Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Михаил Вирин, совладелец фирмы «АМО». Предприниматель – это дойная корова. Часть вторая.

- Михаил, вернёмся к тому, что говорит Яков Миркин. По его мнению, бизнесмену необходимо: «Распределять активы, накопления, денежные потоки, собственность, риски, долги между центрами владения, в том числе между границами (на законной основе).

Не вырастать, мимикрировать, держать бизнес в пределах, не интересующих сильных мира сего, кем бы они ни были. Или, наоборот, присоединяться к ним, отращивать клыки и когти, пытаясь быть сильным навсегда (маневр частый, а вот «навсегда» - очень временно). Быть здоровым, быть налегке, не прикипать душой к своему бизнесу, как детищу – это очень вредно, потому что, как бы мы ни старались, в такой штормовой экономике, как российская, бывают обстоятельства выше нас».

Для нормального бизнеса часть этих требований должна выглядеть диковато.

- Я бы сказал: не для нормального бизнеса, а для бизнеса, существующего в нормальных условиях. Но, поскольку условия у нас специфические, я считаю, что с этими высказываниями Якова Миркина можно согласиться.

У нас в районе был такой наглядный пример: женщина – предприниматель имела небольшой швейный бизнес. Шила она рабочую одежду и поставляла её районным коммунальным организациям. Достигала она даже неких высот: Собянин ей какую-то грамоту вручал.

Она использовала труд инвалидов, что у нас поощряется, У неё даже были для них специальные рабочие места.

Но настал момент, когда бизнес её начал загибаться. А она прикипела к своему делу, к тем нескольким десяткам человек, которые у неё работали. Надо было провести какую-нибудь реорганизацию, диверсификацию, заняться чем-то другим, сократить штаты, найти какого-то инвестора, а она этого сделать не смогла. В течение нескольких лет она лихорадочно старалась спасти свою фирму в том виде, в каком она была: занимала деньги (в частности у меня). Но результат был плачевный: она продала квартиру, дачный участок, но всё загнулось.

А начались её проблемы с довольно резкого повышения в Москве арендной платы.

Так что в этом смысле Миркин, безусловно, прав: нужно всё делать с холодной головой, с трезвым расчётом, не поддаваясь эмоциям. Нужно беспристрастно анализировать то, что творится вокруг, и вовремя принимать решение, ни в коем случае не дожидаясь, пока всё развалится и утонет. Не брать кредиты с безумными процентами, а тупо всё, что становится нерентабельным, закрывать, распродавать оборудование по возможности. В общем, надо помнить, что законы у нас в сфере бизнеса действуют волчьи, и никуда от них не деться.

Надо ежедневно, ежечасно считать свои финансы и анализировать, что с ними происходит.

- Ну, финансы, как известно, у нас во многих случаях поют романсы.

- Именно это пение необходимо вовремя услышать и немедленно принимать меры.

Нужно чётко отслеживать приход, расход, запасы, чтобы вовремя поймать критический момент, когда необходимо принимать срочное решение: закрывать бизнес, продавать его, пока это возможно, а самому переходить куда-то в другой сегмент рынка.

Мне кажется, что даже представить себе долговременный, как на Западе, передающийся из поколения в поколение бизнес у нас в России очень трудно. Может быть, это и невозможно в наших условиях. И это может вообще не зависеть от самого предпринимателя, от того, как он ведёт своё дело.

Например, на нашей памяти был такой бизнес – фотографирование свадеб.

- Знал я людей, которые этим занимались.

- Конечно, ведь в 90-е годы этот бизнес процветал. У людей, которые им занимались, были хорошие фотоаппараты, видеокамеры, и их услуги пользовались спросом. А сегодня ничего подобного нет: у каждого теперь есть камера на телефоне, каждый может снять всё, что хочет – и фото, и видео. И бизнес этот умер.

Это – яркий пример того, что вечного ничего нет. Прошло лет пятнадцать, появилась новая техника, и всё.

- Да, и ни конкуренты не виноваты, ни фискальные органы, ни силовые структуры, ни правительство.

- Разумеется. Торговля оказывается более гибкой: быстро появляются новые товары, но и здесь надо вовремя понять, что завтра захочет народ. Сейчас, например, надо смещать ассортимент в сторону дешёвых товаров.

- Конечно, на дворе ведь нескончаемый кризис с падением доходов большинства населения.

- Да. И в дорогих магазинах заметно поубавилось покупателей.

- Должен сказать, что сейчас не всегда поймёшь, какой магазин дорогой, а какой – дешёвый.

- И это так. Торговля реагирует на спрос, везде начинают появляться дешёвые позиции.

- В том же «Перекрёстке», который никогда не считался дискаунтером, идут нескончаемые акции: эту неделю на одни товары, следующую неделю – на другие. И в каждую акцию в обязательном порядке попадают какое-то мясо, какая-то колбаса, какой-то сыр и так далее. Это – борьба за покупателей, чьё материальное положение ухудшилось.

- Понятно, что это всё – вынужденные меры, но на них приходится идти: конкуренцию никто не отменял. Любой магазин крутится и изворачивается, стараясь удержать планку суточного прихода, иначе можно и разориться.

- Вот ещё один момент из беседы с Яковом Миркиным, касающийся того, но необходимо предусмотреть и сделать отечественному предпринимателю:

Быть в группе (личных ресурсов может не хватить, если бизнес мелкий и средний)

Средства срочной эвакуации (без комментариев),

Линии коммуникации к спасателям (кем бы они ни были).

- Несколько туманно это звучит.

- Миркин в ряде случаев не хочет высказываться напрямую. Но вот в его книге «Правила бессмысленного финансового поведения» приводится пример Сергея Дервиза (портреты его и членов его семьи писал Валентин Серов), который, как только началась Первая Мировая война, перевёл свои капиталы в Англию и Швейцарию. А между Февральской и Октябрьской революциями он благополучно вывез в Европу свою семью.

- Что можно сказать? Это был грамотный предприниматель.

- Это как раз о средствах срочной эвакуации и коммуникации со спасательными службами.

- Но это – уровень крупного предпринимательства. Это даже не средний бизнес, средний здесь тоже никак. Но ведь и в наши олигархи перебираются в ту же Англию. И активы переводят туда же, или в Америку, в страны ЕС.

- Но я знаю людей, открывших маленькие фирмочки в Восточной Европе. И они стараются то не слишком многое, что у них есть, перетащить туда.

- Конечно, и те, кто помельче, пытаются что-то сделать, но надо помнить: бизнес либо остаётся в России, либо его надо продавать.

- Эти люди сначала создают маленький бизнес там, затем продают бизнес здесь и вкладывают в тамошний бизнес средства от продажи бизнеса здешнего.

- Будем честными: продажа бизнеса здесь и сейчас – не очень выгодное дело. Купить хотят практически даром. Между прочим, это же происходит и с недвижимостью, с теми же домами на Рублёвке, цены на которые упали до неприличия. Да и просто дачный домик продать нынче не просто.

- Сейчас тяжело продать что-то такое.

- Да. Вот купить – пожалуйста.

Так что Миркин прав, даже если он немного сгущает краски.

Но, в общем, жить стало хуже, а главное – сейчас не видны перспективы хорошей жизни. Это отражается и на рейтингах власти. Народ не верит в будущее.

- Вера в будущее… Вот нам с тобой Никита Сергеевич Хрущёв обещал, что с 1980-го года мы будем жить при коммунизме. И ведь поначалу почти все поверили.

- Во времена Хрущёва и Брежнева люди, на самом деле, жили в основном бедно, но эта жизнь всё время чуть-чуть улучшалась. Потому и верили. А когда стало хуже, вера иссякла. Тогда и рухнула страна.

Беседовал Владимир Володин.

Честная конвертация участникам ВЭД
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости