Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Виктор Харченко, зам. генерального директора НИСИПП. Малый бизнес и местные власти. Часть вторая.

Мы продолжаем беседовать с Виктором Харченко о проекте по выявлению и анализу коррупционных рисков на низшем уровне

 

- Виктор, мы с Вами обсудили целый ряд рисков. Но ведь есть и другие моменты, опасные непредвиденными осложнениями?

- Ещё одна история связана с льготной приватизацией. Очень много обращений к уполномоченным по защите прав предпринимателей по этому вопросу.

Добросовестные арендаторы арендуют помещения, проходит три года, никакой задолженности у них нет, и они собираются, воспользовавшись своим законным правом, получить эти помещения в собственность. Им отказывают по разным причинам. Например, их помещение планируется использовать для местного МФЦ. Или говорят, что этот объект не попадает в перечень объектов подлежащих приватизации. При этом был случай, когда этих перечней было несколько. Они утверждались разными актами, и в нужный момент использовался тот, который был удобнее для чиновников. Или речь заходила о том, что не урегулирована процедура принятия решения: в федеральном законе не прописано, что должен быть разработан регламент по муниципальным административным услугам, где должно быть точно указано, какой орган власти принимает те или иные решения. И в одном из регионов, так как не был принят региональный акт, заявления предпринимателей местная администрация и местное законодательное собрание перекидывали друг другу: не было прописано, кто уполномочен принимать решения.

Столкнулись мы и с очень странной историей, связанной с ответственностью: в федеральном КОАПе не предусмотрена ответственность муниципальных служащих за несвоевременное оказание муниципальных услуг. Для федеральных служащих такая ответственность предусмотрена, для региональных предусмотрена, а для муниципальных – нет. И если муниципальные чиновники нарушают в таких случаях права предпринимателей, никакая ответственность им не грозит. Причём эта ответственность не предусмотрена не только федеральными, но и региональными законами.

В итоге получается такая ситуация: услуги, которые на федеральном уровне урегулированы на основе закона - срок подачи, какие документы подаются, срок принятия решения, основания для принятия решения, процедура разрыва отношений – вызывают меньше проблем у предпринимателей.
Так проблемы услуг, урегулированных на федеральном уровне: получение разрешения на строительство, выдача градостроительного плана земельных участков, разрешение на размещение рекламных конструкций, связаны с тем, что они очень слабо представлены в институтах, призванных упростить взаимоотношения властей с предпринимателями: МФЦ, портал госуслуг. То есть с показателями комфортности. А услуги, плохо урегулированные на федеральном уровне или не урегулированные вообще: выдача грантов молодым предпринимателям, включение в схему расположения нестационарных торговых объектов, льготная приватизация, когда заявление подаёт сам предприниматель, или предоставление помещения малому бизнесу имеют наибольшее количество проблем по данным уполномоченных.

- Вот с выдачей плана земельных участков я, хотя никакой не предприниматель, сталкивался. Такой план плюс разрешение на строительство уже построенного дома стоил у местного муниципального деятеля 25 тысяч. 15 тысяч – его карманной фирме за составление плана (независимые фирмы берут 10 тысяч), а ещё 10 тысяч – просто за то, что согласился эти документы оформить и выдать.

- Тем не менее, по этому вопросу было не много кейсов на всю страну. Вот нестационарная торговля – десятки кейсов.

- Это понятно: нестационарная торговля – вечно больная тема.

- А по планам проблемы были в том, что, когда их выдавали, требовали учесть работы, которые не были предусмотрены. Но сейчас ГПЗУ отменили, и уже не будет проблемой отследить, чтобы органы власти не требовали в обязательном порядке его получать.

- А теперь о субсидиях. Это, как я понимаю, больной вопрос, с которым постоянно вынуждена разбираться бизнес-омбудсмен Карелии Елена Гнётова.

У них, насколько я знаю, отличилась администрация Петрозаводска, выдававшая субсидии, а потом заявившая, что все, кто не выполнил ряд параметров, которые они считают обязательными, должны все полученные средства вернуть. И чиновники боролись за это, хотя суды вставали на сторону предпринимателей.

Почему это стало возможным? Ведь и средства – не местные и даже не региональные, а федеральные.

- Между прочим, уполномоченная по защите прав предпринимателей как раз воспользовалась тем, что деньги выделялись на федеральном уровне. И на федеральном уровне были прописаны условия, которые необходимо соблюсти, чтобы использовать эти деньги целевым способом. Но при передаче средств на региональный и местный уровни были добавлены и другие условия. И Елена Гнётова выстроила защиту прав предпринимателей на том основании, что есть перечень оснований, по которым субсидии должны возвращаться, и основания, по которым местная власть хотела их вернуть, не соответствовали федеральному перечню. И на этом основании она выигрывала суды и защитила права предпринимателей.

Причём там это было массовое явление. Возможно, не было денег в местном бюджете, и таким образом его пытались наполнить.

А бывают ещё случаи, связанные с субсидиями, когда представители власти утверждали, что в договорах было указано количество денег, которое через определённое время предприниматель должен заплатить в бюджет по итогам своей деятельности после получения субсидий. При подсчете администрацией были учтены только налоговые платежи, а их не хватило на ту сумму, которую предприниматель должен был заплатить. И соответственно было требование субсидию вернуть, поскольку она была использована нецелевым образом, и цели, на которые она выдавалась, не достигнуты. Уполномоченный защитил предпринимателей, подсчитав все платежи: добавив к налоговым платежам также платежи в социальные фонды, таможенные, и этой суммы как раз хватило, чтобы признать целевое расходование средств, выделенных в виде субсидий.

- А как можно, выдавая субсидию, ставить такие жёсткие рамки: чтобы в такой-то срок бизнес достиг именно такого-то уровня развития, прибыли и т.д.? А если форс-мажор, кризис, ещё что-то? Или чиновников интересует только, как собрать побольше денег?

- Нет. Там, между прочим, конкурсные процедуры. Правда, в ряде регионов процедуры административные: кто раньше подал, тот и получил. Но во всех случаях собирают пул заявок и рассматривают, кто из заявителей может выполнить предлагаемые условия. К тому же есть известные целевые программы развития малого бизнеса. Нужно в какой-то отрасли обеспечить рост. И власти помогают малому бизнесу, в этой отрасли работающему. Если же заявленные в программах цели достигаются, получается, что субсидии выделены правильно. И ничего предосудительного в этом нет: местные власти таким образом задают приоритетные направления, по которым и город, и работающий в этом городе бизнес должны развиваться. А что касается форс-мажорных обстоятельств, то такие пункты есть в договорах.

- Во всяком случае, должны там быть.

- Что же касается ситуации, когда представители власти могут сказать предпринимателям: вы не сделали то, что должны были сделать, но деньги можете не возвращать, то, по-моему, эти времена уже прошли.

- И малый предприниматель должен нести ответственность за то, как он расходовал средства, полученные в качестве субсидии.

- Да. Более того, были случаи, по-моему, в Тверской области. Когда подавались заявки на конкурс, перед предпринимателями ставилось условие: у них должно уже быть оборудование для ведения бизнеса. Как рассказывал региональный бизнес-омбудсмен, предпринимателям верили на слово, что такое оборудование у них есть. Субсидии им выдали, но потом уполномоченный попросил проверить, кто в итоге субсидии получил. Речь шла о поддержке молодых предпринимателей. В ходе проверки выяснилось, что оборудования, указанного в заявке, не было. Муниципальная власть не проводила проверок, и субсидии получили в итоге компании, не имевшие на них права.

И такие случаи бывают. Не всегда у нас бизнес оказывается белым и пушистым. И нарушения возможны как с одной стороны, так и с другой.

- Если подвести итог: что можно сделать для ликвидации коррупционных практик?

- Я считаю, что, во-первых, нужно на федеральном уровне прописать необходимость принятия административных регламентов по муниципальным услугам. Ведь по тем услугам, по которым такие регламенты разработаны, нарушений заметно меньше, чем по тем, где регламентов нет.

Во-вторых, необходимо проследить, чтобы были разработаны административные стандарты, чтобы они прошли антикоррупционную и публичную независимую экспертизы.

В-третьих, я предлагаю тот «хвостик» услуги, который не урегулирован после заключения договора, называть услугами развития. Когда есть некое длительное время взаимоотношений: долгосрочная аренда, размещение объекта, стройка объекта на данном участке, размещение дополнительных конструкций – это нужно называть услугами развития, как в зарубежной практике. И урегулировать необходимо не только от подачи заявления до заключения договора, но и процедуры, связанные с взаимодействием власти и бизнеса после того, как договор заключён.

Как меняется арендная плата, в каких случая возвращается субсидия, какие требования могут применить в часть благоустройство, на каком основании и какими способами можно исключить объект из схемы размещения нестационарных объектов, поскольку на месте объекта, например, должна пройти трасса. Всё это должно быть прописано.

И когда все эти услуги будут регламентированы, их надо передавать в институты, уже доказавшие свою эффективность, признанные у нас в стране. Это и МФЦ и порталы госуслуг. Сейчас появился новый инструмент «бизнес-навигатор» – сервис, заточенный непосредственно под малый бизнес. И максимально количество обращений, взаимодействий нужно переводить в этот формат, предусматривающий отсутствие непосредственного общения с чиновниками. Либо ориентированные на клиента сотрудники МФЦ, либо получение всей информации на порталах.

В дорожных картах АСИ есть указания на то, что в 2020-м году 70% обращений должно быть переведено в электронную форму, 30% - в МФЦ.

Наконец, должна быть определена ответственность муниципальных чиновников за оказание муниципальных услуг. Почему такая ответственность есть в том, что касается контроля и надзора, а по услугам – нет? Она должна появиться.

 

Беседовал Владимир Володин.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости