Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Александр Чепуренко, Президент НИСИПП, профессор НИУ ВШЭ. У нас – нормальный сюрреализм. Часть первая.

Александр Юльевич Чепуренко регулярно выступает на страницах нашего сайта.

Сегодня мы беседуем о ситуации, складывающейся сегодня вокруг предпринимательства, в первую очередь малого, в связи с целым рядом законодательных новаций и неожиданным ретивым исполнением старых законов, до сих пор не создававших столь опасных прецедентов для отечественного бизнеса. 

 

- Александр Юльевич, у нас сейчас настало какое-то совсем безумное время. Под рассказы о том, как государство будет холить и лелеять малый бизнес, идет практически его уничтожение.

Банки у нас вдруг оказываются контрольно-надзорным органом, имеющим право замораживать счета клиентов при малейшем подозрении на их нечестность. Они же составляют таинственные чёрные списки тех, кто им не понравился. 

Предприниматели должны нести ответственность не только за себя, но и за своих контрагентов. Как пелось в старой советской песне: «за себя и за того парня».

Сейчас выдвигается и, зная наш парламент, можно быть уверенным, что будет внесено в Налоговый кодекс положение, согласно которому покупатели целого ряда товаров должны станут плательщиками НДС. Возвращается налог на модернизацию (на движимое имущество).

Наконец, в Думе, принявшей в своё время достаточно сомнительный закон о торговле,  хотят во имя «социальной справедливости» (как же без неё) всё в нём переиначить, установив новые правила взаимоотношений ритейлеров с производителями.

Это не всё, что нас ожидает, но и названное выше  уже производит впечатление полного абсурда.

Вы могли бы прокомментировать, что же у нас творится?

- Я попробую. Скажу сразу: мне кажется, что ничего нового у нас в этом отношении не происходит. Просто развиваются те тенденции, которые наметились давно.

Это – нормальный сюрреализм. Раньше это называли головокружением от успехов. Руководитель высшего органа в таких случаях заявлял: это там, на местах, что-то перегнули. Это же самое происходит здесь и сейчас: с одной стороны, идёт электоральный цикл, который подходит к очередной своей кульминации. И я напоминаю всем, кто уже долго живёт: известно ещё с начала – середины 90-х годов, что, примерно, за полгода до очередных выборов власть, какая бы она в России ни была, начинает проявлять пристальный интерес к малому бизнесу. Организуются всякого рода форумы, какие=то другие посиделки разных форматов, где говориться: мы, конечно, будем малый бизнес развивать, поддерживать и защищать. И кошмарить его мы не дадим, и повысить налоги мы не дадим.

Но одновременно с этим уровнем ниже происходит то, что должно происходить в условиях, когда в бюджете не очень хорошо с доходами, а крупные госкорпорации ведут себя, как барышни на выданье: хотим – заплатим 50%, а не хотим – передумаем, и ничего вы нам не сделаете. И тут начинается известная история, когда ищут не там, где потеряли, а там, где светло.

- А в круге света у нас, как обычно, малый бизнес. Ну, ещё и средний с ним на пару.

- Разумеется. Понятно ведь, что у малого бизнеса таких защитников, как у крупного олигархического, тем более квазигосударственного бизнеса нет. Понятно также, что его не очень поддерживают и губернаторы, по той простой причине, что при существующей в России налоговой системе отдача от малого бизнеса в региональные бюджеты ничтожна. Поэтому региональные власти не слишком заинтересованы в том, чтобы активно противодействовать напору Минфина, налоговой службы и так далее.

- Но почему? Ведь по идее всё должно быть наоборот, и налоги с малого бизнеса должны оставаться на местах. Куда же у нас уходят налоги с малого бизнеса, если они не поступают в регионы?

- Понимаете, как у нас это устроено: строго говоря, в регионах остаётся значительная часть налога на прибыль. Но в условиях кризиса с прибылью обычно не очень хорошо.

- Это понятно.

- К тому же прибыль – это расчётный показатель, который очень легко спрятать. Поэтому региональные бюджеты и сидят без денег, которые поступали бы от малого бизнеса. А те налоги, которые легче собираются, поступают в федеральный бюджет.

Понятно, что некоторая их часть в форме поддержки возвращается назад, но мы же понимаем, как устроены программы поддержки. Значительная часть пара уходит в свисток, то есть в поддержку различных структур, этой поддержкой занимающихся. В частности поддерживающих тот же малый бизнес. А, во-вторых, она распределяется каким-то более или менее понятным образом  между субъектами малого предпринимательства, которые:

А) удосужились узнать о соответствующей программе,

Б) удосужились подать какую-нибудь заявку,

В) позаботились каким-то образом, чтобы именно к их заявке было проявлено внимание со стороны тех региональных органов, которые отвечают за эту программу.

Подавляющее же большинство субъектов малого предпринимательства, во-первых, не знает об этой помощи, во-вторых, никогда никоим образом не участвует в её получении.

Поэтому у нас и получается такая система: капельное орошение, при котором оно, во-первых, доходит не до всех, а, во-вторых, это действительно капли.

- Действительно, полный и беспросветный сюрреализм.

- Вот мы и живем в такой параллельной реальности, когда, условно говоря, в понедельник первое или второе лицо государства заявляет, что надо малый бизнес поддержать, а во вторник кто-то из руководителей федеральных ведомств говорит: налоги мы, конечно, повышать не будем, но введем какой-нибудь сбор. Сборы у нас, вроде бы, не налоги.

- Вроде бы. Особенно для чиновников.

- Или говорится: мы ничего ухудшать не будем, но будем бороться за то, чтобы малый бизнес полностью вышел из тени. И начинают-таки бороться.

А малый бизнес, у которого производительность труда даже не в разы, а кратно ниже, чем у крупного,  единственную возможность, чтобы работать, а не закрыться, видит в неуплате всех налогов.

- И, действительно, все налоги и сборы он платить просто не может.

  - Будем честными, это не только у нас, но и во всем мире.

И во всем мире учитывают социальное значение малого бизнеса, то, какое количество мест он даёт.  Также там понимают, как развивается крупный бизнес: в силу того, что рост производительности труда в нём обеспечивает очень высокая капиталоёмкость постоянно идет сокращение рабочей силы. И куда-то ведь этих людей надо пристраивать, куда-то они должны прийти работать. И они уходят в малый бизнес, который, да, не совсем белый, не совсем пушистый. Но, всё равно, это лучше, чем все эти люди придут на биржу труда за пособием.

А у нас всё происходит так: есть «добрый следователь», который говорит приятные вещи. Особенно часто это бывает в определённые фазы электорального цикла. И есть «злой следователь», делающий вид, что он ничего этого не слышит, не знает, а потому придумывает разного рода мероприятия, которые помогли бы увеличить налоговые сборы с малого бизнеса.

Кроме этого, есть же и ещё одна причина. Она не экономическая, она  скорее социальная. Понятно, что при том объёме государственного аппарата, который мы имеем, значительная часть низовой и средней бюрократии просто не может обеспечить себе того уровня благосостояния, на который рассчитывает, идя на государственную службу. И один из напрашивающихся выходов – заниматься репрессированием малого бизнеса. Это и происходит.

Здесь нет воли государства, а есть воля «государевых слуг». Растут административные барьеры, расцветает низовая коррупция и так далее.

 

Окончание следует.

 

Беседовал Владимир Володин.

Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости