Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Александр Чепуренко, президент НИСИПП, профессор НИУ ВШЭ. Отойдите и не мешайте.

В прошлый раз мы говорили с Александром Чепуренко об особенностях текущего момента в экономике России. Сейчас у нас более скромная  тема – сегодняшние взаимоотношения государства с малым и средним бизнесом.

 

- Александр Юльевич, в последнее время СМИ просто пестрят материалами о разнообразных правительственных новациях, касающихся бизнеса.  О том, что мы поддерживаем малый и средний бизнес, уже объявленный даже будущим страны, мы слышим всё время. И вдруг выясняется, как именно мы его поддерживаем.

То следует заявление о том, что за долги компаний будут расплачиваться своим имуществом руководители фирм и главные бухгалтера (то есть не только они, но и их семьи). Это – нечто новенькое.

Как Вы к этому относитесь?

- Я вижу две вещи: одна – долговременная, вторая – ситуативная.

Долговременная связана с тем, что в начале и середине 90-х годов государство было очень слабым. Нужно было быстро поделить наиболее привлекательные активы между лицами, аффилированными с властью. Негласный общественный договор был в общих чертах таким: делайте, что хотите, занимайтесь каким угодно бизнесом, платите налоги – хорошо, не платите – не очень, главное – выживайте, поскольку мы вам ничем помочь не можем. А у нас есть более важные дела.

- Но ведь ситуация давно изменилась.

- Конечно. Где-то с начала 2000-х годов, а особенно с середины прошлого десятилетия стало ясно, что государство окрепло, задышало, и групповые интересы многочисленных лиц, с ним связанных, определились. Эти люди  увидели, что есть кормовая база. Раньше они думали, что странные люди, занявшиеся мелким предпринимательством, эмигрируют, помрут, а те выстояли, построили свои маленькие бизнесы, и некоторые из этих бизнесов стали давать какой-то нормальный доход. Странно было бы этим не поживиться.

Мы теперь сильные, посчитали эти связанные с гоструктурами люди, мы теперь держим курс на крупный окологосударственный бизнес, который в нашем представлении является двигателем прогресса. Мы как-то вскользь, но довольно основательно поменяли дискурс: если раньше мы говорили о предпринимательстве, то теперь говорим про инновации. И совершенно необязательно, что инновациями должен заниматься обязательно бизнес, обязательно частный, обязательно малый. Это могут быть крупные государственные корпорации, которым будут созданы условия: мы стукнем кулаком по столу, заставим их принять планы инновационного развития, и они начнут инновационно развиваться.

Вот та долговременная тенденция, в рамках которой предпринимательство низовое, которое и в 90-е годы тоже не поддерживали…

- Но и не очень трогали. Хотя, будем честными: чиновники всегда стремились что-то получить себе в карман, если бизнес хоть в чём-то от них зависел. Мне приходилось беседовать с десятками предпринимателей, рассказывавших об этом.

- Тем не менее, представители власти в то время говорили: ребята, мы ничего не видим, выживайте. Мы не будем на вас особенно давить. И, в общем, так и было.

Первое, что надо сказать о нынешней ситуации: изменился тренд. Изменилась вся социально-экономическая система.

Второе – это чисто ситуативная вещь, связанная с тем, что система, сложившаяся в начале 2000-х годов, на высоких и постоянно растущих ценах на нефть лет восемь успешно развивалась, и создавалось впечатление, что так будет всегда. Но оказалось, что так будет не всегда. Более того, оказалось, что высокие цены на нефть уже не обеспечивают данной системе рост. Тут-то чисто ситуативно начался поиск дополнительных доходов.

Отвечая на Ваше замечание по поводу отношений бизнеса и власти, замечу: в 90-е годы бизнес стригли в основном предприимчивые представители государственной бюрократии, действовавшие как бы от своего собственного лица. То есть они использовали государственные рычаги и полномочия, которые у них были, для личного обогащения. Теперь здесь смыкаются интересы государства, как принципала, и его агентов.

Агенты продолжают шарить по сусекам: мы же, понимаете, привыкли: Багамы, то да сё… Дети в хорошей школе, потом в университете – это всё надо ведь поддерживать. Но теперь и у государства интерес в том же: надо как-то с бизнеса, раз он живет и как-то развивается, что-то слупить.

- И всё это сопровождается «дорожными картами» поддержки малого и среднего бизнеса.

- Понимаете, тут такая незадача: подходит очередной электоральный цикл. Из-за этого надо каким-то образом основные интересы и государства, и государственной бюрократии чем-то закамуфлировать. Поэтому в понедельник начинается раздача пряников, а во вторник – раздача розг.

В результате, если бы меня попросили определить, как выстраивается сейчас государственная политика в области малого и среднего бизнеса, я бы даже ничего не смог бы сказать. Каждый день приходят десятки абсолютно противоречивых сигналов: с одной стороны, что-то где-то отвинчивают, с другой стороны, тут же где-то в другом месте что-то завинчивают.

В этой ситуации даже эксперту, постоянно занимающегося проблемами малого бизнеса и старающегося следить за государственной политикой в его отношении, становится непросто разобраться в том, что реально происходит. Что же говорить о реальных малых предпринимателях? Во-первых, не все эти сигналы до них доходят. Во-вторых, те, что доходят, очень противоречивы. Где-то их хотят поддержать, но в то же время в чем-то и ущучить.

Всё это приводит, на мой взгляд, к тому, что в противоположность тем интересам, которые сейчас преследует государство, пытающееся выстроить с бизнесом какой-то более дружелюбный дискурс, ситуация только больше усугубляется. Условно говоря, год назад мы знали, что всё плохо, но контекст был понятен, и была понятна политика. Сейчас стало ещё хуже, поскольку сигналы очень разноречивы и невозможно выстраивать хоть какую-то стратегию более, чем на несколько месяцев.

- Скажем прямо: методы общения государства с предпринимательством не новы.  

- Да. Я давно живу на этом свете, и каждый электоральный цикл, начиная с середины 90-х годов, всегда сопровождался каким-то нездоровым оживлением интереса к малому предпринимательству. Все бросались его поддерживать, принимались какие-то законодательные, какие-то подзаконные акты, направленные, вроде бы, на поддержку малого и среднего бизнеса, а также частного предпринимательства в целом. В этом смысле мы переживаем нормальный электорально-популистский цикл.

- А чем он отличается от предыдущих циклов?

- Дело в том, что за прошедшие годы степень обособления бизнеса от государства выросла в разы. Мне кажется, на сегодняшний день предпринимаемые попытки никого ни в чём не убеждают: бизнес просто не доверяет государству и воспринимает отдельные его шаги, направленные на улучшение ситуации, как неизбежную преамбулу к тому, что что-то немедленно подкрутят. Поэтому единственная, на мой взгляд, реакция большинства малых предпринимателей на судорожные действия властей – это глубокая усталость, омерзение и тезис, выдвигавшийся ещё в начале 90-х: не надо нам помогать – просто отойдите и не мешайте.

 

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости