Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Вячеслав Игрунов, директор Института гуманитарно-политических исследований, депутат Госдумы 1 – 3 созывов. Настоящей бизнес-элиты в России нет. Часть третья.

Сегодня мы завершаем публикацию интервью с Вячеславом Игруновым.

 

- Вячеслав Владимирович, Вы говорите, что необходима новая элита, что она может сформироваться только с помощью государства, но государство у нас этим не занимается. А что – государство у нас не заботится о своём будущем? Ведь, как я Вас понял, от создания новой элиты зависит будущее государства.

 - Видите ли, государству это неинтересно: во главе его стоит группа людей, которых во многих отношениях можно рассматривать как временщиков. Они не думают о том, что будет через 25 лет, их горизонты – 2 месяца, два года, очередной избирательный цикл. 20 – 25 лет – это не для них: слишком долгий срок. А государственный муж должен думать и на 50 лет вперёд, и на 100 тоже.

- Не слишком ли большие сроки Вы называете?

- Конечно, на такой длительный период времени мы многого не можем предсказать, но люди не меняются на протяжении всей человеческой истории: каковы были, такие и есть. И законы становления человеческого общества не изменились: формирование элит – это как минимум десятилетия. Так что работать надо в таком режиме. Есть, конечно, проблемы, требующие  сиюминутного решения, но из-за этого нельзя прерывать работу над проблемами, решающимися в долгосрочной перспективе.

Если у нас так не думают, то элита, скорее всего, и не появится. Разве что произойдет чудо. Так что мои прогнозы печальны.

- Мы начинали говорить, что будет с Россией при нынешнем состоянии элиты.

- Я думаю, что Россия будет постепенно превращаться в аутсайдера. Будет терять свои позиции в мировой экономике. Сегодня в мире происходят очень важные процессы, они очень разные, но очень важные.

Идёт формирование американской империи, на что бросаются огромные силы. Мы можем остаться островом, который Америка не сломит, но это ничего не значит.

Идёт формирование нового геоэкономического и геополитического порядка. Центр мирового развития перемещается в Азию. Это – неизбежный процесс, который невозможно будет остановить иначе, как силовыми методами. Мощные азиатские экономические центры делают Россию периферийной страной, и это – второй процесс, который сегодня происходит.

Меняется социальная структура общества, наша социальная структура становится архаичной. Людей, которые реально могли бы войти в мировую элиту, становится всё меньше и меньше. В итоге мы можем стать достаточно захудалой провинциальной страной, пусть даже с крупным военным потенциалом.

- И что же дальше?

- Ну, живёт же сейчас Болгария в Европе. Живёт и живёт. Или Албания…

- Но мы – не Болгария и не Албания: мы привыкли себя по-другому ощущать. Болгария и Албания не жили имперской мечтой, не называли себя Третьим Римом, а главное – никогда не были великой державой.

- Я не знаю, какими мечтами жили Болгария и Албания, но посмотрите на венгров: были частью великой империи и ничего – живут себе как маленькое государство. Конечно, понадобилось сто лет, чтобы превратиться в такое государство.

Дания была великой империей. И тоже ничего: живут своими обычаями, рожают детей, растят их, дают им образование, доят коров – всё нормально.

- А шведы вообще говорят: как хорошо, что Карл ХII проиграл Полтавскую битву – мы не стали империей и живём спокойно.

- Да. Так будет и у нас. Причём нет уверенности, что Россия как великое государство останется на карте. Нет уверенности, что наши социальные проблемы, тесно связанные с экономическими, позволят сохранить такое большое государство.

- Что делать, чтобы этого не произошло?

- Для того, чтобы изменить тенденцию, необходимо срочно принять ряд важных мер. Прежде всего, это формирование новых элит. В том числе бизнес-элиты.
Что касается бизнеса, скажу ещё раз: он у нас является зарабатыванием денег. Купил сталелитейный завод, потом выгоднее стало заниматься ритейлом, продал его и купил крупную торговую фирму. Большой доход приносит нефть – вложился в нефть. Но ведь зарабатывание денег должно прилагаться к некоей миссии. Предприниматель должен представлять, какова его миссия. Он должен заниматься Делом, он должен знать, что оставит после себя. И вот это Дело, конечно, должно быть вознаграждено.

- Пример, пожалуйста.

- Форд занимался автомобилями: ему были нужны автомобили. Он был богатым человеком, но занимался он автомобилями – богатство пришло само собой, идея была не в нём. Вот такая элита нужна России. И не только она: нужна политическая элита, научная элита.

У меня когда-то были хорошие отношения с Джорджем Соросом. Он, конечно, занимался не тем бизнесом, который я мог бы считать элитным, но, заработав деньги, он тратил их на великие дела. Не всегда я был согласен с тем, как он этим занимался, более того, мы с ним разошлись в конце концов. Но Сорос произнёс одну очень важную фразу, которую я уже упоминал: «Миллионеры зарабатывают деньги, миллиардеры делают историю».

Он понимал, что у бизнеса есть какая-то великая миссия.

Я часто бывал в РСПП, слушал этих людей, которые с издёвкой говорили: «Социальная ответственность бизнеса? Что вы, с ума сошли! Я плачу налоги – это и есть моя социальная ответственность. Отстаньте от меня!». А мы ещё знаем, как они платят налоги.

Конечно, эти люди могут купить какой-нибудь футбольный клуб в Англии, баскетбольную команду в Штатах или остров где-нибудь на Карибах. Даже флотилию яхт. Но он хочет, чтобы от него отстали: он заплатил налоги, и на этом его социальная ответственность завершилась. Заходит речь о промышленной политике – промышленную политику придумали – в Советский Союз возвращаемся. Никто не собирается думать, как влиять на бизнес, как содействовать экономическому прогрессу. Не мешайте мне зарабатывать деньги, как я понимаю, и тратить их, как я хочу.

С такой элитой нет будущего.

Нужно формировать новую элиту, и об этом должен думать президент страны, и не после выборов, а прямо сейчас, если он не сделал этого вчера.

Но для этого нужны социальные институты, поощряющие такое поведение. Их можно выстроить. Сложно, но можно. И в этом тоже должны принимать участие первые лица государства. Без этого Россия не выживет: невозможно в таком динамичном мире удерживать огромную архаичную страну.

Если бы сообщество бизнесменов думало о стране…

Посмотрите на Украину: у них такое же олигархическое государство, как было у нас в 90-е и начале 2000-х. И главное было в том, что никто из олигархов не собирался думать о стране, никто из них жертвовать чем-то для страны не собирался. Более того, каждый видел государственную власть как источник собственного обогащения, пусть даже в ущерб стране: неважно, что будет со страной, важно, что будет с его карманом. Янукович на этом и погорел: взяв власть, он собирался ещё и взять у всех, у кого можно, бизнесы и обогатиться. Результат понятен.

В России тоже может быть, не совсем такое, но что-то похожее, если нынешняя элита начнёт драться за куски пирога. Она получит то же самое.

 

На этой, скажем прямо, не оптимистической ноте мы завершаем беседу с Вячеславом Игруновым. Уверен, не все наши читатели согласятся с его мнением по совершенно разным причинам. Но, если они задумаются над сказанным, уже будет очень хорошо.

 

Беседовал Владимир Володин.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости