Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Сергей Смирнов, доктор экономических наук. О пенсионных новациях. Часть вторая.

Мы продолжаем беседу с Сергеем Николаевичем Смирновым о том, что несут нашим гражданам последние пенсионные новации.

 

- Сергей Николаевич, Мы остановились на том, когда наследники умершего пенсионера получают право на его неиспользованные средства, а когда нет. Какие ещё вопросы, которые стоит рассмотреть?

- Есть вопрос о льготах, которые сейчас существуют. Мой коллега Антон Табах подсчитал их стоимость, и я использую его цифры.

И тут хочется спросить: о чём мы говорим? Вы платите 6% от зарплаты и участвуете в Государственном пенсионном плане. Вам дают льготы по подоходному налогу – 13%. Умножаем 6% на 13% и получаем на выходе 0,78. Умножаем на среднюю зарплату – это ни о чём, как говорится.

Для работодателей ситуация сложнее: Некоторые эксперты говорят, что на Западе, когда внедряются такие системы, работодатель заинтересован в том, чтобы включать средства, которые он отчисляет на счёт работника (называя в российских терминах, Гарантированный пенсионный продукт), в состав внереализационных расходов. Тогда они уходят из-под налогообложения прибыли. Так что у наших крупных работодателей, когда они всё это раскусят, будет искушение загонять своих работников в эту систему. Так что здесь есть моменты, которые стоит более подробно рассматривать.

- У меня такой вопрос: министр Орешкин сказал, что собирается первым записаться в эту новую систему. А как он туда запишется: он же будет получать пенсию госслужащего – по другому закону и другим правилам.

- Да, государственные служащие получают 70%, и индексация там совершенно другая (в зависимости от оклада его последователя), и там другие правила. Но при этом в качестве частного лица Орешкин может участвовать в Гарантированном пенсионном плане. Никаких ограничений тут нет.

В своё время Игорь Липсиц обратил внимание, и я целиком разделяю его позицию, что в дальнейшем, если эта система всё-таки пойдёт, будущие российские пенсионеры составят две неравнозначные по численности группы. Это будет узкая категория людей, которые после наступления пенсионного возраста будут иметь очень пристойные доходы. Оставшаяся же, куда более многочисленная часть пенсионеров будет получать некие пенсии (дай бог процветания российской экономике), сопоставимые с нынешними четырнадцатью тысячами. Ну, может быть на 50% больше, в терминах сегодняшнего дня, может быть в два раза, что, как мне кажется, предел. А это не решает проблемы.

- А что же может эту проблему решить?

- Дальше – уже выбор, как копить на этот возраст. Не всё тратить «с колёс». Однако это – проблема финансовых консультантов, которые, как я помню, в своё время говорили: даже если вы получаете 10 тысяч рублей в месяц, 10% этой суммы вы должны откладывать. Я не знаю, насколько реалистичен этот сюжет, а главное – конечная цель мне не очень понятна: зачем этим заниматься.

- Сергей Николаевич, Вы уж извините, но у меня всегда вызывала сомнение цифра 14 000, которую Вы назвали в качестве средней пенсии.

- Это не я называют такую цифру, а Росстат.

- Я регулярно бываю в одной области, соседней с Московской, причем не в её столице, а в городках, посёлках городского типа, деревнях. Там люди получают пенсию в 6 – 8 тысяч.

- Я думаю, что 6 тысяч – это «тело» пенсии, не учитывающее региональную надбавку до прожиточного минимума. Я сейчас, честно говоря, не назову регион, где прожиточный минимум пенсионера был бы 6 тысяч рублей. По-моему, это – семь с половиной, восемь тысяч, вряд ли меньше. Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что шести тысяч нет.

Когда идут звонки в прямой эфир «Отражения»: «У меня пенсия 8 тысяч или 10 тысяч, а на квартиру уходит столько-то…» - это другой вопрос. Это понятно. Но есть и вполне пристойные пенсии. Вот мой коллега по Центру в нашем институте: он весьма заслуженный человек, ветеран труда и всё такое – у него пенсия 31 -32 тысячи. Да, у него были очень хорошие доходы в 90-е годы, в нулевые. Была валоризация, поскольку значительная часть трудового стажа пришлась на советский период. И в итоге пенсия после всех индексаций его пенсия составила вот такую сумму.

И если сложить его пенсию с пенсией в 8 тысяч и поделить пополам, то средняя составит около 19-ти тысяч.

Понимаете, эти данные не сфальсифицируешь. Я тут был на научно-методологическом совете Росстата: как теперь считают доходы населения. Во-первых, отказались от помесячного расчёта – теперь будут только квартальные данные. Потому что там есть много «белых пятен», и к этому можно относиться с определённым недоверием. Или с не стопроцентным доверием.

Что касается среднего размера назначенных месячных пенсий, то это – статистика Пенсионного фонда России. Это – административная статистика: они смотрят, сколько они назначили в данном конкретном месяце пенсий, какого они размера, и делят общую сумму на число тех, кому эти пенсии были назначены. При этом я не уверен, что во всех случаях учитывается региональная надбавка. Это надо смотреть специально.

У нас ведь какая схема: ПФР назначает пенсию, это – его решение, и размер этой пенсии идёт в регион. А там уже местное управление соцзащиты принимает решение доплатить Иванову, Петрову и Сидорову, у которых назначенная пенсия ниже установленного в регионе прожиточного минимума, разницу, между назначенной суммой и прожиточным минимумом.

Дальше начинается игра цифрами. В каком смысле: есть два момента. Первый из них - если у вас в регионе прожиточный минимум пенсионера выше среднего по Российской Федерации, то это – проблема регионального бюджета. Вы доплачиваете из бюджета региона, например, как Москва, Ханты-Мансийский округ, по-моему, таких порядка десяти регионов. Если у вас прожиточный минимум пенсионера ниже среднего по стране, то вам доплачивают из федерального бюджета. Поэтому у региональных органов всегда есть большое искушение занизить прожиточный минимум пенсионера.

Это не носит массового или систематического характера, но два таких момента можно отметить. Поэтому насчёт размера пенсий я бы доверял ПФР.

- Ещё один вопрос: сейчас нашим пенсионерам предлагают добровольно вложить деньги в новый «пенсионный продукт», суля, как обычно, златые горы и реки, полные вина. Но им ведь уже много чего обещали и практически всегда обманывали. Например, клялись не повышать пенсионный возраст. И как после этого верить в новые посулы? Захотят ли люди иметь на этот раз дело с государством, с ПФР?

- На этот раз речь идёт не о ПФР, это – негосударственные пенсионные фонды. В связи с ними есть ещё один интересный момент, о котором мы не говорили: средства, которые будут там находиться в рамках Государственного пенсионного плана, будут застрахованы Агентством по страхованию вкладов. Но, опять же, они будут застрахованы в размере 1 миллион 400 тысяч рублей – столько, сколько страхуется по нашим вкладам в кредитно-финансовых учреждениях.

- А это много, или мало? Как Вы считаете?

- Поскольку речь идёт о пенсиях, надо смотреть на расчётное «время дожития». 21 год, это где-то по 5 с половиной тысяч в месяц. Конечно, это мало! При этом я не нашел пока (может быть, не очень внимательно читал) сведений о том, имеет ли участник Гарантированного пенсионного продукта право участвовать в нескольких негосударственных пенсионных фондах. Нужно посмотреть, что на эту тему будет предложено. Если это возможно, тогда те, у кого есть деньги, могут разбросать по разным местам, чтобы все ваши сбережения были застрахованы.

Надо учесть, что государство сейчас выплеснуло на рынок облигации Федерального займа. Это – достаточно выгодный инструмент, если не будет банкротства Российской Федерации, как мегахолдинга «Мать Россия»…

- Ну, мы ведь с Вами пережили дефолт 98-го года и знаем, что это, увы, тоже возможно.

- Тем не менее, это – один из самых надёжных инструментов: там нет никаких признаков пирамиды. И сейчас по первому выпуску, что называется «на дальнем конце», 9,5%, а через полгода (он гасится, как я понимаю раз в полгода) – вообще 10%. Это в два с половиной раза выше уровня инфляции. Сейчас, как я знаю, распространяются облигации четвёртого выпуска. Это тоже вполне конкурентоспособный механизм.

Скажем честно: пока Государственный пенсионный план не докажет свою результативность, эффективность какую-то, никаких продвижений, кроме пиар-акций, я думаю, не будет. Но таких акций мы уже в 90-е годы навидались. «Намеренья, как воздух гор чисты», - где он, этот торговый дом «Селенга»?

- Вернёмся на минутку к ОФЗ: какова наименьшая возможная сумма покупки?

- Стоимость одной облигации – 1000 рублей. Минимальная сумма покупки – 10 000 рублей, максимальная – 15 000 000 рублей.

- Поскольку нас более всего читают люди, связанные с малым и средним бизнесом, последний вопрос будет таким: имеет ли смысл для малого предпринимателя участие в Гарантированном пенсионном плане? Может быть, ему выгоднее будет копить деньги самому, каким-то иным способом?

- В данном случае в игру вступают психологические особенности каждого конкретного человека. Его целевые установки, жизненные обстоятельства. Кому-то надо копить на квартиру, кому-то – на образование детей, кому-то, не дай, конечно, бог, - на лечение тяжёлого заболевания.

Как писал Юрий Левитанский: «Каждый выбирает для себя женщину, религию, дорогу». Это касается и нашего вопроса.

- Вы конкретные советы давать не берётесь.

- Нет, каждый должен сам всё обдумать и сделать свой выбор.

 

Беседовал Владимир Володин.

Сочинский Международный Кинофестиваль и Кинопремии.
ИССЛЕДОВАНИЕ УРОВНЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ДАВЛЕНИЯ НА БИЗНЕС
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости