Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Юрий Симачев, заместитель генерального директора ОАО «Межведомственный аналитический центр».Кто должен платить за кризис.Часть первая.

- Юрий Вячеславович! У нас опять происходит что-то странное. Посмотрите, что творится вокруг бюджета.

- Что именно Вы имеете в виду?

- Министерство финансов якобы подготовило уже запасной его вариант. На днях министр финансов Антон Силуанов дал большое интервью РБК. Интересные заявления начинаются уже в преамбуле к этому материалу: «Министру финансов приходится защищать бюджет, который, как признают в самом Минфине, рассчитан исходя из нереалистичного прогноза экономики, - пишет, предваряя саму беседу, журналист РБК. - И это только начало. Чтобы сбалансировать доходы и расходы, в ближайшее время ему придется убеждать коллег по правительству в том, что им нужно еще больше затягивать пояса, урезая госпрограммы образования, здравоохранения, информатизации и т.д.».

Сам министр сразу же заявляет: «Мы считаем, что ситуация с ценой на нефть около $85-90, возможно, сохранится достаточно долго. В этих условиях надо и бюджет корректировать – жестче определять приоритеты расходной части: от чего-то отказываться, что-то переносить на более поздние сроки. И дисциплину бюджетную надо повышать». Между прочим, бюджет-2015 рассчитан из расчета  нефтяных цен выше, чем 85-90 долларов за баррель. При этом цена на нефть сейчас падает ниже и этой планки.

Понятно: если бюджет заранее нереалистичен, кто-то будет за это расплачиваться. Сейчас уже начали расплачиваться образование и здравоохранение, а на подходе - бизнес. Ряд налогов и сборов для него скоро начнут устанавливать не федеральные и даже не региональные власти, а муниципалитеты.

- Во-первых, мне кажется, сама по себе идея переложить решение о дополнительных сборах на регионы – это очень рискованное решение. Мы знаем, что все регионы разные: кто-то может распорядиться такой возможностью рационально, хотя лично я предполагаю, что возникнет много рисков.

Могут быть серьёзные проблемы на уровне регионов, прежде всего потому, что такие решения придется принимать довольно быстро, а никто к такого рода решениям не готов. Более того, многие, возможно, не представляют себе, к каким последствиям это может привести.

Поэтому, безусловно, такое снятие с себя ответственности федеральным центром: мы сами налоги не повышаем, мы отдаем это в регионы, пусть они вводят специальные платежи – это, по-моему, позиция, ориентированная на то, чтобы избежать ответственности. А в кризисных условиях это не совсем хорошо.

Конечно, можно сказать, что Минфин не может учесть всю специфику по каждому региону, что лучше, чтобы соответствующие нормы вводились на местном уровне. Но, мне кажется, что здесь регионам дается только некий кнут, чтобы они им распорядились. Это не очень здорово.

Если бы им дали какие-то дополнительные ресурсы, тогда в большей степени можно было бы рассчитывать на какую-то рациональную политику на уровне регионов. Но, если вы вручаете им только один инструмент, позволяющий вводить дополнительную налоговую нагрузку на бизнес, то какой-то сбалансированной политики ожидать трудно.

- В Госдуму поступил законопроект, который позволит районам городов устанавливать или отменять местные налоги. Документ призван развить конкуренцию территорий в мегаполисах и предложить налогоплательщикам регулировать размер платежей с помощью выбора наиболее благоприятного района.

Но у городских районов есть в ведении два налога – земельный и на имущество физических лиц. Есть у них еще какой-то маленький процент от НДФЛ.

И вот законопроект устанавливает в городском округе с внутригородским делением право представительных органов муниципальных образований устанавливать, вводить и прекращать действия местных налогов на территории района.

- Вот про НДФЛ в явном виде речь не шла, тем более, что он относится к числу налогов, решения по которым принимаются всегда на самом высшем уровне.

Вы, я уверен, помните, что неоднократно выдвигались предложения вернуться к прогрессивной шкале НДФЛ, и мы видели, что решения принимались исключительно на федеральном уровне, причем на самом высоком федеральном уровне. И я не думаю, что в этом вопросе есть готовность что-то менять.

- Но к местным налогам, которые попадут под действие документа, относится земельный налог и налог на имущество.

Принятие изменений позволит дифференцировать налоговую нагрузку для налогоплательщиков разных районов одного города. Очевидно, что документ больше ориентирован на мегаполисы, где действительно есть необходимость устанавливать разный размер платежей в зависимости от востребованности объектов налогообложения.

Передача компетенции по установлению или отмене местных налогов на уровень внутригородских районов может привести к тому, что уровень налоговой нагрузки на налогоплательщиков разных районов будет отличаться в пределах одного города, - полагает ряд экспертов. Это может дать властям района возможность влиять на востребованность земельных участков и другого имущества на территории района за счет регулирования ставки налога, привлекать дополнительных налогоплательщиков, стимулировать строительство объектов в определенном районе города. Теоретически это может привести даже к конкуренции районов одного города за налогоплательщика. На одной территории условия налогообложения могут быть более выгодными для  налогоплательщика, чем на другой. Что способно стимулировать переход плательщиков из одного района города в другой.

- Вот что касается земельного налога и налога на имущество, то здесь есть возможности для инициативы муниципалитетов. Но в сегодняшних условиях есть принципиальная развилка: увеличивать нагрузку на бизнес и население или сокращать расходы. И в очередной раз мы слышим заявления о том, что сократить расходы очень сложно, нам с нашими коллегами в этом плане дискутировать сложно, а с бизнесом получается проще.

Первая развилка опять пройдена не в пользу сокращения неэффективных госрасходов. За время достаточно длинного периода относительно хорошего существования российской экономики, за начальный посткризисный период бюджет накопил достаточно много неэффективных направлений расходов. Требуется их ревизия, требуется их сокращение. И те кризисные явления, в которых мы сейчас находимся, - это, на самом деле, существенная причина для того, чтобы это наконец сделать. В период, когда всё нормально, это не столь критично, но сейчас это надо делать.

- Юрий Вячеславович, понятно, что Вы в этом вопросе абсолютно правы, но ведь то, о чём Вы говорите, не делается. И пока не видно признаков, что будет делаться в ближайшем будущем.

Наоборот речь идет о том, чтобы раздать госкомпаниям Фонд национального благосостояния.

Сейчас готовится закон о медицинском обслуживании чиновников за счет бюджета.  Это делается, как я понимаю, в связи с реформой здравоохранения. Количество чиновников у нас не снижается, а всё время растёт. А уж как растут их зарплаты…

И когда речь идет об экономии, сокращаются средства на бесплатное здравоохранение, на образование, культуру, а больше ничего не трогают.

ВПК получит такие деньги, какие они не смогут отработать.

- Вы знаете, я бы не делал таких жестких противопоставлений. Можно сделать попытку сказать: давайте поднимем зарплаты чиновникам, или, наоборот, давайте их резко сократим. И можно тут же завязнуть в этом направлении, поскольку возникнут и какие-то контраргументы.

Но я считаю, что есть широкий круг федеральных целевых программ и госпрограмм, эффективность и результативность которых сильно различается.

Конечно, если смотреть всё в целом, то нужны программы и по науке, и по образованию, и по конкурентоспособной экономике – это без вопросов. Но надо смотреть, что внутри: какие элементы работают, какие не работают. Какие элементы являются критически значимыми, и их точно прерывать нельзя, поскольку они создают основу для будущего развития. А без каких можно обойтись. Что является основой, а что – пережитками старых времен, которые  надо было отменить уже давно.

В чём проблема? Здесь требуется исключительно технократический подход. Здесь не нужны никакие политические лозунги типа: хотим, чтобы завтра осталось десять чиновников. Это ведь вряд ли получится. Но взять и прочистить направление расходов по госпрограммам – это вещь техническая. Её надо сделать, хотя она, безусловно, очень болезненная. Будет много споров, но для этого и нужны чиновники, чтобы они, в конце концов, могли найти разумное решение.

Есть такой принцип – планирование бюджета «от нуля». Вот у нас он все время планируется, исходя из прироста. А сейчас появляется новая парадигма: нет существенных приростов. Но все уже под эти приросты выстроились. Поэтому требуется позабыть про то, где мы, что мы ожидали, и представить себе все с нуля: на что надо бы тратить средства.

Это очень тяжёлый подход: не смотреть на то, какой был уровень в прошлом году. У нас так, по-моему, бюджет ни разу не планировался, хотя это считается для государств нормальной формой стресс-бюджетирования своей деятельности.

Это – вещь совершенно необходимая: если просто так будет дана команда сократить государственные расходы всем на 10%, то соответственно соответствующие расходы будут сокращены.  А это плохо. Потому что расходы должны быть сокращены, исходя из некоторой логики. И эта логика должна быть связана с обеспечением каких-то критических мест в экономике, плюс обеспечением перспектив долгосрочного устойчивого развития.

Причём это я назвал сейчас два критерия, а, может быть, их окажется больше. Но из них надо исходить. И оставить самое необходимое. А оттого, что везде равномерно снять по 10% - это только получится, что никому не будет обидно – снимут у всех одинаково. И никому ни с кем спорить не надо. Не надо объяснять, почему у кого-то средства не сократили, а может быть, даже прибавили. А у кого-то сократили не на 10, а на 30%. Заниматься этим, наверное, очень неприятно.     

 

Окончание следует.

 

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости