Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Сергей Смирнов, доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН. Нам здесь жить. Часть третья.

О сегодняшних ошибках, надеждах на будущее и влиянии на наше настоящее советского прошлого в последней части беседы с Сергеем Николаевичем Смирновым.

 

- Сергей Николаевич, если опустить рассуждения о том, что «в стране началась какая-то «движуха», результаты которой могут отразиться на всех нас, и предпринимателях, и преподавателях, и экспертах, и рядовых гражданах, которые вообще ни сном, ни духом», то придётся вернуться к размышлениям о том, что может быть, когда вырастут новые поколения. Будем честными, это уж точно будет, поскольку новые поколения всегда вырастают и заменяют поколения старые.

Уверены ли Вы, что эти люди оправдают Ваши на них надежды?

- Всё может быть. Они могут быть хищниками, и это тоже опасно, поскольку есть варианты в пользу крена к силовым вариантам решения, чего бы крайне не хотелось. Но мы об этом уже говорили. И всё-таки, я надеюсь, наша молодёжь ещё не очень испорчена.

- Не знаю. Атмосфера такова, что может умертвить как личность любого, кто слишком глубоко вдохнёт.

-  Согласен. Но, понимаете, наверху тоже – банка с пауками: кому больше льгот, кому больше федеральных трансфертов. Вот Наталья Зубаревич правильно говорит: трансферт на выравнивание регионов – самый справедливый федеральный трансферт. Это действительно так. Но кто его получит, и как им распорядятся? Есть старый корпус губернаторов, которые уже накушались и теперь несут полную ахинею.

- Ну, представители этого корпуса на наших глазах один за другим подают в отставку по «очень собственному желанию».

- Да. Но есть и «молодые волки», которые пришли на их места. Посмотрим, что будет. Прогнозировать сейчас – не очень благодарное дело. Вдруг эти молодые волки скоординируются с молодыми силовиками, и мы пойдём по тому пути, что был в начале 30-х годов.

- Но что мы с этим можем сделать?

- Ничего. Вот я недавно был вместе с Павлом Кудюкиным в ЦК КПРФ на обсуждении пенсионной реформы. Никогда бы туда не пошёл, но тут надо было. И я считаю: единственное, что мы можем сделать – это доносить своё мнение до самых разных аудиторий.

Вот, например, выступая за эту реформу, Путин сказал, что у нас есть десять лет, после чего, всё равно, придётся это делать. Но, послушайте, если у вас есть десять лет, зачем проводить такую болезненную реформу вот так немедленно? Ведь можно это объявить сейчас, а сделать не сразу, дать людям  как-то подготовиться, изменить свои жизненные стратегии, начать накапливать сбережения, выстроить политику повышения квалификации и тому подобное. Если есть десять лет, зачем делать это с завтрашнего дня? Где логика, на самом деле? И кажется мне, что консультанты у главы государства не очень грамотные.

- Вот тут, увы, у нас дурные традиции. У меня никогда не было никаких иллюзий по поводу команды Бориса Ельцина, но он её пытался как-то модернизировать, менять. Даже лёжа в ЦКБ, тасовал кадры, пытаясь создать нечто боеспособное. И уж эту команду он бы разогнал уже раз пять. А сейчас…

Да, я согласен с Вами.

- Конечно, верность людям, которые много лет работают с тобой, - отнюдь не плохая черта человека, но у президента громадной страны должны быть другие достоинства, когда речь идёт о формировании своей команды управленцев.

- Конечно. Меня, например, не волнует, как он отмечает день рождения, меня не волнует, летает он со стерхами, или не летает, ныряет за амфорами, или нет. Это всё – его личные дела. У меня совершенно другие требования к президенту моей страны. И то, что случилось сейчас – наложение одного минимума на другой – это меня волнует.

И волнует меня то, что люди, приближённые к власти, считают, что всё в порядке, что система развивается и так далее. Может быть, мы с Вами ошибаемся?

- Всё может быть. Но события, происходящие на наших глазах, свидетельствуют о том, что, если мы ошибаемся, то и они ошибаются тоже. Только вот мы готовы признать возможность ошибиться…

- В том-то и дело. Вот наш ректор, Ярослав Иванович Кузьминов, человек незаурядный: создать с нуля такого монстра отечественной высшей школы – это надо было суметь. Но постепенно, как и у многих других возникает мнение: есть всего две точки зрения – моя и неправильная. И это – повсеместно – у ректоров, чиновников, членов правительства. Такая вот управленческая модель.

- Да, и эта управленческая модель уже привела к падению уровня доверия, к «Единой России» почти до нуля, к президенту, которого долго называли «тефлоновым», на 15, по-моему, процентов.

А когда в январе, как объявлено, всё телевидение перейдёт на цифру, и тем, у кого телевизоры достаточно старых моделей, надо будет тратить деньги на дополнительное оборудование, какую сокрушительную победу может одержать над телевизором холодильник.

- Безусловно, это так, поскольку холодильник уже побеждает потихоньку.

А ещё 300 киловатт/часов в месяц на домохозяйство. И это ведь идёт по всем фронтам.

Между прочим, интернет заполнен историями предпринимателей, которые что-то арендуют или имеют помещения в собственности: у них либо поднимается арендная ставка, либо растёт кадастровая оценка, а вместе с ней и налог на недвижимость.

Я знаю человека, владельца подвальчика возле Каширки, у которого в этом году налог вырос с 76 тысяч до ста тридцати. А это даже не уровень инфляции, с чем можно бы примириться, это – конкретное выжимание денег из населения.

-  Если говорить конкретно о малом бизнесе, то из него выжимают деньги уже давно, и успешно. И делают это как федеральные власти, принимающие законодательные, а в особенности – подзаконные акты, руководствуясь которыми малые предприниматели, безусловно, разорились бы. Занимаются этим и региональные, а особенно местные власти, которым малое предпринимательство фактически отдано в лён (по образцу ленного права в средние века где-нибудь в Европе). 

А ситуация при этом всё сложнее, пирог, уменьшается, на всех не хватает…

- Конечно.

Понимаете, при советской власти у нас была экономика дефицита, и оттуда тянутся многие нити. Когда начался капитализм, когда появилось в открытой продаже всё, что раньше надо было доставать, оказалось, что люди у нас в чём-то слабы. Те же чиновники спешили наесться: хочу и то, и это, и часы дорогие, и машину «Мерседес». И это многое определило из того, что происходит сегодня.

Чем можно было владеть в ту, советскую эпоху? А в рыночной экономике единственным дефицитом являются деньги, за них и идёт борьба. Это – классика рыночной экономики.  И в этом мы должны жить. Здесь и сейчас.

 

Беседовал Владимир Володин.

 

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости