Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Александр Иоффе, Президент Российской ассоциации развития малого и среднего предпринимательства. Тридцать лет в бизнесе. Часть первая. Времена лихие и весёлые.

Александр Иоффе в 1994 году создал и возглавил первое в стране общероссийское общественное объединение малого бизнеса «Российскую ассоциацию развития малого и среднего предпринимательства».
Член Президиума и Правления ТПП РФ. Член Совета по поддержке малого и среднего предпринимательства при Председателе Совета Федерации РФ.
Являясь советником Мэра и Правительства Москвы по вопросам малого предпринимательства, с 1990 года два десятилетия бессменно  возглавлял Общественно-экспертный совет по малому предпринимательству при мэре и правительстве Москвы.
По инициативе и под руководством А.Д. Иоффе созданы Московский фонд поддержки малого предпринимательства, Московская лизинговая компания, Московское агентство по развитию предпринимательства, Система межрегиональных маркетинговых центров, Национальное деловое партнерство «Альянс Медиа», Межрегиональный центр промышленной субконтрактации и партнерства и другие.

Кроме этого, он 30 лет занимался предпринимательской деятельностью. И сегодня мы беседуем об опыте этих трёх десятилетий.



- Александр Давидович, Вы в Фейсбуке даёте некоторую ретроспективу отечественного бизнеса, развивавшегося на Ваших глазах и при Вашем участии.

- Ну, это, можно сказать, вся моя жизнь…

-  Вы пришли в бизнес очень давно.

- 2 марта 1988 года.

- И что Вы тогда открыли?

-  Был открыт кооператив с таким скромным названием - «Лидер».

Если Вы помните, в тот момент по закону кооперативы можно было открывать только при государственных предприятиях. А так как одно из направлений, которым мы планировали заниматься, было швейным, то мы пошли искать какое-нибудь швейное предприятие. И нашли трикотажный комбинат, занимавшийся производством спортивной одежды. Они выпускали амуницию для хоккеистов, футболистов. И так как были они при обществе «Спартак», то разрешение на открытие кооператива мы должны были получить в системе этого спортивного общества. И поэтому мы нашли для кооператива «спортивное» название и стали «Лидером».

- Вы, как и наш общий знакомый, внештатный эксперт НИСИПП Илья Хандриков занимались швейным производством?

- В том числе. Но там было много всего. Время было такое, что хвататься можно было за всё. Может быть, мы были и неправы, что оказались жадными до новых направлений, но швейное направление мы открыли. Шили мы всякие футболки, много детской одежды, использовали различные способы нанесения рисунков. Вполне нормальный был бизнес. Много работало народа. Был маленький цех, и очень много использовали мы женского надомного труда. Привозили женщинам на дом раскройки, и они всё это шили.

Второе направление было связано с моей предыдущей жизнью: я много занимался дизайном, оформительским делом, графикой. Мы открыли и это направление. Оформляли витрины, выпускали кое-какую полиграфическую продукцию.

Было и третье направление: мы занялись шоу-бизнесом. Там всё было очень смешно. Мы, например, делали большой праздник в одном городе. Арендовали два самолета в «Аэрофлоте». Они просто не могли понять, как так можно: какая-то контора хочет взять в аренду два самолета, чтобы перевезти артистов.

Потом мы взяли два цеха на хладокомбинате и производили единственное в Советском Союзе оборудование для производства мороженного.

- Именно оборудование, а не само мороженное?

- Да, оборудование. Это было вполне серьёзное производство: нержавейка, аргонная сварка. Поставляли свою продукцию по всему Союзу.

И ещё там кое-чего было. Например, по какому-то поводу (по какому именно – я уже не помню) нам досталось тысяч двадцать электронных часов. Таких, на которых цифры загораются.

- Помню такие. Одно время они были в моде.

- Да, их сметали, как ураган. И вот с Тайваня привезли такую партию, половина женских, половина мужских. И их надо было продавать.

Пошли мы в ГУМ, в ЦУМ – возьмёте? Они говорят: класс, супер, берём. Только нам сертификат нужен. Какой сертификат?! Нашли какую-то бумажку с китайскими иероглифами, подпечатали туда на машинке слово «сертификато» латинскими буквами. Нам говорят: вот это – другое дело, это хорошо, прекрасный товар.

Весёлая была жизнь, ничего не скажешь.

- Как я понимаю, у Вас был не такой уж маленький бизнес, особенно для того времени.

- Да. Тем более, что мы занимались ещё одним направлением, в котором у меня до тысячи человек работало.

- Каким же?

- Когда мы стали работать с хладокомбинатами, там были достаточно серьёзные погрузочно-разгрузочные работы: таскать туши, раскладывать, принимать. И наш кооператив взял, по сути, всё это на нескольких хладокомбинатах на подряд. Это был классический для того времени вариант перевода одних денег в другие.

- Известная история, так многие делали.

- Да. Но, поскольку народ там был неустойчивый, как сейчас говорится, социально неответственными были работяги, текучка была жуткая. А тогда ведь всех работников надо было принимать в члены кооператива. Поэтому мы каждый день десятками принимали людей в наш кооператив, а на следующий день столько же выкидывали из его членов. Анекдот, конечно, но тем не менее.

- Анекдотичной была система, требовавшая всего этого.

- Ну, да. Но нам то что делать было? Вот и шла такая бумажная круговерть.

Что-то ещё мы тогда делали, уже всё не упомнишь. Время такое лихое было.

- Да, время было лихое. Но вот во что Ваш кооператив превратился в дальнейшем? Вы ведь, насколько я понимаю, развивались довольно успешно. Вы, безусловно, не остались кооперативом.

- Конечно, не остались. Что-то отпочковалось, что-то просто закрылось. Например, с оборудованием для мороженного не сложилось: Советский Союз развалился, началась дикая инфляция, за которой мы не успевали – пришлось закрыть это производство. Понимаете: мы выполнили заказ, произвели, отгрузили, получили деньги, а сами эти деньги стоят уже в два раза меньше.

Но это всё очень длинная история, не все детали которой сохранились в памяти.

- А во что это превратилось, когда всё устаканилось?

- Были уже другие дела, которыми я занимался. Было консалтинговое направления, международной торговлей я тоже занимался, импортом: мясо привозили и что-то ещё. Был разнообразный бизнес, не вылившийся ни во что грандиозное.

И ещё одно: по причине своей неуёмной активности я влез в общественное движение кооператоров. Было это тоже в 1988 году.

Стал я председателем правления Краснопресненского союза кооперативов.

- А такие союзы были в каждом московском районе?

- Да, причем они были независимы друг от друга.  Мы все там, вроде бы, лоббизмом занимались во всяких райкомах и исполкомах.

А потом нас всех вызвал Лужков (в Москве было тридцать с лишним районов) и говорит: вы что все по отдельности бродите? Давайте, объединяйтесь в Московский союз кооперативов и с нами взаимодействуйте.

И мы объединились, а я стал этим много заниматься и в какой-то степени упустил динамику развития собственного бизнеса: кто-то меня обманул, что-то украли… На производстве ведь надо сидеть с утра до вечера, а я стал бегать по общественным делам.

Это не значит, что я всё забросил, ничего не делал, но своему делу надо было уделять больше внимания.

- А так в итоге пришлось выбирать?

- Да. И общественная деятельность захватывала: там всё было энергично, бодро, очень любопытно. Приходилось очень много работать с исполкомом, базарить с ним, поскольку Лужкова убрали. Он ведь как зампред исполкома курировал кооперацию, а потом ему сделали нагоняй: слишком активно содействует, и кооперативов в итоге слишком много развелось. И его от этой работы отстранили, оставив только на продовольствии.

- Но Вы ведь потом с Лужковым много работали. Хотя это, видимо, уже другая история.

- Да.

 

Продолжение следует.

 

Беседовал Владимир Володин.

Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости