Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Галина Гусейнова, индивидуальный предприниматель, представитель инициативной группы «Ярмарки выходного дня». Наш бизнес просто убивают.

Не часто случается так, что оба участника беседы на нашем сайте знакомы с конкретной проблемой, но с разных сторон. На этот раз дело обстоит именно так: Галина Гусейнова много лет работает на ярмарке выходного дня (до 2011 года – рынке) в Гольяново возле дома №12 по Хабаровской улице. Владимир Володин девять лет является постоянным покупателем этой ярмарки.

Беседа идёт об известных обоим участникам печальных фактах.

 

- Галина, Вы долго уже работаете на ярмарке возле дома №12 по Хабаровской улице?

- Больше двадцати лет.

- То есть торговля на этом месте идёт более 20-ти лет?

- Да. Ярмарка выходного дня существуют с 2011 года. До этого был рынок.

- Я его помню. Я переехал в Гольяново в 2009-м году и покупал на этом рынке деревянный стол на кухню. А на таком же рынке на Уссурийской улице заказывал шкафы.

- Да, было это у нас. Это одна и та же компания. Мы сами, когда делали ремонт, у них кухню заказывали. Мы довольны: пензенские ребята всё хорошо сделали.

- И вот уже несколько лет, насколько я понимаю как постоянный покупатель, на обеих ярмарках происходят перемены к худшему. Сначала, я знаю, стало необходимо записываться через интернет, чтобы получить рабочее место…

- Сначала, в 2011 году, был запущен такой пилотный проект, но не на всех ярмарках. В 2012 году всех перевели на электронную запись через департамент информационных технологий, который стал посредником между мной, участником ярмарки, и департаментом торговли. Он должен обеспечивать попадание моей заявки в департамент торговли.

- И как обеспечивает?

- Постоянные сбои.

Каждые три месяца мы подаём заявки: так записано в 172-м постановлении. Подавать заявки через интернет очень сложно, а в бумажном виде их не принимают.

- Я помню продавцов с ярмарки на Уссурийской, которые жаловались, что у них трудности с подачей заявок: и сами они с интернетом не очень хорошо управляются, и связь у них плохая. На следующий год их уже не было.

А ведь к этому моменту с ярмарки исчезли все непродовольственные товары. Потом начали исчезать продавцы продуктов. И такая странная закономерность: те, у кого стояли очереди покупателей, кто продавал больше всех, исчезали первыми.

- Да, всё было так. А ведь покупатель привыкает к одному продавцу. И мы все друг друга знаем. И продавцы на весах никогда не обманывают, потому что они всех знают, и все их знают: рядом здесь живём. И товар стараемся продавать свежий, и по цене сходимся. И именно такие местные продавцы стали с ярмарок пропадать. В том числе и потому, что они не могут подать заявки: не получается у них.

- А в итоге я знаю людей, которые начали искать себе новые места для торговли. И находят какие-то закутки, какие-то маленькие прилавочки в магазинах. Но ведь не набегаешься по всем точкам.

Был у нас такой очень популярный продавец солений, которого все звали дядя Боря. Потом торговали уже его сын Игорь Борисович с женой. Они вынуждены были уйти сначала в маленький торговый центр рядом, а когда это здание снесли, в один из магазинов у пруда. Кто-то, разумеется, туда ходит, но много ли таких.

- Да, я их знаю.

- Получается какая-то неравная и не слишком честная конкурентная борьба.

- Конечно. Мы ведь сначала работали 12 месяцев в году. Потом сократили январь и февраль - они холодные. Я согласна: в морозы продукты могут не сохраниться. Но потом отобрали и март. А ведь март – весенний месяц. Почему его причислили к зимним?

В прошлом году у нас отобрали и декабрь – наш золотой месяц. Тут и новый год, и прощание на три месяца, когда люди берут про запас и картошку, и овощи, и те же соления.   

Когда отбирали декабрь, официальная причина, озвученная департаментом торговли, звучала так: холодно и работать нельзя.

Когда же мы подали коллективное заявление от продавцов ярмарок на Уссурийской и Хабаровской улицах в Роспотребнадзор города Москвы, нам ответили, что Роспотребнадзор торговать не запрещал. Была дана рекомендация работать по погодным условиям. А ведь декабрь был аномально тёплым.

С этим ответом Роспотребнадзора мы обратились к руководителю московского департамента торговли Алексею Алексеевичу Немерюку. Он почему-то слово «рекомендация» принял за слово «запрет».

- Ну, я помню, как летом у вас на обеих ярмарках запрещали торговлю рыбой и колбасой. Говорили, что жарко.

- Понимаете, это – палка о двух концах: с одной стороны правильно…

- Так холодильники ведь существуют.

- Существуют. Но тут есть одно обстоятельство: по бумагам все ярмарки на данный момент электрифицированы, то есть подключены к сети. А по факту никакого подключения к сети нет. Поэтому Роспотебнадзор запретил при температуре выше +23 торговать рядом продуктов.

- У вас же там у всех стоят свои генераторы.

- Стоят. Но при температуре выше +23 они не могут обеспечить нормальную работу холодильников. Вот если бы мы были, как это указано в бумагах, подключены к электросети, тогда бы всё выдерживало. А нам только поставили щит, но в эксплуатацию его не ввели, хотя по бумагам всё сделано.

В прошлом году мы воспользовались своим правом и потребовали в департаменте торговли отчёт по расходованию бюджетных денег, положенных на наши нужды. Нам ответили: деньги есть, свет у вас тоже есть, что вы ещё хотите. А хотим мы всего лишь того электричества, которое у них по бумагам есть, а у нас по факту нет.

Получается: деньги выделили, а где они?

- Как где? Уж это, по-моему, все знают.

- Увы, знают.

- Галина, а Вы сами чем торгуете?

- Я – представитель своих родственников, живущих в Орловской области. Я предприниматель, а у моей тёти личное подсобное хозяйство. Ну, не торговец она, она умеет выращивать помидоры, огурцы, картошку нескольких сортов. А я умею продавать. И я торгую овощами и фруктами, которые она выращивает.

- А Вам не кажется, что все беды проистекают от того, что вы являетесь конкурентами находящимся рядом магазинам? Вот на Хабаровской, 12 был «Седьмой континент» почти за спиной у ярмарки…

- Сейчас там будет «Билла», они уже вывеску повесили.

- На Уссурийской, в соседнем с ярмаркой доме, сразу и «Пятёрочка», и «Магнит».

- Да мы знаем, что нас прикрывают потому, что сетевые магазинами в конкурентной борьбе с ярмарками не справляются, зато хорошо умеют лоббировать свои интересы. А так они проигрывают ярмаркам по качеству, свежести и ценам.

- Будем честными, по ценам сети вполне могут с вами конкурировать, просто не хотят снижать норму прибыли. А вот свежесть, к примеру…

- Но у нас в стране нет таких монополий, у нас здоровая конкуренция!

- Вот про здоровую конкуренцию, особенно, учитывая то, что Вы уже сказали, я бы послушал с удовольствием.

- Нет, я, конечно, понимаю, что сети конкурировать с нами не хотят: им это не нужно. Зачем им терять деньги? Ведь соотношение цена/качество на рынке лучше. В той же «Пятёрочке» цены на овощи достаточно низкие, а вот сами овощи…

- Да, их надо перебирать.

- А у нас всё свежее. Тем более, что для «своего» покупателя мы всегда принимаем заказы вперёд. И по цене всегда сходились, уступали. Главное – чтобы покупатель приходил к нам.

- Ну, Вы же сами понимаете: супермаркеты такую политику проводить не могут. У них слишком велики и объёмы продаж, и количество покупателей. По идее вы с ними находитесь в разных нишах.

- Вот и не трогали бы нас в нашей нише. А так наш бизнес просто убивают.

 

Окончание следует.

 

Беседовал Владимир Володин.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости