Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Илья Хандриков, эксперт НИСИПП. Итоги 2019 года для малого и среднего бизнеса. Часть вторая.

Мы продолжаем беседу с Ильёй Хандриковым об итогах прошедшего года для малого и среднего бизнеса.

 

- Илья Николаевич, до сих пор мы говорили в основном о пунктах, внесённых в раздел положительных итогов. Но итогов отрицательных у Вас, пусть на немного, но больше. И один из основных моментов – отношение представителей власти, не Путина и Медведева, регулярно заявляющих о необходимости поддержки малого и среднего бизнеса, а других людей к предпринимательству.

Вот, например, что мы услышали в период работы Петербургского международного экономического форума, например, от министра финансов и первого вице-премьера Антона Силуанова.

«Мы слышим бизнес и главное работаем с ним, но все равно «все плохо». Этот нигилизм в наших умах. Надо нам по-другому взглянуть», - сказал Силуанов, добавив, что инвестиции в РФ растут и к концу года темп их роста ускорится. Кроме того, правительство уже разработало законопроект о защите инвестиций, который является по сути инвестиционным кодексом.

«Бизнес у нас еще по старинке работает: заработал - за границу, заработал - в офшор, там вроде как поспокойнее. Хотя мы видим, что и там далеко не все в порядке. Есть бизнес, который просто ждет льготы: не дадите льготы - не будем финансировать. Большую часть предпринимателей мы, скажем так, развратили - не буду вкладывать, пока не дадите преференций. И третий бизнес есть, который работает. На него как раз и надо делать ставку», - подчеркнул первый вице-премьер.

С обвинениями в адрес бизнеса на ПМЭФ выступила и вице-премьер РФ Татьяна Голикова. По ее данным, подозрительно высокие показатели бедности наблюдаются в сфере малого предпринимательства.

«Бедность работающих по найму [у юридических лиц] составляет 7,4%, а бедность работающих у физических лиц и индивидуальных предпринимателей - 19,4%. Это ответ на вопрос о качестве определенной части бизнеса», - сказала вице-премьер на деловом завтраке Сбербанка на Петербургском международном экономическом форуме.

Что Вы об этом скажете?

- Если говорить о положительности или отрицательности итогов, то с отрицательными всё ясно – они реально отрицательные, что нельзя в полной мере сказать про положительные итоги. Там каждый второй пункт, то либо бомба, либо имитация положительного, либо ирония. Если анализировать, то последствия от заявленных положительных пунктов, могут нанести (или уже наносят) в самом недалёком будущем МСП приличный урон.

Что касается приведённых выше высказываний членов правительства, могу сказать, что это достаточно характерные высказывания. И такая позиция представителей власти (а она характерна не только для упомянутых вице-премьеров, если спуститься ниже уровнем, можно и не такое услышать) влияет на бизнес-климат в стране.

У меня в итогах есть такой пункт: ВЦИОМ, наиболее лояльная к власти служба изучения общественного мнения, даёт показательную картину отношения граждан к возможности заняться бизнесом. Хотели бы иметь свое дело 76% россиян, но они боятся бедности, налогов и новых законов. Большинство (71%) предпринимателей не считают условия для бизнеса в России благоприятными. Только 15% россиян верят, что государство принимает активные меры для развития бизнеса.

А вот как претворяется в жизнь такое отношение к бизнесу – три пункта из моих итогов.

Пункт первый. Под видом выявления схем дробления бизнеса налоговыми органами применяется не предусмотренный действующим законодательством метод доначисления налогов, пеней и штрафов. При этом обстоятельства, с которыми налоговые органы связывают схемы дробления бизнеса, зачастую основаны не на нормативном регулировании, а на субъективной оценке со стороны проверяющих: четкой методики так и не разработано. Под массовые блокировки счетов в прошлом году попали 20% субъектов малого бизнеса.

Пункт второй. Пленум Верховного суда подготовил проект постановления, в котором предлагает судьям фактически считать неуплату налогов преступлением без срока давности. Согласно проекту, срок уголовной ответственности за налоговые преступления будет исчисляться не с момента неуплаты налогов, как раньше, а с момента их полной выплаты, включая недоимки.

И, наконец, пункт третий, по-моему, объясняющий предыдущие два. По данным Счетной палаты в 2019 году поступления в бюджет от неналоговых платежей вырастут на 44 млрд рублей. В прошлом году не включенные в Налоговый кодекс сборы принесли в федеральный бюджет каждый четвертый рубль - 5,2 триллиона из 20. План по неналоговым доходам удалось перевыполнить на 3,9% или 198 млрд рублей.

- Что поделать, если у нас считают, что лучший способ повышения надоев – разрезать корове вымя.

Вот, например, как описывает саратовское деловое издание встречи работников прокуратуры с местными предпринимателями (встречи эти не в кабинете следователя, а публичные, в присутствии представителей СМИ):

"Мы сегодня встретились, чтобы понять - как так? Наша область занимает по ВВП 25-е место в России, а по зарплате - 75-е. Давайте разбираться, что происходит", - призвал глава региональной ГИТ Алексей Санников.
Предпринимателей начали вызывать по очереди. К примеру, у руководителя крупного торгового дома по продаже продукции из птицы поинтересовались, почему при зарплате по отрасли в ПФО 33 500 рублей (в Саратовской области - 27 500 рублей) в данном ТД она 18 500.
"Ситуация на рынке не очень хорошая. За последние 3 года предприятие работает с отрицательной динамикой. Приходится увеличивать наценку за продукцию", - ответил коммерсант. Но прокурорские работники ему возразили, что, "согласно открытым источникам, за последний год предприятие сработало с прибылью в 130 млн рублей". Предпринимателю дали понять, что столь существенная разница в зарплатах - это признак "серых денежных схем". Он пообещал к январю поднять уровень оплаты труда на предприятии на 5-10%, но гарантировать доведение его до среднеотраслевых показателей не стал.
"Никто не знает, что может случиться через 3-4 месяца", - пояснил бизнесмен.
Аналогичные беседы прошли и с другими коммерсантами. Каждый жаловался на тяжелое положение на рынке и обещал, что постарается ситуацию выправить.

Какое всё это должно производить впечатление в предпринимательской среде? А ведь это – просто публичная беседа.

- А с другой стороны, и это я указываю среди положительных итогов: «На портале бизнес-навигатора Корпорации МСП заработал «зеркальный реестр», в котором представители малого и среднего бизнеса могут оставить сообщение о нарушениях, допущенных против их компании во время проверки. Нарушителями будет заниматься Генпрокуратура».

- Значит к прокурорам доверия больше?

- Как сказать. Я как положительный момент отмечаю, что по поручению В.В. Путина функцию защиты бизнеса от давления контрольных и надзорных органов на общероссийском уровне и в регионах взяла на себя Федеральная служба безопасности.

- Но, поскольку я внимательно прочёл и вторую часть итогов, то вынужден выразить сомнение в том, что эта служба поможет бизнесу. Кроме вполне определённых случаев и ситуаций.

- Да, я привожу и отрицательные примеры взаимоотношения между сотрудниками ФСБ и предпринимателями.

Сотрудники ФСБ по Кемеровской области злоупотребляют своими должностными полномочиями в отношении фермеров, принуждая их продать сельскохозяйственные земли, которыми они владеют, по цене в десятки раз ниже рыночной цены в интересах агрохолдинга СДС (Сибирский Деловой Союз).                                                                                                                 В июле в офисе ООО «Жилево», добывающей песок в Новомосковске, сотрудники ФСБ изъяли документы, компьютеры, телефоны рядовых сотрудниц. С каких это пор предпринимательскую деятельность фермеров и «песочный» бизнес курирует ФСБ?

Оценку «Рольфа», по заказу ФСБ и Следственного комитета, сделала фирма, лишенная аттестата аудитора, которую пытаются обанкротить налоговики. Она оценила «дочку» «Рольфа» в 14 раз дешевле цены покупки. На этой оценке построено уголовное дело против основателя компании Сергея Петрова.

ФСБ нарушила базовую договоренность между бизнесменами, подумывавшими вернуться в Россию, и властью, которая в этом возвращении заинтересована. ФСБ изъяла в ФНС и использовала одну из специальных деклараций об амнистии совладельца строительной компании «Усть-Луга» Валерия Израйлита в качестве доказательства по уголовному делу, а суд посчитал, что это нормально. Израйлита, арестованного в 2016 году, обвиняют в легализации денежных средств, полученных в результате преступления, и в особо крупном мошенничестве. «В данном случае нарушен не только дух закона об амнистии капиталов (который общеизвестен), но и его буква», — бизнес-омбудсмен Борис Титов. Всего в Россию, по состоянию на конец октября, вернулись восемь участников «списка Титова». Всего в списке более 40 человек.

- Будем честными, против бизнеса у нас играют не только силовые ведомства. Так министерство финансов предложило запретить торговым точкам, которые находятся на едином вменённом налоге и патентах торговать маркированной продукцией. То есть под запрет попадут все небольшие магазины, на которых держится вся торговля в провинции.

При этом маркированные товары – это весьма широкий ассортимент, а не только табак и алкоголь. Согласно российскому законодательству обязательной маркировке подлежит, например, некоторые обувь и одежда. Сделано это было в свое время, чтобы исключить возможность торговли контрафактным товаром.

Теперь Минфин предлагает внести изменения в Налоговый кодекс и запретить такую торговлю, если предприниматель платит налоги по облегченной форме.

- Да, это тоже удар по малому и среднему предпринимательству. Причём удар даже в том случае, если предложение Минфина, о котором Вы говорите, будет отклонено. Государство к 2024 году планируется распространить маркировку на все категории товаров. 01.12.19 в Российской Федерации вступило в силу распоряжение правительства об обязательной маркировке духов, фотокамер, автомобильных покрышек, а также некоторых предметов одежды и постельного белья. Системы маркировки, например, молочной продукции для отрасли стоят 25 миллиардов рублей, а ежегодные затраты на ее поддержание – примерно в 20 миллиардов. Президент ТПП РФ Сергей Катырин заявил: «Тотальная маркировка товаров несет миллиардные убытки для бизнеса».

И ведь это – не первый удар за последнее время. Повышение НДС с начала 2019 года привели к замедлению роста экономики (почти в 2 раза), увеличению налоговой нагрузки на предпринимателей и ухудшению финансового состояния предприятий, дальнейшему снижению покупательского спроса, индексации тарифов ЖКХ. Рост НДС – это удар по импортозамещению.

- Что ж, Илья Николаевич, давайте завершим на этом разговор об итогах ушедшего года, а то он становится всё печальнее.

- Тоже верно. Давайте завершим.

 

Беседовал Владимир Володин.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости