Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Лариса Бутенко, частный предприниматель, Приморский край. Четыре всадника предпринимательского апокалипсиса. Часть первая.

Ситуация в отечественном малом и среднем бизнесе, складывающаяся в связи с пандемией коронавируса и рядом других причин, волнует очень многих. Не знаю, сможет ли кто-то вспомнить столь же тяжёлые условия, сложившиеся для российских предпринимателей

О том, как это видится из далёкого для многих Уссурийска, мы беседуем с Ларисой Бутенко, человеком, много лет занимающимся предпринимательской деятельностью и переживавшей разные времена.

 

- Лариса! Я читаю в СМИ абсолютно панические материалы о том, что весь бизнес сейчас накроется медным тазом, и ничего от него не останется. Особенно страшно это звучит в Москве, где нам уже пообещали 100 тысяч безработных после недели выходных и резкое увеличение в дальнейшем.

 

«Под угрозой закрытия из-за экономических последствий коронавируса оказалось 3 млн предпринимателей, риску потерять работу подвержены более 8,6 млн человек, сообщила Торгово-промышленная палата (ТПП).
«Мы оцениваем сейчас, к сожалению, очень высокую цифру — около 3 млн предпринимателей могут прекратить свою деятельность, если будут продолжаться такие сложные экономические процессы. Важно сейчас сохранить основную часть нашего бизнеса», — заявила вице-президент ТПП Елена Дыбова на онлайн-конференции ТПП, передал корреспондент РБК».

А как это выглядит с точки зрения Обычного предпринимателя из далёкого от столицы Уссурийска?

- Вы знаете, я хочу написать в Фейсбуке пост под заглавием: «Четыре всадника экономического апокалипсиса». Один всадник – это коронавирус, второй – упавший рубль, третий – маркировка и четвёртый всадник – отмена ЕНВД.

 

Из поста Ларисы Бутенко «Не коронавирусом единым, или 4 всадника экономического апокалипсиса в России»:
Пока все говорят только о вирусе, как-то на второй план отошли рухнувший рубль, маркировка и отмена ЕНВД. А ведь всё это в совокупности, создаёт условия для идеального экономического шторма, после которого выживут единицы.
И нет каких-то наиболее пострадавших отраслей, в *опе все, только кто-то уже в глубокой, кто-то на входе.
Поэтому и меры должны быть ВСЕОБЪЕМЛЮЩИЕ, которые быстро и качественно поменяли бы среду обитания бизнеса.
Сейчас часто вижу в ленте посты спасать или не спасать МСП. Но, по- моему, вопрос надо ставить так: спасать или не спасать рабочие места. Спасать или не спасать качество жизни граждан, которое обеспечивает, этот самый МСП.
На улицы выйдет не бизнес, а голодные люди, которые останутся без средств к существованию».

 

Ситуация сейчас, как волна цунами: сначала маленькая идёт, потом побольше, и смывает постепенно всё. Думать надо о том, как выжить.

Поэтому рассматривать ситуацию только в связи с коронавирусом сейчас не имеет смысла. Посмотрите на скачок рубля и наложение его на те ограничения, которые вводятся для бизнеса, для того самого бизнеса, что последние несколько лет и так находится в состоянии выживания.

Может быть, если ситуация с коронавирусом пришлась бы на период после неких «жирных лет», когда у предпринимателей была хорошая выручка, не предъявлялись всё новые и новые требования, когда была возможность накопить какого-то «жирка». А сегодня большинство моих друзей, родственников, знакомых, занимающихся бизнесом, фактически работает «с колёс». Если завтра предприятие остановится, то окажется, что у половины из них будет элементарно не за что заправить машину: всё в бизнесе, они кому-то должны, им кто-то должен и так далее. Наши предприниматели не имеют своего личного стабфонда.

- А откуда ему взяться?

- Конечно: то онлайн-кассу поставь, то региональный оператор по вывозу мусора пришёл – купи контейнер, заключи договор по новым драконовским ценам. То утилизация какая-то, то первое, то второе, то третье… Ты просто не имеешь возможности спокойно работать.

Почему говорят про сто тысяч? Тут я согласна с Анастасией Татуловой, написавшей в Фейсбуке, что ей нужно остановить работу, а с чего платить людям – непонятно. Нечем платить - я вынуждена буду с людьми распрощаться. А если с людьми распрощаться, то всем приезжим (а их работает в Москве очень много) становится не на что снимать квартиру, что стоит не такие маленькие деньги. И она понимают: уехать из Москвы нужно прямо сейчас, пока у них ещё какие-то деньги остались, чтобы не вернуться домой голыми и босыми.

И пока света в конце тоннеля не видно.

Да, предприниматели из Уссурийска всё это на себе пока мало ощущают, поскольку работа ресторанов, детских центров и так далее у нас запрещается ещё только с понедельника (30 марта – В.В.), а пока всё работало, и никаких ограничений особых не было. Но, кто работает с московскими фирмами, тем поставщики уже неделю товары не отгружают, и у них деятельность фактически остановилась. И эти компании уже понимают, что началось. А остальные пока нет.

Правда, надо сказать, что наши предприниматели ощутили уже удар с другой стороны – это закрытие границы с Китаем.

- А вы все раньше в Китай что-то поставляли?

- Да. Плюс у нас раньше был очень большой туристический поток со стороны Южной Кореи. А теперь: сначала Китай закрылся, а за ним Южная Корея. У нас все гостиницы во Владивостоке, где в основном концентрировались турпотоки, стоят пустые. Раньше были забиты все хостелы, не знали отбоя от туристов рестораны. Сейчас всё пустует. И на примере этих отраслей мы видим, что плохо будет всем.

- И непонятно, когда всё это сможет открыться обратно, поскольку всё зависит от вируса. Сейчас никто не может сказать, сколько он продержится.

- Более того, сейчас стало ясно, что, если даже будет объявлен карантин, какое бремя забот ляжет на плечи предпринимателей.

Вы меня простите, но проще людей до карантина уволить. Для чего всё делают именно так, у меня это вызывает много вопросов. Я просто боюсь: если на неделю закроется страна, закроются предприятия, магазины, торговые центры, то выжить могут единицы. В масштабах страны, если от этих несчастных пяти миллионов предпринимателей останется полтора – это будет, мне кажется, счастье.

А для Приморья это будет губительная история, поскольку у нас валовый региональный продукт на 40% состоит из того, что даёт МСП. У нас бизнес приносит каждый второй рубль. Это в два раза больше, чем в среднем по стране.

Я смотрю, что наши власти собираются предпринимать. Пока это – отдельные отрасли: турфирмы, объекты размещения, транспортные компании, перевозившие пассажиров. Такой вот небольшой сегмент. Хотя это тащит за собой и других, как эффект домино: закрываются рестораны – снижается потребление продуктов питания. Снижается потребление продуктов питания – идут вниз транспортные перевозки, сокращается потребление бытовой химии. Это уже удар по торговым компаниям и дальше по цепочке. Некоторым, конечно, хорошо – кто туалетную бумагу с гречкой продаёт, но не все ими торгуют. Есть те, кто торгует товарами и услугами для бизнеса, и эти компании начнут достаточно быстро ощущать на себе давление надвигающегося кризиса. Поэтому настроения у нас, мягко говоря, не очень оптимистичные.

 

Продолжение следует.

 

Беседовал Владимир Володин.

ИССЛЕДОВАНИЕ УРОВНЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ДАВЛЕНИЯ НА БИЗНЕС
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости