Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Виктор Харченко, заместитель генерального директора НИСИПП. Борьба с контрафактом продолжается. Часть первая.

Летом мы уже беседовали с Виктором Харченко о работе над проектом по противодействию появлению на рынке контрафактных товаров. Сейчас пришло время вернуться к этой теме.

- Виктор, мы уже говорили в июне месяце о проекте, выполнявшемся НИСИППом по борьбе с фальсификатом, контрафактом, «серым» импортом и так далее. Теперь, как я понимаю, работа завершена. Каковы её итоги?

- Формально мы завершили работу над этим проектом: мы сдали работу и «защитились» в министерстве. Но мы продолжаем ряд работ в развитие этого проекта. Хотя контракта на выполнение этих работ пока нет. Но есть ряд направлений, вытекающих из результатов нашей предыдущей работы.

- То есть речь идёт о том, что работа может быть продолжена, и вы не заканчиваете её, хотя официального контракта пока нет?

- Да, продолжается работа, в первую очередь, связанная с обеспечением деятельности рабочей группы по противодействию оборота нелегальной продукции в лёгкой промышленности. Есть и ряд других вопросов, в решении которых нас просит помочь министерство.

- Пока нового контракта у вас нет, давайте всё же поговорим о результатах уже проделанной работы.

- Основные результаты таковы: работа делилась на пять основных направлений, первое из которых касалось вопроса, какие отрасли у нас наиболее подвержены негативным воздействиям. В СМИ, в выступлениях представителей власти звучит обеспокоенность сложившейся ситуацией, но надо понять: где и почему незаконная продукция теснит легальную. Мы выделили в качестве критериев анализа отраслей следующие признаки:

1) присутствие в отрасли продукции которая подлежит обязательное сертификации, поскольку это влияет на безопасность граждан.

2) присутствие в отрасли товаров, которые включены в потребительскую корзину как наиболее потребляемые гражданами.

3) средневзвешенная доля налогов и пошлин в общем объеме производства продукции в стране и объеме ввоза в стране, как показатель влияющий на доходы государства.

4) совокупный объем легально произведенной продукции и

5) объем контрафакта на рынке.

Мы старались отследить объемы нелегально произведённой продукции, ориентируясь на мнение экспертов и материалы СМИ.
Так мы проанализировали все отрасли, выделив наиболее подверженные распространению контрафакта.
На первом месте оказались пищевые продукты, на втором – напитки, третье заняли нефтепродукты – наиболее маржинально и налогово-ёмкая отрасль. В последнем случае рынок сталкиваемся с самыми разными способами незаконного оборота– здесь и врезки в продуктопроводы, и подмешивание примесей, и работа нелегальных НПЗ. За этими тремя отраслями шла лёгкая промышленность. Здесь и текстиль, и одежда, и так далее.
Рейтингование отраслей и было нашей первой задачей.
Вторая задача, которую мы решали, была связана с анализом пробелов законодательства. Выяснилось, что ряд понятий, которые как власти, так и обычные граждане используют для характеристики определённых негативных явлений, на законодательном уровне не урегулированы. Так понятие фальсификата есть только в отдельных специальных законах (о лекарственных средствах, пищевых продуктах), но оно отсутствует для целого ряда отраслей.
Мы столкнулись с тем, что нет у нас единого подхода к определению ответственности за незаконный оборот многих видов промышленной продукции. Уголовная ответственность специально установлена для оборота фальсифицированных, контрафактных и недоброкачественных лекарственных средств. В Федеральном законе «О качестве и безопасности пищевых продуктов» предпринята попытка установления уголовной ответственности, которая не имеет правоприменительной ценности, без прямого установления специальной нормы уголовного закона относительно производства и введения в оборот фальсифицированной пищевой продукции.

- Точно знаю, что есть по водке.

- Да, есть. А вот по лёгкой промышленности ответственности нет.

- А Вы представляете, сколько бы пересажали вьетнамских, китайских, да и наших цеховиков, если бы такая ответственность была?

- Да, представляю. Но у нас нет ответственности за контрафакт/фальсификат в этой сфере, а есть выборочный подход к установлению ответственности. Точно так же нет и общего подхода к организации проверок: Роспотребнадзор может проводить внезапные проверки, когда речь идёт о продуктах питания. А когда дело доходит до легкой промышленности, внезапные проверки проводиться не могут. Нам не понятно, почему.
Есть и ещё ряд проблем, связанных с регулированием отрасли. Одна из важнейших – полное отсутствие регулирования интернет-торговли.
У нас интернет-торговля сейчас выходит, наверное, на первое после розничных рынков место по контрабанде, «серому» импорту, фальсификатам и так далее. К сожалению, это – канал по которому контрафактная продукция попадает к конечному потребителю. И это – один из важнейших вопросов, не урегулированных на данный момент с точки зрения блокировки деятельности таких сайтов.
Следующая наша задача – это более глубокий анализ отраслей промышленности. Мы смотрели, какие проблемы существуют в каждой из них.
Мы проанализировали одиннадцать отраслей: легкая, пищевая, фармацевтическая промышленность; машиностроение, топливная, автомобильная, авиационная промышленность и так далее. И в каждой из этих отраслей мы анализировали доли незаконного оборота продукции, основные каналы ее поступления на рынок, какие товары наиболее подвержены подделкам. Нас интересовало, какие факторы влияют на исправление ситуации и предлагли меры, которые могут стимулировать снижение контрафакта на рынке.

- Какую-то роль в этом деле могла бы, например, сыграть борьба с взяточничеством?

- Сыграла бы. А ещё сыграло бы положительную роль совершенствование судебной власти. Это надо делать всегда, постоянно, на системной основе, и заниматься этим не только в качестве противодействие контрафакту, а в целом.
Были отмечены и более конкретные меры, которые, по нашему мнению, смогут противостоять проникновению контрафакта на наши рынки. Перед нами стояли и задачи, связанные с деятельностью органов власти и разработкой концепции национального банка данных и по мониторингу ситуации с контрафактом в стране.
Кроме того мы работали и продолжаем работать над вопросами организации противодействия обороту контрафактной продукции в лёгкой промышленности. Те меры, которые мы предложили прорабатываются во взаимодействии с Минпромторгом и сейчас.

- То есть по завершённому контракту необходимо было определить, что нужно относить к контрафактной продукции, что происходит с поступлением контрафакта на рынок, какими способами он туда попадает, какие рынки наиболее подвержены этому явлению.

- Да, по большому счёту, надо было понять, какие проблемы создает это явление, можно ли его измерить и проследить за всеми его проявлениями. Ведь оно влияет и на граждан, с точки зрения безопасности их потребления (от безопасности некоторых товаров может зависеть человеческая жизнь), и на добросовестную конкуренцию (в некоторых отраслях сейчас сложилась ситуация, когда все работают по «серым» схемам). Наконец, это влияет на государство, теряющее немалые суммы поступлений в бюджет из-за «серых» схем и торговли контрафактом.
Мы ведь имеем дело с комплексным явлением, которое не наблюдает наши статистические службы, а показатели оценки которого очень сложно посчитать. Так что среди наших задач оказалась самая первая, решать которую необходимо в самом начале: понять, с чем мы имеем дело.

- Но как могло быть, чтобы больше двух десятков лет в стране существовал рынок, но никто так и не просчитывал эти негативные явления? Они ведь существуют уже давно.

- Я думаю, что после отмены советской системы, связанной с ГОСТами и жёстким контролем, снизили влияние государства в экономике в отношении контроля качества (не безопасности, а именно качества) продукции, все надеялись на «невидимую руку рынка». Считалось, что она и потребительский спрос сами уберут с рынка те виды продукции, качество которых хромает, и люди не будут это потреблять. Речь шла о том, что при совершенствовании государственных и общественных институтов, механизмов общественного порицания люди будут рублем голосовать за качественную продукцию, отвергая некачественную.
Никто не обратил внимания на то, что есть еще несколько факторов, определяющих модель поведения граждан. Между тем есть люди, готовые покупать контрафактную (фальсифицированную) продукцию, платя при этом меньше денег.

- Проще говоря, что есть слишком много бедных людей, которым качественная продукция не по карману.

- Да. И эти граждане всегда будут так поступать. Другой момент: уровень подделок уже приближается к уровню официальной продукции. Производители контрафакта (фальсификата) достигли таких успехов, что неискушённому покупателю очень сложно определить – имеет он дело с официальным товаром или с подделкой под него. Тем более, что рядовому гражданину всё равно: контрафакт это или нет. К тому же без проведения экспертизы некоторые из них тяжело различить.

Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин.
Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости