Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Роман Жигульский,предприниматель,член координационного совета Всероссийского движения за честный рынок, председатель координационного совета Некоммерческого партнерства содействия предпринимателям-арендаторам.Надоела борьба с ветряными мельницами.Часть 2

Мы продолжаем беседовать с Романом Жигульским о том, почему он, отдав почти двадцать лет занятию бизнесом, отходит от предпринимательской деятельности, и каковы, по его мнению, проблемы, стоящие сегодня перед представителями малого бизнеса.

- Роман, мы остановились на поисках «долины Маллигана». Как Вы думаете, будет ли она у нас, здесь, в России?

- Произойдет ли такое в нашей стране, я пока не знаю. Так что пока я думаю года через два перебраться в другую страну. А уж как там сложится судьба, смогу ли я там заниматься бизнесом, сказать сложно. Но здесь заниматься бизнесом просто нет желания. Лучше уж посвятить время семье, каким-то домашним делам.

- То есть Вы готовы даже перебраться в другую страну в надежде работать там.

- Мы с семьёй и друзьями думаем об этом серьёзно. Хочется найти более благоприятное место для работы, для занятия предпринимательской деятельностью, для жизни, в конце концов. Условия, сложившиеся здесь, противоречат как здравому смыслу, так и моральным принципам, которые были ещё в детстве заложены в меня, в мою жену, в наших друзей.

- Роман, а Вы не думаете, что это ужасно: человек, проживший здесь всю жизнь, работавший, как я понимаю, достаточно успешно, говорит, что больше в России жить не хочет.

- Нет, не думаю. По-моему, всегда были люди, которые не находили себе место в стране, где они жили. Может быть, сейчас их становится больше, но общее число не так уж велико.

- Скажем честно, я таких людей в последнее время встречаю всё чаще.

- Очень может быть, и, наверное, здесь ничего не сделаешь. Меня навряд ли можно упрекнуть в том, что я ничего не делал, чтобы хоть что-то изменить. Это неправда, потому что из девятнадцати лет, что я работаю в бизнесе, как минимум девять лет я занимаюсь активной общественной деятельностью. Было и участие в экспертной группе Минэкономразвития, и членство в Опоре России, и где только я ни пытался что-нибудь сделать. Но результаты, которые мы видим сейчас, гораздо хуже того, что мы видели в 2005-м – 2006-м году. А ведь я был не один – многие пытались бороться.
Но результат таков, что руки опускаются, и ты понимаешь: здесь бессмысленно что-то делать. Можно только приспособиться и как-то выживать до того момента, пока не найдёшь места, где сможешь заниматься своим делом.

- При этом, как я понимаю, Вы не призываете никого следовать Вашему примеру. Вы считаете, что каждый должен всё решать для себя сам.

- Разумеется. У каждого своя голова, каждый имеет своё мнение, свои принципы. Я не думаю, что у нас все готовы подумать одинаково и решить уехать. Такого быть не может.
К тому же представьте себе: сейчас беженцы из Сирии заполонили всю Европу. Что будет с развитыми странами, если туда начнет рваться хотя бы половина из ста сорока миллионного населения России. Кто это выдержит: Европа, Америка, Австралия?

- У Запада есть такое странное свойство: они покряхтят, покряхтят, да и переварят значительное количество приезжих.

- Возможно. Однако кому хочется оказаться в кругу соплеменников, которые испоганили Россию и кинулись бежать, пытаясь найти тёплые местечки в других странах.
Но у меня другая ситуация: я могу честно сказать, что здесь ничего мною не испоганено. А пожить и поработать хочется с людьми, которые имеют взгляды на жизнь сходные с моими.

- Роман, у Вас вопросы и к жизни здесь, и к жизни там. Печальная картина.

- Печальная. Печально видеть, как налоги, которые ты платишь из заработанных тобою денег, прямо скажем, суммы немалые, идут на прокорм неким странным личностям, строящим себе особняки, арендующим или покупающим фантастические яхты. Они ведут красивую жизнь.

- Красиво жить не запретишь.

- Но они делают это на деньги, заработанные другими людьми. И эти другие люди зачастую вынуждены себе во всём отказывать, потому что надо платить налоги и надо сохранять то немногое, что они имеют.
Вот я устал сохранять. Поэтому продаю свой бизнес и думаю, что вырученных денег хватит на то, чтобы какое-то время пожить, рассматривая планы дальнейших действий. Я уже сказал: надо жить, присматриваться, заниматься семьёй, а дальше будет видно.

- Странная картина получается: на моих глазах люди, которые боролись за честный рынок, уходят из бизнеса один за другим. Сначала Илья Хандриков, которого фактически разорила в прошлый кризис налоговая служба. Человеку, который ратовал за то, чтобы компании имели один счёт в банке, объяснили, чем это у нас заканчивается. Как удобно такого предпринимателя взять за горло.
Потом Николай Хальченя заявил, что устал и продаёт бизнес.
Теперь Вы.
Между прочим, те, кому честный рынок никогда особо нужен не был, не уходят из бизнеса.

- Да, время нынче такое. Вот я стал наблюдать за магазинами, открывающимися вокруг меня, Начал обращать внимание на легальность их деятельности. Посмотрел, есть ли у них лицензия. И я обнаружил, что полдюжины магазинов в нашей округе лицензии на торговлю алкоголем не имеют. Но торгуют алкоголем исправно. И чувствуют себя превосходно. Я начал интересоваться: почему они продают спиртное нелегально, но никто этим не интересуется – ни Росалкогольрегулирование, ни другие контролирующие органы. И полиция ими довольна, и департамент торговли столичного правительства тоже. Никому это не интересно.

- Так, может быть, эти магазинчики просто имеют надёжную «крышу»?

- Скорее всего.
Давайте скажем честно: наш малый торговый бизнес поставлен в такие условия, когда выполнить все требования нормативных документов практически невозможно. Но если я, или Николай Хальченя вынуждены были где-то преступать закон, то делали это редко и в тех случаях, когда невозможно было его не нарушить. Но ведь законы у нас пишутся нередко именно для того, чтобы их нарушали.

- И за это было бы можно либо карать, либо требовать мзду.

- Да. Но мы всё-таки пытались жить по каким-то моральным, этическим правилам, старались всё же придерживаться законодательства.
То, что происходит сейчас, нетерпимо. Люди, которые сейчас ведут бизнес «по понятиям», честно говоря, просто преступники – мафия, состоящая из предпринимателей и чиновников, сотрудников правоохранительных органов.
Это сросшаяся структура, которую уже ничем не прошибёшь.
Конкурировать с этими людьми нам не под силу. Пусть работают те, кто может найти общий язык с представителями нижних этажей власти (малый бизнес – их вотчина). Кто готов нарушать закон и каждый день ходить под статьёй Уголовного кодекса. Я участвовать в этом не хочу.

Беседовал Владимир Володин
Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости