Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Сергей Смирнов, Заведующий центром: Институт социальной политики / Центр анализа социальных программ и рисков НИУ ВШЭ. Малый бизнес и социальные проблемы. Часть вторая.

Мы продолжаем Беседовать с Сергеем Смирновым о проблемах малого бизнеса и его роли в решении социальных проблем общества.

 

- Сергей Николаевич, мы остановились на том, что у государства нет действенных методов выведения малого бизнеса из тени.

- Насильно вытягивать предпринимателей «за ушко до на солнышко», боюсь, не получится. Вы посмотрите: стараются что-то придумать и Голодец, и Топилин со своей идеей налога на тунеядство. Но идеи-то половинчатые: фиксированные суммы – это ерунда на постном масле. Хотя, с другой стороны, если ты – человек трудоспособного возраста, если ты не инвалид, имеющий ограничения, если ты не состоишь на учете в службе занятости, то, извини, посещение врача для тебя должно быть платным. Иначе получается, что мы с Вами оплачиваем это из своего кармана.

- В общем-то, это выглядит, как  льгота на теневую занятость.

- Да. И я достаточно жесткий противник подобных льгот. Но это никоим образом не должен быть фиксированный платёж. Это, как мне кажется, глупость.

- Но здесь есть ещё один нюанс: мы ведь как налогоплательщики оплачиваем из своих карманов бесплатное лечение чиновников и членов их семей, депутатов и членов их семей. А почему с них не брать соответствующий налог?

- Ну, это из области фантастики. Во всяком случае, в ближайшее время нам это не грозит.

- Это я понимаю.

- Вопрос о том, что мы оплачиваем не такой простой. Я понимаю, что названные Вами категории граждан, в отличие от нас, излишне потребляют, профилактические услуги. Но с их немалых зарплат идут взносы в Фонд обязательного медицинского страхования. Другое дело, что государственные медицинские центры за эти взносы оказывают им услуги, за которые мы с Вами должны платить. Это абсолютно точно.

- А если задать известный вопрос разных поколений русских революционеров от Чернышевского до Ленина: что делать?

- Это – смотря к чему вопрос относится.

Если говорить, что делать в малом бизнесе.

- Да, давайте для начала о малом и среднем бизнесе.

- Средний бизнес – это немного другой вопрос: здесь, как правило, достаточно большое число наемных работников.

Что же касается малого и микро бизнеса, то, как показывает вековой опыт, с этим на уровне государства ничего сделать нельзя. Малый бизнес нельзя регулировать: он возникает и развивается сам по себе.

Откуда берётся малый бизнес? Вам нужна какая-то услуга. Вы начинаете целенаправленно искать людей, которые могут её оказать. Потом это нарастает, как снежный ком.

Когда начиналась компьютерная эра, на вес золота были компьютерщики. И они не структурировались в какие-то огромные фирмы, а работали индивидуально. А сейчас в любом районе столицы на любом подъезде висит объявление какого-то компьютерного мастера, готового приехать на дом и починить компьютер.

- Не только на подъезде, ещё одно объявление, уже другого мастера, приклеено в лифте, а парочка визиток лежит в почтовом ящике.

- И у всех у них, как правило, интеллигентные лица.

А речь-то о том, что, когда появляется спрос на услугу, появляются и специалисты в этой области, старающиеся, между прочим, сами решать, как им удобнее работать.

Самый простой пример из собственного опыта. Понадобилось как-то отремонтировать сан-тех оборудование в квартире. Позвонил в компанию, которая этим занимается, пришёл мастер, всё прекрасно сделал. А, прощаясь, сказал: запишите мой телефон – вам это будет дешевле обходиться.

- Абсолютно верно. Нам также меняли дверь в ванной: звоните прямо ко мне, я и новую дверь вам дешевле куплю и привезу, и магазину за услуги мне платить не надо, так что ремонт дешевле будет.

- Разумеется: не нужны эти самые посредники.

Другое дело: будем ли мы относить таких предпринимателей к малому бизнесу.

- Это, наверное, микро-бизнес.

- Трудно, на самом деле, сказать, так ли это. Тем более у нас в столице всё идет по пути укрупнения. Простой пример: звоню в нашу диспетчерскую, чтобы вызвать сантехника.

- Ну, это очень распространённая услуга.

- Да, но раньше трубку брал диспетчер нашего ДЕЗа, а теперь в трубке сначала играет музыка, а потом отвечает некая объединённая диспетчерская. Оказывается, кто-то выиграл тендер на обслуживание ДЕЗов нашего района, и заявка теперь поступает к ним. И уже они звонят в мой район: вот, в такой-то квартире такого-то дома то-то произошло.

- Что это у Вас за район такой? Я пока только со своей диспетчерской общался.

- Это Центральный округ, Басманный район.

- Ну, у нас всё начинается с центра. В нашу глушь, возле МКАД, это еще не добралось.

- Не беспокойтесь – доберётся.

- Нет, я понимаю свою обречённость.  

- До моего ребёнка, живущего у ВДНХ, пока тоже не добрались, но, говорят, что они последние недели доживают без централизации.

Так я о том, что лишних посредников не должно быть. А у нас государство само их создаёт.

Кроме того, вспомним пример с мастером-сантехником: я не сомневаюсь, что через какие-то федеральные палаты это пройдет. Может быть, они разделят сферы влияния: увеличится объём ремонта, и они будут как-то приходить в состояние нормальной фирмы, поскольку потребуется человек, который будет обеспечивать их необходимыми деталями. Произойдёт нормальный процесс специализации. Но идёт всё это снизу, что бы ни говорил президент. Президент думает, что может на эти процессы воздействовать, но, на самом деле, воздействовать на них он не может никак: воздействовать можем только мы нашим спросом. По-другому – никак. А дальше они будут сами создавать свои институциональные формы, если они потребуются.

Тот же автосервис, куда я езжу: пятнадцать лет одна и та же команда. Они чётко специализировались: раньше это были универсалы, теперь у каждого своя функция. Они открыли интернет-магазин, торгующий запчастями, для которого нашли поставщиков запчастей, - пошла четкая специализация.

Конечно, в малом бизнесе очень немного работников в фирме: вместе с менеджерами человек двадцать, может быть. Но обороты уже выросли: лако-краска у них, металл – всё делают. И такая дружелюбная, семейная атмосфера. Это, на мой взгляд, тоже очень важно.

И главное – государство не должно им мешать. Помните, как несколько лет назад увеличили размер страховых взносов?

- Конечно, помню.

- И что получилось? Начали причитать, что сократился малый бизнес. А я сразу говорил в комментариях: он никуда не сократился.

- Разумеется. Он просто ушёл в тень.

- Да, они все там, никуда не делись. Кто-то, безусловно, пострадал, но это не носило массовый характер. Так что многочисленные причитания носили положительный, но и немного спекулятивный характер. Я разве не прав?

- Правы. Уже тогда эксперты утверждали, что 70% прекративших официальную работу предпринимателей ушли в тень. Сказали: нет, ребята, столько мы вам платить не будем. И были правы.

-  Вот поэтому, когда мне задают вопрос, «что делать», я всегда отвечаю: не мешать. А как не мешать? Разберитесь со своими санэпидстанциями, пожарными, другими контролирующими органами.

Но есть и другая сторона вопроса: я недавно писал статью об импортозамещении и в процессе работы наткнулся на документы Роспотребнадзора. И в этих документах написано, что в 2015-м году забраковано в разы больше продовольственной продукции, чем в 2014-м. У меня после такой информации возникают опасения за своё здоровье. Моя принципиальная позиция начинает немножко колебаться: как всё же часто нужны проверки. Особенно предприятий, чья продукция  непосредственно влияет на наше здоровье.

Но, тем не менее, я повторюсь: малый бизнес хорош тем, что идет от наших с вами потребностей. И мне всё равно, что он платит и что не платит – мне нужна услуга, качественная и выполненная в срок. А если он не платит налоги в бюджет, то это – вина государства, которое не создало систему, делающую выгодным честную уплату налогов.

Посмотрите на ту же систему медицинского страхования: тому же малому предпринимателю может быть выгодно не платить эти взносы, а в случае чего пойти к платному врачу. И он получит качественную услугу, не стоя в бесконечной очереди.

И на пенсию он сам себе накопит, и не будет предъявлять огромные претензии государству. Вы ведь знаете, что у нас происходит с пенсиями, которые в условиях недоиндексирования стремятся упасть до официального прожиточного минимума. Какой смысл в этом участвовать?

И что значит поддержка малого бизнеса в реальности?

- Ну, как: у нас сейчас уже есть госкорпорация по поддержке малого бизнеса. И дай Бог всем малым предпринимателям зарабатывать столько же, сколько сотрудники этой корпорации.

- Но Вы же понимаете, что госкорпорация по поддержке малого бизнеса – это абсурд!

- Что поделать – в таком абсурде мы живём.

- Вот поэтому предприниматели, с которыми мне доводилось разговаривать, заявляли одно и то же: главное – перестаньте нам мешать, помощь ваша нам не так нужна. Может быть, действительно, пора успокоиться и не мешать им?

 

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости