Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Дина Крылова, Общественный бизнес-омбудсмен в сфере противодействия коррупции. Предпринимательские риски слишком велики. Часть первая.

Что происходит в отечественном бизнесе? Почему малый и средний бизнес, являющиеся основой экономик развитых стран, у нас не развиваются? Об этом мы беседуем с Диной Владимировной Крыловой, Общественным бизнес-омбудсменом в сфере противодействия коррупции

 

- Дина Владимировна, в последнее время у нас много говорят и пишут о ситуации в бизнесе. При этом высказываются самые разные мнения. Наиболее резким было, пожалуй, выступление на встрече с предпринимателями в Общественной палате вице-президента «ОПОРы России» Марины Блудян, с которой, я думаю, Вы знакомы лично.

- Да.

- Блудян сказала, что в стране постоянно гасится предпринимательская инициатива, из-за чего в РФ работает примерно 20 миллионов «серых» предпринимателей, которые принципиально не хотят выходить из тени. Число легальных предпринимателей сократилось за последние 12 месяцев на 300 тысяч человек. А на оставшихся 5,7 миллиона человек уже заведено 270 тысяч уголовных дел. К ним ежегодно приходят 400 тысяч плановых проверок и еще один миллион – внеплановых,  фиксирующих соответствие бизнеса по 2 миллионам показателей. А чиновники создали целую индустрию торговли пустыми бумажками: справками, заключениями, сертификатами.

«Уберите руки от предпринимателей, дайте им идти вперед», – призывает она.

И Марина Блудян отнюдь не одинока в своём призыве – это «уберите руки» мне приходилось слышать от очень многих предпринимателей.

Что Вы скажете по этому поводу?

- Моё мнение по этому поводу таково: действительно, некоммерческие риски, которым сейчас подвергается бизнес, очень и очень высоки. Они связаны с тем, что есть несколько сфер государственного регулирования, являющихся эффективными для должностных лиц с точки зрения возможности получать административную ренту методом давления на предпринимателей. Или действуя в интересах их конкурентов или третьих лиц, которые хотят прибрать к рукам доходный бизнес.

И то, что это является совершенно допустимым и зачастую безнаказанным, а предприниматель оказывается незащищённым – широко известный факт. Когда же предприниматель начинает защищать свои права, нередко происходит так, что права он защитил, а вот бизнеса лишился.

Так недавно был репортаж на РБК о судьбе крупнейшего в Оренбургской области сельскохозяйственного предприятия.  Это – очень крупная свиноферма, единственная такого размера в своём регионе. И вот к ним пришли представители правоохранительных органов и фактически блокировали работу предприятия. Причем ситуация сложилась такая, что более всего напоминает рейдерский захват: тут же банк потребовал досрочного погашения крупного кредита (речь идет о сумме в полтора миллиарда рублей). И вот очень успешное предприятие сейчас оказалось на грани разорения. А это, между прочим, хороший налогоплательщик. Но кому-то приглянулся успешный бизнес, и этот кто-то решил прибрать его к рукам.

То есть люди могут открыть предприятие, добиться успехов, и никто не помешает каким-то недобросовестным лицам это предприятие попросту отнять. И это всё делается руками государственных структур.

Это – абсолютно недопустимая ситуация. И главное – ликвидировать саму возможность таких действий - никто не хочет.

- Совсем никто?

- Понимаете, о том, что правоохранительные и контрольно-надзорные органы используются для рейдерства, для выполнения заказов конкурентов, просто для вымогательства,  говорится на всех площадках. Но положить этой ситуации конец, особенно того, что касается ситуации с правоохранительными органами,  никто не хочет. Никто не берётся этим заниматься.

Причем совершенно ясно, что большинство предпринимателей подвергается уголовному преследованию незаконно. А по мнению уполномоченного по защите прав предпринимателей Бориса Юрьевича Титова, в сфере незаконного уголовного преследования, содержания под стражей проблемы продолжают носить удручающий характер.

У нас есть такой общественный бизнес-омбудсмен Александр Хуруджи, который сам подвергся точно такой же атаке и почти год провёл в тюрьме, будучи абсолютно невиновным. Он говорит, что люди попадают в тюрьмы, но с ними не проводится вообще никаких следственных действий. Фактически такой человек отбывает срок, не будучи к нему приговорённым. Это – ужасная ситуация. Конечно, она может быть такой не только в отношении предпринимателей, но и в отношении простых людей.

В чём же дело? Если человек совершил какие-то насильственные действия, есть хоть какие-то основания для решения держать его в тюрьме. Но предприниматель просто занимается своей предпринимательской деятельностью. Он никого не убивал, он не представляет опасности для общества, но в один момент он может всего лишиться и оказаться запертым в тюрьме. Кто в таких условиях будет готов рисковать, вкладывать деньги в бизнес, развивать бизнес? Для чего? Чтобы потом ловкие дельцы всё отобрали, если созданный бизнес будет успешен?

- Да, это у нас сплошь и рядом.

- Это – распространённый механизм, и это – фактор, который убивает нашу экономику.

- Дина Владимировна, но есть и другая сторона вопроса. Так упоминавшийся уже уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Юрьевич Титов призывает быть осторожными и  не расширять фронта войны с чиновниками. «Одну большую войну с бюрократией мы уже проиграли во время прошлой административной реформы», – напоминает он. Поэтому отвоевывать светлое будущее у чиновников Титов советует серией локальных десантов, когда меняется лишь узкая сфера отношения государства и бизнеса.

- Дело в том, что Борис Юрьевич имел в виду некие глобальные  процессы. Что касается проблем связанных с нашими правоохранительными органами и судами, то именно эта связка обеспечивает возможность безнаказанного преследования предпринимателей, их безнаказанного осуждения. Ведь предприниматель, как любой другой гражданин, знает, что наши суды выносят оправдательные приговоры в ничтожном (менее четверти процента) количестве случаев. При этом заводится огромное количество уголовных дел, большинство из которых не доходит до суда.

- А сколько доходит и почему не доходит большинство?

- Доходит до суда где-то 10% возбуждённых дел. Возбуждено их было порядка 250 тысяч…

- Марина Блудян назвала цифру 270 тысяч.

- Очень может быть. Но главное – не более 10% из них дошло до суда.

- А что случилось с остальными делами?

- С остальными что-то происходит: приостанавливаются, становятся вялотекущими или закрываются вообще. Бывает, что те, кто открыл их в своих корыстных целях, добиваются успеха: предприниматели начинают откупаться. Ведь когда человек понимает, что в суде он правды не добьётся, найти выход на людей, принимающих в данном случае решения, и откупиться – самый короткий и гарантирующий обретение свободы способ.

И самое ужасное в этой ситуации  - вопрос о том, что можно откупиться, стоит перед невиновным человеком, предприниматели прекрасно понимают, что имеют дело с механизмами, предназначенными отобрать у них собственность, а в случае неповиновения и свободу.

И контрольно-надзорные органы тоже зачастую работают в интересах конкурентов или в интересах конкретных своих сотрудников. Хотя это не имеет такого размаха, как в правоохранительной сфере, где сложилась беспрецедентная ситуация. И это – системная проблема, которая очевидна для института уполномоченных по защите прав предпринимателей.

Вот с такими рисками сталкиваются наши предприниматели, которых призывают развивать свой бизнес, инвестируя в него свои или заёмные средства.

 

Окончание следует.

 

Беседовал Владимир Володин.

Никитченко Алексей Анатольевич
Ильинов Евгений Викторович
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости