Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Елена Гнётова, Уполномоченный по защите прав предпринимателей Республики Карелия. О деятельности бизнес-омбудсмена. Окончание.

Мы продолжаем беседовать с Еленой Гнётовой оработе регионального бизнес-омбудсмена.

 

- Елена Георгиевна, сейчас начнётся последний этап оснащения всех без исключения торговых точек он-лайн кассами. Как это скажется на небольших магазинчиках в Карелии, прежде всего, в отдалённых её районах? Возможны там перебои с интернетом? Не приведут ли они к конфликтам между предпринимателями и контролирующими органами?

- Жалобы на перебои с  Интернетом, и как следствие - некорректную  работу  он-лайн касс в отдаленных районах Республики Карелии, были топовыми в  2018 году. Анализ   жалоб и информации от муниципальных районов, позволил сформировать в Карелии перечень   населенных пунктов, удаленных от сетей связи, где возможно использовать контрольную кассовую технику без он-лайн передачи данных в налоговые органы. Такую возможность законодательство предусматривает.  Также в Карелии была проведена огромная информационная работа по переходу на он-лайн кассы.

Совместно  с УФНС Карелии мы ездили в муниципальные районы, беседовали с предпринимателями, разъясняли, помогали. Во всех муниципалитетах были открыты специальные классы, где субъекты бизнеса получали   любую информацию, связанную с этапами перехода  на он-лайн кассы, предпринимателям помогали  в  регистрации ККТ, разъясняли, как работать  с ними. Поэтому переход на новое кассовое оборудование у нас в республике прошёл относительно спокойно. А для  предпринимателей без наемных работников в отдельных сферах бизнеса срок перехода на он-лайн кассы продлён  до 2021 года. Так что  сейчас в адрес Уполномоченного Карелии  жалобы по поводу перехода  на новые кассы не поступают. 

- Сейчас в СМИ пишут о том, что растёт число желающих продать свой бизнес, что малые предприятия закрываются и не открываются. В то же время растёт план по налогам с бизнеса, а в Минфине заявляют, что будет отменен режим вменённого налога. Как, с Вашей точки зрения, это повлияет на предпринимательство в Карелии?

-Меня давно удивляет желание органов власти бесконечно вносить изменения, придумывать новые механизмы регулирования. Малые предприятия уже устали от экспериментов. Любая новация  всё крепче связывает  руки предпринимателям. Нелегко зарабатываемая прибыль практически полностью  уходит на  различные оплаты  в бюджет:  налоги, штрафы, пени и так далее. На развитие бизнеса средств не остаётся. Если раньше  предприниматели говорили: «На хлеб с маслом сами заработаем», то сейчас  говорят: «Лишь бы на хлебушек хватило». 

ЕНВД  пользуются, в основном, малая торговля , общепит, бытовые услуги. Мини-магазины в Карелии активно вытесняются сетями, у общепита столько требований, что удивительно, как он до сих пор существует. А  предприятия бытовых услуг «ужались» до одного человека на паре  квадратных метрах. 

Снижение  покупательной способности, увеличение  НДС, прожиточного минимума, иных расходов, переход с ЕНВД на иные системы налогообложения  реально может привести к  закрытию  малых предприятий и уходу из белого бизнеса этих форм предпринимательства.  

Конечно, надо  сохранить   специальный  налоговый  режим - ЕНВД, или предложить альтернативу, которая будет проще и удобней. 

 

- Вопрос по совсем другой теме. Сейчас в Карелии рассматривается громкое дело фермера Ираиды Шалак. Как так получилось, что человек, не так давно признанный, если я не ошибаюсь, лучшим фермером республики, стал фигурантом уголовного дела. Причём дела, обставленного демонстрацией силы: с «маски-шоу» при аресте и помещением в СИЗО. Более того, как я прочитал в карельских СМИ, следователь, применяя не слишком законные методы воздействия, добивался от коллег и соратников Ираиды Шалак показаний против неё. Что произошло? В чём обвиняют Ираиду Шалак? Кому понадобилось это дело?

-Действительно, уголовное дело против Ираиды Шалак стало шоком для многих. Фермеры объединились в кооператив и совместно вели хозяйственную деятельность: обрабатывали поля, сеяли различные культуры, строили овощехранилище. Каждый фермер вкладывало свой труд в общее дело и получал причитающуюся прибыль. Как мне известно, Ираиде Вяйновне вменяют мошеннические действия по части 4 статьи 159 Уголовного кодекса РФ в связи с нецелевым использованием  бюджетных средств.

 

Для сведения наших читателей, ничего не знающих о деле Ираиды Шалак, приведём отрывки из материала карельского СМИ:

 

Арест лауреата 2018 года  вызвал мощный резонанс в обществе. За решеткой оказалась 52-летняя женщина, которая не может похвастаться ни высоким достатком, ни завидной должностью, ни дорогой машиной, ни роскошными хоромами, ни зарубежными счетами. Последние 18 лет она вместе с другими фермерами пытается возродить сельское хозяйство на Олонецкой равнине. О таких людях обычно говорят - «человек труда», «бессребреница», «энтузиазт». Наверное, поэтому, когда Ираиду Шалак взяли под стражу, причем показательно, в стиле «маски-шоу», с участием вооруженных сотрудников Росгвардии, словно ловили банду злодеев, у людей это вызвало искренний шок. 

Вслед за шоком наступило осознание, что подобное недопустимо.

 

Согласно официальной версии полиции, Ираида Шалак фиктивно зарегистрировала в качестве глав фермерских хозяйств 12 работников, получив таким образом около 15 миллионов рублей в виде субсидий по программе развития агропромышленного комплекса. Следствие настаивает, что в реальности новоявленные фермеры никакой деятельности не вели, а организатор и вдохновитель всей этой схемы предоставляла в Минсельхоз РК фиктивные отчеты об освоении денежных средств. 

 

В представленной общественности версии отсутствовала принципиальная информация о том, в чем состоял материальный интерес Шалак, которая действительно на протяжении многих лет помогала коллегам-фермерам встать на ноги. Другими словами, корыстный мотив всей этой напряженной работы, связанной с получением бюджетных денег, до сих пор  в тумане. Именно об этом говорили защитники, настаивая, что в деле Шалак нет состава преступления. 

 

Ираида Шалак недоумевала, как можно за одно и то же сначала получить звание «Лауреат года», а потом обвинение.  Она заметила, что после ее ареста трое из четырнадцати фермеров, которые в этом году получили субсидии на развитие своего хозяйства, уже отказались от денег.  

 

- И последнее: после того, как за арестованную Шалак вступился даже глава Карелии, её хотя бы освободили из-под ареста, и она обратилась к Вам за помощью. Каковы, по-Вашему, перспективы этого дела? Есть ли конкретные нарушения в деятельности фермерского кооператива, который возглавляет Ираида Шалак? Возможно ли её оправдание?

-Сейчас ведутся следственные действия, поэтому ещё рано говорить о перспективах. Правоохранительные органы должны доказать, нанесён ли ущерб государству действиями фермера. Одно хочу отметить, что в любом случае такая мера, как арест является избыточной и неэффективной.

Многие крестьянско-фермерские хозяйства не только негативно отреагировали на арест Шалак, но и приняли  для себя решение не пользоваться государственной поддержкой.  

В прошлом году, по данным, приведённым Уполномоченным при Президенте РФ Борисом Титовым,   количество уголовных дел, возбужденных по статьям экономической направленности, выросло на 6,2%. Эта тенденция очень негативная. Чем больше бизнесменов запугивают арестами, тем хуже деловой климат в стране. 

А дело Ираиды Шалак находится сейчас под контролем также и федерального бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Мы будем следить за ходом этого уголовного дела и помогать фермеру.

 

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости