Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Юрий Симачев, директор по экономической политике НИУ ВШЭ. Необходимо доверие между бизнесом и государством. Часть первая.

Как оценить ряд новых налоговых инициатив правительства? Что всё-таки принёс закон о самозанятых? Какое влияние оказывает на страну фантастическое расслоение общества?

Обо всём этом мы беседуем с Юрием Симачёвым.

 

- Юрий Вячеславович, вице-премьер и министр финансов российского правительства Антон Силуанов сделал за последний год целый ряд знаковых заявлений, практическое воплощение которых мы сейчас наблюдаем (или наоборот – повисших в воздухе). Заявления эти касались достаточно важных тем, которые мне бы и хотелось с Вами обсудить. А поскольку министр предельно чётко формулировал свою точку зрения, или то, что он хотел за неё выдать, мы его высказывания возьмём в качестве основы для вопросов.

«Государство должно создать стабильные условия. В первую очередь - это налоги. Мы говорим о том, что в течение следующего шестилетнего периода мы не будем менять налоги». – заявил Силуанов в мае прошлого года на Петербургском международном экономическом форуме, но тут же уточнил, что налоговую систему ждет определенная донастройка.

Сейчас мы знаем, что эта донастройка уже обернулась повышением НДС, а теперь Минфин предложил пять неналоговых перевести в категорию налоговых.

И ещё одно заявление на эту же тему: «Повышение налоговой нагрузки начнет оказывать положительное влияние на экономический рост во втором полугодии». Об этом господин Силуанов заявил только что, выступая на Апрельских чтениях в ВШЭ.

С моей точки зрения, мы наблюдаем, как правительство режет курицу несущую золотые яйца. А Вы как это можете прокомментировать?

- Ситуация в данном случае не совсем однозначна, а точнее совсем неоднозначна.

С одной стороны, власть, безусловно, понимает, что, если налоговая нагрузка повышается, то бизнес-активность снижается. При общих других обстоятельствах так обычно происходит. Поэтому власть, безусловно, не стремится резко повышать налоги.

С другой стороны, у власти всегда много всяких интересных планов. И так получилось, что осуществлять эти планы больше приходится за счёт государственных средств, поскольку инструменты равноправного и заинтересованного взаимодействия государства и бизнеса по ряду причин находятся сейчас, скажем так, не в лучшем состоянии.

Тут и возникает развилка: для того, чтобы страна могла развиваться, нужно реализовывать достаточно серьёзные проекты. При этом государство не сумело выстроить нормальную доверительную систему отношений с бизнесом. Действительно, регулярно, а точнее – нерегулярно и произвольно, меняются правила игры, и в этой связи возникает попытка, с одной стороны налоговую нагрузку несколько повысить, хотя бы в пределах разумного, чтобы получить дополнительные средства. А, с другой стороны, ту или иную часть бизнеса квазинормативно побудить к финансированию тех или иных общих проектов.

Вот, собственно говоря, вся ситуация.

- Что же Вы предлагаете делать?

- Главная проблема, которой нужно заниматься срочно – это проблема улучшения отношений между бизнесом и государством, проблема становления доверия друг к другу. И уйти от неё никуда нельзя. Причём я сказал бы так: доверие теряется быстро, а восстанавливается медленно. И потом придётся в течение достаточно долгого времени демонстрировать, что обещания, данные друг другу – это не просто так. И такого рода обещания должны выполняться и со стороны бизнеса, прежде всего, крупного и сверхкрупного.

Было бы неправильно говорить, что на стороне государства собрались какие-то нехорошие люди, а в бизнесе – ангелочки. Бизнесом тоже не всегда выполняются некоторые серьёзные обязательства в рамках отношений с обществом и государством. Поэтому мы видим непростую дорогу навстречу друг другу, причём инициатором соответствующего сближения должно всё же выступить государство: оно задаёт общую рамку, оно должно приветствовать и формировать такой процесс взаимодействия. А второе – это то, о чём говорили уже много раз: совершенствование и улучшение бизнес-климата. Никуда без этого не деться.

И очень важно понимать, что не мы одни его совершенствуем. И если он у нас стал получше, чем два – три года назад, то это не означает, что он стал сопоставимо лучше бизнес-климата каких-то других стран. Они тоже стремятся его улучшить. А сейчас везде усиливается конкуренция юрисдикций: за новый бизнес, за новые команды, за человеческий капитал. И нам в условиях этой конкуренции надо внимательно смотреть: в чём мы проигрываем – в регулировании, в судебной системе?

Получается некое глобальное измерение, потому что бизнес сейчас, даже небольшой, становится глобальным. И он имеет возможность переносить свою активность в те юрисдикции, где ему удобно, и где он может делать своё дело достаточно эффективно.

- Юрий Вячеславович, говоря об отношениях государства и бизнеса, Вы упоминали крупный и сверхкрупный бизнес. Но у нас ведь жуткие проблемы с малым и средним бизнесом. Малые предприниматели просто воют волками.

Я только что беседовал с владельцем среднего бизнеса в Подмосковье. У него, вроде бы, всё нормально. Но мимоходом он бросил знаменательную фразу: конечно, у нас есть завязки, без которых работать нельзя…

- Я согласен: проблема с малым и средним бизнесом действительно существенная. Особенно в такой очень перспективной категории, как быстрорастущей бизнес. Он мог бы расти и быстро развиваться, но, к сожалению, среда не располагает к быстрому росту, и любой бизнес, становящийся из малого средним, который увеличивает свои масштабы, начинает сталкиваться с существенными рисками рейдерского захвата.

К тому же, скажем честно, что постоянное объяснение бизнесу: жизнь стала лучше – не срабатывает. У бизнеса много горизонтальных каналов, и он, наблюдая, что происходит с его коллегами, с аналогичными бизнесами, выносит реалистичные и практичные суждения. Среди них то, что без какой-то поддержки, без какого-то заступничества сверху сложно развиваться.

Есть отдельные счастливые исключения.

- Которые, как известно, подтверждают общее правило.

- Да. И они выглядят, как исключения в нашей экономике.

Это всё, что касается особых экономических зон, технопарков, Сколково, где условия сами по себе изначально другие. И там не так просто начать обижать ту или иную фирму. Тоже возможно, но сопряжено с более существенными издержками.

А когда мы рассматриваем ситуацию вне такой специализированной среды, вне сложившихся и достаточно эффективных экосистем, то она может быть весьма грустной. Она, конечно, сильно различается по регионам, поскольку в некоторых регионах, на уровне регионального руководства, всё-таки возникло осознание, что малый, а тем более быстрорастущий средний бизнес – это очень важно для экономики региона. И на их уровне создаются очень важные условия для того, чтобы бизнес принимал на себя инновационные риски, был активен, был готов экспортировать и разрабатывать новую продукцию. Но во многих случаях этого нет, а есть желание опять построить что-то очень крупное, очень большое, объединить какие-то активы ради неких «общих» (в кавычках) целей.

Но это – опять к вопросу о доверии и о том, как сделать, чтобы декларации в большей степени подкреплялись практическими делами.

- А у нас сейчас речь идёт о разработке новых программ для малого и среднего бизнеса, не помню уже каких по счёту.

- Понимаете, в чём дело: реально что-то может поменяться в лучшую сторону. Регулярно возникают отдельные инструменты поддержки. Вспомним Фонд содействия инновациям в малом бизнесе.

- Да, Фонд Бортника.

- Да. Замечательная структура, работает, всё хорошо. Возьмём то же Сколково в нынешнем его виде. Тоже есть отдельная история успеха, отдельные интересные компании…

Всё есть, но всё как-то по отдельности. А общей атмосферы, ощущения безопасности для бизнеса и выгод от того, что он растёт, к сожалению, пока в целом не сформировалось. Но ведь бизнес – вещь, сильно основанная на ощущениях. И здесь – явная несправедливость по отношению к бизнесменам: какие-то негативные истории, которые множатся многократно. Может быть, она одна на тысячу, такая негативная история, при том, что есть много историй, связанных с мошенничествами, со злоупотреблениями. Но именно эта история воспринимается очень остро. И, с моей точки зрения, нужно усиливать функции бизнес-омбудсменов по защите прав предпринимателей. Просто функционально расширять их возможности.

 

Продолжение следует.

 

Беседовал Владимир Володин.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости