Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Юрий Симачев, директор по экономической политике НИУ ВШЭ. Пока в товарищах согласья нет. Часть вторая.

Мы продолжаем беседу с Юрием Симачевымо мерах, которые предлагается принять правительству для исполнения майского (этого года) указа Владимира Путина.

 

- Юрий Вячеславович, первый вице-премьер, он же глава Минфина, Антон Силуанов сказал, что реформы, конечно, состоятся, будут новые налоговые стимулы для привлечения новых инвестиций. Будут запущены новые источники роста, такие, как индивидуальный пенсионный капитал: добровольные пенсионные взносы станут источником длинных денег и, соответственно, инвестиций. Будет также создан инфраструктурный фонд и либерализовано валютное законодательство. Но в то же время Алексей Кудрин в качестве первоочередной задачи назвал реформу госуправления, которое, по его мнению, у нас чудовищное.

Увы, вместо этого мы слышим о планах повышения налогов и о том, что, спасая «рядового Дерипаску» могут быть дополнительно увеличены тарифы ЖКХ. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина, когда речь заходит о средствах на все эти цели, говорит, что источник финансирования этих расходов, составляющих 8 триллионов рублей, ей не ясен. При этом она кивает на банки.

Министр экономического развития Максим Орешкин также утверждает, что экономический рост будет зависеть не от собранных правительством дополнительных денег, а от качественной работы банков, которые за шестилетку должны профинансировать инвестиции не на 8, а на 35 триллионов рублей. Однако Герман Греф тут же ответил, что в этом отношении правительство может на банки не рассчитывать.

Более всего это напоминает басню Крылова «Лебедь, рак и щука».

- Понимаете, к сожалению, нет ощущения, что есть команда. Может быть, она появится, но сейчас, слушая все эти заявления, единой команды не видно. Есть разумные люди, у каждого из которых свои взгляды. И, очень может быть, что у каждого есть свои ограничения по вопросу, какие предложения можно продвигать. А всё это вместе создаёт ощущение бессистемности поступающих предложений.

Конечно, очень хорошо слушать разнообразные идеи о новых стимулах, но хотелось бы хоть что-то услышать о том, чем оказались плохи старые стимулы. Почему они не действуют? Ведь иначе не слишком понятно: а будут ли работать эти новые стимулы. А вдруг они тоже не будут работать?

Если мы совсем не извлекаем уроков из того, что было, не пытаемся понять, что именно у нас не работает, и не делаем никаких выводов для себя, как идти дальше?

Предложения, связанные с повышением налогов, с изменением среды – они ведь не с Луны к нам прилетели. Они ведь уже кем-то предлагались и каким-то образом аргументировались.

Я ни в коем случае не предлагаю искать виноватых, потому что человек не ошибается, только если он ничего не делает. Но признавать какие-то ошибки, неточности, неверные аргументы, которые выдвигались, надо. Не столько даже для того, чтобы потом избежать ошибок (это невозможно), а чтобы возникало какое-то доверие. Ведь иначе создаётся ощущение, что всё определяется только конъюнктурой, а не некоторой осмысленной логикой. Да, на определённом этапе развития нам был нужен вот этот инструмент. Мы хотели с его помощью добиться того-то. Он позволил нам добиться вот этого, но сейчас он не работает столь же эффективно вот по таким-то причинам.

Я горячий сторонник того, чтобы министры и всё правительство в целом как бы защищали свою деятельность перед населением страны и объясняли, почему приняты те или иные решения. Это, наверное, не очень приятно, и аудитория, вполне возможно, не всегда благодарна. Но это нужно делать, если мы ведём речь о достаточно цивилизованном обществе.

В конце концов, мы видим значительное количество циклов, похожих на раскачивание маятника: мы то в одном направлении идём, то в другом, причём из одной крайности в другую. А движение должно быть более последовательным, более целостным и стратегически обоснованным. Было бы очень странно, если бы сейчас, когда установлены достаточно серьёзные целевые ориентиры, был бы принят фронтальный подход: давайте мы на всё это найдём денег, зальём их туда и получим лучшие показатели. Я понимаю: без денег, конечно, нельзя. Но, с другой стороны, просто взять и перераспределить деньги на другое направление – это тоже не совсем правильный подход.

Есть задача увеличить затраты на научные исследования и разработки. Значит, надо добиваться, конечно, при определённом росте государственных расходов, чтобы эти направления больше финансировал бизнес. И при этом не отчитываться за счёт крупнейших компаний с государственным участием.

Здесь же важно не столько то, что бизнес принёс деньги, сколько то, что бизнес в это поверил, что это ему стало нужно.

- Немного о вере в действия власти. Председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров, понятно, что ни капельки не оппозиционер, сказал, что у регионов для осуществления намеченного нет денег, а руководители регионов знают, что 8 триллионов рублей нет и у правительства. И еще сказал, что дело вообще не в том, где взять эти триллионы. Дело в том, что главные беды – «абсолютная неэффективность и абсолютная безответственность».

Как и во что в такой ситуации верить?

- Во-первых, неэффективность возникает в тех случаях, когда не работает нормальный инструментарий конкуренции. Это – азбучная истина. Когда вмешиваются какие-то другие, помимо конкуренции, соображения по качеству продукции, по её стоимости, по новизне услуг, то происходят такие искажения.

Что касается безответственности, то я вынужден с этим согласиться. Но ответственность ведь формируется на самых ранних стадиях воспитания: в семье, в школе. Ответственность почти не совместима с развитыми формами патернализма. Ответственность возможна только в тех случаях, когда у вас есть достаточно серьёзная свобода в поведении на рынке. А если вас приучают к тому, что каждое своё решение вы должны с кем-то согласовать, то это тоже деформирует понимание ответственности.

- Но если говорить об ответственности и о доверии правительству, нельзя не сказать, что назначения в этот орган власти сразу вызывают вопросы. Ярчайший пример – назначение господина Мутко: спорт уже развалил, теперь займётся регионами.

- Когда речь идёт о новом правительстве, речь всегда идет о сочетании политических, экономических и социальных обстоятельств. Политические обстоятельства я комментировать не могу: есть руководители, и они имеют право принимать решения. Более того, на чем основано принятие того или иного решения даже не так важно: важно, как в результате будет отстроена деятельность.

Я считаю, что правительство имеет право на некоторые решения, оно не должно всё время свои действия согласовывать. Но оно должно отвечать за результаты: были приняты решения о назначении конкретных персон – правительство должно отвечать за то, что будет достигнуто в той или иной области.

Сказать прямо сейчас, что там не будет никаких позитивных результатов, невозможно. А вдруг окажется всё наоборот? Вдруг какие-то результаты будут достигнуты? Не знаю.

- Юрий Вячеславович, последний вопрос: Вы с оптимизмом смотрите на сегодняшнюю ситуацию?

- Я перейду в другую категорию: я смотрю на неё с интересом. У меня есть ощущение, что, действительно, есть пространство для инициатив, есть пространство для новых идей. При этом, на самом деле, существенно усиливается и конкуренция по представлению новых идей и новых подходов, конкуренция с традиционными взглядами, с традиционными группами интересов. Я бы сказал, что объективно усиливается борьба за государственные и квазигосударственные ресурсы. Но, тем не менее, некоторое пространство для того, чтобы попробовать: вдруг и дальше пойдёт – есть. И если мы опять же посмотрим на назначения, которые произошли, да, это стартовое пространство для того, чтобы какие-то инициативы могли запуститься.

Поэтому скажу ещё раз: если в правительстве начнёт складываться реальная команда, это будет здорово. Например, представители Минфина обладают способностью слушать коллег с их инициативами. Просто эти инициативы должны быть достаточно разумными. Ведь в течение длительного времени обещается больше того, что происходит, и это заставляет достаточно скептично относиться к любым инициативам. Если же начнут складываться конфигурации, позволяющие запускать, прежде всего, структурные инициативы, которые, с одной стороны, окажутся приемлемы для традиционных групп интересов, а с другой стороны, будут давать шансы для развития, это будет прекрасно.

Вот тогда можно будет от интереса перейти к оптимизму.

 

Беседовал Владимир Володин.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости