Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Яков Миркин, заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН, соавтор экономической программы «Стратегия Роста». Играть на опережение, на усиление. Часть вторая.

Мы продолжаем беседу с Яковом Миркиным.

 

- Яков Моисеевич, мы говорили о том, что делать людям в связи с надвигающейся достаточно серьёзной безработицей. В продолжение той же темы отрывок из той же Вашей авторской колонки в «Российской газете»:

Торговля, строительство, аграрии, услуги – в них доля малого и среднего бизнеса очень велика. Информация, образование, медицина. Уличная еда. Развлечения. Издательства. Недвижимость. Гостиницы. Сотни тысяч поставщиков крупнейших предприятий. Все отрасли пронизаны моторной, живой «мелочью». Так что же с ними сейчас? И что будет?

Все просто. Для почти 30% бизнесов спрос на их продукцию упал на 90 – 100% (здесь и ниже- данные опроса). От 50 до 90% малых и средних компаний перевели свой персонал на минимум оплаты или отправили в административный отпуск. Кто-то увольнял? Не менее двух третей МСП сделали это. Так считает 30% опрошенных компаний.

Может ли государство смикшировать складывающуюся ситуацию? Станет ли оно это делать?

Лучше особенно не надеяться. Уже видно, что государство не слишком щедро, что доля бизнеса, достучавшегося до поддержки, будет вряд ли больше 30%. Размеры стимулов, по общей оценке, не достигают 3% ВВП, в развитых странах – до 8% ВВП. Стоит не распечатанным Фонд национального благосостояния. ФНБ на 1 марта – 8,2 трлн руб., на 1 мая – 12,4 трлн руб., больше 10% ВВП (Минфин). Международные резервы на 1 марта – 570 млрд долл., на 1 мая – 567 млрд долл. Экономика упала, а деньги под матрацем растут.

 

Очень сильными мерами могут быть: а) значимое расширение списка пострадавших отраслей, пользующихся льготами, б) кредитование под 0-1% малого и среднего бизнеса в оборотные средства (за счет ФНБ или рефинансирования ЦБР).

 

- Вы пишете о поддержке малого бизнеса:

Почему все боятся льгот, льготных кредитов, "поддержки" от КВ? Потому что, когда всё закончится - налетят проверяющие. И откроются уголовные дела. Штрафы размером с космос! Какую тяжелую систему мы создали - неповоротливую, при полном недоверии, вертикальную, не оперативную. Нужна помощь от государства? Сто тысяч раз - доказать, страшно - выдать, не по себе - получить.

Я хотел бы обратить внимание ещё на одно важное обстоятельство: даже те малые и средние предприниматели, которые решаются обратиться за получением льготных кредитов, быстро выясняют, что это почти невозможно. Кредиты обставлены таким количеством условий, что проще уйти из банка не солоно хлебавши, чем пытаться все эти условия выполнить.

Вы считаете, что лучше всего для малого и среднего бизнеса – вообще не связываться с государственной помощью?

 

Есть такие люди. У государства – никогда и ни за что. Но обычно по-другому. Мы живем в экономике, в которой доля государства достигает 60 – 65%. В хозяйстве доминируют крупнейшие компании, аффилированные с государством. В России нет доступного дешевого кредита. Весь рост – через бюджет, через его заказы, субсидии, софинансирование, налоговые льготы. Государство – важнейший заказчик, арендодатель. Мы с государством – в одной постели. Короче, или не жить как бизнесу в этой экономике, или входить в какие-то отношения.

 

- Ещё один отрывок из Ваших заметок:

Ваше лучшее имущество - мозги. Быть спокойнее, быть рациональнее, знать, что все пройдет, все перемелется, занять правильную позицию. А какая она? Выигрывает тот, кто мобильнее, у кого больше идей. Кто живее. Кто не держится за последний кусок, потому что он есть, подозревая, что рано или поздно его отнимут. Кто думает о будущем. Тот, кто не берет на себя лишних обязательств. Они могут похоронить нас. Кто готов быть одиночкой - вместе со своей семьей - извлекая из всего, что можно, хлеб, тепло и молоко. И деньги, конечно - то, что дает нам свободу. Не нарушая прав и свобод других, давая, а не только пользуя. Можно бесконечно говорить, что это просто общие слова, но в жизни - всё не так, и иногда стоит вспомнить, что наше единственное, настоящее имущество - мозги, ничем не затуманенные, примененные во всём их объеме.
Не кажется ли Вам, что одиночку в наше время легко могут растоптать, порою даже не заметив? А найти применение мозгам, увы, становится всё сложнее.

 

Всё зависит от того, насколько крупной личностью вы являетесь. Не имитацией, не фальшаком. Тогда вы все равно – одиночка, один в поле воин, в какие бы коалиции вы не вступали. Сильный человек, обладающий ярким самосознанием – всегда, прежде всего, один, даже если он любит, дружит, сотрудничает, подчиняется или даже покоряется.

 

- Приведу ещё один отрывок из Ваших рассуждений:

Пандемия еще раз показала ценность собственных накоплений, то, что жить в «долг», жить с ожиданием постоянного, нарастающего потока доходов, с опережающим потреблением в долг – высокий риск.

Сбережения, финансовая подушка – при массовом ощущении того, что впереди – высокие риски – могут стать «мейнстримом» в отличие от долгов.

Обычный способ жизни среднего класса – «зарплатное рабство», «долговое рабство» на десятилетия – может начать меняться.

Грубо говоря, мы все можем больше «рассыпаться» на множество частников, поставляющих услуги и продукцию друг другу, пользуясь торговыми платформами.

Всё это тренды, полностью отличные от тех, что преобладали до пандемии".

Из бесед с представителями малого и среднего бизнеса я вынес убеждение, что в самые последние годы, если у кого и были финансовые подушки безопасности, они, в лучшем случае очень сильно истощились, в худшем – исчезли совсем, открыв путь к кредитному рабству и долгам. Как Вы видите уход от этих двух негативных явлений, учитывая кризисную ситуацию? Не окажется ли это непосильно для многих малых и средних предпринимателей?

 

Кто-то из нас может создать «отдельно взятый остров», но это будет, скорее, исключение. Мы существуем в прокризисной экономике, обремененной жестокой административной и налоговой нагрузкой, в очень бедной денежной почве. В экономике заторможенной, не способной на быстрый рост и к тому зависящей от внешних переменных. В 2000-х годах подфартило мировые цены на нефть, газ и другое сырье были необыкновенно высоки – и мы быстро росли. Испарилось это счастье – и мы все оскудели. Так будет продолжаться до тех пор, пока не изменятся модель экономики и макроэкономическая политика во всех ее видах – налоговая, бюджетная, денежно-кредитная, процентная, валютная, таможенная и т.п. Пока она не станет, действительно, нацелена на рост, модернизацию, повышение благосостояния. Как это сделать – об этом мы говорили в прошлом интервью.

 

 

- Последний вопрос очень сложен и неприятен, но Вы подняли его в одном из своих постов:

Нет проблем вызвать бунт – нужно быстрое, уверенное снижение доходов населения хотя бы в 2 раза. Как измерить? Хотя бы в «ВВП на душу населения». Это отличный показатель благосостояния. Упал камнем? Сократился в 2 – 3 раза? Жди, что массы выйдут на улицу и начнут терзать власти.

Вопрос самый простой: как избежать такого печального исхода? Ведь мы сейчас плохо представляем, чем может закончится восстание масс: вариантов много, но хороших среди них – раз-два и обчёлся.

 

Помогать. Стимулировать. Высвобождать средний и малый бизнес. Подчинить политику не тоннам и баррелям, не бери больше – кидай дальше, а на практике – росту благосостояния семей, качеству и продолжительности жизни. Россия сейчас на 95 – 100-м местах в мире по ожидаемой продолжительности жизни. Я как-то колонку опубликовал в «Российской газете» - о любви в экономической политике, любви к собственному народу. Так что лучше я закончу словами Людвига Эрхарда.

«В моей должности я вынужден выполнять… специфическое задание. Это задание сводится к тому, что необходимо заставить народное хозяйство выявить столько энергии и показать столько достижений в производительности, чтобы люди могли жить без нужды и забот, чтобы они получили возможность приобретать имущество и становиться благодаря этому независимыми, чтобы они имели возможность в большей степени раскрыть свое человеческое достоинство. Именно тогда они не будут зависеть от милости других, а также и от милости государства» («Благосостояние для всех»).

Это и есть лучший рецепт.

 

Беседовал Владимир Володин.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости