Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

В результате недавней авиакатастрофы погибли наши друзья и коллеги.
Для поддержки семей погибших публикуем номера банковских карт.

Банковская карта супруги Алексея Никитченко: 4622 3530 1913 3381
Карта ВТБ-24, Анна Никитченко.

Банковская карта супруги Евгения Ильинова: 4627 2914 7928 2832
Райффайзенбанк, Марьяна Зазулина.

Юрий Симачев, Директор по экономической политике НИУ ВШЭ. Критический взгляд на происходящее.

Совсем недавно мы помещали на сайте НИСИПП большую беседу с Юрием Симачевым, посвященную деятельности российских институтов развития. Сегодня мы предлагаем вниманию наших читателей мысли Юрия Вячеславовича по поводу импортозамещения, а также его мнение о том, что происходит в российской налоговой политике.

 

- Юрий Вячеславович, не слишком давно был опубликован Ваш доклад по вопросам импортозамещения. Оно стало одним из флагманов нашей экономики, хотя, скажем прямо, определяется не столько экономикой, сколько политикой.

Насколько я понял суть доклада, Вы не в восторге от происходящего в этой сфере.

- Я как аналитик всегда критически смотрю на всё, что происходит. По данному же поводу скажу сразу: мне кажется, что на нынешнем этапе, по сравнению с тем, что пытались сделать раньше, политика импортозамещения стала, на самом деле, более осмысленной. По крайней мере, хотя бы возник такой рабочий инструмент, как Фонд развития промышленности. Это – инструмент, который реально работает; инструмент, в котором  есть позиции, по которым принимаются решения; инструмент, где помощь выделяется не по указке. Далее можно обсуждать, как менять критерии, как уточнять акценты – ради бога. Но есть инструмент промышленной поддержки, который реально работает. Более того, он нацелен не на сверхкрупные компании, а на крупные и средние. Это мне представляется удивительным, поскольку у нас долго такого не было, чтобы хоть какой-то инструмент был, и чтобы он ориентировался в частности на средний бизнес, на растущий бизнес.

Не будем, разумеется, идеализировать ситуацию – она не идеальна, но такой инструмент теперь есть.

- Это то, что Вам нравится. А что не нравится?

- Что мне не нравится в политике по импортозамещению? Это акцент на то, что у нас было, на то, что ещё осталось, и в меньшей степени на то, что мы хотели бы, чтобы у нас появилось. На то, что получило у моих коллег название: «опережающее импортозамещение», когда мы стараемся сориентироваться на возможные будущие рынки. Когда мы смотрим (я об этом уже не раз говорил), чтобы дать средства в инфраструктурные проекты, которые будут развиваться сами и способствовать развитию новых секторов экономики, новых видов деятельности, запуску проектов малых и средних компаний. Вот я о чём.

- Но мы ведь ждём от импортозамещения чуть ли не экономического чуда.

- Понимаете, насколько меры по импортозамещению помогут экономике, а насколько нет, сказать не так просто: их роль не столь велика. Гораздо более серьёзное влияние оказывают кредитно-денежная политика, ещё серьёзнее влияние налоговой политики. Импортозамещение, с моей точки зрения, - это точечная система мер. Она как не обеспечит успех экономики, так и не сокрушит её: там не те ресурсы. Это можно проверить по расходам и всему прочему.

Но как некая попытка активного инструмента – это надо приветствовать. То, что она нацелена несколько назад, на некоторые продуктовые сегменты – я понимаю, зачем помогать тем, у кого есть затруднения, но гораздо важнее, по-моему, сориентироваться на перспективу.

Но, естественно, всегда достигается какой-то компромисс, и мы можем видеть проекты, в большей степени направленные на перспективу, и проекты, связанные с традиционными секторами и направлениями. И вот как раз по этим последним направлениям и возникают вопросы. И у меня есть ощущение, что, если мы говорим  о политике импортозамещения, то важно искать что-то своё. И это своё может быть связано как с заимствованием технологий, так и с попыткой разработки своих продуктов, причём не только на основе исследований и разработок, которые, конечно, тоже нужны, но и на основе изобретательства. Роль креатива, роль организационных инноваций в условиях грядущей промышленной революции – это, по-моему, очень важная тема.

- А у нас грядёт промышленная революция?

 - У меня, конечно, своё мнение по этому поводу. С одной стороны, да – она грядёт. И, чтобы был позитивный эффект, надо бы ещё раз обсудить: что следует делать. Но это – отдельная тема, достаточно серьёзная и достаточно долгая в изложении.

- Понятно. Тогда ещё один вопрос. Это – по нашей с Вами традиционной теме: налоги.

- Знаете, уже даже никакого желания нет их обсуждать.

Понимаете, активность в налоговой политике, по-моему, уже малоосмысленная: что называется, не догнать, так согреться. Всё из этой серии.

Лишь бы что-то делать, лишь бы было ощущение, что о чём-то думают. Люди предлагают какие-то инициативы, которые при этом, к сожалению, утрачивают свою осмысленность.  Я уже не знаю, почему это происходит: то ли очень многим людям хочется продемонстрировать свою инициативность и потом пообсуждать внесённые предложения. Либо кому-то хочется показать, что они о ком-то заботятся, но при этом чёткой линии – что планируется делать, какие должны быть акценты, какого типа нужен манёвр, нужен ли он вообще…

- Ну, манёвр, вроде бы отменили.

- За то, чтобы всё оставить, как есть, многие были бы признательны и благодарны. И это было бы хорошо: нельзя же нервировать таким количеством инициатив и население, и бизнес.

- Понимаете, есть ещё один момент: вот сейчас сказано, что манёвр отменён, что не будет такого жесткого ориентирования на НДС. А я говорил с несколькими экспертами, утверждавшими, что именно страны, отменившие какие-то другие налоги и опиравшиеся именно на НДС, добились успехов. Но ведь нет гарантии, что не будет такого маневра: НДС всё же повысят, оставив все другие налоги прежними.

- Мне кажется, что идея, связанная с реформой НДС, неправильна: у нас нормально выстроена схема. И уж точно этим не надо заниматься в таких сложных условиях развития экономики. Ведь любая реформа, особенно глубокая, это всегда издержки. Нет у нас сейчас запаса для издержек. Это всегда повышенные риски как для проигрывающих, так и для выигрывающих. Зачем? Любая реформа – это неопределённость для инвесторов, которые предпочитают выждать.

И для чего шуметь, если все эти меры при различных обсуждениях ещё могут двадцать раз измениться в любую сторону? А в результате создается общее ощущение нестабильности на рынках. Мне кажется, что сейчас надо как-то сдерживаться.

 

Беседовал Владимир Володин.

Никитченко Алексей Анатольевич
Ильинов Евгений Викторович
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости