Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Елена Гнётова, Уполномоченный по защите прав предпринимателей Республики Карелия. Системные проблемы предпринимателей требуют системного решения. Часть вторая.

Мы продолжаем беседу с Еленой Гнётовой о её работе в должности бизнес-омбудсмена Карелии.

 

- Елена Георгиевна, Вами было направлено 87 предложений о совершенствовании регионального и федерального законодательства, часть из которых реализована на региональном и муниципальном уровне, а также на уровне федерального законодательства. Каких изменений Вы добивались, и какие были в итоге приняты?

- Предложения, конечно, рождаются в  процессе  работы  по жалобам  предпринимателей. Начинаешь изучать ту или иную проблему и зачастую сталкиваешься с пробелами, неточностями, несовершенством тех или иных норм права.

Так произошло с жалобами предпринимателей Карелии на Центральную акцизную таможню в связи с взиманием утилизационного сбора за колесную технику, временно ввезённую на территорию РФ. Пришлось погрузиться в тонкости законодательства об отходах, изучить Таможенный Кодекс, прочитать труды юристов-цивилистов  о природе, и правовых особенностях, классификации компенсационных платежей  в бюджет, пообщаться с экспертами в области налогового и таможенного права. Все это в совокупности дало понимание и уверенность в том, что   нарушаются конституционные права предпринимателей, которые временно ввозят колесную технику и не утилизируют её на территории России. Утилизационный сбор является компенсацией затрат на утилизацию (уничтожение), он взимается со всех лиц, которые приобрели технику и эксплуатируют её на территории Российской Федерации до момента утраты техникой потребительских свойств, а затем передают на утилизацию, за что и платят сбор. В нашем случае собственники техники находились за пределами РФ, утилизация на территории России не производилась. Величина сбора исчислялась миллионами рублей, и, на мой взгляд, не была экономически оправданной. В итоге обращения в Конституционный суд РФ правовой пробел был устранён.

Постановлением  КС   РФ от 19.07.2019 № 30-П  был введён запрет требования утилизационного сбора с колесной техники при режиме временного ввоза. Это наиболее яркий пример федеральной инициативы.  Анализ реализации «Мусорной реформы» в Карелии привёл ещё к одному предложению об упрощениях федерального законодательства. Предположила излишним требование «Паспорта отходов» хозяйствующих  субъектов, имеющих неопасное производство. Почему? Самому малому предприятию сложно правильно оформить этот документ, а затраты сторонним организациям исчисляются десятками тысяч рублей. Отсутствие паспорта ведёт к штрафам, а его наличие также неоправданно. В формуле «Паспорт отходов должен иметь каждый добросовестный предприниматель» имеется изъян: «Паспорт»- величина постоянная, так как он  бессрочный, а отходы - величина переменная. Смысловой нагрузки это уравнение не несёт. Требование излишне.

Если говорить о предложениях корректировки муниципальных актов, они также логически  и юридически оправданы:

В муниципальных актах не могут быть введены запрещающие требования, отличные от федерального и регионального законодательства. К сожалению, муниципальные власти все более и более стремятся внести в свои нормы шокирующие и не обоснованные вышестоящим законодательством запреты для предпринимателей. Это мне напоминает советскую школу: нельзя иметь длинные  волосы, потому что это не нравится директору школы.

Такие абсурдные  нормы предлагаем изменить, привести законодательство в соответствии с федеральным и региональным. В случае отсутствия реакции обращаемся в Прокуратуру или суд. 

Вот примеры, связанные с нестационарными торговыми объектами (НТО):

Запрет на  размещение  НТО на расстоянии ближе 20-ти метров  от окон  жилых зданий  и витрин, а также в 3-х метрах от стволов деревьев. Обоснований  этим нормам нет. Нет каких-либо расчетов, ссылок на федеральные нормы, выводов исследований о возможном  вреде от НТО в случае, если он будет размещён на 2-5 метров ближе к жилым домам. Такие непонятные с точки зрения права и логики нормы подвергаются критике предпринимателей. И, конечно, я как Уполномоченный, делаю все от меня возможное, чтобы внести изменения в такие «вредные для предпринимателей» нормы.

 Удалось поправить муниципальный акт о Порядке включения/исключения НТО из схемы размещения нестационарных торговых объектов на территории города Петрозаводска. Раньше решение было комиссионным, теперь указаны основания, по которым НТО может быть включено или исключено. Предприниматели теперь знают четкие критерии и могут заранее оценивать свои риски.

Не могу не вспомнить муниципальный акт, по которому все хозяйствующие субъекты должны были устанавливать около своего объекта урны только 2-х разновидностей, в акте подробно приводились размеры и даже материал, из которого эти урны должны быть изготовлены. Конечно, мы оспорили эту норму, и акт был изменён.

 

- Вы входите в состав рабочей группы по реализации механизма «регуляторной гильотины» в сфере саморегулируемых организаций сельскохозяйственных кооператив.

Первый вопрос в этой связи: подобные саморегулирующие организации эффективны? Строители, например, часто отзываются о своих подобных организациях отрицательно.

Второй вопрос: насколько серьёзно должен отличаться механизм «регуляторной гильотины» в сельскохозяйственной сфере от аналогичного механизма в других сферах?

И третий вопрос: насколько эффективной может оказаться на практике сама «регуляторная гильотина»?

 -Я действительно включена в рабочие группы Правительства Российской Федерации: в области лесного хозяйств и в сфере саморегулируемых организаций сельскохозяйственных кооперативов. В соответствие с Положением о рабочих группах по реализации механизма «регуляторной гильотины» в их состав входят Омбудсмены, представители предпринимательских сообществ, эксперты. Цель работы - выявить устаревшие, дублирующие, неэффективные и ненужные обязательные требования к субъектам бизнеса, которые оцениваются при контроле и надзоре.

Это очень непростая, кропотливая работа. Приходится читать и анализировать большое количество нормативных актов, изучать тонкости работы в этих сферах, анализировать обязательные требования. Конечно, все члены рабочих групп ведут эту работу в тесном контакте с субъектами бизнеса своих регионов. Подобный алгоритм применяется и другими рабочими группами «регуляторной гильотины», механизм аналогичный, отличаются лишь сферы регулирования.

На самих рабочих группах разворачиваются жаркие дискуссии. Приглашаются эксперты и действующие предприниматели, юристы. Сложность в том, что существующие законодательные нормы складывались годами и представляют собой совокупность взаимосвязанных норм и правил. Изменения одних правовых актов требуют поправок в другие. Поэтому принято решение начать «регуляторную гильотину» с актов советского периода: убрать обязательные требования, которые с течением времени устарели. Например, требования предоставлять бумажные отчеты и формы. Во-первых, предоставить возможность электронной отчётности, а во-вторых, отказаться от отчётности, которая «идёт в стол» и давно утратила смысловую нагрузку.

Результат есть, уже рассмотрены и одобрены к отмене десятки нормативных правовых актов и отдельных положений. Часть, как утратившие силу, уже отменены правительственными постановлениями.

Также рабочей группой вносятся предложения для снятия отдельных барьеров для бизнеса.

Например, в федеральный закон «О сельскохозяйственных кооперативах» предложено внести изменения в части пересмотра предельных значений финансовых нормативов и периодичности составления отчетности, а это в разы упрощает деятельность таких кооперативов. В частности, отменить отдельные требования к кредитным потребительским кооперативам (СКПК) с численностью менее двухсот членов. Сейчас СКПК, считаются участниками финансового рынка, так как предоставляют заём своим членам. Кооперативы обязаны отчитываться по финансовым показателям в Банк России. Предлагается вообще отменить это требование. СКПК никакой угрозы устойчивости финансового рынка России не представляет, к ним не должен применяться такой же подход к надзору и регулированию, как к банковским структурам. Участники сельскохозяйственных кооперативов, как правило, ведут совместную деятельность: обрабатывают землю, выращивают, закупают и сбывают продукцию, помогают друг другу микро-займами. Эта деятельность далека от финансовой, поэтому с/х кооперативы вполне могут сами контролировать свои финансовые риски привлечения и займа средств без надзора со стороны ЦБ. Уже разработан проект федерального закона с предложенными изменениями. Сейчас он находится на рассмотрении членами рабочей группы, и после обсуждения будет направлен в Правительство.

По поводу эффективности или неэффективности с/х кооперативов, как формы самоорганизации, могу высказать мнение о том, что люди «голосуют ногами». Если сами предприниматели объединяются в кооперативы, значит, видят в этом потребность и необходимость. Моя задача - помочь, найти то тонкое место, которое мешает развитию. А также, в меру моей компетенции и полномочий, повлиять на процесс оздоровления.

Недавно услышала выражение: «Омбудсмены в своей деятельности похожи на врачей-диагностов: выявляют болезнь и предлагают лечение». Думаю, что с этим определением стоит согласиться.

 

- Летом прошлого года мы говорили о громком деле Ираиды Шалак, руководителя фермерского хозяйства (фактически объединения фермеров).

Согласно официальной версии полиции, Ираида Шалак фиктивно зарегистрировала в качестве глав фермерских хозяйств 12 работников, получив таким образом около 15 миллионов рублей в виде субсидий по программе развития агропромышленного комплекса. Следствие настаивает, что в реальности новоявленные фермеры никакой деятельности не вели, а организатор и вдохновитель всей этой схемы предоставляла в Минсельхоз РК фиктивные отчеты об освоении денежных средств. 

Обвинения эти были сомнительны (деньги, получаемые фермерами тратились как раз по назначению), но только после выступления в её пользу главы Республики Карелия, она была освобождена из-под ареста. Вы тоже приняли участие в защите Шалак.

Закончилось ли это дело?  Если да, то чем? Как оно в итоге повлияло на карельских фермеров?

-Дело Ираиды Шалак ещё не закрыто, следственные действия продолжаются, уголовное дело до сих пор не прекращено. Ираида Вяйновна Шалак сразу после освобождения вернулась к своей работе. Она и её сельскохозяйственный кооператив продолжает свою деятельность. Но часть урожая была потеряна, планы по строительству картофелехранилища пришлось отложить на неопределенное время, что сказалось и на прибыльности объединения фермеров. Сейчас фермеры пытаются реализовать проект, связанный с работой круглогодичной теплицы. Сегодня задача — сохранить хозяйство и поддержать желание людей работать на земле.

На вопрос, отразилось ли уголовное дело против Ираиды Шалак на желание открывать своё дело фермерами, могу привести следующую статистику:

В Карелии в 2019 году было создано 110 крестьянско-фермерских хозяйств.

По мнению Минсельхоза Карелии, причиной популярности фермерства являются меры государственной поддержки. В их числе - гранты на создание фермерских хозяйств (выдано 42 гранта), гранты действующим хозяйствам

( выдано 14 гранта), гранты на создание семейных животноводческих ферм ( выдано 5 грантов).

В то же время, производство продукции сельского хозяйства в Карелии в 2019 году сократилось на 6,8% по сравнению с 2018 годом.

Возможно, дело Ираиды Шалак так же повлияло на спад производства в сельском хозяйстве и явилось своеобразным триггером для её коллег- фермеров.

 

Беседовал Владимир Володин

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости