Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Валерий Чупров, бывший уполномоченный по защите прав предпринимателей Ненецкого АО, эксперт НИСИПП. Что же всё-таки происходит у нас с бизнесом (Комментарий к высказыванию Алёны Владимирской). Часть первая.

Валерий Чупров – последний наш эксперт, которому было предложено прокомментировать заявление Алёны Владимирской.

 

- Валерий Юрьевич, вот Алёна Владимирская, рекрутинговая компания которой занимает первое место в социальных сетях, заявила, что предприниматели стали чаще обращаться за помощью, чтобы перейти в новую компанию наёмными работниками. Причины такого решения — стремительно ухудшающееся положение бизнеса, в котором соискатели работали много лет.

«Все что вы хотели знать о нашей экономике, но не знали, где спросить. Каждую неделю только мне 20-30 предпринимателей задают вопрос: «Как перейти в найм?» — написала она на своей странице в Facebook . - «Я не тешу себя мыслью, что с этим вопросом идут только ко мне. Поэтому
Мне сложно даже представить масштабы такого бедствия».

Я обратился с просьбой прокомментировать это не к Вам первому. И вот Борис Мужелев, предприниматель из Смоленска, написал в своём комментарии, что «успешный МСП у нас всегда существует при ком-то, при госкорпорации, при конкретном чиновнике (это я не прав, разумеется, скажем так - там талантливые дети и жены), при федеральной структуре, просто при любой корпоративной структуре». Независимый же бизнес уже не выдерживает тех условий, в которых вынужден существовать.

Илья Хандриковоткомментировал этот вопрос более в политическом, чем в экономическом ключе.

А каково будет Ваше мнение по этому поводу?

- Будем честными: это – не ситуация конкретно сегодняшнего дня. Мы понимаем, что подспудно она существует уже давно.

То, что это вдруг прорывается и озвучивается людьми, которые могут быть услышанными в публичном пространстве (по крайней мере, в соцсетях), это уже вопрос другой. А то, что независимый бизнес стал приносить одни только хлопоты и неприятности, стал угрожать не только благосостоянию, но порой жизни и здоровью самих предпринимателей, это – тоже факт. Поэтому, конечно, есть тенденция, характеризующаяся стойким желанием бросить всё и пойти работать по найму. И она уже была, и она есть сегодня. Это – тенденция последних трёх – пяти лет.

Отметим, что у представителей государства и представителей бизнеса сейчас разнонаправленные настроения: последние годы представители государства пребывают в такой эйфории – всё движется. Как движется: деньги на помощь малому и среднему бизнесу выделяются – корпорации Бравермана, каким-то ещё структурам, и все довольны, все в приподнятом настроении. Осваиваются бюджеты, заказываются какие-то немыслимые цифровые платформы, всё это раздувается на разнообразных форумах.

А у представителей бизнеса настроение прямо противоположное: все эти деньги уходят куда-то «в свисток», а реальная ситуация усугубляется. На форуме поговорили об одном, а потом «прилетает» какое-то новое немыслимое письмо от Минфина или ФНС или заявление какого-нибудь министра о том, что Единый налог на вмененный доход…

- Необходимо срочно отменить.

- Да! Видите ли, сколько можно: это приводит к дроблению бизнеса и уходу от налогов. Как будто казна живёт именно за счёт этого. Для того, чтобы не было нарушений, давайте вообще ЕНВД уберём, несмотря на то, что это – очень востребованный режим для предпринимателей.

И так – чего ни коснись.

Если мы с Вами открываем соответствующие цифры (а я не хочу сегодня ни одну из них называть), то видим: даже по официальной статистике число малых и средних предприятий катастрофически сокращается. А нам министр экономики на голубом глазу заявляет, что МСП становится меньше потому, что они переходят в категорию крупных предприятий. Это как понимать? Это – какое-то выпадение из реальности?

- Нет, это желание отрапортовать об успехах, пусть даже мифических: всё равно, никто из его начальства проверять не станет. Все, наоборот, скажут: какой у нас хороший министр.

- Я, честно говоря, затрудняюсь что-то сказать.

Вот другая ситуация. Владимирская пишет: плюну на всё, пойду в найм. Это хорошо для того, у кого, грубо говоря, кроме пера и ноутбука, никакие другие средства производства не требуются. И человек может вот так – раз и уйти. А что делать людям, чей бизнес предполагает хотя бы мало-мальски серьёзную технологию, требующую использования производственного оборудования, станков? Сегодня горячее желание уйти работать в найм, в какую-то компанию по тому профилю, в котором ты специалист, стопорится тем, что невозможно ничего продать. Сейчас бизнесы никто не покупает. И даже продать кучи железа сейчас тоже проблематично.

У меня лента в сети пестрит желаниями что-то продать. Но ведь никто не покупает. И такая ситуация не даёт возможности быстро решать эти вопросы.

Вот мы говорим о каких-нибудь активах: оборудовании, коммерческой недвижимости, и опять видим разнонаправленные настроения государства и предпринимательского слоя, о котором государство как бы печётся.

Рыночные цены на всё, так или иначе, снижаются из-за того, что никто ничего не покупает. Реальные рыночные цены на недвижимость, на транспортные средства, на станки, на оборудование вынуждены снижаться, поскольку спрос падает. С другой стороны, государство захватило всю оценку недвижимости, переведя её в созданные в каждом субъекте Федерации госучреждения, опять же в процессе борьбы с искривлениями и нарушениями. И мы знаем, что в 2020-м году ставки налога на имущество, рост которого был растянут во времени, достигнут своего пика.

Волна переоценок, которая где-то уже прошла, а где-то проходит сейчас, даёт видимые результаты: люди просто в ужасе – сумма налога возрастает кратно, порою в несколько раз! Увеличивается кадастровая стоимость, увеличиваются ставки, исчезают отдельные преференции и льготы – всё, принцип справедливого и соразмерного возложения налогового бремени, озвученный Конституционным судом более 20 лет назад, грубо нарушен.

- Ещё как!

- А именно от кадастровой стоимости будут платиться налоги, которые маленькими уже не могут быть никогда.

И что мы в тоге видим? Что в реальной жизни цены предприниматели вынуждены снижать, а, с точки зрения государства (в фискальных целях), они достигают каких-то немыслимых величин. А ведь постулат, который даже Владимир Путин дважды озвучивал:любая кадастровая оценка должна быть не выше рыночной. Но на сегодняшний день это не так.

Поэтому сегодня хлопнуть дверью и убежать куда-то работать наёмным работником не очень-то получиться: у нас все механизмы разлажены, с точки зрения продажи бизнеса.

Теперь перейдём к следующему этапу. Допустим, мне, кроме моих знаний, авторучки, компьютера и электронной базы «Консультанта» мне лично ничего не нужно, чтобы оказывать услуги. Мне не надо продавать станки. Я хочу пойти работать по найму, чтобы у меня не болела голова. Но кто меня ждёт на этом рынке?

Государство представлено на нём архаичными службами занятости. Когда-то это была федеральная структура. Затем федеральный центр, минимизируя свои расходы, рассредоточил её по субъектам Федерации. Под лозунгом: «На местах виднее» все головные боли переложены на них. А на местах, без денег и здравого смысла, эти службы превратились в какие-то шарашкины конторы. И никто меня, я вас уверяю, там не ждёт.

Давайте возьмём такую жизненную ситуацию: человек хочет бросить свой бизнес и пойти работать на государство. На алгоритме этой жизненной ситуации можно посмотреть, где наше государство, социальное по Конституции, готово подставить нам плечо.

- Скорее всего, нигде.

- Во всяком случае, ни на одном из названных этапов нормальной поддержки государства мы не видим. Оно сначала зазывает нас в предпринимательство, затем оттуда выживает и бросает на произвол судьбы.

Я понимал бы ещё, если бы существовала такая негласная официальная политика: государство решило сделать некий «большой скачок», а у него везде не хватает людей. И поскольку оно не может пойти на создание «трудовых армий» или нового ГУЛАГа, надо как-то заманивать людей в госсектор. Вот в результате «выдавливания», о котором мы сейчас говорим, И тогда все мы станем «государевыми людьми» и будем работать в этой ипостаси. Но мы ведь и этого не видим: человеку, приходящему в центр занятости никто ничего не предлагает. То, что предлагается, - фикция, чтобы раз в месяц написать список из ста самых невостребованных и низкооплачиваемых профессий. Создаётся впечатление, что государство выталкивает людей из бизнеса, не предлагая ничего взамен.

 

Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин.

Честная конвертация участникам ВЭД
ИССЛЕДОВАНИЕ УРОВНЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ДАВЛЕНИЯ НА БИЗНЕС
БАНКИ И БИЗНЕС. UpGrade 2019 115-ФЗ: риски и решения для бизнеса.
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости