Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Софья Стержантова, индивидуальный предприниматель, Москва: Меня выкинули на улицу, как собаку.

Злоключения Софьи Стержантовой начались после 1 марта 2015 года, когда статья 36 Главы V Земельного Кодекса РФ, касающаяся приобретения прав на земельные участки, которые находятся в государственной или муниципальной собственности и на которых расположены здания, строения, сооружения, утратила силу. Это означало, что местные органы власти больше не были обязаны заключать договоры аренды на землю с собственниками имеющихся на ней построек. Согласно поправкам к статье 222 Гражданского Кодекса РФ, муниципалитеты получили полное право на распоряжение земельными участками, находящихся в их ведении. Все здания и сооружения, находившиеся в легальном поле, в одночасье оказались вне закона, все предыдущие договоры владения и пользования оказались недействительными, а бизнес – выброшенным на произвол судьбы.

 

- Софья Константиновна, а с чего начинался Ваш бизнес?

- Если Вы помните, при советской власти возле магазинов-универсамов были принадлежавшие им палатки. У нас такая оставалась ещё в 95-м году. Я подошла к директору универсама и говорю: «Сдайте мне в аренду эту палатку». И мне эту палатку сдали в аренду. Так я работала три года.

Потом я попросила разрешения переоформить это здание на меня, чтобы построить здесь павильон, куда людям можно зайти. Директор универсама сказала: пожалуйста. Но земля универсаму не принадлежала, ему принадлежала только сама палатка. И я пошла к главе управы Лосиноостровского района и сказала, что хотела бы оформить земельный участок (Изумрудная улица, 3д), чтобы построить на нем небольшое кафе. Земельный участок был выставлен на конкурс, победителем которого стала, так как предложила максимальную сумму.

Нужно было сделать ГЗК, и я получила документ о том, что на этом участке нет никаких подземных коммуникаций. Я поехала в Москомзем, который потом объединился с департаментом имущества. Мне там сказали: если строить некапитальное стационарное строение, то мы оформим краткосрочный договор на землю. За заключение договора Вы платите 600 долларов. Для долгосрочной аренды заплатить 6 тысяч долларов.

Шесть тысяч долларов для меня в то время были очень большие деньги (столько тогда стоила комната в Москве). Я спросила: а документ о праве собственности на то, что я строю, со всеми разрешительными документами ,получив разрешения на строительство, открытия ордера, акт приёмки в эксплуатацию с Госкомиссией в составе 12 членов , в случае краткосрочной аренды я могу получить? Конечно, - ответили мне, - ведь ты строишь недвижимое имущество.

- А в то время были понятия: некапитальное движимое имущество, некапитальное недвижимое и стационарное?

- В том-то и дело. И моё кафе подходило под определение «стационарное недвижимое». А стационарное строительство- это здания которое имеет фундамент, который прочно связанно с землёй: я и так почти 900 дней оформляла документы. При этом помощников у меня не было, я сама отвечала за каждую бумагу. На заключительном этапе Госкомиссия подписала, и мой объект ввели в эксплуатацию

- Само кафе было небольшим, рассчитанным на 15 человек.

- А сегодня мне говорят: землю дали не под капитальное строительство, почему ты построила капитальное. А как я могла построить кафе на 30 квадратных метров без фундамента? При сильном ветре это строение развалилось бы. Я прошла одобрение проекта, все согласования. Все видели все мои документы, все всё одобрили.

Участок земли, который я взяла в аренду, был 50 квадратных метров, но по финансовым возможностям я построила тридцатиметровое кафе. Мне строительство обошлось в 264 тысячи рублей (по тогдашнему курсу 10 тысяч долларов). У меня сохранились все документы, и те, что я подавала в различные инстанции, и те, что получала оттуда.

- Но всё это не помогло, и история Софьи Стержантовой – не исключение, а, увы, правило.

 

«Постоянно получаю подобные обращения от представителей МСП. Это даже не письма, а крик души. По сути, у предпринимателей отбирают самое дорогое – не помещения как таковые, а дело всей жизни. Лишившись здания, которое признано незаконным, многие не смогут начать все заново и скорее всего увеличат ряды безработных. И если раньше бизнесмены сами пополняли городскую казну – платили налоги и открывали рабочие места, занимались благотворительностью и участвовали в социально ориентированных проектах, то теперь станут обузой для государства, претендуя на пособия и субсидии. Но самое главное - в произошедшем нет ни йоты их вины. Они, законопослушные предприниматели, не совершали никаких противоправных действий. Просто, как у нас часто бывает, в стране вдруг изменили законодательство и тысячи россиян лишились не просто помещений», – так комментировала в интернет-журнале «Регионы-онлайн» открытое письмо Софьи Стержантовой муниципальный депутат и предприниматель Ольга Косец .

 

- Что было дальше?

- Когда в столицу пришла новая власть, появилось 819 постановление.

– Речь идёт о постановлении Правительства Москвы № 819-ПП от 11 декабря 2013 года «Об утверждении Положения о взаимодействии органов исполнительной власти города Москвы при организации работы по выявлению и пресечению незаконного (нецелевого) использования земельных участков»

- После его появления мне сказали, что моё кафе – самострой.

Как? Я что – сама взяла и построила? Без соответствующих разрешений и документов?

Да, - отвечают мне: у тебя разрешение на временное строение, а ты построила капитальное.

Но вы мне оформили все разрешения, как на капитальное строительство. Вы меня обманули?

Незнание законов, - отвечают мне, - не освобождает от ответственности.

А зачем я в бюджет платила деньги? Зачем платила деньги за всю разрешительную документацию? Чтобы в итоге остаться на улице. Так же нельзя!

Но департамент имущества выдал мне письмо об освобождении земли, поскольку срок аренды закончился в 2015 году и подал на меня в суд согласно 819-му постановлению. В иске требуется признать мои документы о собственности незаконными, а строение самостроем.

 

К сожалению, надо сказать, что отечественная Фемида, когда речь заходит о тяжбах между органами власти и предпринимателями, больше всего напоминает очень старый, ещё советских времён, анекдот: «Приходит к врачу человек с перевязанной ногой. – У вас нога болит? – Нет, голова. – А почему повязка на ноге? – Сползла». Так и у нашей Фемиды повязка сползает с глаз, почему-то оказываясь на ноге.

Во всяком случае, решение по делу Софьи Стержантовой говорит именно об этом.

 

- Решения суда меня просто потрясло: свидетельство о собственности признать законным, а здание самостроем! Суд вынес по двум вопросам взаимоисключающие решения! Это просто вопиющее явление! Создаётся впечатление, что сегодня полностью отсутствует судебная защита.

Куда я только ни обращалась: в ДГИ правительства Москвы, к мэру столицы Сергею Собянину, к Президенту России Владимиру Путину – для чего у меня отбирают землю? Моё здание в тупике, между двумя капитальными зданиями. Мне ответили, что есть Постановление 819ПП, в котором я указана под номером 204: кафе идёт под снос, а на это месте будет проходить благоустройство района, и будет установлена лавочка.

 

 

«Я добросовестный предприниматель, работающий в рамках закона. На разрешительную документацию у меня ушло 2,5 года, на основании правообладателя работаю на указанном земельном участке и исправно плачу за землю. Но сейчас все идет к тому, что договорные отношения могут быть прекращены. Я люблю своё дело, и хочу, чтоб к моей деятельности отнеслись с пониманием, а к моему труду с уважением – тружусь не только в собственных интересах, а на пользу района и его жителей», – напишет Софья Стержантова в открытом письме, опубликованном в интернете.

Люди, от которых зависела судьба её бизнеса, предпочли это не услышать и не прочитать.

 

- Когда летом 2018 года вышли изменения в ГК РФ, разрешающие легализовать такие строения, как моё, я подала заявление на легализацию своего строения. Мне ответили, что я под эти изменения не попадаю, поскольку уже был суд.

Но окончательное судебное решение было только в октябре! Скажите, зачем тогда издали закон, позволяющий нам легализоваться? Вы же знали, что у 99,9% есть судебные решения? Что это за правовая коллизия ? Сколько нужно сломать ещё судеб людей, чтобы законодатели её исправили?

- Я знаю людей, которые выиграли суд, но их всё равно снесли.

- Я тоже таких знаю.

У меня кредит. У меня папа больной, которому нужно покупать лекарства.

А меня выкинули на улицу, как собаку. А до пенсии мне ещё 8 лет, куда я пойду в таком возрасте? Это сильнейший стресс, потеря веру в справедливость , в будущее .

ЗАЧЕМ ВЫ ПЕРЕЧЕРКНУЛИ МОЮ ЖИЗНЬ?!

 

Кафе Стержантовой сломали только со второго захода: первый раз на его защиту встали местные жители. Но во второй раз операция была проведена ранним утром 31 января и прошла удачно.

И федеральные, и московские власти постоянно твердят о поддержке малого бизнеса. История Софьи Стержантовой наглядно демонстрирует эту поддержку.

 

Материал подготовил Владимир Володин.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости