рынке (47.5%).
Анализ данных по подгруппам предприятий показал, что максимальная доля тех, у кого видов деятельности стало больше, среди "старых" фирм, нацеленных на диверсификацию (65%). Наименьшая (4.8%) - среди торговых предприятий, максимизирующих прибыль. Самый большой процент МП, не менявших сферу деятельности - по группе "торговля, максимизирующая прибыль" (76%). Самый маленький - по группе "старые" фирмы, ориентированные на диверсификацию (24.6%). Максимальная доля сузивших профиль - в торговле, стремящейся к наибольшему доходу (19%). Минимальная - в той же подгруппе, но нацеленной на наращивание потенциала.
Исходя из полученных результатов, можно утверждать, что целевые установки на будущее опираются на адекватную динамику числа видов деятельности в прошлом. Бывшие госпредприятия, по-видимому, изначально были в основном монопрофильными. Установка на получение максимальной прибыли предполагает, что фирма с самого начала заняла наиболее доходную рыночную нишу и отказывается от "побочных промыслов". Этой нишей сегодня является торговля.
Определенная взаимосвязь по логике должна быть между целевыми установками руководителей МП и схемами ценообразования, применяемыми на их фирмах. Проведенный анализ подтверждает это. Судя по рейтингу способов ценообразования, для всех целевых групп, кроме тех, кто сориентирован на диверсификацию, на первом месте стремление окупить издержки и получить нормальную прибыль, а второе и третье места поделили ориентация на цены аналогов и цены меньшие, чем у конкурентов. У тех, кто хочет расширить сферу деятельности, все эти три способа равновероятны (делят 1-3 места). Фирмы, стремящиеся максимизировать прибыль, относительно чаще продают по наивысшей цене и относительно реже назначают цену в зависимости от дохода покупателя, чем МП остальных целевых групп.
Независимо от целей, предприятия чисто производственные в первую очередь стремятся окупить издержки, а "старые" фирмы несколько больше сориентированы на цены аналогов. Торговые МП, цель которых - диверсификация и наращивание потенциала, чаще всего продают дешевле, чем конкуренты.
Среди предприятий разных подгрупп, стремящихся закрепиться на освоенном рынке, есть статистически значимые отклонения по ряду позиций. Так, "новые" фирмы в 1.3 раза реже стремятся компенсировать издержки, чем "старые". МП торговли также относительно меньше используют этот способ ценообразования (в 1.7 раза в сравнении со "старыми" и в 1.5 раза - с производственными предприятиями). Зато торговля охотнее продает по более низким ценам (в 1.5 раза чаще "старых" и в 1.9 раза - производственных МП).
В целом, достаточно отчетливо проявляется тенденция к расширению сферы деятельности за счет преимуществ в ценовой конкуренции (на сегодня наиболее эффективной), а также к наращиванию потенциала в выбранной области с помощью стабильного поступления средней прибыли. Эта линия поведения вполне адаптивна к условиям формирующегося рынка, свидетельствует о согласованности текущих управленческих и целевых установок. Торговые и отчасти "новые" МП проводят более гибкую ценовую политику в зависимости от поставленных целей. Сугубо производственные фирмы имеют незначительные возможности для маневрирования ценами.
Насколько внешняя среда благоприятна для достижения поставленных целей, отчасти позволяет судить анализ распределения экспертных оценок оформления договоров и ожидаемых мер господдержки в зависимости от целевых установок.
В первом случае выясняется, какие цели реализуются более, а какие менее легитимными способами. Зависимость между оценками объема оформления договоров и целями статистически подтверждается для выборки в целом и для "новых" МП.
Если считать, что экспертные оценки проецируют собственное поведение, то, судя по их средневзвешенной величине по выборке в целом (см. таблицу 5.1), самые законопослушные - те предприниматели, кто стремится закрепиться на освоенном рынке. Фирмы, нацеленные на диверсификацию и выживание, чаще обходят установленный порядок. Самые "закононепослушные" те, кто во главу угла ставит получение максимальной прибыли. Анализируя результаты по каждой подгруппе предприятий, приходим к выводу, что чаще других следуют букве закона руководители сугубо производственных, а реже - чисто торговых МП.
Наибольшая доля ответивших, что не оформляется менее 25% сделок, среди предпринимателей, нацеленных на наращивание потенциала в выбранной области (49.2%). Это в среднем в 1.3 раза больше аналогичных долей среди приверженцев диверсификации и выживания (статистически значимое отклонение). Отклонения между группами тех, кто считает, что укрывается от 20% до 50% и более половины работ, в зависимости от целей статистически незначимы.
Резюмируя, приходим к выводу, что чаще других легитимными способами реализуется установка на наращивание потенциала в освоенной области, а реже - на получение максимального дохода. При расширении сферы деятельности и выживании происходит сдвиг к большему сокрытию доходов. Кроме специфики поставленной цели, на склонность к "бегству от налогов" влияют, по-видимому, личностные характеристики предпринимателя.
Как отмечалось в разделе 6, ожидаемые меры господдержки четко разделяются на группы лидеров (законодательные гарантии, льготы по налогам и кредитам) и аутсайдеров (все остальные меры). В целом по выборке, а также для всех целевых групп, кроме диверсификации, на первом месте - желание ослабить налоговый пресс. На втором, независимо от целей, - обеспечение надежных законодательных гарантий. На третьем - льготное кредитование. Те, кто хочет расширить сферу деятельности, несколько больше ценят законодательные гарантии (1-2 места), а стремящиеся к наибольшему доходу - льготные кредиты (2-3 места).
Для "новых" и, отчасти, сугубо торговых фирм обеспечение надежных правовых гарантий актуальнее, чем по выборке в целом. У "старых" и чисто производственных предприятий независимо от целей единоличный лидер - налоговые льготы.
Т.к. в абсолютном выражении число предприятий из разных подгрупп, стремящихся максимизировать прибыль, невелико, провести оценку статистической значимости отклонений нельзя.
Отметим еще такой интересный факт. Те торговые предприятия, для которых главное - выжить, в 2.9 раза чаще жалуются на угрозу рэкета и в 2.6 раза - на произвол чиновников, чем производственные фирмы той же целевой группы.
Подводя итог, можно сделать вывод, что как "новые", так и сугубо торговые МП по сравнению со "старыми" или чисто производственными больше полагаются на себя: они относительно чаще заинтересованы в создании стабильной и действенной правовой среды и относительно реже - в финансовой поддержке государства.
Предыдущий анализ показал, что цели фирмы в определенной мере индуцируют совокупность мер по оперативному управлению. В то же время, от того, какие используются способы решения управленческих задач, зависит экономическое положение предприятия. Возникает закономерный вопрос, есть ли взаимосвязь экономического положения МП и целевых установок его руководителя.
Проведенные расчеты подтверждают наличие такой связи для выборки в целом и каждой из подгрупп предприятий. Наибольшая теснота связи - по бывшим государственным предприятиям.
В целом по выборке, судя по рейтингу типов экономического положения, с изменением цели от "выживания" до "диверсификации" лидером остается не вполне устойчивое положение (см. таблицу 43 Приложения). Для тех, кто нацелен на выживание, на втором месте - совсем неустойчивое, на третьем - вполне устойчивое экономическое положение. Но уже на первом шаге вверх по шкале целей (с переходом от выживания к наращиванию потенциала) второе и третье места поменялись, т.е. экономическое положение МП в среднем улучшилось. Основной сдвиг в экономическом положении происходит именно при смене установки на выживание на цель - наращивание потенциала, что подтверждают следующие данные. Доля фирм с совсем неустойчивым положением падает в 2.6 раза, а доля с вполне устойчивым увеличивается в 3.5 раза. На втором шаге, при переходе от наращивания потенциала к диверсификации, все отклонения по типам экономического положения не значимы.
Для предприятий сугубо торговых смена этих целей означает некоторое ухудшение экономического положения. Устойчивое и совсем неустойчивое становятся равновероятными, тогда как при ориентации на закрепление в выбранной области равновероятны не вполне и вполне устойчивые экономическое положение. Это еще раз подтверждает, что на сегодня торговля - наиболее выгодная сфера деятельности и уход из нее или "размывание" другими направлениями заведомо ухудшает положение предприятия.
Число предприятий, максимизирующих прибыль, слишком мало, чтобы можно было судить о статистически значимом различии в оценке их экономического положения.
Экономическое положение МП в известной мере предопределяет выбор целей их руководителями (см. таблицу 44 Приложения).
В целом по выборке с улучшением экономического положения от совсем неустойчивого до вполне устойчивого происходит смена цели - лидера (выживание уступает место наращиванию потенциала). Второе место также переходит от наращивания потенциала к диверсификации, а третье - от диверсификации к выживанию. На последнем месте, независимо от экономического положения, - установка на максимизацию прибыли.
В целом, по мере улучшения экономического положения, в 1.6 раза увеличивается доля МП, нацеленных на диверсификацию, в 2.3 раза - на наращивание потенциала, и в 3.8 раза сокращается доля фирм, для которых главное - выжить.
Предприятия, стремящиеся получить максимальный доход, занимают примерно равное положение - порядка 5% в каждой группе МП. По-видимому, приверженность этой цели не зависит от экономического положения предприятия, а определяется в первую очередь субъективно-личностными характеристиками его руководителя.
Таким образом, выбор целевых установок для МП в значительной степени предопределяет содержание управленческих решений, влияя тем самым на экономическое положение предприятия. Кардинальное улучшение экономического положения происходит при смене установки на выживание на цель - наращивание потенциала в выбранной области. Видно, что, по мере улучшения экономического положения МП, доля фирм, нацеленных на развитие, растет более быстрыми темпами, чем сокращается процент предприятий, сориентированных на выживание.

Малый бизнес развивается в нестабильных экономических и политических условиях переходного периода. Положение многих МП осложняется тем, что они, как представители нового сектора экономики, не включены изначально в сложившееся распределение прав собственности и систему хозяйственных связей и отношений.
Тем не менее, малый бизнес продемонстрировал наличие достаточно высокого адаптационного потенциала. Большинство предприятий успешно справилось с трудностями становления, да и затем имело вполне удовлетворительное либо хорошее экономическое положение. Многие МП смогли решить вопросы снабжения и отчасти сбыта, преодолели финансовые трудности, хотя последние и остались весьма острыми. Отчасти успех в приспособлении объясняется условиями переходной экономики, унаследовавшей явные диспропорции планового хозяйства. Во многих секторах экономики (прежде всего в непроизводственной сфере) имеется достаточно свободного рыночного пространства для деловой активности. Но нельзя отрицать и умения предпринимателей приспосабливаться, находить рыночные ниши и способы поведения, позволяющие сформировать и развивать свой бизнес.
Отличительной чертой поведения малых предприятий является гибкость, быстрота реагирования на изменение условий, что выражается в смене профиля деятельности. Малый бизнес обычно не отягощен "традициями" государственного сектора, предприятия которого привязаны к определенному направлению производства, структуре хозяйственных связей, сложившимся трудовым коллективам.
Наиболее выигрышной стратегией при этом становится диверсификация деятельности, собственно она и определяет генеральное направление адаптации, которое позволяет преодолевать снабженческо-сбытовые и финансовые трудности, дает большие возможности развития. МП, остро ощущавшие финансовые трудности на этапе становления и/или финансовые ограничения, впоследствии чаще становятся многопрофильными.
Другое направление, помогающее МБ адаптироваться, - это нелегитимные способы деятельности, уход в неформальную экономику. Он позволяет смягчить финансовые ограничения, отчасти вывести бизнес из сферы государственного контроля и давления, произвола чиновников. Есть формы частичного ухода - сокрытие от учета и налогообложения части деятельности. Есть формы и полного ухода - работа без регистрации и расчетного счета, только за наличные деньги, с использованием сложившихся связей. Теневая и полутеневая деятельность малых предприятий имеет под собой исторические корни, ибо совсем недавно частно-предпринимательская деятельность в России была запрещена и существовала нелегально. Сегодня предпринимателей прежде всего побуждает уходить в "тень" прежде всего нерациональная налоговая политика государственной и местных властей.
Огромное значение для развития малого бизнеса имеют неформальные связи, деловые контакты, личные знакомства среди чиновников, предпринимателей, руководства государственных предприятий. Через подобные связи они получают информацию, ресурсы, финансовые средства, новые деловые контакты.
Хотя для малого бизнеса характерно создание различного рода объединений, но они затрагивают лишь незначительное число предпринимателей. Говорить о корпоративной тенденции в поведении малых предприятий, по всей видимости, можно лишь применительно к тем, кто тесно связан с работой крупных государственных и приватизированных предприятий, зависим от них. Тем не менее можно прогнозировать тенденцию к формированию системы связей внутри малого бизнеса, которая безусловно включает и наличие теневых отношений. Основываться такая система может на связях и определенных нормах поведения, которые формируют предпринимательскую этику. Однако обсуждать сегодня ее черты было бы на наш взгляд еще преждевременно.
Определенной линией поведения для МП становится ориентация на поддержку властей, прежде всего - финансовую помощь. Части предприятий удается ее получать, возможно - благодаря "сращиванию" с органами власти. В субъективных оценках предпочитаемых руководителями МП мер экономической политики государства лидируют, причем со значительным отрывом от многих других, меры по смягчению финансовых ограничений. В то же время многие предприниматели демонстрируют и установку на собственные силы, ожидая от властей лишь обеспечения стабильных условий и гарантий деловой активности.
Показателем успешного приспособления МП являются их активные усилия по развитию. Хотя они чаще связаны с решением сиюминутных задач, но наблюдаются и практические меры по решению вопросов стратегического характера, количественного и качественного наращивания потенциала предприятия.
В целом успех сопутствует гибкой политике изменения профиля деятельности, приспособления к финансовым ограничениям, которая вынуждает предприятия к поиску новых сфер приложения, рынков и потребителей, к ориентации на рыночные механизмы ценообразования.
Опрос показал, что в выборе более адаптивных способов поведения главную роль играет фактор организации предприятия. Новый бизнес лучше приспосабливается к условиям переходной экономики. Он чаще выбирает в качестве сферы деятельности именно непроизводственные "ниши". При организации предприятия четче проглядывают рыночные мотивы выбора, успешно преодолеваются трудности этапа становления. Для нового бизнеса в большей мере характерна положительная динамика в решении основных проблем, чем для "старых" МП. Меньше жалуясь на проблемы и ожидая поддержки от государства, новый бизнес больше готов опереться на собственные силы. Он проводит гибкую ценовую политику, активнее действует на рынке, более склонен развиваться. И, как следствие, экономическое положение новых МП в целом лучше.
Что касается отраслевых различий, то этот фактор срабатывает прежде всего через дифференциацию внешних условий. Торговля, находясь безусловно в более выгодном положении, продемонстрировала умение им воспользоваться независимо от способа организации МП. У производственных предприятий объективно более сложному положению часто сопутствовало неумение руководства его преодолеть. Здесь сказалась по всей видимости более пассивная позиция "старых" руководителей, связанная с ориентацией на модель выживания (в основном производственные предприятия - это как раз "выходцы" из госсектора).
Цели, которые руководители ставят перед своими предприятиями, также оказывают существенное влияние на их поведение. Анализ выявил внутреннюю согласованность, взаимосвязанность управленческих решений и целей предприятий. Определяя во многом выбор конкретных способов поведения, цели тем самым выступают его обобщающей характеристикой. Отчасти отражая субъективно-личностные особенности предпринимателя, цели в то же время органически связаны со способом организации МП: новый частный бизнес значительно чаще ориентируется на цели стратегического характера. Выбор целей коррелирует со степенью успеха в приспособлении: предприятия, преследующие стратегические цели, оказываются в лучшем экономическом положении.
В заключение еще раз подчеркнем, что наиболее значимыми факторами, определившими степень успеха в адаптации малого бизнеса к переходным условиям, стали способ создания предприятия, а также субъективный фактор - личность предпринимателя, его целевые установки.