Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Валерий Чупров, бывший уполномоченный по защите прав предпринимателей Ненецкого АО, эксперт НИСИПП. Что же всё-таки происходит у нас с бизнесом (Комментарий к высказыванию Алёны Владимирской). Часть вторая.

Мы продолжаем беседовать с Валерием Юрьевичем Чупровым о тенденции перехода людей из собственного дела в найм. О том, сложно ли это, и что вообще делать предпринимателям в наши дни.

 

- Валерий Юрьевич, мы с Вами пришли к неутешительному выводу, что «государство выталкивает людей из бизнеса, не предлагая ничего взамен».

- Да, это так. Неужели те, кто занимается социальной политикой, не понимают, что десятки тысяч активных людей, прошедших горнило непростой предпринимательской школы, никуда не исчезают – нет, они усиливают концентрацию скептицизма в обществе, но это недоверие к государству, как правило, носит активный, деятельный характер, а порой – и радикальный. На то есть две основные причины: во-первых, люди из бизнеса привыкли делать, «предпринимать», и поэтому простые стенания – это не про них. Во-вторых, уход из бизнеса для многих является вынужденным, он часто сопряжен не только со сменой привычной жизненной парадигмы, но и с жестким (я бы сказал – отчаянным) противостоянием многим институтам государства – потому что сам уход из бизнеса вызван драмой, конфликтом, судебными спорами, отъёмом имущества, банкротством, уголовным преследованием и т.п.

И я скажу, что даже «сбитый летчик» из бизнеса – это гораздо серьезнее, чем преуспевающий диванный ворчун, это социальный ингредиент, который в определенных пропорциях из бытового превращается во взрывоопасный. Но чтобы этого не происходило, эти люди должны находить себе какое-то применение.

- Об этом, как мне кажется, никто из наших государственных мужей не думает вообще.

- Такое складывается ощущение! При этом официальная государственная статистика активно насаждает благодушное настроение.

Вот я уже год живу в небольшом подмосковном городе. Я читаю победные реляции о местных успехах: за 2018 год создано 122 новых субъекта малого и среднего предпринимательства. Ура! И дальше расписывается, как всё хорошо. А вот цифры, сколько за этот же период ликвидировано субъектов МСП, конечно же, не приводится. И найти её в открытых источниках невозможно. Но если взглянуть на цифры по Московской области в целом – которые есть? Я исходил из того, что в области 65 муниципальных образований, мы одно из них…

- Картина оказалась печальной?

- В целом Московская область за год потеряла десятки тысяч субъектов МСП. И на наш городок, наверное, приходится 350 – 400 из них. Столько, если считать по общим цифрам, должно было вылететь с рынка. Так давайте говорить об этом, и анализировать причины.

Помните, я в самом начале разговора пообещал, что не буду называть никаких цифр? Давайте придерживаться этого обещания, поскольку цифрами сегодня все научились манипулировать так, что с их помощью можно доказать самые невероятные вещи. А без них мы прекрасно понимаем, что не стоит бить в литавры, когда всё идёт совсем не так хорошо, как хочется.

Я вот хожу у себя в городе по торговым центрам: эти съехали, те закрылись, тут ищут, кому бы сдать торговые площади в аренду. Это же всегда видно.

- Конечно! Между прочим, у нас в окраинном районе Москвы можно наблюдать ту же картину. Может быть, в меньших масштабах, но такую же.

- А если так происходит, то принять решение бросить всё и пойти работать в найм, конечно, может возникнуть. И его можно реализовать, но сделать это очень трудно.

Если мы когда-то убегали от государственной опеки в предпринимательский сектор, в «вольницу», как тогда казалось, то теперь мы предпринимаем обратную попытку прибегнуть к помощи той самой опеки в сфере занятости, трудовых отношений или в сфере социальной защиты, если мы захотим получить какое-нибудь пособие.

Или пойдем и получим справку, которую с прошлого года ввели у нас в стране, о статусе лица предпенсионного возраста. Я ради интереса несколько месяцев назад получил её через интернет, но она ведь ничего никому не даёт, кроме этого самого, весьма сомнительного, статуса. Вам, возможно, предложат переучиться на профессии, которые никому не нужны. Вот и всё.

Патернализм государства выродился в эрзац: справка – вместо возможности реализоваться.

- И при этом малый торговый бизнес, уличные ларьки, разгоняли с такой художественной силой. И в Москве, и в Подмосковье, и где угодно. И все эти люди оказались без своей привычной работы. А теперь – кто и что кормит этих людей? Тем более, что сейчас пенсионная реформа выкинула на рынок труда громадное количество народа.

- Да. Я нахожу это серьезной проблемой.

Вот я за последний месяц, поездив по небольшим городам Московской, Тверской и Ярославской областей, увидел непривычную ещё не так давно картину. Раньше рядом с официальными рынками всегда были неофициальные: буквально на ступеньках располагались бабушки с нехитрым товаром. Не внутри, где надо платить за место, а здесь, за периметром рынка. И так было всегда. Сейчас даже их всех разогнали. Наверное, полагая, что они отнимают у официального рынка какую-то часть выручки. Выгнали всех.

- Но, будем честными, и официальные рынки пустеют. В Москве ярмарки выходного дня у нас в районе, которые раньше были многолюдными, сейчас потеряли примерно треть мест (там, где стояло три больших тента, теперь стоит два), но и на такой усечённой площадке зияют пустые места – продавцов нет. Гораздо меньше стало и покупателей: там, где несколько лет назад было не протолкнуться, сегодня бродят отдельные жители близлежащих домов – нет ни предложения, ни спроса.

Конечно, в такой ситуации люди, занимающиеся каким-то мелким бизнесом, хотят избавиться от рисков. Не хотят отвечать за то, что от них уже не зависит.

Хотя Вы прекрасно понимаете, что такое: человек, привыкший быть сам по себе, пришёл работать по найму.

- Да, это очень тяжело. Это только от безысходности возможно. Никогда человек, который работал сам, не захочет по доброй воле пойти работать «на дядю». Ему это психологически тяжело. А тенденция есть. Более того, те, кто раньше её уловил, имели больше шансов куда-то пойти и спокойно работать с 8-ми до 5-ти. Но ведь сегодня ситуация на рынке наёмного труда гораздо более напряжённая.

И заметьте еще одну деталь: было такое увлечение в рекрутинге лет десять назад – людей «из бизнеса» брали везде, приглашали во власть, переманивали… Всё, теперь этот «социальный лифт» сломался, он Вас никуда не повезет. На Вас будут смотреть с подозрением, за Вами бизнес-шлейф, у Вас в голове полукриминальные сделки и схемы ухода от налогов, непонятно, чем вы там занимались, когда все просто работали…Рынок возвращается к «чернильным» инфантилам и «прозрачным» функционерам…    

- Мне кажется: те, кто раньше уловили эту тенденцию, просто уже покинули нашу страну. И занимаются они сейчас бизнесом по всему миру. Знаю я людей, которые теперь ведут бизнес в Литве, в Чехии, Черногории, Испании и даже в Австралии. Все были здесь, все работали, но, увы…

И та же Алёна Владимирская бросает в пространство традиционный отечественный вопрос: «Что делать?», но оставляет его без ответа.

- Честно говоря, я ответ на этот вопрос тоже не знаю. У меня и раньше большого оптимизма по поводу всего происходящего не было, а сейчас его ещё меньше. В силу того, что я пребываю в отставке, у меня нет нужды выискивать крупицы чего-то светлого и позитивного. Поэтому негатива я замечаю больше.

 

Беседовал Владимир Володин.

Честная конвертация участникам ВЭД
ИССЛЕДОВАНИЕ УРОВНЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ДАВЛЕНИЯ НА БИЗНЕС
БАНКИ И БИЗНЕС. UpGrade 2019 115-ФЗ: риски и решения для бизнеса.
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости