Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Региональные бизнес-омбудсмены – профессиональные риски

Наша беседа с Николаем Смирновым, на самом деле, была посвящена вопросам коррупции и борьбы с нею, в частности –  официальному отчету о борьбе с коррупцией и плану дальнейшей борьбы с ней.

В ходе обсуждения этих вопросов была затронута тема региональных уполномоченных по защите прав предпринимателей. Дело в том, что в появившейся  в те же дни программе федерального бизнес-омбудсмена Бориса Титова по развитию бизнеса, где тоже много места уделено этому вопросу, оказалось предложение предоставить региональным бизнес-омбудсменам право отстранять от должности чиновников, заподозренных в коррупции.

Поскольку беседа на эту тему оказалась отдельным сюжетом в нашей беседе, мы предлагаем читателям ее в качестве самостоятельного материала.

 

- Николай, одновременно с планом Путина, как нам победить коррупцию, появляется программа Титова по развитию бизнеса, где тоже много места уделено этому вопросу. Причем там есть предложение предоставить региональным бизнес-омбудсменам право отстранять от должности чиновников, заподозренных в коррупции.

По-моему такое предложение как-то странно звучит в наших реальных обстоятельствах.

- Мы, кстати, этот момент с коллегами тоже и заметили, и отметили. Это хорошо, что Вы подняли тему предложений Титова. Хотя дело не в самом Титове, а в институте бизнес-омбудсмена в России как таковом.

Мы с известным Вам коллегой – Яхьей Ализада написали статью по теме защиты прав бизнеса. В ней мы сделали правовой анализ и отметили, с одной стороны, коррупционные риски, связанные с созданием этого института. С другой стороны, мы сказали о его антикоррупционном потенциале.

Скажем сразу: это достаточно интересный институт, который соответствует правовому типу государства и является одним из механизмов трансляции интересов бизнеса государству и надзором за соблюдением прав предпринимателей.

Наша статья посвящена деятельности федерального омбудсмена, а сейчас мы готовим мониторинг деятельности уполномоченных по правам предпринимателей в регионах. И в нем мы анализируем региональные законы о бизнес-омбудсменах – это будет первый раунд. В качестве продолжения намечена оценка результатов их деятельности.

Начали мы, разумеется, с анализа федерального закона, в котором прописаны базовые положения о региональных бизнес-омбудсменах. И, когда мы нарисовали схемку о том, как федеральный и региональные защитники предпринимательских прав встроены в систему госуправления…

- Так они же все – назначенцы, более того, их еще и утверждают после первоначального назначения – они встроены напрямую.

- Да. И поэтому один из рисков, которые мы заметили в деятельности регионального омбудсмена, то, что он реально может оказаться одним из инструментов давления федерального уровня на региональную власть. И сейчас мы видим, что выдвигаются такие омбудсмены, происходит такое их усиление – просто мы имеем дело с явным движением в сторону этого риска.

Как происходит назначение регионального бизнес-омбудсмена?

- Его предлагает губернатор.

- В федеральном законе написано, что региональный омбудсмен назначается в порядке, который принимает субъект Российской Федерации. И вместе с тем добавляется, что делается это с одобрения федерального бизнес-омбудсмена и бизнес-сообщества.

- Бизнес-сообщество? Но утверждает бизнес-омбудсмена не оно, а региональный парламент.

- На самом деле, в разных регионах по-разному: где-то утверждает парламент, где-то – губернатор. Наш мониторинг показывает, что есть разные модели, по крайней мере де-юре. Но, в любом случае, как бы это ни было устроено в регионе, всегда необходимо согласие федерального уполномоченного по защите прав бизнеса и предполагается участие бизнес-сообщества.

- Но ведь бизнес-сообщество у нас в слишком многих случаях – вещь эфемерная.

- Давайте скажем, что все же у нас считается бизнес-сообществом. Это – не совсем те предприниматели, которые занимаются в регионе бизнесом. Бизнес-сообщество, на самом деле, - это бизнес-ассоциации, имеющиеся в регионе. Причем речь идет не о каких-то ассоциациях, созданных по инициативе снизу региональными предпринимателями, а о тех, которые являются территориальными подразделениями крупнейших федеральных бизнес-ассоциаций.

Таким образом на выбор регионального омбудсмена оказывается двойное воздействие с федерального уровня, а к местным предпринимателям все это непосредственного отношения не имеет.

- Но, будем честными: это все же лучше, чем когда на него могут воздействовать только местная администрация и местные братки.

- С одной стороны, это так, с другой – нет.

- Почему?

- Сейчас объясню.

Представьте себя на месте регионального бизнес-обмудсмена: для того, чтобы Вам успешно вести свою деятельность, нужно показывать свою успешность на этой должности. И Вы смотрите: перед кем я должен отчитываться? Есть люди, которые Вас назначили. Есть люди, которые Вас финансируют. Есть люди, которые могут Вас досрочно с должности убрать. И есть, наконец, люди, которые Вам жалуются, и жалобы которых Вы должны рассматривать так или иначе, а можете и не рассматривать.

И Вы думаете: людей, которых нужно как-то «кормить», слишком много – надо расставить хоть какие-то приоритеты. Тут и возникает интересный вопрос: как тот или другой омбудсмен расставит эти приоритеты? Гадать, я думаю, придется недолго. Есть административные рычаги: администрация региональная и федеральные начальники в лице федерального бизнес-омбудсмена и сетевых предпринимательских сообществ. У региональных предпринимательских сообществ при этом есть единственная, где-то иллюзорная, где-то реальная возможность влиять на регионального бизнес-омбудсмена – то самое согласие при его назначении, ведь при его досрочном освобождении от должности никакого мнения предпринимателей уже не требуется.

Будете ли Вы беспристрастно подходить к жалобам на действия региональной администрации, которая Вас назначает и финансирует? Пойдете ли Вы против генеральной линии политики федерального бизнес-омбудсмена и сетевых бизнес-структур в регионах, которые могут досрочно освободить Вас от должности?

Насколько беспристрастно и с каким усердием Вы будете подходить к рассмотрению жалоб простых предпринимателей, девять из которых пустяковых, но могут помочь в плане статистики и отчетности, а одна – например, связана с отъемом бизнеса, пусть малого, но превышающего по стоимости годовое финансирование омбудсмена?

- Знаете, Николай, есть региональные бизнес-омбудсмены, уже дававшие интервью нашему сайту. Я попробую задать им эти вопросы: как поступать людям в таком положении? Что они думают о перечисленных Вами рисках?

А пока продолжим нашу тему.

- С моей точки зрения, вопросы будут очень просто решены: бизнес-омбудсмену остаются различные мелкие жалобы предпринимателей, в основном – друг на друга, или на самых мелких чиновников. Хотя прямые жалобы бизнесменов друг на друга не входят в компетенцию омбудсмена (это можно сделать только через чиновников), а вот мелкие чиновники – прекрасная цель.

И, конечно, продвижение интересов федеральных предпринимателей, то есть региональных интересов крупного бизнеса, даже в ущерб бизнесу малому и среднему. Ведь региональный бизнес-омбудсмен – это агент федерального бизнес-омбудсмена в регионе, его инструмент давления на региональную власть и законный посредник бизнеса. Вот и получается – назначили тебя в регионе по согласованию с федеральным уполномоченным – значит старайся, учитывай его, то есть крупного бизнеса, волю. А чтобы эту задачу упростить, насколько я понимаю, и предлагается наделить его допполномочиями по отстранению от должности чиновников, которых заподозрили в коррупции, то есть в нежелании исполнять волю крупного бизнеса.

- Если он хочет спокойной жизни и при этом гарантированной и в дальнейшем должности, то да.

- В том-то и дело. Изначально институт бизнес-омбудсмена в странах, где он впервые появился, задумывался как представляющий и защищающий права и законные интересы предпринимателей перед властью. То есть он выступает против госорганов на острие со стороны предпринимателей.

- У нас в принципе подразумевалось, как я понимаю, то же самое.

- Я бы сказал, что в нашей модели бизнес-омбудсмен слишком прочно встроен в систему государственной власти. Для предпринимателей это – просто некое дополнительное окошко, куда они могут попытаться бросить свою маленькую жалобу (большая точно не пролезет). И вот тогда региональному бизнес-омбудсмену окажется проще отчитаться и перед региональной администрацией, и перед своими федеральными начальниками. С другой стороны, никаких случайных проблем такой омбудсмен не создает.

Мы все время говорим об одном и том же риске: региональный бизнес-омбудсмен, включенный в госаппарат, может служить элементом системы сдержек и противовесов, то есть надавливать на региональных чиновников в интересах федерального бизнеса за счет наивной жалобной активности местных предпринимателей. Хотя изначально он должен был стать защитником именно последних. Для этого рычаги давления нужно передать от федеральных начальников и администрации по максимуму региональным предпринимателям.

- Я еще раз повторюсь: эти вопросы надо задать действующим региональным бизнес-омбудсменам и посмотреть на их мнение.

- Конечно. Это, безусловно, будет очень интересно.

 

Беседовал Владимир Володин
Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости