Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Александр Чепуренко, профессор НИУ ВШЭ, экс-президент НИСИПП. Ситуация плохая везде. Часть первая.

Главная тема сегодняшнего дня для всех, кто как-то связан с малым и средним бизнесом – кризисная ситуация, связанная с эпидемией коронавируса и возможности предпринимателей выжить в этих условиях. Об этом, о государственной поддержке малого и среднего бизнеса и о вещах, со всем этим связанных, мы беседуем с Александром Юльевичем Чепуренко.

 

- Александр Юльевич, как Вы оцениваете то, что происходит сейчас?

У нас только что выступали и предприниматель из Приморского края, и аналитик из Москвы, который заявил: люди ещё не знают, кому из них не заплатят зарплату за май. Я говорил со знакомым предпринимателем, фирма которого сдаёт в аренду торговые площади, он уверяет, что сейчас у них нет никакой прибыли (слава богу, выходят в ноль), а он потихоньку проедает накопления.

И при этом непонятно, есть ли помощь государства, или её нет, и не будет. Такое впечатление, что власти ждут, пока малый бизнес умрёт.

- Здесь в одном вопросе много вопросов.

Первое: как мне представляется, ситуация плохая везде, но она по-разному плохая в зависимости от отрасли, региона, размеров конкретного населённого пункта и размера самого бизнеса. Где-то схлопнулось всё, где-то – процентов тридцать предприятий, где-то предприятия работают, но выручка у них сократилась от 50-ти до 70%. Поэтому можно уверенно говорить, что ситуация плохая у всего сектора малого бизнеса, и тот факт, что кому-то удаётся выживать, не отменяет этого общего положения.

Второе: абсолютно ясно, что, в силу специфики малого бизнеса, у него очень короткий производственный цикл. Скажем, какое-то судостроительное предприятие строит три года корабль. За это время один коронавирус сменится другим, но, если государство заплатило им аванс, банки под их производственную программу, под их активы что-то им дадут, как-то перекредитуют. В результате производство окажется дороже, чем они рассчитывали, запланированной прибыли они не получат, но и не умрут.

А у малого бизнеса, повторю, цикл очень короткий – месяц - два. А экономика находится в состоянии некоего шпагата уже почти два месяца. Это практически всё: если за один – два месяца производственный цикл разрушился, подо что получать кредиты? Под залог товаров в обороте? А их нет. Под активы? Какие активы у большинства субъектов малого предпринимательства? Площади они арендуют, оборудование у них очень часто сильно подержанное. Подо что?

- Да не подо что.

- Вот поэтому малые предприниматели объективно оказываются в ситуации гораздо более уязвимой, чем крупные предприятия с большим циклом.

Теперь о помощи. Та помощь, которая государством обещана, похожа на визит к врачу. Вы говорите: «Доктор, у меня внутри болит». Врач смотрит на вас и спрашивает: «А прыщики какие-нибудь у вас есть?». – «Прыщиков нет». – «Вот, если будут, помажьте марганцовкой. А сейчас идите домой».

Все меры, которые предложены, может быть, и сработают для крупных предприятий: у них, как я уже сказал, есть активы, у которых длинные производственные циклы и так далее, и так далее. А что для малого бизнеса? Мораторий на банкротство? Но за те месяцы, которые пройдут, просто нечего будет банкротить.

Что ещё предлагается?

- Мораторий на плановые проверки.

- Ну, хорошо. Но в социальных сетях уже пишут, что мораторий этот не соблюдается, что различные контрольные органы понимают это очень по-разному.

- Кредитные каникулы.

- Послушайте, история ведь какая: да, сейчас я получаю возможность кредит не возвращать. Но если у меня производственный цикл прервался, фактически я стою и не работаю – из каких средств я смогу потом это отдать? Пусть экономическое положение улучшится, но ко мне ведь сразу придёт человек из банка и скажет: мы тебе давали отсрочку на период эпидемии, давай теперь погашай кредит. А из чего погашать?

Беспроцентные кредиты на зарплату – примерно, то же самое. Я даже не знаю, что тут можно сказать, учитывая хорошо известный опыт той же Германии, где не дают кредиты на зарплаты. Я имел возможность побывать в Германии в 2008-м году, во время предыдущего кризиса, и разговаривал с людьми на ряде предприятий. Там действует программа, позволяющая сохранить квалифицированные кадры. Как она действует: если предприятие обещает не сокращать персонал, государство даёт ему субсидию на выплату от 65 до 80% заработной платы (в разные периоды – по-разному).

- У нас государство в этом случае тоже обещает заплатить МРОТ.

- Обещает – да, но – МРОТ. А бизнес то мрот и мрот…

Скажем честно: МРОТ в каких-то бедных регионах, в сельской местности, наверное, мог бы устроить предпринимателей. Но это речь идёт о бедных регионах и малых предприятиях за пределами региональных столиц и больших городов. А сколько там таких предприятий?

- Сколько-то, безусловно, есть.

- Вот в этих местах 12 тысяч – это, действительно, зарплата.

Если же говорить о крупных городах, я даже не имею в виду Москву и Питер, 12 тысяч – что это такое. Это – какая-то часть заработной платы.

- Причём не такая уж большая её часть.

- Да, не очень большая часть официальной заработной платы. А мы прекрасно себе представляем, что у малого бизнеса в хорошие времена помимо этой официальной части работникам ещё доплачивают, не будем говорить, в каких формах.

Реально это настолько мало, что издержки, связанные с необходимостью куда-то обратиться для получения этой помощи, что-то заполнить, потом отчитываться: вот мы не сократили… Эти издержки для предпринимателя, да ещё в сегодняшней ситуации, могут оказаться несопоставимыми со сравнительно небольшим выигрышем, который можно получить.

И так по всей линейке обещаний.

Налоговые каникулы. Да, каникулы, отсрочка арендных платежей – всё отсрочить. До чего, до какого момента? Можно воспользоваться медицинским примером…

- Сейчас это очень актуально.

- Да. Можно провести параллель с больным и умирающим. Если человек болеет, ему можно сказать: ты не ходи завтра на работу, полечись дома. Если человек умирает, зачем ему говорить: не приходи завтра на работу? Если он ещё может ответить, то скажет: да я и так бы не пошёл – сил нет. Вот и предлагаемые государством меры неадекватны масштабу процессов, происходящих в экономике.

- Почему это происходит именно так?

- Несколько причин эксперты уже называют, но я обращусь к тем, которые кажутся наиболее правдоподобными лично мне. Первое: при всех разговорах о профиците бюджета, о том, как надолго хватит средств ФНБ, в правительстве, особенно в финансовом его блоке, понимают, что они ещё не в состоянии оценить глубину падения. Скорее всего, она окажется гораздо большей, а само падение продлится дольше, чем мы сейчас предполагаем. А это значит, что «кольчужка мала». И ни на какие шесть лет средств не хватит.

- Я уже видел экспертные мнения, что имеющиеся средства разойдутся за два – два с половиной года.

- Говорят, что да: при нынешних ценах на нефть, от которых мы в значительной степени зависим по-прежнему, хватит года на два. Но, на самом деле, никто не знает, на сколько. Никто не знает, как долго сохранятся низкие цены на нефть и газ на мировом рынке.

- Увы, независимые от нашего ТЭК эксперты уверяют, что это, скорее всего, надолго. Сейчас будет мировой кризис, который коронавирус только подтолкнул. Сегодня предложение нефти превышает спрос, и как изменить ситуацию, пока не ясно: сделка ОПЕК+ особых результатов пока не дала.

- Да, и очень может быть, что правительство, заявляя: мы ко всему готовы и всё преодолеем, на самом деле, закладывается на более долгий и глубокий кризис, а потому «экономит патроны».

Вторая причина, я бы сказал, идеологического характера. Мы все знаем, что после некоторого периода разброда и шатания наше государство уверенно взяло курс на построение модели, в основе которой – крупные государственные или окологосударственные корпорации. В определённом смысле их можно сравнить с южнокорейскими чеболями 70-х – 80-х годов. И в силу самых разных причин, экономических, политических, интеллектуальных мы видим, что малый бизнес, с точки зрения достижения каких-то макроэкономических показателей (за исключением занятости), оказывается для государства не очень значимым.

Более того, он оказывается в каком-то смысле не только не важным, но и раздражающим фактором. Это – независимые люди, которые на любой вопрос имеют свой взгляд и за которыми стоит какое-то количество их наёмных работников. Эти люди не очень вписываются в рамки вертикально выстроенной сословной системы. Они из этой системы выпадают. И вот коронавирус избавляет систему от этих людей, которые, как мы слышали, жулики и торгаши. А мы и скучать не будем.

А народ как-нибудь выживет. Был кризис начала 90-х – взяли люди в руки клетчатые сумки, сумели всё пережить.

 

Окончание следует.

 

Беседовал Владимир Володин.

ИССЛЕДОВАНИЕ УРОВНЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ДАВЛЕНИЯ НА БИЗНЕС
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости