Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Мониторинг кредитования малого и среднего предпринимательства в субъектах РФ
 

Чупров Валерий Юрьевич

Валерий Чупров, эксперт НИСИПП. "Единого рецепта для всего бизнеса не существует". Часть первая.

Мы продолжаем беседы с предпринимателями и экспертами на тему сегодняшней экономической ситуации и возможных действий в этих условиях бизнеса.

Сегодняшний наш собеседник Валерий Юрьевич Чупров, бывший уполномоченный по защите прав предпринимателей Ненецкого автономного округа, ныне общественный правозащитник в предпринимательской сфере

 

- Валерий Юрьевич, в связи с известными событиями я в последнее время задаю всем один и тот же вопрос: что делать бизнесу в ситуации начинающегося кризиса, в которой мы оказались.

У каждого человека свои приоритеты, своё мнение, свои рецепты. Вы читаете материалы в нашей группе «Проблемы МСП и господдержка» в Фейсбуке и, я думаю, видели уже прошедшие интервью. Александр Чепуренко считает, что спасением для малых предприятий может стать работа с государством, если оно проявит заинтересованность в этом. Елена Рулёва как региональный бизнес-омбудсмен обращает особое внимание на то, что она и её коллеги могут сделать для предпринимателей. Михаил Вирин предлагает перепрофилирование на работу в возможных более удачных нишах.

Вы, как я понимаю и сейчас занимаетесь деятельностью, связанной и защитой прав предпринимателей…

- Да, это общественная деятельность, правозащитная, я имею в виду защиту прав предпринимателей.Я взаимодействую с Торгово-промышленной палатой, возглавил здесь, в Дубне, приёмную областного уполномоченного по защите прав предпринимателей. Провожу регулярные приёмы, раз в месяц – с прокурором города, в общем, занимаюсь тем, чем долгие годы занимался.

- И как, с Вашей точки зрения: что грозит сейчас бизнесу и что он может сделать, чтобы эти угрозы преодолеть?

- Давайте начнём с того, что "бизнес", когда это – абстрактная категория, видится слишком отвлечённо. Сюда можно включить все негосударственные предприятия Российской Федерации, как те, владельцы которых, пользуясь высокопоставленными знакомствами, занимаются своим «бизнесом», так и мелкого предпринимателя с одним ларьком на какой-то проходной улице, торгующего овощами. А это – разные бизнесы. Поэтому сложно говорить за весь бизнес, подразумевая, что это – некий монолит. Я подразумеваю под бизнесом большую совокупность отдельных частей, может быть, с общей целью – извлечение прибыли, но…и только.

Это – первое, и поэтому у меня нет ни точных прогнозов, ни готовых рецептов.

Теперь о втором вопросе: что нам делать прямо сегодня в нынешних кризисных (санкционных) условиях. Хочу тут, в частности, заметить, что бизнес-омбудсмены как люди, взаимодействующие с представителями бизнеса все последние десять лет существования института уполномоченных по защите прав предпринимателей, постоянно занимались не парадными, а стрессовыми, кризисными историями, очень плохими, запутанными ситуациями. Такая у них специфика работы. И этой спецификой, возможно, объясняется и моя нынешняя позиция…

- Бизнес-омбудсмен – это во многом пожарный, которого вызывают, когда горит.

- Да, кризисный управляющий какой-то конкретной ситуацией. И мне, в бытность мою уполномоченным по защите прав предпринимателей, а это всё-таки – государственная должность (это – государственный правозащитный институт), достаточно часто приходилось слышать недовольные высказывания чиновников разного ранга. Их раздражало, что бизнес-омбудсмен «постоянно нагнетает страсти», «сгущает краски» - у нас тут всё так красиво (смотрите презентации), а вы вечно с каким-то негативом. Но ведь сама природа этой работы – разбираться в негативе.

К чему я всё это подвожу? К тому, что работа бизнес – уполномоченного всегда, все эти годы, в большей или меньшей степени касалась негативных явлений, провальных историй, удручающих тупиков.

2014 год давайте вспомним, когда внешнеполитические факторы стали очень сильно давить на жизнь внутри России. Давайте вспомним 2020 год, когда по стране ударила пандемия, 2021-й с продолжением коронавирусной эпидемии. Нас просто постояннопреследовали кризисные ситуации, из которых бизнесу так или иначе приходилось выкручиваться. Тем не менее на дворе 2022 год, а мы с Вами сидим и обсуждаем проблемы бизнеса. Значит, бизнес никуда не делся. Понятно, что ему нелегко, понятно, что золотые годы «тучных коров» прошли, они остались где-то в "прекрасном далеке". Тем не менее, бизнес жив и будет жив, пусть даже и несколько изменившись.

Поэтому, когда задаётся вопрос: что делать, я как практик могу только сказать: дайте мне конкретный кейс, и, проанализировав этот конкретный кейс с конкретным предпринимателем, можно будет говорить, что делать. А вот что делать всем вместе, я не знаю, поскольку эти действия могут быть очень разными. Кому-то надо яхты срочно в российские территориальные воды выводить, а кому-то – яблоки свои спасать с прилавка. Нет единого для всех правильного рецепта.

- Валерий Юрьевич, я согласен, что единого рецепта нет. Но, может быть, возможны не только индивидуальные рецепты для конкретных предпринимателей, оказавшихся в конкретной ситуации, а рецепты для каких-то их групп, когда люди оказались в схожих обстоятельствах.

- Это да. Понятно, что такие возможности существуют, и уже с середины марта мы видим, как правительство России активно занимается не только мерами поддержки бизнеса в целом, но и оказывает пристальное внимание различным отраслям и сегментам экономики. Это, я считаю, очень правильная политика, поскольку у нас есть отрасли, которые, прежде всего, пострадали от санкционных мер, поскольку в них применяются импортные комплектующие. На их поставку накладывается эмбарго, а другого пути у этих предприятий и компаний сегодня нет, им надо ещё найти других поставщиков, в Центральной ли Азии, на Дальнем ли Востоке, где-то ещё. Надежд на мгновенное импортозамещение нет: его невозможно наладить в очень короткое время - этосложные вещи, связанные с перестройкой промышленности, логистики и прочим.

- Разумеется.

- Многие структуры имеют определённый запас прочности и опыт, который наверняка позволит как-то выживать и двигаться дальше, искать какие-то заменители на ближайший период времени.

Поэтому я бы сказал: внешнеэкономическая деятельность – да, там что-то делается, по линии таможни – и там что-то делается. И нам, наверное, не стоит лезть в прикладную часть и говорить, что конкретно надо делать в конкретных отраслях. Что надо в лёгкой промышленности: куда бежать, что брать – с этим бизнес, слава богу, всегда разбирался сам.

Единственное общее, что мне хотелось бы сказать: я бы предложил каждому конкретному бизнесу, которому пришлось нелегко, немного отрешиться от эмоций – от оголтелых телевизионных новостей, от международной повестки и так далее. Вместо этого нужно попробовать предметно посмотреть, что сегодня предлагает государство в той или иной отрасли, в том или другом бизнесе, внимательно это всё проанализировать. И, несмотря на какие-то убеждения, всё-таки опереться на ту помощь, которую сегодня оказывает правительство. Иными словами, "подружиться с государством" в этом частном вопросе, как ни банально звучит этот совет.

 

Окончание следует.

 

Беседовал Владимир Володин.

 
Консорциум компаний по цифровизации социальной сферы
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости