Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Фёдор Вирин, партнёр исследовательского агентства Data Insight. Мы увидим существенные изменения. Часть вторая.

Мы продолжаем беседовать с Фёдором Вириным о ситуации, складывающейся в отечественном бизнесе в связи наступающим кризисом и фактическим карантином, объявленным из-за эпидемии коронавируса.

 

-Фёдор, мы прервались на следующем утверждении: «Самое главное, чего не позволяет карантин – это собрания в помещении. А это – кино, театры, музеи, школы. И тут будут очень большие изменения».

Значит, дети до весны будут учиться в удалённом доступе?

- Хочется надеяться, что нет, но это станет ясно ближе к осени.

- А что будет с торговлей?

- С торговлей всё будет хорошо. Просто она по-другому будет выглядеть.

- И как ей придётся измениться? А главное – кто пострадает больше всего?

- Что можно сказать по поводу тех предпринимательских ниш, которые пострадают больше всего? В первую очередь, это будут организаторы мероприятий, которые пострадают очень сильно. Очень сильно и очень надолго пострадают турфирмы. Я, например, думаю: куда поехать кататься зимой на лыжах, но не уверен, что это вообще получится.

Или, как будет выглядеть посещение музея: записываться надо будет заранее, а там, где раньше  одновременно было 2000 посетителей, пускать будут 150. Точно также надо будет записываться в рестораны. И там, где было 20 посадочных мест, их останется 6, а цены, разумеется, вырастут.

В гостиницы поселиться будет можно, но у них окажется более длинный период между выселением и заселением, поскольку потребуется объёмная дезинфекция, за которую к тому же будут брать дополнительные деньги.

Для туристов же это значит ещё, что надо будет регулярно сдавать экспресс-тесты и возить с собой паспорт с этим тестом, подтверждающим, что вы въехали в страну, не будучи заражённым или уже переболев. То есть будет постоянный контроль.

- А что ждёт авиаперевозки? Сейчас, по-моему, они в жесточайшем кризисе.

-  Они сейчас работают, пусть специфическим образом, но работают. Самолёты летают полупустые, и люди в них в основном в масках.

- И летают, как я понимаю, далеко не все самолёты.

- Большинство самолётов не летает. Сейчас одна из проблем авиакомпаний в том, что им негде хранить самолёты. Обычно большинство из них в воздухе, и столько места для их хранения на земле нет.

Очень сильно пострадают кафе, все сервисные компании. Мы больше говорим о парикмахерских и салонах красоты, но, на самом деле, салоны цветов пострадают гораздо больше.

- Почему?

- Кто сейчас ходит в гости и покупает цветы?

Больше пострадают салоны по пошиву, потому что они ещё попадут под сокращение из-за денег. Очень тяжело будет всем мелким бизнесам, оказывавшим разнообразные услуги. Многие из них погибнут.

- Но это – колоссальная безработица.

- Да. Я думаю, что  по окончании карантина она составит 10 – 12 миллионов человек.

Если речь будет идти о самозанятых – это одно дело: человек будет какое-то время сидеть, «сосать лапу», но выживет – он сам по себе. А если речь пойдёт о том же салоне красоты, где работает четыре мастера, получающих зарплату, то он выживет навряд ли. Он закроется. Это же будет с кафе и ресторанами. Вот Новиков, один из крупнейших рестораторов в стране , закрыл свои рестораны и правильно сделал. Здесь же два больших расхода: зарплата и аренда. Поэтому больше всего проблем у мелких сервисных бизнесов, где есть сотрудники на зарплате и аренда. Они в большинстве своём просто не выживут.

- А кто же тогда выживет?

- Выживут те, кто уже месяц как перестал платить зарплату, сказав честно, что денег на это нет. Те, кто, умудрившись договориться, перестал или почти перестал платить аренду и вытащил из бизнеса все деньги, какие только можно. И тогда, когда всё начнёт работать, они смогут отрыться заново, имея для этого какое-то количество денег.

- На самом деле, это катастрофа.

- Конечно, катастрофа. Проседание экономики такое низкое, каким оно на моей памяти никогда не было.

- На Западе вообще твердят, что это – второй такой кризис после Великой депрессии.

- А, может быть, и первый, мы ведь только в его начале.

- Хорошо, но скажем так: в Великую депрессию руководители государств, спасавших свои страны, устраивали общественные работы. В США человек брал лопату, шёл в некое указанное ему место, и за рабочий день получал один доллар, спасавший от голода его и его семью. Об этом не принято говорить, но примерно так было и в фашистской Германии, где в это время построили их замечательные автомобильные дороги.

А что делать сейчас? Хотя дороги строить и у нас надо.

-  Я думаю, что теория Кейнса и сегодня разумна. Надо напечатать много денег и раздать очень много государственных заказов на такие работы.

Правда, есть одно «но»: для кейнсианства в России маловато народа.

- Как маловато, если будет 10 – 12 миллионов безработных?

- Будет, но сколько из них захочет пойти копать траншеи и строить дороги.

- Лучше помереть с голода?

- Они не привыкли к такому труду. Но мы увидим это. Посмотрим, что будет на самом деле. Может быть, и дороги построят.

- Вернёмся к интернету: интернет-компании что-то выиграют сейчас?

- Это – сложный вопрос. С интернетом история такая: это структура не монолитная, и в ней есть разные составляющие.

Составляющая электронная торговля сейчас не выигрывает.

- Как это?

- Уточним: электронная торговля целиком не растёт. Растут и растут очень быстро её отдельные составляющие, но целиком она не растёт. Кажется, что это  неочевидно, но, на самом деле, очень просто. Сильно выросли аптеки (они, кстати, больше уже не растут), и сильно выросли продукты (но и они уже упёрлись в свой потолок). При этом очень сильно упала одежда: мы никуда не ходим, и новая одежда стала не нужна. Очень сильно выросли товары для дома и для строительства: все сидят дома, и многие занялись ремонтом. Сильно выросли компьютеры.

- Это понятно.

- Выросла бытовая техника: доллар скакнул, люди закупили бытовую технику. Но подарки упали в ноль. Цветы упали в ноль. Спортивные товары упали в ноль. Товары для туризма упали в ноль: чемоданы, рюкзаки, ранцы сейчас никому не нужны. Книжки почти никто не покупает. Я на днях вёл семинар для Озона, человек, которого я лично знаю, спросил: с книжками что делать. Так что, если что-то выросло, то что-то существенно упало.

Спортивные товары – большой кусок рынка. Одежда – огромный кусок рынка. Мелкая электроника – тоже большой кусок рынка, и она тоже упала.

В итоге электронная торговля стоит на месте и в деньгах, и в заказах. Логистика выигрывает, а электронная торговля – нет.

Это – один кусок интернета. Второй – это реклама, и она снижается очень сильно. Есть крупные клиенты с годовыми контрактами, и они рекламу не остановили, а есть розничные магазины, которые в карантин не работают, и они остановили рекламу. Рекламу давали какие-то мероприятия, они все её остановили. В итоге реклама в интернете снижается двузначными темпами.

Золотое время переживают видеотрансляции, онлайн-кинотеатры. Растут игры.

Но интернет-компании могут полностью уйти на удалённую работу, что куда сложнее для офлайновых компаний. Поэтому они оказались лучше готовы к такому кризису. Тем не менее, многие интернет-компании сейчас увольняют работников: им тоже приходится очень непросто.

- А если вернуться из интернета в обычную реальность?

- Закрыт каршеринг. Совсем. У такси – чёрная полоса. Рекламные агентства будут сейчас увольнять людей, поскольку у них падение бюджета на 20 – 30 %.

- То есть кризис ударил по бизнесу очень серьёзно, и, чем дальше, тем страшнее.

- Да, нам до дна далеко. Сейчас мы сидим на карантине и многих вещей не видим. Нам законодательно платят зарплату, правда, не всем: компании уже закрываются и уже не платят зарплату. У нас ещё нет миллионов безработных, зарплату за февраль все получили, зарплату за март получили. А вот зарплату за апрель получат уже далеко не все, и очень многие могут не получить зарплату за май.

Например, такой вопрос: что будет с печатными изданиями?

- Какие-то вполне могут умереть.

- Да.

- Но те издания, которые умрут в бумажном варианте, могут сохраниться в интернете.

- Да. Но умеют ли люди, выпускавшие своё издание на бумаге, целиком перейти в онлайн? Это другой формат. Умеют ли они его делать?

- Большинство сумеет. Вот что будут делать в этом случае бумажники и типографии? А что касается изданий – бумажная версия стоит в разы дороже, чем интернет.

- Да, но и доходов бумажные издания приносят больше: продать рекламу в бумажной версии проще, чем в интернете.

При этом мы сейчас ещё не можем понять и спрогнозировать, какого количества людей, на самом деле, серьёзно коснётся этот кризис. Простой пример: библиотеки, во всяком случае в Москве, только что перестроились на коворкинг: туда можно прийти, поработать. Это очень хорошее решение. Но сейчас оно не работает.

- Разумеется, сейчас ведь карантин.

- Да. И в библиотеки это забьёт большой железный гвоздь.

Ещё один пример: по Китаю мы видим, что резко увеличится количество свадеб и разводов.

- Разводов больше, поскольку люди, посидев вместе на карантине, поняли, что больше видеть друг друга не могут?

- Да, и свадеб больше по той же причине: состоятся откладывавшиеся ранее свадьбы. Но свадьбы многолюдные делать нельзя: существуют жёсткие ограничения, да и денег на это нет. По кому это больше всего ударит?

- По всем, кто раньше занимался обслуживанием свадеб: ресторанам, фирмам, занимавшимся их устройством, съёмками фото и видео. И ещё, думаю, по многим.

- И по клиниговым компаниям, и даже по производителям фотоаппаратов. И таких цепочек много в разных сегментах рынка.

Рынок станет другим.

 

Беседовал Владимир Володин. 

ИССЛЕДОВАНИЕ УРОВНЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ДАВЛЕНИЯ НА БИЗНЕС
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости