Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Под крылом Лукашенко.

Между Россией и Белоруссией границы нет, но на трассе М1 она хорошо видна. Это – граница произрастания у дороги зарослей борщевика: с российской стороны не слишком приятное растение заполонило всё вокруг, с белорусской оно одномоментно исчезает. Совсем. И поля, с российской стороны заросшие лебедой, по ту сторону белорусской границы оказываются вспаханными и засеянными, или хотя бы скошенными и заваленными тюками сена.

Но это – не наша тема.

Наша тема – небольшая «агро-усадьба» метрах в двадцати от трассы М1 и в километре от города Кобрин. Содержит её семейство, приехавшее сюда в 1997 году из Иркутска.

Жили себе люди в Сибири, глава семейства преподавал в техникуме и был хозяином автосервиса. У его жены была небольшая сеть киосков. В семье – четверо детей. Но была у главы семейства мечта: заняться садоводством.

В 96-м году он решил купить подержанную иномарку, которую ему обязались доставить из Европы в Кобрин. Из Кобрина в Иркутск приехал другой человек. «Там даже персики растут! - сказал он жене. – И домик продаётся!». Через год они перебрались в купленный домик у самого шоссе. Разводят они, правда, не персики, а виноград и клубнику, а также разнообразные овощи. У мужа, кроме того, в Кобрине есть компьютерная фирма, у жены – пара ларьков.

Когда мы сюда приехали, рассказывает Вера Николаевна, хозяйка, производным от имени и отчества которой названа «агро-усальба», в Иркутске бизнес был уже совсем привычным делом, а здесь всё, можно сказать, ещё начиналось (видимо, речь идёт конкретно о Кобрине).

На не слишком большом участке они поставили очень большие теплицы, построили большой дом для всей семьи, дом для женившегося старшего сына… И тут выяснилось, что дети не хотят жить в доме у дороги, хотят в город. Пришлось переселять их в Кобрин, а большому семейному дому нашли новое предназначение – мини-отель.

Как уверяет хозяйка, отель стал самым доходным предприятием из всего их бизнеса. Оформлен он на Веру Николаевну как на частное лицо. Цена номера за сутки – 20 долларов (правда, самый большой номер, куда обычно селят семьи с детьми, стоит 35 долларов, но мы вдвоём с женой заплатили за него те же 20). Основные постояльцы – водители фур, идущих из Европы в Беларусь и Россию (иностранцы, судя по всему, не слишком любят ночевать в кабинах), и туристы, так же, как мы, едущие в обе стороны на машине. Хотя, как мне показалось, львиную долю доходов от мини-отеля приносят торжества, проходящие здесь очень часто: свадьбы, юбилеи, корпоративы. Для их проведение в тёплое время года сооружён специальный большой павильон. В холода, видимо, всё проходит в доме, где есть довольно большой зал. Мы останавливались в «Веронике» с пятницы на субботу, и перед нашим отъездом из Кобрина уже приехали дети хозяйки готовить очередной банкет.

Отель выгоден уже и потому, что приносит государству валюту: если гости и платят белорусскими рублями, то, всё равно, меняют на них евро, доллары или польские злотые в ближайшем обменнике. Не бог весь какие суммы, но у Белоруссии нет своих крупных месторождений нефти, газа или никеля. Поэтому такой малый бизнес, как уверяет Вера Николаевна, облагается очень льготным налогом: 23 белорусских рубля (12,5 долларов) в месяц.

И хотя виноград, клубника и так далее, включая киоски и компьютерную фирму, тоже приносят доход, жемчужиной семейного бизнеса является гостиница.

Поэтому пространство усадьбы заполнено самыми разнообразными постройками и приспособлениями для проведения торжеств: беседка для некоего свадебного обряда, крохотный мостик, (правда, без ручья), на который можно прикрепить традиционный замочек (правда, провисит он недолго), приготовленный костерок, на котором сварят тоже что-то традиционное. Очень много всего для детей: горка, шатёр с настольными играми и даже батут. В общем, веселись, душа любая.

Надо сказать, что во всей истории, рассказанной Верой Николаевной, именно сумма налога произвела на меня наибольшее впечатление. Да, я не являюсь особым поклонником Александра Григорьевича Лукашенко. Да, у меня нет сомнения в его авторитаризме. Да, я читал о том, что он не слишком уважает право собственности. Но почему в Белоруссии возможны такие налоги для малого бизнеса? Пусть даже для определённых его видов.

Упрощенная система налогообложения в Белоруссии, применяемая к малому бизнесу (валовая выручка нарастающим итогом в течение календарного года превысила 1 542 600 рублей в год для юрлиц (это – при уплате НДС, без неё – на 500 тысяч меньше) и 168 900 рублей – для ИП (вне зависимости от уплаты НДС) предполагает ставку налога 3% от валовой выручки, если НДС платится, если нет –5% . Напомним: 1доллар – это 2 белорусских рубля (на 17.07.2018 – 1,99). Правда, есть список бизнесов, на которые система УСН не распространяется.

Стоит ли удивляться, что возле заправок на трассе – и магазины, и кафе, и во многих случаях крохотные отельчики. Зайдите в интернет и посмотрите в поисковике сколько таких же, как «Вероника», агро – усадеб предлагает свои услуги всем желающим. Только возле Кобрина их с полдюжины. И живут они, между прочим, без специальной госкорпорации, хотя, разумеется, есть государственный план поддержки МСБ, есть центры поддержки (94 штуки).

Как это всё получается у прозванного «последним диктатором Европы» Александра Лукашенко? Видимо, так же, как борьба с борщевиком. Может быть, и нам начать хотя бы с этой борьбы? А там, глядишь, и дальше пойдёт… 

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости