Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Не все так однозначно в Мьянме.

Не все так однозначно в Мьянме. Хороший анализ человека, проживающего там. Кого интересует тема, то желательно прочесть всё. Это только небольшой отрывок:

"Я далек от утверждений, что мьянманские военнослужащие - ангелы. Некоторые конфликты при наличии агрессивно настроенного населения, вооруженного в том числе длинными ножами, были фактически неизбежны. И я абсолютно согласен с тем, что с регулярной армии за подобные случаи избиений и издевательств над людьми (прежде всего, над детьми и женщинами!) должен быть особый спрос. Но большая часть гуляющих по Интернету «доказательств» - откровенные фальшивки, причем, к их распространению оказываются причастны не только специально созданные боты в социальных сетях, но и высшие чиновники ряда стран (недавно фальшивые снимки, которые, якобы, свидетельствовали о «геноциде мусульман в Мьянме» появились в аккаунте турецого министра – правда, он вскоре их удалил). Мне, как человеку, живущему в Мьянме, хорошо видно, что гуляющие по Интернету видео и фотографии – в основном примитивные фальшивки. Не могу говорить про все из них, но абсолютное большинство из того, что я видел – это совсем не про Мьянму, но с подписью «Зверства в Бирме». Эти фейковые снимки периодически разоблачают в мьянманских СМИ – но кто их читает?

Я посмотрел несколько видеосюжетов, по которым меня просили высказать свое мнение. Эти сюжеты делятся на два типа. Первый – рассказы беженцев, попавших в Бангладеш о том, что они видели в Мьянме. На мой взгляд, то, о чем свидетельствуют беженцы, должно быть тщательно проверено – хотя понятно, что многие из них говорят то, что, как они считают, должно предотвратить их экстрадицию обратно в Мьянму (а Бангладеш это делает регулярно). Второй – собственно сюжеты об «издевательствах над мусульманами». Большинство таких видео никакого отношения к Мьянме не имеют – человеку, живущему в Мьянме, абсолютно ясно, что они сняты в других странах. Есть, конечно, и ролики, по которым нельзя понять, где они сняты – то есть, это может быть Мьянма, а может какая угодно другая страна. Единственным полностью достоверным эпизодом можно считать видео, снятое мьянманским военнослужащим и хвастливо выложенное им на Фейсбук, где он и его коллеги пинками сгоняют деревенских жителей на центральную площадь. Когда этот ролик появился в социальной сети, снятые в нем военнослужащие были оперативно опознаны и понесли наказание, причем, высшие военные чины Мьянмы заявили, что наказания для тех, кто практикуют подобные методы, будут и впредь. Но с тех пор, насколько я знаю, никаких роликов, доказывающих участие военнослужащих страны к конкретным акциям в штате Ракхайн, так и не было предъявлено – если не считать откровенных фальшивок.

И, наконец, еще один маленький нюанс. Мусульманская умма Мьянмы – очень миролюбива и толерантна. Это как с случае с русскими и татарами в России – все вопросы между ними выяснены много поколений назад, и теперь представители разных религий живут рядом (хотя, конечно, не без проблем). В Янгоне много действующих мечетей, одна из них – через узкую улицу от священной для буддистов пагоды Суле, по преданию возведенной 2500 лет назад (кстати, это как раз бенгальская суннитская мечеть). Для приезжающих в Янгон туристов можно сделать целую экускурсию по мусульманским местам города – начиная от дарги последнего императора Великих Моголов (который считается суфийским святым) и заканчивая знаменитыми на весь город ресторанчиками халяльной кухни (китайцы-мусульмане – непревзойденные кулинары).

Мусульмане «вписаны» в жизнь Янгона и свободно себя в нем чувствуют. Никто не мешает муэдзинам звать с минаретов народ к молитве, и многие буддисты делают своим единоверцам замечание, если они прилюдно едят в мусульманском квартале в дневное время в дни рамадана (я это сам пару раз наблюдал). Для буддистского монаха нет никаких препятствий обратиться к мусульманину, сядящему со швейной машинкой на улице, если у его сумки сломалась застежка – и бывает так, что мусульманин, из уважения к служителю релиии, сделает свою работу бесплатно. Янгонским мусульманам никто не запрещает носить их традиционную одежду и совершать религиозные обряды. Кстати, я сам живу в ракхайнско-мусульманском квартале Янгона, и каждый день вижу, как буддисты и мусульмане общаются между собой, покупают что-то друг у друга и имеют общий бизнес. Между прочим, мусульмане есть в в вооруженных силах Мьянмы – правда, соглашусь с тем, что до сих пор они поднимались не выше полковника.

Мусульманских сообществ в Мьянме – великое множество, и абсолютное их большинство является лояльными гражданами страны. В свою очередь абсолютное большинство буддистов нацелены на мирное сосуществование религий и культур. Больше того, власти стремятся противодействовать экстремизму во всех проявлениях, и в законах нет статьи об «оскорблениях буддизма», а есть статья об «оскорблении веры». То есть, человек в равной степени будет наказан, если он неуважительно поведет себя как в пагоде, так и в христианской церкви или в мечети. Примеры и прецеденты есть.

...

А еще один фактор, способствующий росту экстремизма среди буддистов – это то, что за рубежом говорят практически исключительно о «саморм угнетьенном народе мира», и вообще не упоминают о примерно таком же числе граждан Мьянмы других национальностей и вероисповедений, пострадавших от рук боевиков-рохинджа. Между прочим, сейчас происходит то же самое – за криками о «страдающих рохинджа» и демонстрациями солидарности с ними никто не замечает сообщения мьянманских СМИ о том, что правительство эвакуировало более 12 тысяч людей из зоны боевых действий. То есть, это люди (ракхайнцы, индусы, бирманцы и представители других народов), у которых боевики-рохинджа сожгли деревни, убили их близких, а их самих держали в заложниках.У них берут интервью, публикуют фотографии их сожженных домов. На снимках – такие же несчастные лица, как и те, которые гуляют сегодня по Интернету с рассказами о притеснениях рохинджа. И все чаще в сообщениях мьянманских СМИ появляюбтся сообщения: «К югу от Маундо больше не осталось ракхайнских деревень... индийских деревень...» А читатели в Мьянме делают выводы, что нынешний всплеск насилия был нужен рохинджа для того, чтобы очистить от прежних жителей себе новые зоны обитания. Что они после этого думают, читая, например, о митингах в поддержку рохинджа по всему миру?
....

Беда властей Мьянмы – в их неумении противостоять массированной зарубежной пропаганде. И дело даже не совсем в том, что у буддистов нет своей «Аль-Джазиры» и что буддисты – весьма неоднородны и размыты (тот же Далай-лама осудил действия буддистов в штате Ракхайн, а российские буддисты не спешал выражать солидарность с действиями своих единоверцев в Мьянме). Дело в элементарной некомпетентности нынешнего пропагандистского аппарата «демократического» правительства Мьянмы и неумении подавать и продвигать информацию. На страницах Министерства информации и Информационного комитета Мьянмы постоянно публикуются сообщения о ситуации в штате Ракхайн, снабжаемые фотографиями. Но подаются они настолько неумело и написаны настолько бездарно, что любая районная газета покажется на их фоне шедевром журналистики. По сути, единственный, кто по мере сил эффективно и убедительно опровергает (на своей странице в Фейсбуке) тиражируемые в международных СМИ фейковые новости и фотографии – это министр информации прежнего правительства Мьянмы Йе Тхут. Чуть ли не один на всю Мьянму!

Вот, собственно, и все, что можно сказать по поводу нынешней ситуации. Я всегда с уважением ооносился к людям, которые неравнодушны к чужой боли и стремятся защитить своих единоверцев. Но, на мой взглад, сострадание в данном случае должно проявляться к жертвам обеих сторон конфликта – в равной степени. И истина о том, что в истоках конфликта, как правило, виноваты обе стороны – она и про события в мьянманском штате Ракхайн. А поддержка исключительно одной стороны обычно ведет к новому витку конфликта.

И, пожалуй, последнее. Ко мне уже обратились несколько СМИ с просьбой дать комментарии. Я спросил журналистов – а что, в России уже повывелись люди, профессионально занимающиеся Мьянмой? Мне ответили, что они все ушли в глубокое подполье. Я спросил у одного из них, почему он не дает комментариев – он-то знает, как в штате Ракхайн обстоят дела на самом деле. Ответ был простым: «Я живу в России, и у меня тут семья». То есть, человек опасается рассказать правду, которая расходится с картиной, нарисованной в чьих-то мозгах – причем, боится он отнюдь не «злобных кровавых буддистов», а совсем других людей.

В общем, есть повод задуматься."

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости