Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Получилось, как всегда.

Закон о самозанятых гражданах РФ вступил в силу 1 января этого года. Более 40 тысяч человек, поверив, что теперь можно заниматься своим делом спокойно и официально, объявили себя самозанятыми и зарегистрировались в этом качестве. Но не прошло и трёх месяцев, как начались неприятности: физлица, а самозанятые являются именно ими, не должны использовать личные счета для ведения бизнеса.

Если верить главе комитета по налогам московского отделения «Опоры России» Сергею Зеленову (а не верить ему нет оснований), ситуация сложилась анекдотическая: использование счета физлица для предпринимательской деятельности обычно прямо запрещается в договоре обслуживания. Но тому же самозанятому не могут открыть счет как индивидуальному предпринимателю, потому что для этого необходимо предоставить свидетельство о регистрации в качестве ИП, а он ЕГРИП не регистрируется – там уведомительный порядок.

Почему возникла такая коллизия?

Самозанятые граждане ведут предпринимательскую деятельность «на личном участии». Так, во всяком случае, сказано в определении Минюста, и новый закон это определение не отменял и не уточнял. Это люди, которые не регистрируются в качестве ИП, но сообщают о своем, скажем честно, бизнесе в налоговую службу.

Вообще, федеральный закон о самозанятых как-то обходит определение того, чем они занимаются: что это за понятие «профессиональный доход»? А ведь именно оно якобы отражает суть деятельности самозанятых. Это - доход физических лиц от деятельности, при ведении которой они не имеют работодателя и не привлекают наемных работников по трудовым договорам, а также доход от использования имущества. А что же тогда предпринимательская деятельность?

Надо сказать, что уже осенью прошлого года, когда закон о самозанятых только проходил думские чтения, целый ряд экспертов выражали по его поводу серьёзные сомнения. Наиболее краткое определение законопроекту, прошедшему тогда первое чтение в Думе, дал оппозиционный политик Дмитрий Гудков: «Вы нам деньги, а мы вам ничего».

Увы, но Гудков ошибся во второй части этого уравнения: просто ничего было бы более приемлемым вариантом для самозанятых, но уже сейчас, спустя менее трёх месяцев после вступления закона в силу, ясно, что самозанятые получили достаточно «чего», а именно того, что в народе называют геморроем. И первые симптомы болезни уже проявились.

Тогда же осенью, довольно известный бизнесмен Дмитрий Потапенко заявлял журналистам, что самозанятые не заинтересованы в раскрытии своих доходов: «Мне кажется, что обе стороны, которые заинтересованы в снижении издержек, а именно поэтому они работают так, как они работают, скажут: «Да нафига мне это? Нафига мы будем отдавать лишние 4–6%, когда мы лучше, соответственно, на эту стоимость снизим налоги?». Я уж не говорю про то, что, возможно, прилетят штрафы. Кому это вообще нужно?»
При этом Потапенко отмечал, что со вступлением в силу закона о самозанятых  налоговая служба будет контролировать движение средств на счетах клиентов.

Фактически ответом на это замечание было высказывание экономиста Владимира Милова о том, что сбор налогов с самозанятых окажется попросту невыгодным для государства: «Для малых предпринимателей надо не вводить новые налоги, а отменять действующие. Сборы по ним (УСН, ЕНВД и т.п.) — менее 0,5% ВВП, невыгодно просто даже их администрировать. Власти занимаются бредом, причем опасным и вредным».

Несмотря на все вопросы и критические замечания, закон был принят и вступил в силу, правда, с 1 января 2019 года только в четырёх регионах: Москве, Подмосковье, Калужской области и Татарстане. Если эксперимент пройдет успешно, его распространят на всю Россию. Первые результаты появились уже сейчас. По данным ФНС, к середине марта число самозанятых в России превысило 40 тыс. человек. Глава ведомства Михаил Мишустин связал успех с появлением налога на профессиональный доход.

Вопрос: успех ли это? По оценкам Минтруда, в России 12 миллонов самозанятых. Независимые эксперты называют цифру в 20 миллионов. Да, закон вступил в силу только в четырёх регионах, но зато в каких. И здесь зарегистрировались 40 тысяч человек? Это один процент, или два? С другой стороны, по данным ФНС на декабрь 2018 года было зарегистрировано 2880 человек – успех налицо.

На самом же деле, успех это или неудача станет ясно позже, когда все эти миллионы самозанятых зарегистрируется официально. (а представители правительства уверяли, что предложили максимально рациональные условия работы, и это позволит привлечь к новому режиму 70-80% самозанятых граждан), или когда зарегистрировавшиеся тысячи людей, столкнувшись с непредвиденными трудностями, уйдут обратно в «тень».

На сегодня уже проявившиеся сложности не столь велики и не столь трагичны, хотя и говорят о недостаточной проработке закона. Во-первых, как можно было принять закон о самозанятых, в котором нет чёткого определения, кто они такие, тем более, что такого определения нет ни в каком другом законе? Во-вторых, если занятия предпринимательской деятельностью, пусть и обставленной целым рядом условий, разрешаются физическим лицам, почему не была предотвращена произошедшая сейчас коллизия с банками, на абсолютно законном основании блокирующими счета самозанятых? Ведь формально предпринимательской деятельностью, согласно Гражданского кодекса занимаются индивидуальные предприниматели. А самозанятых нельзя считать полноценными предпринимателями со всеми вытекающими последствиями: банки, как правило, запрещают использовать физлицам личные счета в предпринимательских целях. О чём думали разработчики закона, обходя этот момент стороной?

Банкам следует проверить статус налогоплательщика, прежде чем блокировать счет, - объясняют теперь в пресс-службе ФНС. Не удивлюсь, если в банках, пусть и не вслух ответили на это, как в старом анекдоте: «Вот сейчас всё брошу и пойду вырезать тебе свистульку». Действительно, наша банковская система сегодня похожа на еще одну силовую структуру: банкиры уже отслеживают счета, которые могут показаться подозрительными, и по своему усмотрению блокируют их. Куда им ещё следить за тем, зарегистрирован ли очередной клиент в качестве самозанятого, или нет. К тому же тарифы на обслуживание для физлиц ниже, чем для предпринимателей, то есть банки должны, по мнению ФНС, сами снижать свою прибыль.

И при этом самозанятые граждане должны платить налог: 4% от дохода при работе с физическими лицами и 6%, если заказчиками выступают юрлица или индивидуальные предприниматели. А с нарушителей нового налогового режима в первый раз будет взыскиваться штраф в размере 20% от суммы, на которую не был выставлен чек (но не менее 1000 рублей). В случае рецидива будет отниматься 100% дохода, который не был официально учтен. При этом, ехидно добавляют комментаторы закона, штрафовать будут только зарегистрированных самозанятых граждан. Что ещё нужно спокойно трудившемуся без всякой регистрации человеку для счастья?

Увы, не все эксперты (самозанятые предпочитают публично не рассуждать о законе) это счастье поняли и приняли. Так преподаватель Школы экономики и менеджмента ДВФУ Максим Кривелевич вообще отрицает, что обложение самозанятых граждан налогом вызвано борьбой по выводу их из тени: «Поскольку отсутствует какая-либо тень, из которой нужно кого-то выходить. С точки зрения экономики — это вовсе не имеет смысла. В данном случае мы видим продолжение политики под названием: «Люди — это новая нефть». Согласно которой все, что раньше добывалось из природных недр и служило для удовлетворения геополитических амбиций сейчас добывается из людей».

По его мнению государство решает две взаимосвязанных задачи:

«Первая состоит в том, что у наиболее свободомыслящей, наименее зависящей от государства части граждан, забираются избытки свободного времени и денег, которые позволяли им где-то там фантазировать о свободе слова, свободе собраний, сменяемости власти и других верхних ступеньках пирамиды Маслоу. В результате их отправляют по этой пирамиде вниз — до уровня заботы о хлебе насущном».

Вторая задача, решаемая одновременно с первой — изъятие избыточных денежных средств у населения вообще: «Деньги собираются в бюджет всегда в интересах какого-либо конкретного бенефициара. Ведь неслучайно же в России доходы богатых растут быстрее, чем в любой другой стране мира. Миллиардеры богатеют в нашей стране со скоростью, заставляющих их американских, азиатских коллег кусать себе локти. Почему? Все очень просто — идет перераспределение средств».

Достаточно жёстко высказался о законе и Председатель правления фонда «Петербургская политика»  Леонид Давыдов. Он отметил, что принятие такого законопроекта сразу после пенсионной реформы может иметь серьезные последствия: «Взявшись за самозанятых сразу после изменений в пенсионное законодательство, власть демонстрирует непоколебимую уверенность в своих силах, ибо тех, кого затрагивает новый законопроект, одобренный правительством, в России не меньше, чем пенсионеров, и это во многом пересекающиеся множества. Тотальная атака на доходы не самых богатых, но при этом больших групп населения, должна быть, если следовать обычной логике, чем-то компенсирована».

Стремление государства выжать максимум средств из людей, пытающихся прокормить свои семьи самостоятельно, давно уже видно невооружённым глазом, и новый закон занимает достойное место в череде других таких же. Что получится на этот раз? По точному определению В.С. Черномырдина, получится, как всегда, хотя есть большие сомнения, что хотели, как лучше.

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости