Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Александр Чепуренко, декан факультета социологии НИУ ВШЭ, Президент НИСИПП. Наша жизнь и наша экономика. Часть первая.

В жизни как людей, так и организаций бывают поворотные моменты. Александр Юльевич Чепуренко полтора десятилетия был Президентом НИСИПП, но сегодня собирается покинуть этот пост. Так что наша беседа – прощальная в этом его качестве, но, мы уверены, не последняя.

 

- Александр Юльевич, мне сказали, что Вы уходите с поста президента НИСИППа. Вы нас покидаете?

- Нет, это совсем другое: я остаюсь экспертом НИСИПП, я готов по-прежнему принимать участие в проектах института. Просто я решил, что пора уступить место президента кому-то другому.

Это – не развод, это, как бывает в нормальной семье, где несколько поколений родственников, – изменение статусных позиций представителей старшего поколения. Они достигают того возраста, когда уже лучше сидеть на завалинке и греться на солнышке. А президентом института должен стать кто-то более молодой.

- Мне почему-то кажется, что Вам, Александр Юльевич, садиться на завалинку ещё рано.

- Ну, я и не сажусь на неё окончательно.

- Тогда давайте поговорим с Вами, как с экспертом нашего института.

- Давайте.

- У нас в стране непростая экономическая ситуация. По-моему, Иноземцев недавно написал, что для США введение санкций против России стало уже элементом внутренней политики. Примерно таким же, как борьба с внешними угрозами – для российских властей. Поэтому надвигается новая санкционная волна, которую, как утверждают наши чиновники, депутаты и приближенные к власти эксперты, мы легко переживём.

Ваше мнение: каково состояние российской экономики в настоящий момент? Как, на самом деле, на ней отражаются западные санкции? И что будет с введением новых ограничений для России?

- Когда говорят, что санкции не отразились или мало отразились на российской экономике, это может в краткосрочном периоде даже быть справедливым. Так, когда курице отрезают голову, она ещё может некоторое время бегать.

- Ну, это известно.

- И можно при желании сказать: смотрите – ей отрезали голову, и ничего – она же бегает. Но, будучи людьми взрослыми, мы знаем, что через некоторое, довольно короткое время бегать она прекращает.

В экономике, конечно, не всё так просто, как с курицей, бегающей без головы, но надо понимать: любые санкции – механизм длительного воздействия. Они – как яд для российской экономики: токсичные вещества накапливаются, а потом количество переходит в качество.

Я выделю несколько экономических моментов, но особенно нам придётся сделать упор на политическом аспекте санкций, вводимых нашими американскими, так сказать, партнёрами.

Во-первых, даже для закрепления и развития успехов в тех отраслях, где мы значимы для мирового рынка, где без нас невозможно развивать экономику (понятно, что имеется в виду, прежде всего, нефтегазовая отрасль), мы критически зависим от сложного бурового оборудования. А оборудование это мы сами не производим. И наши китайские друзья тоже производят такое оборудование очень ограничено.

Сейчас доступ к такому оборудованию, производимому на Западе, нам перекрыли.

Второй пример. Недавно мы следили за историей с турбинами фирмы Сименс.

- Теми, что в итоге оказались в Крыму?

- Да, они, вроде бы должны были быть установлены на Тамани, но в итоге оказались в Крыму.

Казалось бы, у Советского союза, а теперь у России были некие заделы в производстве такого тяжёлого и сложного оборудования, тем не менее, как выясняется, мы только сейчас подходим к производству турбин того класса, который даже недостаточен для обслуживания необходимых нам энергетических установок. То есть и здесь мы критически зависим от экспорта.

Я не буду говорить про фармацевтику, я не буду говорить про чипы: тут нас опережают в разы. Что остаётся? Простые виды оборудования, я бы сказал, даже не прошлого, а позапрошлого технологического уклада мы производить можем. Но в том, что связано с сегодняшним технологическим укладом, мы зависим от передовых западных производителей, в том числе американских.

Санкции закрывают нам дорогу к технологическому переоснащению нашей экономики.

Ещё важно: как рассуждают те, кто вводит санкции? Вот мы поставим российскую экономику в тяжёлое положение, через какое-то время граждане почувствуют ухудшение ситуации на рынке, почувствуют всё это на себе и предъявят спрос на политические изменения, на новых политиков. Таким образом, произойдёт смена политической элиты, а, может быть, даже политического режима.

При этом наши американские партнёры удивительно наивны: так система мотивации работает в открытых демократических системах. Между тем в последние 20 – 30 лет санкции никогда не применялись против стран с демократическими режимами. Что же мы видим применительно к России? Санкции, вводимые американцами, работают на ту самую идеологему, которая и без них успешно овладевает сознанием наших обывателей.

- Разумеется. Мы в осаждённой крепости. Так думает значительная часть граждан, если не большинство.

- Да, именно осаждённая крепость. Видите, как они нас? Значит, мы должны сплотиться вокруг вождя (а там и узкий круг лиц, принимающих решения). Это имеет место на протяжении уже десятилетий в КНДР. Это имеет место в Иране.

Такого рода механизм, с одной стороны, блокирует возможности для технологического рывка, для перехода на новый технологический уровень. С другой стороны, санкции дополнительно способствуют (понятно, что здесь есть и огромное количество внутренних причин, не одни санкции являются драйвером процесса) укреплению того политического режима, который США хотели бы обрушить. Поэтому, я полагаю, благодаря (или вопреки) желаниям политических элит на Западе ситуация, сложившаяся после 2014 года, не даёт больших надежд в плане развития экономики России в рамках авторитарного режима, что могло бы в перспективе привести к его смягчению. Но не даёт она особых надежд и на то, что в результате санкций режим сменится. Если это и произойдёт, то только по внутренним причинам. Так что санкции мало что дают для изменения режима в желаемом западным политикам и экспертам направлении.

- Александр Юльевич, я понимаю, что политика и экономика у нас тесно связаны, но давайте оставим политику в стороне: не наша с Вами это забота – оценка взаимоотношений с теми же США. Как выйти из экономического тупика, в который Россия явно попала? Вот вопрос.

- Боюсь, что нам придётся по-своему повторить кубинский вариант: когда исчерпаются все возможности развития, придётся волей – неволей опять отпускать вожжи и каким-то образом создавать условия для малого и среднего бизнеса. Но тут одной политической воли может оказаться недостаточно (если она, конечно, появится – сейчас её нет).

Последние полтора десятилетия мы видим чётко функционирующую систему экономической власти, когда малый и средний бизнес по сути «приватизирован» представителями второго и третьего эшелонов региональной и местной власти. Тот малый бизнес, который не пользуется их покровительством, выжить в принципе не может.

 

Окончание следует.

 

Беседовал Владимир Володин.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости