Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Михаил Вирин глава муниципального округа Москворечье – Сабурово. Палка о двух концах.

Премьер-министр Дмитрий Медведев в выступлении на Сочинском форуме 19 сентября объявил, что власти уже приняли решение разрешить регионам вводить ряд специальных сборов: за право заниматься торговлей, услугами общественного питания, такси и туризма. Как уточнил министр финансов Антон Силуанов, речь идет местных сборах, которые могут пополнить бюджеты муниципалитетов уже в 2015 году.

С просьбой прокомментировать это заявление премьера мы обратились к Михаилу Вирину, главе одного из московских муниципальных округов, а до этого – предпринимателю с многолетним стажем

 

- Михаил Михайлович, как Вам заявление премьера?

- Вообще-то,  просто фантастика. Я этого не ожидал такого, думал, что мы так и сгинем в местном самоуправлении с одним единственным жиденьким налогом. Точнее – малюсеньким кусочком от НДФЛ. Мы ведь там получаем даже не процент, а где-то полпроцента налога на доходы граждан, зарегистрированных на нашей территории. Сегодня это – абсолютно смешные деньги. Получается по 40 рублей на человека, проживающего в районе.

- Это в месяц?

- Нет, это в год. Фактически – один доллар в год на одного человека. И тут вдруг такое удивительное предложение.

Конечно, не понятно, что удастся собрать, из того, что нам предложат. Это  абсолютно не ясно. Ведь не понятно, какой бизнес у нас зарегистрирован.

Мы же в Москве совершенно оторваны от любого бизнеса. Мы никак не связаны ни с маленькими предприятиями, ни с большими, ни с федеральными, ни с московскими, ни с местными. Мы законодательно существуем в другом пространстве. Мы не пересекаемся.

- Прямо, как параллельные прямые в геометрии Евклида.

- Может быть это оттого, что мы сами висим над землей, поскольку у нас её нет. И, соответственно, нет никакой связи с предприятиями, сидящими на этой земле.

- А теперь, как я понимаю, именно муниципальные власти могут что-то получить.

- Вроде бы да. Если все-таки нас тоже имеют в виду. Хотя я в этом немного сомневаюсь, даже при том, что Москва уже заявила, собирается вводить местные сборы.

- Причем заявление касалось именно муниципалитетов. «Тема с расширением налоговых полномочий муниципалитетов за счет введения спецсборов на отдельные вида бизнеса в целом правильная. Нас волнует, что малый бизнес зачастую работает в неравных условиях: одни платят налоги честно, другие - нет. В результате возникает почва для недобросовестной конкуренции», - сказали журналистам представители департамента экономической политики и развития столицы.
Чиновники даже объяснили, что сейчас Москва готовит свои предложения по размерам спецсборов.
- Но дело в том, что в столице муниципалитетов практически уже не осталось. Они раздавлены. Есть небольшой вспомогательный аппаратик при совете депутатов (бывшем муниципальном собрании).

Ещё год назад были муниципалитеты, там были штаты. Были субвенции, направлявшиеся именно туда. И муниципалитеты их осваивали: платились зарплаты, выполнялись определенные функции. Опека и попечительство, комиссии по делам несовершеннолетних, спорт и досуг. То есть совсем недавно муниципалитеты были, а сейчас их просто нет. Подавляющее большинство районов Москвы от них избавилось. Они заменены на небольшой аппарат: юриста, экономиста, делопроизводителя при совете депутатов, потребности которого он и обслуживает.

- А всем остальным занимаются управы?

- Осталось ещё чуть-чуть: муниципальная газета и муниципальные праздники. Но все это по-малости. Все это – за названные 40 рублей на человека в год. Это в наследственном деле есть термин – вымороченное имущество – вот это то самое.

Но это и было так задумано, чтобы у московской исполнительной вертикали не было конкурента в лице местного самоуправления.

Так что теперь, когда говорится о сборах, я не уверен, что имеются в виду наши нищие российские муниципалитеты. А ведь в провинции нагрузка на муниципальные органы куда более серьезная, чем, например, в Москве или Петербурге.

В провинции на них сидит всё ЖКХ, там на них культура, образование. Они утверждают тарифы на кружки танцев, шахматные и так далее. У них есть учреждения здравоохранения, муниципальные больницы. Это – совсем другая жизнь.

- И зарплату работникам всех учреждений, относящихся к муниципальному ведению, тоже они должны платить?

- Да. У них там муниципальные ДЕЗы...

- Но в Москве тоже муниципальные ДЕЗы.

- Нет, они не муниципальные, они – городские. ГБУ – городские бюджетные учреждения. Это несколько другое.

- Михаил Михайлович, я понимаю радость муниципальных работников, которым обещают дать какие-то дополнительные средства, но есть и другая сторона. И Вы ведь еще и предприниматель в самом недавнем прошлом (до того момента, как глав муниципальных собраний сделали госслужащими). Давайте посмотрим на ситуацию с другой стороны – со стороны бизнеса. На него ведь могут наложить новые сборы.

- А с этой стороны всё выглядит очень грустно. Ведь бизнес последние годы (малый бизнес, так совершенно точно) не жил, а выживал.

Начиная с кризиса 2008 – 2009 годов у нас происходило резкое сокращение малого бизнеса: закрылось огромное количество малых предприятий. Они не выдержали: их перестали кредитовать, перестали поддерживать, как раньше.

В столице новый мэр Сергей Собянин сделал решительные шаги…

- Разгромил нестационарную торговлю.

- Это – раз. А еще он поднял арендную плату. У нас раньше существовала льготная аренда, где-то 50 долларов с квадратного метра в год. Это, в общем, ничто. И теперь её нет.

- У меня впечатление, что арендная плата поднимается всё время.

- Так и есть.

- Я сейчас смотрю по нашему району: всё время бросают насиженные места маленькие магазины, а особенно – маленькие мастерские.

- Конечно! Ведь у них аренда помещения занимает в расходах очень большой процент. Даже при том, что площади у них небольшие.

- Сейчас, по-моему, всё, что не сеть, пусть даже небольшая, выжить не может.

- А, по-моему, не сетевых магазинов у нас уже просто нет. Владелец одной овощной палатки не сможет выжить, поскольку покупать товар надо оптом. Нужно покупать, например, машину фруктов и развозить по своим 10 – 15-ти торговым точкам.  Иначе ничего не получится. Ларьки ведь у нас, как ни странно, стоят рядом с супермаркетами. И, тем не менее, они находят своего покупателя. Но они все как бы микро-сетевые. По-другому просто ничего не выходит.

- Но ведь есть и другие обстоятельства. Почему речь сейчас зашла о возможности региональных сборов с бизнеса? Да потому что есть так называемые майские указы президента, которые надо исполнять, и исполнять их должны регионы. Но у регионов просто нет на это денег, а центр денег давать не хочет, вместо них дается право на местные сборы с бизнеса.

- Это такой вариант «кормления».

- И к чему этот вариант приведет?

- К тому, что малый бизнес окончательно отомрёт. Наши власти не понимают: ещё немножко нагрузить на бизнес, и он просто исчезнет. Весь.

Налоговое бремя уже большое.

- И любая налоговая новация может стать той самой соломинкой, которая сломает ему спину.

- Последнее время власть мечется. То провоцирует возвращение налога с продаж, существовавшего в 90-е годы, но уже давно отмененного.

- Так те сборы, которые будет устанавливать региональная и местная власть – это замена обещанному налогу с продаж, который решили не вводить.

- Будем честными, лично я не понимаю, с кого в малом бизнесе можно содрать на уровне муниципалитетов еще одну шкурку.

Вернее, понимаю, но с этих не получится.

По-хорошему, нужно сдирать с того малого бизнеса, который жирует под прикрытием госструктур, работая, по сути, в тени. Они либо вообще не платят налоги, а если платят, то чуть-чуть.

- Но их под «крышей» не достать.

 - В том-то и дело. Но дело идет к тому, что налогами догрузят добропорядочный бизнес, и он тоже уйдет в тень. И опять встанет вопрос: что делать.

 

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости