Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Получить бесплатный билет!

Илья Хандриков, председатель Всероссийского движения «За честный рынок», эксперт НИСИПП. Картина складывается удручающая. Часть третья.

Это – заключительная часть беседы с Ильёй Хандриковым.

 

-Илья Николаевич, мы с Вами остановились на привычке к рабству. Есть ещё одна у нас замечательная привычка – искать виноватых в своих неудачах. Я тут прочитал на сайте «Эха Москвы» интервью с одним экономическим обозревателем. Есть такой Игорь Виттель – знаете такого?

- Лично знаю. Он же работает на РБК.

- Да. Раньше был очень хорошим журналистом.

- Я у него в программе в 2006-м рассказывал о контрабанде, связанной с Черкизоном, и о серьёзных людях и организациях, которые в этом замешаны. Это был взрыв сезона.

- А тут Виттель рассказывал, как Европа нас обманывает, и всегда обманывала. Они, мол, делают всё только для своих, а вот польское сельское хозяйство они задушили.

- В Польше сильное сельское хозяйство было.

- Был я в прошлом году в Польше, проехали её с юга на север. Всё распахано, всё засеяно, всё, что должно быть уже убрано, убрано. Нигде нет зарослей борщевика и лебеды, как у нас. Видимо, сельское хозяйство Польши так и не задушили.

Но главный посыл был не в этом, а в том, что ориентироваться на Европу нельзя, надо жить фактически натуральным хозяйством.

- Он очень сложный человек. Я давно с ним не пересекался.

- Я тоже раньше и слушал его, и читал: это был абсолютно всё понимающий человек. И вдруг…

- Скажем честно: и РБК очень изменился.Хотя внешне эта картинка есть, но рулит ведь новое начальство…

-Так же, как, например, в «Коммерсанте».

- Да. Так что это – нормальное явление.

- А теперь всё-таки ближе к нашей основной теме. Меня, скажу честно, идея с новым видом проверок бизнеса, которые должны называться «визитами». Мне почему-то вспомнилась телевизионная реклама: «Государыня – матушка! К вам граф Орлов! С Визитом!». Рекламировались презервативы «Визит».

- Простите, речь о новом виде контрольной деятельности?

- Да. Новый вид проверок. Направлен, как уверяют нас представители Минэка, на оказание помощи предпринимателям. К вам приходит чиновник и уходит в этот же день.

- Можно всё, пока предприниматели активно не протестуют.

Вы знаете, году, наверное, в 2009-м предприниматели Питера вылавливали губернатора, тогда им была Валентина Матвиенко, добирались до приёмной Путина, который был тогда премьером, поскольку считали, что те им подотчётны. Но теперь всё изменилось. И если питерские предприниматели и заявляют протесты, например, против сносов, то это не носит массового характера.

Сейчас ситуация может стать скандальной: Питер – туристический город со множеством частных гостиниц. А ведь принято решение убрать все хостелы из жилых домов, и на это, если я не ошибаюсь, дано время до октября месяца. А Питер наполнен хостелами. В отличие от Москвы, они занимают прямо этажи в старых домах. Бывшие огромные коммунальные квартиры, в которых, кажется, можно заблудиться, превращены в хостелы.

Но я пока не видел протестов против запрета хостелов в жилых домах, хотя, по-моему, это очень странно.

Я, конечно, понимаю, что в жилых домах должен соблюдаться порядок, что должно строиться большое количество гостиниц, но у нас на деле это ведь всё не так. Можно ли говорить о каких-то зданиях, где могут быть открыты гостиницы, занимающие их полностью?

- Понимаете, у нас ведь смотрят не на реальную картину, а на желание вполне определённых людей, чьи интересы поддерживаются во властных структурах. И никто не думает, что люди, останавливающиеся в хостелах, могут не приехать, если они исчезнут. Это – люди с небольшими средствами, для которых гостиницы дороги, а потому им не нужны.

- Ну, у нас, с одной стороны, провозглашается цель, чтобы предприниматели наполнили полки магазинов товарами и оказывали гражданам самые разнообразные услуги. А, с другой стороны, есть свой «особый» путь – олигархический. У нас есть транспортный налог, собираемый компанией «Платон» в пользу Ротенбергов. Сейчас будет фактически новый налог – маркировка товаров, бенефициаром которого, как говорят, окажется Усманов.

Причём мы видим, как каждый год государство, идущее не путём развития предпринимательских сообществ, а путём поддержки близких власти олигархов, придумывает всё новые поборы. Это и есть наш путь?

Когда мы говорим о больших проектах, всплывает вопрос частно-государственного партнёрства. У нас Усманов взял на себя маркировку в рамках этого партнёрства?

- Не знаю. Но начиналась маркировка с меховых изделий, чтобы их не ввозили контрабандой, а сейчас речь идёт о детском питании.

- Вы знаете, я тут столкнулся с тем, что в школах детям дают масло, в котором нет молочных жиров. Вообще. У нас идёт массовая фальсификация продуктов питания. При том росте налогов и сборов, который мы имеем, плюс давление на предпринимателей становится невыгодным производство натуральных продуктов. Прибыль даёт фальсификат.

- Но маркировку проводить будут не по качеству, а по тому, кто производит данную продукцию.

- Но будет хоть ясно, кто какую продукцию производит.

- Уж это все покупатели знают и сейчас.

- Тем не менее, наши контролирующие органы не хотят понимать, что, если мы на входе имеем тысячу литров молока, то на выходе должно быть пропорциональное количество сыра, творога, сметаны и так далее. Разве не так.

- У нас не так. У нас количество молочных изделий куда более отвечает количеству закупленного по дешёвке низкосортного пальмового масла и других заменителей.

- Сейчас – да, это известно.

Между прочим, в Белоруссии пальмовое масло не запрещено. Другое дело, что молочные продукты они стараются делать натуральными. Пальмовое масло идёт в кондитерскую промышленности и так далее.

Так что ничего хорошего мы так и не обсудили.

- Что есть, то и обсуждаем. Увидим хорошее – обсудим и его.

Пока же все говорят: вот, инновационный бизнес, IТ технологии. Мы это будем развивать. А сколько таких фирм по-тихому перебралось на Запад?

- Ну, IТ! Но здесь есть свои нюансы: в сфере IТ люди работают в основном в удалённом доступе. Так очень удобно работать где-нибудь на Мальдивах, хотя фирма находится в той же Европе.

- Беда в том, что переводятся за границу центральные офисы.

- У меня в этой сфере работает один из родственников, который утверждает, что если кто-то хочет работать и получать нормальные объёмы работы, то надо вливаться в кооперацию. То есть некий, грубо говоря, Усманов, или кто-то ещё берёт на себя весь объём. А дальше раздаёт работу субподрядчикам. И ты должен быть частью этой системы. Если ты не в системе, ты не получишь подряд. И там не надо проводить никакие тендеры: главным гарантом является условный Усманов (что-то никакая другая фамилия сейчас на ум не приходит), его капитал, его имя, его яхта и т.д. А дальше работает система.

Вот я не раз спрашивал: кто сейчас те предприниматели, которые, если не успешны, то нормально работают? Те, у кого всё не схлопывается, кто не жалуется, поскольку жаловаться им не надо.

Первую категорию таких предпринимателей мы знаем хорошо: муж – чиновник, сидящий на ресурсах, жена – предприниматель, сидящий на этих ресурсных потоках. Но есть и вторая категория – бизнес, аффилированный с каким-то силовиком или депутатом. Он может быть нажит честным путём, но у него есть гарантии, что не будет лишних проверок, наездов и так далее.

И есть, конечно, нормальные предприниматели, работающие на свой страх и риск. Если они попали в удачную нишу на рынке, они там работают. Если они вырастают в крупное качественное предприятие, их съедают, или они вынуждены делиться долями.

Очень символичный пример для граждан и предпринимателей нам недавно продемонстрировала система – это дело журналиста Голунова. Был наглядно представлен один из многочисленных механизмов захвата, отъема, посадки. Подобным образом крушат наши бизнесы силовики, и конца этому не видно.

И есть очень большая грусть: близкие мне люди получили паспорта других стран, и нет их здесь. Это – мои ровесники, уставшие здесь бороться. У них здесь дети, внуки, так что это не безвозвратно. Но они говорят, что дольше здесь уже невозможно, и они приняли правильное решение. Это очень грустно, но это – реальность.

 

Беседовал Владимир Володин

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости