Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Региональная экспертиза: "Значение малого бизнеса в региональном развитии"

С развитием малого бизнеса принято связывать как экономические, так и политические перспективы российских регионов. Не случайно вопросы развития регионального бизнеса находятся в центре внимания губернаторов, в частности, они рассматриваются на заседаниях Госсовета. Налоги, которые платит малый бизнес, в значительной степени идут в региональную казну и составляют немаловажную часть регионального бюджета. Предпринимательская активность населения позволяет стабилизировать и улучшать социально-экономическую ситуацию в регионах, снижать социальную напряженность. Формирование «среднего класса» является важным фактором развития политически активного гражданского общества. Однако о малом бизнесе чаще говорят не в смысле его перспектив, а в смысле его проблем, бесконечных препятствий, которые мешают его развитию. Для того, чтобы понять, что происходит с малым бизнесом в регионах, Фонд развития информационной политики (ФРИП) проводит очередную экспертизу.

  1. В какой мере в Вашем регионе развит малый бизнес, какую роль он играет в экономике и ее отдельных секторах? Можно ли назвать малый бизнес влиятельным экономическим субъектом, имеющим притом свои четко выраженные интересы?
  2. Как организовано взаимодействие между властью и малым бизнесом в Вашем регионе? Существуют ли программы государственной, региональной и муниципальной поддержки малого бизнеса? В каких формах они развиваются (бизнес-инкубаторы, государственные инвестиции и субсидии, налоговые льготы и т.п.), и, наоборот, какова ситуация с административными барьерами, мешающими малому бизнесу? Как организован диалог между региональными и муниципальными властями с одной стороны и представителями малого бизнеса с другой?
  3. Играют ли представители малого бизнеса и их ассоциации (например, региональные отделения «Опоры России») какую-либо заметную роль в политической и общественной жизни Вашего региона? Можно ли говорить о представителях малого бизнеса, как о политически активной группе, и если да, то на чьей стороне она выступает? Участвуют ли бизнесмены в выборах в качестве кандидатов, каких успехов они при этом добиваются? Какие партии и другие политические силы в Вашем регионе выступают в поддержку малого бизнеса или декларируют эту поддержку, что конкретно они делают и предлагают?
  4. Формирует ли в вашем регионе малый бизнес средний класс? Какими характеристиками он обладает? Какую роль он играет в социальной, политической, культурной жизни региона?
  5. В какой мере и каким образом проблемы малого бизнеса освещаются в региональных СМИ? Можно ли также говорить о влиянии отдельных бизнесменов данного сектора или бизнес-ассоциаций на информационное поле региона, об их контроле над определенными СМИ?
Прим.: понятие «малый бизнес» понимается в общественном сознании довольно расплывчато. В данном случае предлагается рассматривать многочисленный слой мелких предпринимателей, (действующих преимущественно в сфере торговли), фермеров, а также владельцев предприятий локального значения, включая сферу услуг, промышленность, инфраструктуру и др.

Комментарий модератора Фонда Развития Информационной Политики:

Малый бизнес: между простым народом и бизнес-элитой

Разговоры о важности малого бизнеса и необходимости его поддержки слышны уже много лет, фактически с самого начала рыночных преобразований. Федеральные власти и региональные администрации регулярно заявляют об этом. Возникают и исчезают многочисленные программы по развитию малого бизнеса. Они имеют особое значение для регионов, где малый бизнес зачастую оказывается одной из основных, притом социально значимых отраслей экономики. Поэтому Фонд развития информационной политики провел свой очередной экспертный опрос по теме «Значение малого бизнеса в региональном развитии». На вопросы экспертизы было получено 37 ответов.

Позиции экспертов сильно расходятся уже в самой оценке значения малого бизнеса для экономики регионов. Это, впрочем, неудивительно, поскольку речь идет о специфической сфере, оценивать которую можно по-разному. С одной стороны ясно, что очень редко малый бизнес становится ведущим в региональной экономике, и его вклад в валовый региональный продукт невелик. Такая ситуация особенно характерна для богатых сырьевых или столичных регионов, где тон задают мощные индустриальные гиганты, на фоне которых все остальное оказывается незаметным. Интересно, что именно в таких, казалось бы самых развитых и «продвинутых» регионах эксперты отмечают слабое развитие малого бизнеса. Но в России это неудивительно, поскольку мощные ФПГ обеспечивают высокую занятость и хорошие зарплаты, а также косвенно – через налоги неплохое положение бюджетной сферы. Наш малый бизнес нигде не имеет «постиндустриального» характера, там, где малый бизнес есть, он «доиндустриален» и довольно примитивен.

С другой стороны роль малого бизнеса не следует недооценивать, поскольку в нем занято большое количество людей, пусть их вклад в экономику невелик. Малый бизнес стал своеобразной страховочной сеткой, обеспечив многих и многих работой и заработком. В особенности такая ситуация оказалась характерной для экономически слаборазвитых или кризисных регионов с высокой безработицей, т.е. регионов аграрных и деиндустриализированных. В таких регионах и его финансово-экономическая роль оказывается более заметной. Например, на селе, в агропромышленном комплексе, да и во многих городских сферах, разумеется, тоже. Прежде всего, это – торговля, сфера услуг, некрупная промышленность вроде производства строительных материалов и т.п. Эксперты отмечают, что высокий уровень безработицы нередко скрывает теневую занятость в малом бизнесе, что характерно, например, для Дагестана. Малый бизнес обеспечивает самозанятость. Кстати, поступления от его налогов в значительной степени идут в региональные бюджеты и во многих субъектах федерации составляют их заметную часть.

Но вот реальное влияние малого бизнеса на общественно-политическое развитие эксперты считают недостаточным или вовсе незаметным. Возникают разноречивые оценки отношений между малым бизнесом и властью. Здесь все дело в оценке того, что же можно считать малым бизнесом. Активных и влиятельных бизнесменов в регионах очень много, это – факт, который подтверждают все. Но скорее их можно отнести к среднему бизнесу. Они, конечно, далеко не олигархи, но в то же время их нельзя отнести и к основной массе представителей малого бизнеса, которых часто называют «пролетариями от бизнеса».

Неудивительно, что диалог малого бизнеса и власти в регионах приобретает довольно странную форму. Для властей поддержка малого бизнеса – это скорее социальный и имиджевый проект. Выгодно показывать свою заботу о малом бизнесе, политически выгодно иметь его поддержку, например, на выборах. Поэтому большинство регионов имеет свои программы поддержки и развития малого бизнеса, проявляет патернализм в его отношении. Распространенным явлением стали бизнес-инкубаторы, реже создаются технопарки. В отдельных случаях малый бизнес получает налоговые и иные льготы, власти соглашаются на «снижение» административных барьеров, иные подобные уступки. Но вот реальная эффективность этих программ и заявлений в регионах сильно отличается и в целом невелика. Причина в том, что «льготы и привилегии» доходят до небольшой части бизнесменов, которые нередко и «малыми» не назовешь. Понятно, что тот же бизнес-инкубатор – это «игрушка» для избранных.

Кроме того, сам малый бизнес – среда специфическая. Действительно, ему постоянно приходится сталкиваться с коррупцией чиновников, большими и мелкими поборами, административными барьерами, прессингом. Малый бизнес уязвим, если власти принимают решение в пользу той или иной фигуры или бизнес-группы, что может привести к разорению многих. Но при этом малый бизнес и сам сильно криминализован, во многом работает в тени, уклоняется от налогов и т.п. На малый бизнес давит криминал, защитить от которого его порой некому, но и сам малый бизнес нередко не лучше. Поэтому согласовать интересы такого бизнеса и такой власти, сделав этот процесс прозрачным и сугубо позитивным, просто нереально.

Неудивительно, что интересы «пролетариата от бизнеса» остаются самыми незащищенными. Об этом свидетельствуют многочисленные конфликты в связи с городскими рынками, типичная проблема в провинции. Например, в Рязани недавно власти закрыли 18 рынков из 28. Угроза малому бизнесу возникла в Нижнем Новгороде. И таких примеров немало. Они приводят к акциям протеста, шумным скандалам, когда, например, оставшиеся без места и работы «бизнесмены» идут митинговать к зданиям властных органов. В этой необычной «классовой борьбе» появляются свои герои. Например, в Орле лидером движения за права малого бизнеса, получившим широкую известность, стала руководитель местного отделения бизнес-ассоциации «Опора России» М.Ивашина, входившая в состав «Родины», а затем – «Справедливой России».

Но в целом малый бизнес напоминает весь российский народ. Эксперты отмечают, что он разобщен, атомизирован, каждый борется за свои личные интересы и, удовлетворив их, теряет интерес к борьбе. Интересы малого бизнеса слабо артикулированы. Поэтому постоянного действующего движения за права малого бизнеса не возникло нигде. Ассоциация «Опора России» представлена во многих регионах. Однако, ее руководство болеет прежде всего за интересы собственного бизнеса. Притом у руля в таких организациях часто оказываются достаточно крупные и заметные фигуры, которые правильнее отнести к среднему бизнесу. На словах они выступают за малый бизнес, а на деле за свой собственный и немалый. Тем более это типично для таких явно элитарных структур, как «Деловая Россия», союзы промышленников и предпринимателей, торгово-промышленные палаты. Последние, впрочем, больше работают с малым бизнесом, но это проявляется далеко не везде. Та же ситуация характерна для региональных законодательных и муниципальных представительных собраний, где бизнесменов сейчас очень много. На муниципальном уровне это может быть и вполне «аутентичный» малый бизнес, который старается и в своих личных, и в корпоративных интересах, но не всегда это удается, т.к. власть местного самоуправления слаба.

Информационная политика в отношении малого бизнеса также недостаточна. Во многих регионах есть элитные деловые издания или телепрограммы, которые анализируют его проблемы и дают рекомендации. Но круг их читателей обычно очень узок, исключений немного. Многие бизнесмены владеют СМИ, но опять же это бизнесмены крупные и средние, которые решают таким способом свои задачи. В большинстве регионов СМИ не работают в интересах малого бизнеса, не дают нужную ему информацию, поскольку нет соответствующего «заказа». А сам малый бизнес организовать, например, свои общественно-правовые СМИ еще не сумел.
Аналогично и отношения с партиями у малого бизнеса не выстроены. Вспомним, как в 1990-е гг. многие партии заигрывали с «челноками», многочисленной тогда категорией. Сейчас о поддержке малого бизнеса считают своим долгом заявлять все. Больше и чаще всех это делают партии либеральные, например, «Яблоко», которому этот класс ближе всего. Однако, эти партии утратили поддержку, которая никогда не была массовой, их региональные организации обычно очень слабы. «Единая Россия», конечно, в своих обещаниях находит место каждому, но справится со всеми обещаниями ей явно не под силы, да и самостоятельной партией она не является, а лишь продолжением исполнительной власти. В некоторых регионах за малый бизнес выступает КПРФ, хотя это может показаться странным, т.к. среда эта – явно мелкобуржуазная. Возможно, активнее будет поддерживать малый бизнес «Справедливая Россия».

В то же время реально сделать что-либо для малого бизнеса партии не могут, да и не очень-то хотят. Малый бизнес оказался в неприятном промежуточном положении. Партии предпочитают дружить с бизнесом покрупнее, который дает им деньги. А для привлечения избирателей работают с массовыми, менее обеспеченными слоями населения. Если малый бизнес сам начинает выступать и протестовать, его готовы поддержать многие оппозиционные партии. Но планомерно с ним работать никто не смог и не очень стремился. Вот и оказался он «бесхозным».

Тем временем перспективы малого бизнеса во многих регионах стали критическими. Его проблемы связаны с экспансией крупного, столичного и зарубежного бизнеса, особенно в сфере торговли. Эта экспансия приводит к ликвидации рынков, мелких торговых точек, которые буквально «зачищаются», уступая место сверкающим витринам крупных магазинов. Власти, как региональные, так и муниципальные, часто поддерживают эту экспансию, им это и приятно для имиджа, и выгодно финансово. Во многом это закономерный процесс. Но вот малый бизнес перестает играть роль страховочной сетки, и его представители, разоряясь, пополняют массу недовольного электората, с которой никто не знает, что делать. Ведь они уже нашли себя в бизнесе, и возвращаться им некуда.

Поэтому от властей сейчас требуется очень внимательное отношение к малому бизнесу и последствиям его вытеснения из экономики крупными компаниями. Притом явно требуются муниципальные программы, поскольку малый бизнес в силу своей специфики плотнее всего работает именно с муниципальными властями, во многих городах и районах он неплохо представлен во власти. В России сейчас можно обнаружить много проблемных точек, где малый бизнес стал важнейшим социальным механизмом, и где его подавление может привести к негативным последствиям для территории и для социального самочувствия граждан.

Мнение экспертов:

Арбатская Елена Оттовна (Тюмень)

1. Безусловно, на фоне предприятий, имеющих отношение к нефтегазовому комплексу, малый бизнес кажется менее значимым. Однако благополучное экономическое положение региона способствует развитию предприятий малого бизнеса, связанных с торговлей и сферой обслуживания.

2. Наиболее масштабный проект – технопарк, включающий в себя и бизнес-инкубатор. На недостаток государственной поддержки местный бизнес также пожаловаться не может – администрация области берет на себя в том числе и вопросы продвижения местных производителей (выпускает за свой счет рекламные и маркетинговые материалы, способствует выставочной деятельности и т.д.). Один из значимых проектов – поддержка предприятий-экспортеров, включающая в себя и масштабную просветительскую программу.
Однако о полноценном диалоге говорить не приходится, скорее здесь патерналистская модель. Правительство области выступает в роли покровителя. А малый бизнес не похож на требовательного «заказчика».

3. По-настоящему независимой силы, способной вести диалог с властями на равных, в регионе нет, хотя были отдельные – предельно корректные – попытки поставить на обсуждение острые вопросы. Речь идет, например, о круглом столе о тендерной политике, проведенном местным отделением ОПОРЫ. Однако эти инициативы – в прошлом. В настоящее время деловое сообщество представляет собой, скорее, клуб по интересам. Тюменские партии в межвыборный сезон практически свернули активность, остаются «Единая Россия» и коммунисты. ЕР, конечно, декларирует поддержку предпринимателей, но сложно говорить о том, что именно является заслугой партии, а что – команды областного правительства.

4. Основной слой собственников малого бизнеса можно отнести к среднему классу. Что касается наемных работников, то люди, занятые в малом бизнесе, часто проигрывают по доходам тем, кто работает на крупных предприятиях.

5. В основном эта тематика освещается деловыми изданиями. Остальные издания касаются этой темы в порядке освещения деятельности правительства и муниципальных властей. Влияние бизнес-сообщество оказывает весьма косвенное – через рекламную политику, например.

Бикметов Рустам Миратович (Нижний Новгород)

1. Уровень развития малого бизнеса в Нижегородской области примерно соответствует среднероссийским показателям. Как и в целом по стране, большая часть данного сектора экономики представлена в торговле и сервисе. В Нижегородской области можно выделить ряд региональных особенностей, отличающих ее от других российских регионов, связанных с историческими традициями. Еще в позапрошлом и начале прошлого века сложилась своего рода производственная специализация региона. Из-за отсутствия плодородных земель большое распространение в Нижегородчине получили промыслы. Среди наиболее известных из них хохломская роспись, кузнечное дело в Павлове и Ваче (Павлово славится производством ножей и холодного оружия (сабли, кинжалы, топоры и т.д.), Вача – производством складных ножей), в Богородске было развито кожевенное дело, в Городце - роспись и вышивка и т.д. О масштабах деятельности народных промыслов в советские годы свидетельствует такой факт, что Хохлома давала в областной бюджет больше валюты, чем крупнейшее предприятие области – Горьковский автомобильный завод.

2. Взаимодействие между властью и малым бизнесом в Нижегородской области прошло через различные периоды, как потепления, так и похолодания в отношениях.

Органы власти принимали программы государственной и муниципальной поддержки малого бизнеса: это были бизнес-инкубаторы и налоговые льготы и т.п. Шанцев, вступая в должность, заявил о необходимости сокращения и ликвидации административных барьеров в развитии бизнеса. Однако существенного прорыва в этой области не состоялось. Наоборот, в последнее время произошло обострение отношений власти с малым бизнесом и, по сути, не сокращение, а увеличение административных барьеров. Многие представители малого бизнеса обеспокоены тем, что в области идет мощная экспансия со стороны московского и иностранного капитала, особенно в сфере торговли, в регион уже пришли и обосновались крупные торговые сети. Как заметил в разговоре предприниматель из области, они уже чувствуют приход капитала в регион, поскольку из бизнеса в областном центре вытесняются местные предприниматели, то они начинают экспансию в областную глубинку и вытесняют бизнесменов уже там.

3. Представители малого бизнеса и ассоциации, объединяющие предпринимателей в Нижегородской области, являются довольно заметной политической силой. Хотя их влияние на политическую жизнь региона в различные периоды менялась. В силу разобщенности политической элиты и существования различных группировок бизнесмены тяготели и сплачивались вокруг определенных политических лидеров. Поэтому какой-то единой политической силы, объединяющей представителей малого бизнеса, не существует, а есть желание использовать предпринимателей в своих целях различными политическими группировками элиты.

Еще в 2000 году на выборах в Городскую Думу областного центра т.н. Некоммерческое партнерство, объединяющее предпринимателей, координировало выдвижение и предвыборную кампанию своих кандидатов. Хотя тогда эту предвыборную кампанию контролировала и курировала областная администрация (в то время губернатором области был И.Скляров).

На выборах губернатора Нижегородской области в 2001 году одним из наиболее заметных кандидатов был предприниматель, депутат Городской Думы Нижнего Новгорода Дмитрий Бирман. В последующем он возглавлял региональное отделение партии предпринимателей, был советником губернатора Геннадия Ходырева, в настоящее время является руководителем регионального отделения «Опоры России», депутатом городской Думы, членом партии «Единая Россия».
Его соратник Денис Лабуза в администрации Геннадия Ходырева занимал пост заместителя министра экономики и развития предпринимательства, а с приходом Шанцева был назначен на должность министра поддержки развития малого предпринимательства, потребительского рынка и услуг, хотя в прошлом году был уволен со своего поста.

Крупные административные должности занимали в руководстве Нижнего Новгорода и другие представители малого бизнеса. Хотя уже упоминавшие бизнесмены в настоящее время относятся скорее к среднему, а не к малому бизнесу. Однако, исходя из того, как начиналась их предпринимательская карьера в 90-ые годы, и того, что в настоящее время они возглавляют и входят в руководящий состав различного рода ассоциаций и организаций, представляющих малый бизнес, то их можно отнести к рассматриваемой социальной группе.
Еще несколько лет назад на исключительное представительство интересов малого бизнеса претендовали ряд партий: партия предпринимателей, СПС и др. Сейчас эти партии практически сошли с политической арены региона. Большая часть партий и депутатов пытается заручиться поддержкой традиционного электората, включая и СПС.
Малый бизнес в регионе представлен в таких общественных организациях, как «Опора», в ассоциации, объединяющей представителей розничной торговли, ассоциации, объединяющей предпринимателей из сферы аптекарского бизнеса и ряде других.

4. Малый бизнес, конечно, влияет на формирование среднего класса, однако влияющей роли в социальной, политической, культурной жизни региона он не играет.

5. Проблемы малого бизнеса находят свое отражение в региональных СМИ. Наиболее полно они освещаются в негосударственном общественно-политическом издании – еженедельнике «Биржа» и его приложениях. На государственном телеканале начала выходить аналитическая экономическая программа, в которой также затрагиваются проблемы малого бизнеса. Эти проблемы находят свое отражение и в информационных программах – как государственных, так и частных телеканалов. Однако при освещении конфликтных ситуаций, например, между рыночными торговцами и городской администрацией, телеканал «Волга», как правило, занимает более объективную позицию, а «Сети НН» встает на позиции городских властей, что связано с тем, что одним из акционеров телеканала является мэр Нижнего Новгорода Вадим Булавинов.

Какого-то контроля или особого влияния малого бизнеса или его представителей на информационное поле региона не существует.

Бондаренко Сергей Васильевич (Ростов-На-Дону)

1. В конце мая 2007 года Ростовская область была награждена дипломом победителя конкурса «Лучший регион (субъект) Российской Федерации» по развитию малого и среднего предпринимательства и его законодательном обеспечении». Уже 3-й год подряд Ростовская область получает признание за активную законотворческую и организационную работу по развитию малого и среднего бизнеса. Таким образом, по формальным показателям малый бизнес является влиятельным экономическим субъектом, и власть заинтересована в его развитии. Однако на практике опрошенные нами предприниматели практически не ощущают заботу власти в развитии малых форм предпринимательства. Представители малого бизнеса, как социальная группа, не артикулируют четко выраженных политических и экономических интересов и, тем более, не отстаивают их во властных структурах.

2. По формальным признакам имеются государственные инвестиции и субсидии, налоговые льготы, однако до большинства малых предприятий эти протекционистские меры не доходят. Формально происходит диалог между региональными и муниципальными властями с одной стороны и представителями малого бизнеса с другой, однако к уменьшению коррупции и снижению административных барьеров этот диалог практически не приводит.

3. В политической жизни региона представители малого бизнеса и их ассоциации (например, региональные отделения «Опоры России») какую-либо заметную роль не играют, да это и невозможно в условиях фактической монополии на власть со стороны одной партии.

4. На настоящий момент только происходит формирование зачатков среднего класса, однако реальной роли в социальной, политической, культурной жизни региона он не играет. О характеристиках среднего класса речь вести затруднительно, поскольку уж очень тонка грани между средним классом и малоимущими, а любое серьезное колебание внешнеэкономической конъюнктуры способно мгновенно отбросить предпринимателей в другую страту.

5. Проблемы малого бизнеса в большей части региональных СМИ освещаются формально. Даже в специализированных изданиях, выходящих относительно небольшим тиражом, если указанные проблемы и обсуждаются, то к реальным экономическим, юридическим и организационным изменениям такого рода обсуждения не приводят. Контроль над СМИ представителями бизнеса осуществляется, однако это никак не сказывается на изменении положения в сфере малого бизнеса.

Варнаков Артур Вячеславович (Дудинка)

1. На Таймыре малый бизнес развит довольно слабо в силу некоторой замкнутости данной территории, её значительной удалённости и, соответственно, серьёзных транспортных проблем, а также небольшого количества населения (малый рынок, низкий спрос). Но, тем не менее, его роль довольна высока. Основа микроэкономики Таймыра это одно градообразующее предприятие – Морской Порт (структура «Норильского Никеля»). На втором месте – бюджетная сфера, и уверенное третье место – у малого бизнеса. А если судить по приносимым местному бюджету доходам, то, пожалуй, даже и второе по значимости.
Также таймырский малый бизнес невольно взял на себя и социальную роль. Дело в том, что после объединения субъектов (Таймырского АО, Красноярского края и Эвенкии), произошли значительные сокращения работников бюджетной сферы из ликвидированных федеральных структур, и именно малый бизнес вобрал в себя эти трудовые ресурсы, тем самым частично сгладив социальную напряжённость в регионе.
Что касается влиятельности малого бизнеса как экономического субъекта, имеющего свои интересы, то и здесь найдутся некоторые достижения. Например, в последней избирательной кампании по выборам в органы МСУ предприниматели получили хорошие результаты, многие из кандидатов от малого бизнеса были избраны депутатами, где вполне успешно проводят свою лоббистскую политику на местном уровне.

2. Что касается местной исполнительной власти и её отношений с малым бизнесом, то тут всё ещё преобладает, скорее всего, советский подход – жёсткая указка, выдвижение различных требований, чаще карательные меры или снисходительное общение. Иногда проявляются некоторые зачатки открытых экономических отношений в виде либеральности в части ставок арендной платы, либо проведении неких конкурсов, но это скорее исключение, чем правило.
О серьёзной и планомерной поддержке или активном развитии малого бизнеса, к сожалению, речь не идёт. На прямой диалог бизнеса с властью, да ещё и равноправный, тоже надеяться не приходится. Возможно, именно поэтому предприниматели и выдвинулись во власть самостоятельно, чтобы хоть как-то изнутри попытаться изменить ситуацию, снизить административные барьеры и добавить прозрачности некоторым муниципальным процедурам.

3. На Таймыре нет региональных отделений общероссийских предпринимательских объединений. Были слабые попытки организоваться на региональном уровне в некие ассоциации, но идея была провалена из-за неразумного поведения «отцов-основателей» данных структур. Такие ассоциации либо вырождались в ручной инструмент их руководителей для лоббирования собственных коммерческих или политических интересов, либо тихо «умирали» так и не проявив себя на декларируемом деле.
В части сотрудничества предпринимательства с партиями можно отметить лишь партию власти, которая заинтересована в бизнесе как в источнике финансов и голосов для продвижения собственных интересов, зачастую совсем не связанных с интересами самого бизнеса. Но, учитывая региональную специфику и латентную коррумпированность местных элит, многие предприниматели лишний раз просто не рискуют отказывать властям и представляющим их партиям в таком «сотрудничестве».

4. О формировании бизнесом на Таймыре среднего класса не приходится говорить по причине очень малой территории и слабой развитости предпринимательства как такового. Можно даже сделать вывод о нахождении местного малого бизнеса во всё ещё зачаточном состоянии. Даже получая, порой, некоторое развитие, он ещё не осознаёт себя значимой силой и не обладает необходимой сплочённостью для серьёзного отстаивания собственных интересов перед властью и обществом.

5. В региональных СМИ проблематика малого бизнеса почти не находит своего отражения. Здесь, безусловно, сказывается и понятная ангажированность и подручность местных официальных СМИ, и нехватка независимых изданий, и малый размер региона.

Витовцев Николай Федорович (Горно-Алтайск).

1. Малый бизнес у нас в Горном Алтае развит в той мере, насколько это выгодно чиновничеству. Как и везде, преференции получают те, кто умеет «делиться» с бюрократией. Его роль в экономике незначительна, поскольку чиновники могут брать от олигархов или даже просто крупных иногородних фирм гораздо больше, чем от местных предпринимателей. Считается, что у нас тут должна быть развита коммерция, но такие монстры (по местным, разумеется, меркам), как «Разноторг», «Мария Ра», «Сибвез», «Эльдорадо», «Техносила» душат мелких торговцев, и деньги уходят за пределы региона. Чиновникам это безразлично, потому как у них всегда есть «доля» в бизнесе иногородних. В остальных отраслях (и в туризме тоже) – всё аналогично. Интересы у местных предпринимателей просты: выжить и сохранить относительную самостоятельность в неравной борьбе с теми, кто приходит извне и покупает наших чиновников.

2. Такого взаимодействия практически нет. Власть служит тому бизнесу, который предлагает ей больше денег. Поскольку у местных денег всегда меньше, да и к тому же местные могут проболтаться, то брать взятки гораздо выгоднее у пришлых. Программы поддержки местных предпринимателей – только на бумаге. В конкурсах (торгах, аукционах) побеждают практически всегда иногородние, а других возможностей у власти в таком глубоко дотационном регионе, как РА просто нет. Федеральные программы – тоже на бумаге, поскольку и в них действует давно отлаженная система «откатов». Из всех инкубаторов у нас можно назвать один: там, где разводят мальков форели и тайменя, но фокус в том, что озёра под зарыбление уже розданы опять-таки «нужным людям». За счет государства они будут решать с помощью чиновников вопросы собственного обогащения. Там и налоговые льготы, и все прочие, и субсидии с инвестициями. А барьер между властью и малым бизнесом всё тот же – особо тёплые отношения власти с «нужными людьми», которые действуют чаще всего через подставных лиц. Никакого диалога в таких условиях, как вы понимаете, нет. Разве что взаимные нападки на митингах или акциях протеста, иногда еще – через СМИ. Препирательство вряд ли похоже на диалог. В условиях пресловутой «вертикали» власть бесконтрольна, она неподотчетна избирателям. Президент тут совершенно не при чем – разные московские группировки ведут передел собственности по регионам, иногда к ним подключаются новосибирцы, уральцы, кемеровчане, еще кто-нибудь. А местное бизнес-сообщество выброшено из политики, экономики, нацпроектов и прочего.

3. Могу сказать, что серьезных объединений (ассоциаций, союзов) у нас в регионе нет. Про какие-то конкретные дела «Опоры» я ничего не слышал. Власть загнала наших предпринимателей в одно стойло с пенсионерами и безработными – у них столько же прав, а обязанностей несравненно выше (учитывая 30 федеральных структур с функциями карающими, надзирающими, контролирующими и т.д.) Я нисколько не удивлюсь, если малый бизнес у нас в Горном Алтае на думских выборах проголосует за КПРФ. Приближенные к власти бизнесмены идут по списку «Единой России», а независимых предпринимателей душат административным ресурсом. Это не выборы, не знаю даже, что это такое. Многие представители малого бизнеса на последних региональных выборах шли с «Родиной». Сейчас ее нет – значит, они будут с «Великой Россией», потому что Республиканскую партию В.Рыжкова уже разгромили. Какая-то часть пойдет с ЛДПР и КПРФ, а с «Единой Россией» будут чиновники, их жёны, дети, родители, зависимые от них люди – кто угодно, кроме самостоятельных и пока еще свободных предпринимателей.

4. А как он его сформирует, если власти этого не хотят? У нас формируется слой, зависимый от крупных олигархических структур, иногородних крупных бизнесменов – а всего, что можно было бы ожидать от органов местного самоуправления, здесь у нас нет. «Вертикаль власти», работающая на «вертикаль в бизнесе», превращает все регионы (и наш в том числе) в новые колонии. Весь тюменский север, весь томский север, вся территория Горного Алтая, имеющая громадный рекреационный потенциал, - это колонии для таких, как Абрамович, Миллер, Евтушенков, Орджоникидзе. Народный капитализм, который строят в Америке и Японии (не говоря о Скандинавии, Австралии), нам не светит. А нет народного капитализма – нет и никакого «среднего класса». Какие могут быть «характеристики» у малого бизнеса, преследующего единственную цель – выжить? В условиях всеобщей нищеты те, у кого ничего нет, поджигают коммерческие ларьки на Чуйском тракте, воруют и режут скот, поджигают турбазы. Никакой роли у малого бизнеса в условиях бюрократического капитализма быть не может, он даже не защищен, как следует. Культурная жизнь? Она сведена к телевизионным сериалам, где московские торговцы нефтью или лесом красиво прожигают жизнь – и ничего, кроме раздражения, это не вызывает. Много «свистели» про «архангельского мужика», чтобы охмурить наших крестьян – и где он теперь, хоть один успешный «мужик»? Здесь у нас – ни одного.

5. В условиях Горного Алтая малый бизнес – это фермеры, владельцы частных турбаз, заготовители и переработчики лектехсырья, владельцы пилорам, автоперевозчики. Как правило, это люди, давно ушедшие в «тень». И кто из них, по-вашему, захочет лишний раз «светиться»? Самодовольная Москва давно уже должна учиться реформам у монголов и казахов – вот там есть малый бизнес, есть его влияние на информационное поле, есть его контроль над определенными СМИ. А у нас что? Газеты и TV от «Лукойла», «Газпрома», московской мэрии, теперь вот ещё от «питерских». Зачем этим СМИ проблемы малого бизнеса? Они делают вкладки для всех регионов, в т.ч. для Алтая. Местные предприниматели живут по принципу известного героя А.Платонова: «Не высовывайся». Глядишь, власть и заметит тебя. Глядишь, и оценит. Нужна лесосека? Нужен земельный участок в живописной горной местности? Нужны новые площади под покосы или пастбища? Хочешь получить квоты на заготовку кедрового ореха или золотого корня? Куда тебе без коридоров власти? Никто из предпринимателей не будет говорить ни о каких «проблемах», пока им приходится жить в этой «вертикали». Ведь ее для того и придумали, чтобы душить малый бизнес, а сверху насаждать олигархов. Хотел бы ошибиться, но дело идет к тому, что крупный капитал скоро начнет скупать региональную прессу. Конкурировать с государственными СМИ, получающими баснословные дотации, скоро будет не под силу в условиях, когда цены на бумагу, на услуги типографий, на почтовые услуги растут с каждым месяцем.
Вас интересует, как мы освещаем проблемы малого бизнеса. Вот лишь один пример. В последнем номере нашей газеты рассказывается о том, что еще один крупный торговый центр «Мария Ра», принадлежащий барнаульскому миллиардеру Ракшину, должен скоро открыться рядом с будущей ОЭЗ туристско-рекреационного типа. Строить его хотят на месте бывшего мебельного цеха, где тот самый малый бизнес пытался наладить производство экологически чистой мебели по новейшим образцам. Власть была безразлична к заботам мебельщиков. И та же самая власть охотно отдала территорию мебельщиков под еще один супермаркет. «Единая Россия» молчит. Об этом говорит новая партия – «Великая Россия», в которую уходят из «Справедливой России» временно обманутые активисты «Родины». Наверное, хватит уже «кремлёвских проектов» по одурачиванию избирателей. Пора уже посмотреть правде в глаза. Малый бизнес, который находит поддержку у левых, - это разве нормально?

Гарлоева Светлана Владимировна (Петрозаводск)

1. Данный сектор экономики динамично развивается. По итогам прошлых лет (по информации Минэкономразвития республики Карелия) за счет налоговых поступлений от деятельности малого предпринимательства формируется порядка 22-30% бюджета РК.

2. В республике в целом сформированы основы системы государственной и общественной поддержки малого предпринимательства, в которых основными направлениями являются содействие формированию и поддержка деятельности инфраструктуры, оказывающих комплекс различных услуг бизнесу, а также финансовая поддержка через соответствующие программы государственной поддержки. В РК при предоставлении бизнес-плана предприниматель может получить кредит на развитие малого бизнеса. Также очень развито оказание различного рода услуг малому бизнесу - обучение, семинары, тренинги.

5. ГУ РК "Издательский Дом "Карелия" в рамках приложения "Малый бизнес Карелии" к газете "Карелия" на протяжении нескольких лет вел работу по информационной поддержке малого бизнеса. В 2005 году вышло в свет информационно-справочное издание "Малый бизнес Карелии" (выпуск II).

Есельсон Семен Борисович (Ростов-На-Дону)

1. Малый бизнес у нас существует полулегально и нелегально. Это связано, в первую очередь, с оценками субъектами малого бизнеса рисков и угроз со стороны представителей правоохранительных органов и прочих гос- и муниципальных структур. Огромное распространение получил нелегальный бизнес в области здравоохранения м образования.

2. Государственная поддержка имеет большой размах, но формальный, скорее, показушный. Диалог с властью оказывается в принципе невозможным из-за нелегальности малого бизнеса.

3. Малый бизнес никем адекватно не изучается. Политического представительства не имеет. То, что давно превратилось в бизнес, например, реально платные медицина и среднее образование, по-прежнему, рассматриваются как коррупция, не оценивается ни количество людей, задействованных в этих бизнесах, ни их интересы.

4. Пока это слой людей с очень неустойчивыми доходами и страхом перед госструктурами.

5. СМИ выражают, как правило, официальную точку зрения на проблемы малого бизнеса.

Жилкин Владимир Владимирович (Тамбов)

1. По определению, данному в словаре Вебстера, предприниматель – это тот, кто организует, регулирует и идет на риск в бизнесе или на предприятии. Определяющей характеристикой его фигуры является способность к риску в экономической, социальной и психологической сферах, а уже потом организаторские и управленческие функции. Способность к риску сопряжена с умением взять на себя ответственность и контроль, а также противостоять неопределенностям рынка. Поэтому предприниматель отличается от обычного человека, ведущего хозяйственную деятельность, прежде всего, складом характера, типом экономического мышления. Стремясь к максимизации дохода и минимизации издержек, он неизбежно должен идти на риск, вступать в конкурентную борьбу, доказывая свое право на существование, и нести ответственность за качество своей продукции, выполнение заключенных договоров, соблюдение законов, нравственных и экологических норм. Таким образом, современный предприниматель – это человек, не только в совершенстве знающий законы рыночной экономики, умеющий оперативно собирать, анализировать и использовать необходимую информацию, но и способный принимать в условиях неопределенности ответственные решения.
Количество малых предприятий в Тамбовской области постепенно увеличивается со среднегодовым темпом роста 104,4% и по состоянию на 01.01.2007 г. их насчитывается 3504. Постоянно растет число индивидуальных предпринимателей, их насчитывается порядка 22 тысяч человек. На малых предприятиях области в 2006 году трудилось 32673 человека. Доля работников малых предприятий в 2006 году в общей численности занятых на предприятиях и организациях области составила 10,3%. Малое предпринимательство является одним из наиболее значимых явлений социально-экономической жизни Тамбовской области. В отдельных социально значимых отраслях экономики именно оно занимает доминирующее положение. Так, например, на сегодняшний день доля субъектов малого предпринимательства в обороте розничной торговли области составляет 77%, оптовой торговли – 57,4%, в объеме строительных работ – 53,9% и в объеме платных услуг – 32,7%. Только по этим видам деятельности оборот малого бизнеса за 2006 год составляет порядка 63,5 млрд. рублей. Вместе с тем, доля малого предпринимательства в таких видах деятельности, как предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг, научные исследования и разработки, промышленность пока остается невысокой. По-прежнему основной сферой деятельности малого бизнеса является торговля, бытовые услуги населению.

2, 3. В тамбовском регионе сложилась и действует единая система поддержки малого предпринимательства, в которую входят: управление по развитию промышленности и предпринимательства Тамбовской области, как государственный орган, отвечающий за организацию и проведение государственной политики по поддержке предпринимательства, Тамбовская областная торгово-промышленная палата, общественные объединения малого предпринимательства, целью которых является защита интересов субъектов предпринимательства, информационно-ресурсные центры поддержки малого предпринимательства, бизнес-инкубатор, Центр промышленной субконтрактации и партнерства.
Государственная поддержка малого предпринимательства осуществляется на основании Программ развития и поддержки малого предпринимательства в Тамбовской области. Целью данных программ является создание правовых и экономических условий для свободного развития малого предпринимательства, обеспечивающих повышение социальной эффективности деятельности малых предприятий – рост численности занятых в секторе малого предпринимательства, средних доходов и уровня социальной защищенности работников малых предприятий и, как следствие, формирование среднего класса – базы политической стабильности; повышение темпов развития малого предпринимательства, как одного из стратегических факторов социально-экономического развития области, увеличение доли малого предпринимательства в формировании всех составляющих внутреннего валового продукта (производство товаров, оказание услуг, чистые налоги), расширение сфер деятельности и экономическое укрепление малых предприятий, особенно в промышленной сфере. Всего за 2002-2006 гг. на реализацию мероприятий Программ из областного бюджета израсходовано 14,7 млн. рублей.
Не меньше половины тамбовских депутатов – совладельцы коммерческих структур, так что взаимодействие, как говорится, «налицо». Согласно закону «О торгово-промышленных палатах в РФ», Торгово-промышленные палаты более ответственны за представление бизнеса во власти. На сегодняшний день Тамбовская областная ТПП официально получила право лоббизма. Тамбовской областной Думой делегировано ТПП право экспертизы проектов нормативных актов. Также между администрацией Тамбовской области и ТО ТПП заключено соглашение, в котором предпринимателям предоставляется право участия в подготовке проектов постановлений администрации области в сфере экономики.
С целью привлечения предпринимателей Тамбовское отделение Сбербанка России с 2004 года начало проводить ежегодный конкурс «Лидер малого предпринимательства» с вручением победителям в номинациях денежных призов и предоставлением определенных льгот при получении кредитов. Активно ведется работа по имущественной поддержке субъектов малого предпринимательства. По состоянию на 01.01.2007 г. государственное и муниципальное недвижимое имущество площадью 264,4 тыс.кв. м используют 1692 субъекта малого предпринимательства.
В Тамбове существует Тамбовский инновационный бизнес-инкубатор, который является структурным подразделением НОУ «Региональный центр управления и культуры», который, в свою очередь, является членом Тамбовской областной ассоциации промышленников и предпринимателей. В 2005-2006 годах область была признана победителем федеральных конкурсов на создание и развитие бизнес-инкубаторов.
В целях создания положительного имиджа, повышения профессионализма и деловой репутации субъектов малого предпринимательства ежегодно проводится конкурс «Лучший предприниматель года». Установлен День предпринимателя Тамбовской области – 15 мая.

4. Современные социологические исследования показывают, что средний класс в понимании как класс предпринимателей проходит стадию становления. Его представители все чаще занимаются благотворительностью, оказывая помощь детским домам, домам престарелых, школам, интернатам для инвалидов и т.д. Безусловно, это «видимая часть айсберга» формирующегося нового класса. Достаточно распространенными являются случаи, когда под видом благотворительности маскируются сокрытие прибыли от налога или косвенная взятка муниципальным властям. Опрос тамбовских предпринимателей, проведенный автором, позволил выявить следующее отношение к благотворительности. Свои свободные деньги на спонсорство потратили бы только 7,3% респондентов. В реальности, факт оказания спонсорской помощи припомнили 56,1% опрошенных. Адресную спонсорскую помощь без выяснения сопутствующих обстоятельств могут оказать 84,9%. Стимулом спонсорства могут выступить реальная необходимость у 21,8% ответивших, излишек свободных денег – 20,6%, сочувствие и сострадание у 14,6%.

5. Вообще рассмотрение СМИ как независимого источника информации, четвертой власти и т.п. представляется сомнительным. Тем более это утверждение сомнительно в отношении региона, тем более, тамбовского. Как уже отмечалось, многие депутаты и городской, и областной Дум de facto являются предпринимателями и по мере возможностей используют каналы СМИ, прежде всего, для лоббирования собственных политических и экономических интересов.

Жилкина Наталия Владимировна (Тамбов)

1. «Малый бизнес» как слой мелких предпринимателей, фермеров, локальных предприятий сферы услуг в настоящий момент в регионе развит, я бы сказала, как никогда. Регион сам по себе сельскохозяйственный, и практически все колхозы и совхозы в 17-ти районах после быстрого разложения постсоветской эпохи по сходной цене были превращены в фермерские хозяйства, владельцы которых обеспечивают местное население рабочими местами, местные рынки вполне качественной продукцией, а местный бюджет вполне приличными налогами (если судить по «представительской» части доходов: особняк, автомобиль, техника в хозяйстве и т.д.). Кроме того, градообразующие предприятия, относящиеся в основном к ВПК, стоят «тихи и заброшены», а «свято место» потихоньку занимают предприятия «малого бизнеса» – табачные фабрики, колбасные цеха, заводы по производству пластиковых окон и деревянных конструкций и т.п. А уж такого количества магазинов одежды и бытовой техники, кафе, увеселительных заведений и таксомоторных служб в Тамбове не было никогда! Порою кажется, если бы социальные службы приносили доход, то, наверное, смертность в нашем регионе не превышала бы так сильно рождаемость…
Так что экономика региона основывается исключительно на малом бизнесе, который руководствуется только своими интересами, – в противном случае область перестала бы быть дотационной.

2. В ситуации взаимозависимости взаимодействие не может не быть успешным. Программы поддержки существуют, но попасть в них может далеко не каждый предприниматель – как и во многих других сферах, имеет место «позвоночная» система, протежирование и т.д. Без наличия «дружеских связей» практически не реально не только получить какой-либо кредит на развитие, но даже обычную консультацию в тех инстанциях, которые должны этим заниматься по долгу службы. Бизнес-инкубатор как формальная структура существует, но утверждать, что он играет какую-то существенную роль в жизни тамбовских предпринимателей, я бы не стала.

3. Представители малого бизнеса в нашем регионе с большой охотой идут во власть, так как это дает им в числе прочего доступ к программам поддержки, речь о которых шла в предыдущем вопросе. Безусловно, вся политическая активность направлена на лоббирование собственных экономических интересов. Причем процент прохождения на выборах высок, так как часть избирателей голосует за предпринимательские качества характера кандидата в утопической надежде на их приложение к процветанию региона, а часть – обычно социально незащищенные категории – просто куплена бесплатными продуктовыми наборами и купюрами. Хотя есть ряд предпринимателей, которые занимаются реальной благотворительностью и до и после избрания: ремонтируют подъезды, дворовые и детские площадки, устраивают развлекательные мероприятия и т.д.
А вот предвыборных лозунгов о поддержке малого бизнеса как-то в памяти не отложилось… Даже странно…

4. Согласно Оксфордскому социологическому словарю, термин «средний класс» характеризует обширный слой не только мелких и средних собственников, но и квалифицированных наемных работников, обладающих четкой самоидентификацией – соответствием между объективными параметрами и выбором страты, к которой они себя относят. Рост уровня образования, престижа профессии, уровня доходов дает основания для самоидентификации со средним классом… Но с этой точки зрения представители малого бизнеса в нашем регионе скорее идентифицируют себя с элитой (не пытаясь особенно вникать в социологические и культурологические параметры этого понятия).

В целом, безусловно, такое формирование имеет место. Вот только социальное расслоение между такого рода средним классом и «низами» в реальности оказывается пропастью.

5. Проблемы малого бизнеса в региональных СМИ освещаются чаще всего в виде заказных репортажей. Некоторые предприниматели в определенный момент развития своего бизнеса начинают выпускать рекламно-информационно-развлекательные листки, с претензией на статус нового СМИ, но ни о контроле, ни тем более о влиянии на информационное поле региона речи идти не может, так как оценка значимости подобной возможности находится за пределами то ли интересов, то ли чего-то другого….

Каткова Вероника Вячеславовна (Орел)

1. Деятельность предпринимателей в Орловской области ограничена рядом обстоятельств. Как правило, для успешной деятельности необходимо иметь влиятельных «покровителей», близких к Администрации Орловской области. Попытки действовать в нарушение установленных областными властями неписаных правил вызывают жесткую реакцию — вплоть до закрытия «непокорных» предпринимательских структур. Тем не менее, малый бизнес занимает не последнее место в формировании регионального бюджета, исправно платя налоги.
Влиятельным экономическим субъектом малый бизнес в Орловской области, тем не менее, назвать нельзя, потому что он до сих пор не является самостоятельной силой, способной заставить с собой считаться. Малый бизнес еще не осознал силу консолидации, его представители разрозненны. В конфликтных ситуациях предприниматели предпочитают решать острые ситуации путем организации через третьих лиц личных встреч с чиновниками, от которых зависит принятие решений. На встречах пытаются договориться лично, кулуарно, не вынося конфликт в публичную сферу за конкретное «вознаграждение», поэтому уровень коррупции в сфере малого бизнеса очень велик. Существует практика «откатов», сами бизнесмены в частных беседах называют процент «отката» от 30 до 70 процентов стоимости конкретного бизнеса.
Четко выраженного интереса предприниматели оформить и озвучить не могут, так как нет доверия внутри сообщества предпринимателей, и каждый пытается решать собственные проблемы самостоятельно, поодиночке.
По сравнению с соседними регионами (Брянская, Курская, Липецкая, Белгородская области), где малый бизнес активно и быстро развивается и растет, в Орловской области бизнес практически не растет. Самое большое место в малом бизнесе занимают предприниматели, которые занимаются торговлей. Бизнес покрупнее должен «согласовывать» свой приход на рынок с областными чиновниками. Многие активные граждане отказываются заводить собственное дело из-за боязни попасть в коррупционную кабалу. Мешает также непредсказуемость регионального и федерального законодательства, часто изменяемые «правила игры» и всегда не в пользу предпринимателей. Бизнес-климат в Орловской области считается неблагоприятным.
Именно поэтому «средний бизнес» «ушел» из региона, зарегистрировался в соседних областях с более благоприятным предпринимательским климатом, географически оставаясь в области.

2. Программы поддержки властью малого бизнеса существуют, но широкой доступной информации о таких программах нет. Государственные инвестиции и субсидии получают либо близкие или дальние родственники, занимающиеся бизнесом, либо близкие друзья, либо партнеры, имеющие смежный бизнес и некоторую самостоятельность (например, это могут быть представители региональных отделений московских или петербургских компаний).
Налоговые льготы предоставляются только «своим» из «ближнего окружения».
Административные барьеры включаются сразу, как только предприниматель захочет стать самостоятельным, действовать по закону, а не по «неписанным правилам» или (не дай бог!) начнет поддерживать «не ту» политическую партию или выдвигаться в кандидаты в депутаты от «неправильной» политической силы.
Диалога между властью и бизнесом не существует, есть только монолог власти, особенно в тех случаях, когда необходимы внебюджетные деньги на проведение каких–то публичных акций, мероприятий, выборов и т.д.

3. Два года назад региональный руководитель «Опоры России» Марина Ивашина играла заметную роль в политической жизни Орловской области. Продекларировав идею защиты прав предпринимателей, она с соратниками объединила предпринимателей Центрального рынка, проводила пикеты в их поддержку. На страницах учрежденной ей газеты «Орловские новости» регулярно критиковала действия власти, на начальном этапе
М. Ивашину поддерживали тысячи мелких предпринимателей. Однако, будучи весьма авторитарным и амбициозным лидером, Ивашина вскоре растеряла всех своих сторонников, не сумев при этом найти общий язык с другими региональными лидерами оппозиции. Региональная власть, воспользовавшись таким стратегическим просчетом, договорилась с руководством общефедеральной «Опоры России», которое, в свою очередь, сняло Ивашину с руководства региональным отделением. Поскольку большинство из декларируемых ранее целей были популистскими и остались нереализованными, Ивашина значительно потеряла поддержку мелких предпринимателей (в первую очередь, предпринимателей с рынков, «предпринимательского пролетариата»). Следует отметить, что в результате этой деятельности она заработала определенный политический капитал, который помог ей стать депутатом Орловского Областного Совета от партии «Справедливая Россия». После избрания депутатом М. Ивашина правами предпринимателей не занимается.
На последних региональных выборах (март 2007 г.) в качестве кандидатов в депутаты выдвигалось большее число бизнесменов, чем на предыдущих. Они представляли разные партии – «Единую Россию», КПРФ, «Справедливую Россию», ЛДПР. Очень многие кандидаты стали депутатами. Но поддержка малого бизнеса не входила в число приоритетов партий. Если кто-то ее и декларировал, то как-то вяло, и даже эти декларации прошли незамеченными. Логично было ждать такой поддержки от СПС, но партия переключилась целиком на социальные проблемы пожилых людей, играя на электоральном поле КПРФ.
Тем не менее, бизнесмены выражают желание стать активной политической прослойкой. Они устали быть бесправными и хотят влиять на политику в сфере бизнеса в регионе. Очень четко обозначилась тенденция вхождения малого и среднего бизнеса во власть. Граждане, в основном, лояльно настроены к таким предпринимателям. Вероятно, играет роль тот факт, что эти бизнесмены не являются известными «олигархами», в основном, это предприниматели «средней руки», совсем недавно вышедшие из малого бизнеса, они молоды и энергичны, за ними не тянется шлейф негативной репутации.

4. В Орловской области средний класс, как это не парадоксально, формирует чиновничество областных и муниципальных властных структур. Представителей бизнеса, которых можно отнести к среднему классу, еще очень мало, поэтому говорить о какой-то видимой роли в политической, культурной жизни региона еще рано. Нельзя сказать, что бизнесмены не играют роли в социальной жизни, – многие из них оказывают помощь неблагополучным детям, пожилым людям, инвалидам и другим категориям граждан, устраивают благотворительные праздники и т д. Однако предприниматели стараются эту помощь не афишировать, чтобы не попасть под нежелательные проверки и пр., которые последуют, если появляются публикации об их благотворительной деятельности.

5. Проблемы малого и среднего бизнеса освещаются в газете «Просторы России». Ее учредителем является Областная администрация, поэтому тон редакционной политики задает она. Тем не менее, газета довольно добротная, профессиональная. Меньше всего она пишет о проблемах «пролетариата малого бизнеса» - торговцев на рынках, а они составляют большую часть от числа представителей малого бизнеса.
Газета «Орловские новости» тоже пишет о бизнесе, но в основном о крупном, принадлежащем региональным чиновникам или их семьям, и о коррупции в сфере бизнеса. Глянцевый журнал «Регион 57» рассказывает о разных бизнесах, рекламируя их, с позитивной точки зрения, оставляя проблемы «за кадром».
Другие издания тоже пишут о малом бизнесе, но ведущей темой для них развитие малого бизнеса не является. Местный «олигарх» Соболев фактически диктует информационную политику газете «Орловский вестник» и его главному редактору В. Балакину, особенно во время выборов и в ситуации острой борьбы между мэром Орла Касьяновым и губернатором Строевым, отстаивая, конечно, политику губернатора и его позицию по всем вопросам. Депутат Областного Совета М. Ивашина контролирует газету «Орловские новости», учредителем которой она является.

Киселев Константин Викторович (Екатеринбург).

1. В какой мере в Вашем регионе развит малый бизнес, какую роль он играет в экономике и ее отдельных секторах? Можно ли назвать малый бизнес влиятельным экономическим субъектом, имеющим притом свои четко выраженные интересы?

Существуют противоречивые данные о развитости и «самочувствии» малого бизнеса в Свердловской области. С одной стороны, по итогам московской ежегодной выставки-форума «Дни малого и среднего бизнеса России - 2007» Свердловская область признана лучшим субъектом РФ по развитию малого и среднего предпринимательства и его законодательному обеспечению. С другой стороны и по другим исследованиям, Екатеринбург признается городом, в котором существует неблагоприятная среда для развития малого предпринимательства.

Что касается формальных показателей, то по данным Комитета по развитию малого предпринимательства Свердловской области они следующие :

Показатели развития малого предпринимательства в Свердловской области в 2005-2006 годах

Показатель

На 01.01.2006

На 01.01.2007

прирост за год, %

Количество малых предприятий (МП) на конец периода, единиц

29149

30267

3,8

Количество действующих предпринимателей без образования юридического лица (ПБОЮЛ)

70773

82142

16,1

Численность занятых в сфере малого предпринимательства, (ПБОЮЛ + рабочие места на МП + занятые у ПБОЮЛ)

477500

521100

9,1

Доля занятых в малом бизнесе от общего числа занятых в экономике области, %

25,5

26,9

 

Инвестиции в основной капитал на МП, млн. рублей

4380,7

6016,8

37,3

Оборот МП, млрд. рублей

402,0

585,9

45,7

Доля оборота малых предприятий в общем обороте предприятий Свердловской области, %

31,4

33,4

 

2. Как организовано взаимодействие между властью и малым бизнесом в Вашем регионе? Существуют ли программы государственной и муниципальной поддержки малого бизнеса? В каких формах они развиваются (бизнес-инкубаторы, государственные инвестиции и субсидии, налоговые льготы и т.п.), и, наоборот, какова ситуация с административными барьерами, мешающими малому бизнесу? Как организован диалог между региональными и муниципальными властями с одной стороны и представителями малого бизнеса с другой?

В Правительстве Свердловской области функционирует Комитет по развитию малого предпринимательства Свердловской области. Существует Концепция государственной политики поддержки и развития малого предпринимательства в Свердловской области на 2002 – 2020 годы, утвержденной осенью 2002. В начале 2006 года в Концепцию внесены изменения.

Финансовая поддержка малого предпринимательства осуществляется в соответствии с федеральным законодательством. Комитет по развитию малого предпринимательства Свердловской области на своем сайте информирует, что «на государственную поддержку малого предпринимательства в Свердловской области» в 2003-2005 годы объем финансирования был увеличен в 7,5 раз - с 5 млн. рублей в 2003 году до 38 млн. рублей в 2004 году, в 2005 году было выделено около 61 млн. рублей. Сейчас в Свердловской области действует уже седьмая программа – «Государственная поддержка малого предпринимательства и развитие ее инфраструктуры в Свердловской области» на 2006-2008 годы. В 2006 году на развитие и поддержку малого предпринимательства из областного бюджета выделено более 160 млн. рублей, с учетом создания венчурного фонда и Свердловского областного бизнес-инкубатора» . В программе предусмотрены все перечисленные в вопросе формы поддержки.

3. Играют ли представители малого бизнеса и их ассоциации (например, региональные отделения «Опоры России») какую-либо заметную роль в политической жизни Вашего региона? Можно ли говорить о представителях малого бизнеса, как о политически активной прослойке, и если да, то на чьей стороне она выступает? Участвуют ли бизнесмены в выборах в качестве кандидатов, каких успехов они при этом добиваются? Какие партии и другие политические силы в Вашем регионе выступают в поддержку малого бизнеса или декларируют эту поддержку, что конкретно они делают и предлагают?

Никакой заметной политической роли ни региональная «Опора России», ни иные объединения малых предпринимателей в Свердловской области не играют.

Представители малого бизнеса не являются политически активной прослойкой. Политически активны лишь отдельные предприниматели, но это не проявление их социального статуса, а личная позиция.

В поддержку малого предпринимательства выступают ВСЕ региональные отделения политических партий и предлагают сделать ВСЕ, что малому бизнесу угодно.

В выборах мелкие предприниматели участвуют, но успехов добиваются предприниматели средние и крупные. Мелкий бизнес фактически является электоральным статистом.

4. Формирует ли в вашем регионе малый бизнес средний класс? Какими характеристиками он обладает? Какую роль он играет в социальной, политической, культурной жизни региона?

Действительно, представителей малого бизнеса в основной массе можно отнести к среднему классу. Что касается характеристик и роли в жизни региона, то едва ли без специальных исследований хоть сколько-нибудь подробно и точно можно об этом говорить.

5. В какой мере и каким образом проблемы малого бизнеса освещаются в региональных СМИ? Можно ли также говорить о влиянии отдельных бизнесменов данного сектора или бизнес-ассоциаций на информационное поле региона, об их контроле над определенными СМИ?

Малый бизнес не контролирует СМИ и не в состоянии формировать информационную повестку в регионе.

Для самих СМИ проблемы малого бизнеса объективно едва ли интересны, а потому присутствуют эпизодически в зависимости от наличия информационных поводов.

http://sme.ural-business.ru/small_info/18

http://sme.ural-business.ru/politica

Ковалев Виктор Антонович (Сыктывкар)

1. Полагаю, что развитие малого бизнеса в РК находится примерно на среднероссийском уровне. Вряд ли малый бизнес имеет сильное влияние на уровне республики. Но в муниципалитетах несколько его представителей входит в советы. Работает с администрацией. Интересы артикулируются, но не получают достаточного выражения в СМИ. Исключением являются какие-нибудь скандалы, чаще всего связанные с новыми инициативами властей по ограничению торговли, новым правилам регулирования и т.д.

На поверхности все выглядит хорошо. Малое предпринимательство приобретает все более весомую роль в развитии экономики республики. В настоящее время в сфере малого бизнеса (с учетом вторичной занятости и предпринимателей без образования юридического лица) участвуют 24% всех занятых в экономике. Его вклад в валовом региональном продукте (ВРП) республики составляет более 14% (в среднем по России в валовом внутреннем продукте (ВВП) - около 20%). Он обеспечивает почти 80% оборота розничной торговли, две трети объемов оказанных населению бытовых услуг, более половины объемов подрядных работ. Растет роль малого предпринимательства и в промышленности республики.
В руках малого бизнеса практически полностью находится мебельное производство, изготовление металлопластиковых окон и дверей, производство минеральных вод, от 60% до 80% отдельных видов швейных изделий, от 70% до 90% рыбной продукции. Малыми предприятиями и индивидуальными предпринимателями выпускается более трети производимых в республике кондитерских изделий, майонеза, сыров жирных, половина макаронных изделий, 15% хлеба и хлебобулочных изделий, 14% цельномолочной продукции.

В Республике Коми зарегистрировано более 40 тыс. субъектов малого предпринимательства, в том числе 5 тыс. малых предприятий), 459 крестьянских (фермерских) хозяйств и 34,8 тыс. индивидуальных предпринимателей. В органы государственной статистики сведения о своей деятельности представили 3,6 тыс. малых предприятий (МП), (по сравнению с 1 января 2000 г. количество отчитавшихся предприятий возросло в полтора раза). По другим формам малого бизнеса статистических данных не существует.

Следует также отметить, что в последние годы наблюдался значительный рост (от 2 до 4 раз) численности постоянно занятых на малых предприятиях в транспорте, сельском хозяйстве, геологии и разведке недр, жилищно-коммунальном хозяйстве, здравоохранении, что немаловажно не только для экономики республики, но и решения социальных проблем.

Одной из особенностей малого предпринимательства является широкое распространение вторичной занятости (на условиях совместительства в эквиваленте полной занятости и по договорам гражданско-правового характера), что подчеркивает социальную направленность малого бизнеса, предоставляющую дополнительные источники доходов для населения наряду с основным местом работы. Особенно высока доля вторичной занятости на предприятиях образования (50,5%), науки и научного обслуживания (23,8%), здравоохранения, физкультуры и социального обеспечения (23,2%).
Средний размер численности работников на малых предприятиях превысил 13 человек и был выше в отраслях, производящих товары, а также оказывающих транспортные и бытовые услуги и услуги здравоохранения. Почти половина всех малых предприятий имела среднесписочную численность работников (включая совместителей и работающих по договорам подряда) до 5 человек. Чем больше численность работников на предприятии (то есть чем крупнее малое предприятие), тем весомее их вклад в совокупном показателе деятельности малых предприятий. Доля малых предприятий с численностью работников от 50 до 100 человек составляет всего 6% от общего числа малых предприятий, однако по остальным показателям их вклад более существенен: на их долю приходится около трети численности занятых всего на малых предприятиях, выпуска продукции (работ, услуг), сальдированной прибыли, 41% от величины фонда заработной платы малых предприятий.

Сегодня на малых предприятиях используется лишь 4% основных средств предприятий и организаций республики. Наибольшая доля основных средств малых предприятий сосредоточена в строительстве (37,1%) и промышленности (30,6%).
Территориальная дифференциация в развитии малого бизнеса значительно подвержена уровню урбанизации регионов. Так в Сыктывкаре, Ухте и Усинске функционирует больше малых предприятий в расчете на 10 тыс. населения. Наряду с этими городами значительна роль малого бизнеса в предоставлении рабочих мест в Сысольском и Троицко-Печорском районах. По основным показателям ресурсного потенциала опережает все регионы Усинск, а среди районов на первом месте - Троицко-Печорский.

2. Формально все это есть. По данным Минэкономразвития Республики Коми, 30,6 млн. руб. в 2006-2008 гг. будет потрачено из республиканского бюджета на развитие и поддержку малого предпринимательства и потребительской кооперации. Но нельзя сказать, что это ПРИНОСИТ ЗАМЕТНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ. Скорее, это строка в бюрократическом отчете или функции PR. Вот, к примеру, буквально последнее сообщение республиканского информагентства:
«Правительство Коми намерено и в дальнейшем поддерживать международные проекты в области развития малого предпринимательства». Об этом 29 мая 2007 года, на международной практической конференции по проекту TACIS IBPP "Создание некоммерческой профессиональной организации "Центр развития женского предпринимательства в Коми" заявила заместитель министра экономического развития региона Мария Пономарева.
Мария Пономарева констатировала успешность реализации данного международного проекта. "Сейчас это динамично работающая структура, которая способствует развитию предпринимательства на селе", - отметила она. По словам заместителя министра, участие в проекте дает женщинам знания по основам бизнеса, развивает деловые связи с зарубежными партнерами, в частности, финскими предпринимателями. "Конкретные результаты проекта - созданные дополнительные рабочие места", - подчеркнула Мария Пономарева. "Понимая значимость развития предпринимательства на селе, на реализацию международного проекта "Создание некоммерческой профессиональной организации "Центр развития Женского предпринимательства в Республике Коми" в ближайшие годы предусмотрены финансовые вливания", -сказала заместитель министра. Для ускорения процесса привлечения женщин в малый бизнес Мария Пономарева указала на важность разработок подобных программ на уровне муниципалитетов» (Комиинформ, 29 мая).
Хорошо, конечно, но к принципиальному изменению не ведет.
В общем, малый бизнес, в основном – это сфера примитивной самоэксплуатации, экстенсивные усилия, чтобы выжить.
Впрочем, и чиновники это признают (но другими словами). Так, 17 апреля во время круглого стола на тему "Интеллектуализация промышленности и инновационное развитие Республики Коми", который прошел в Сыктывкаре в рамках III Северного социально-экологического конгресса, по словам министра промышленности и энергетики Коми Николая Герасимова, внедрение инновационных технологий характерно лишь для большого бизнеса Республики Коми и в первую очередь для транснациональных компаний.
По словам министра, инновации, характерные для большого бизнеса региона, практически отсутствуют в малом и среднем бизнесе. Недостаток научной базы региона и отсутствие внедрения инновационных технологий в малом и среднем бизнесе приводит к тому, что Республика Коми находится на 40-х -50-х местах по разработкам среди российских регионов. Доля инноваций в валовом региональном продукте Коми в 1,5 - 2 раза ниже, чем в среднем по России.
Один из принципиальных вопросов – налоговые льготы. Недавно Уполномоченный по правам человека в Коми Людмила Завьялова заявила, что в Коми необходимо принципиально изменить систему налогообложения малого и среднего бизнеса в сторону послабления от налогов.
Но с чего же тогда будут кормиться чиновники на местах?!

3. «ОПОРА» есть, но она скорее защищает интересы среднего бизнеса, например, некрупных нефтяных компаний.
Да. Эти предприниматели часто играют политически активную роль на муниципальном уровне. Выше – весьма редко.
Со стороны политических партий деклараций немало, но по поводу реальных дел я мало информирован.

4. Пожалуй, формирует, если за индикатор «среднего класса» принимать посетителей недешевых ресторанов и кафе. Ну, а про какую-то особую роль я бы говорить не стал.

5. Да. Для некоторых предпринимателей бизнес в медиа является основным. О проблемах малого бизнеса пишут довольно часто, и некоторые сегменты информационного поля малый (и в большей степени средний) бизнес контролирует, но эта доля сокращается из-за административного давления на СМИ. Наиболее яркий пример – закрытие последней независимой и профессиональной газеты в регионе «Зырянской жизни». Из-за административных угроз издание не может никак найти спонсора.

Колесников Андрей Николаевич (Москва)

1. Если развитие малого бизнеса в Москве рассматривать с точки зрения количества работающих в данном секторе, то в этом смысле развитие значительно – примерно 12-15% занятых работает в сфере малого бизнеса. Если смотреть на ситуацию с точки зрения налоговых поступлений, то его значение невелико (это всего несколько процентов от общего объема). Что касается представительства малого бизнеса, то он распределен по секторам примерно так: торговля – 35%, строительство – 35%, услуги – 10% , остальные – 20%.
Внимание властей к малому бизнесу характеризуется наличием программ его развития и поддержки (бюджетные расходы на малый бизнес составляют 1,5 миллиарда рублей в год).

Можно ли назвать малый бизнес влиятельным экономическим субъектом, имеющим притом свои четко выраженные интересы? Нет, нельзя, – вклад в налоговую базу незначителен. Предпринимательский климат в Москве – средний и соответствует среднему по стране. Поэтому сообщения московских властей о высоких темпах развития малого предпринимательства далеки от реальности (так было лишь в середине 90-х гг.).

2. Одна из особенностей московского региона – концентрация власти, здесь нет системы поддержки малого бизнеса на всех уровнях – от муниципалитета до мэрии. Взаимодействие между властью и малым бизнесом организовано, таким образом, сверху. Не существует объединений малого бизнеса на префектурном и муниципальном уровнях. Поэтому голос снизу не пробивается из-за неправильно построенной системы.

Государственных программ поддержки малого бизнеса на региональном уровне не существует, есть муниципальные. Такая программа нужна, как и выстраивание системы поддержки снизу (от муниципалитетов). Какие формы поддержки существуют? Бизнес-парки, бизнес-инкубаторы, технопарки, программы бесплатного обучения, льготы на участие в профильных выставках. Инвестиций и субсидий со стороны государства нет, есть налоговые льготы.
Административные барьеры невелики, их не больше, чем в любом другом бизнесе. Основной барьер – доступ к ресурсам: финансовым (отсутствие поддержки, особенно на старте), человеческим (трудности с наймом персонала, – система мотивации сотрудников в больших кампаниях выше, также как и социальная престижность), материальным – арендуемым помещениям, рынкам сбыта (особенно в сфере торговли), государственным заказам.
Диалог между властью и представителями малого бизнеса осуществляется посредством организации выставок, конференций, конкурсов. Взаимодействие власти и бизнеса происходит также благодаря целому ряду государственных структур, таких, например, как Общественный совет по малому бизнесу при мэрии, Московский Фонд подготовки кадров для малого бизнеса, Московское агентство поддержки малого бизнеса, Московский Фонд малого бизнеса, Московская лизинговая компания многие другие.

3. Играют ли представители малого бизнеса и их ассоциации какую-либо заметную роль в политической жизни? Нет, не играют. Причина? Наличие большого количества других политических сил в городе. Наиболее заметную роль играет ТПП, как, впрочем, и в остальных регионах.
На чьей стороне выступает малый бизнес? На стороне демократических сил.

Что касается участия представителей малого бизнеса в политическом процессе, то в Москве, как и в других регионах, они не имеют возможности «пробиться» сами. Кроме тех случаев, когда необходимо формальное представительство малого бизнеса во власти, либо если у бизнесмена есть в администрации «нужные люди». Обычно во власти – средний и крупный бизнес.
Какие партии выступают в поддержку малого бизнеса? Целенаправленно ни одна партия интересы малого бизнеса не защищает.

4. Формирует ли в Вашем регионе малый бизнес средний класс? Скорее, да. Но только в случае, если рассматривать средний класс на уровне владельцев малого бизнеса и директоров компаний. Принадлежность к среднему классу в Москве определяется рядом показателей: вложениями в обучение детей, в жилье в хороших районах, в отдых, в престижные марки одежды.
О роли малого бизнеса в социальной, политической, культурной жизни московского региона говорить преждевременно. Здесь заметна роль только крупных компаний.

5. Как проблемы малого бизнеса освещаются в СМИ? В Москве эти вопросы освещаются довольно широко, поскольку тема малого бизнеса не «сходит с уст» председателя московского правительства, мэра, министров. К тому же, есть немало специализированных изданий: еженедельники «Бизнес для всех», «Деловая Москва», «Московский предприниматель», ежемесячная газета «Вестник МТПП». Свой московский выпуск имеет «Бизнес-журнал». Кроме того, программы о малом бизнесе появляются на телевизионных каналах «ТВЦ» и «Столица».

Говорить о влиянии отдельных бизнесменов на информационное поле региона не приходится. Но определенное влияние оказывает Московская ассоциация предпринимателей. Она издает газету, имеет Интернет-сайт, проводит конференции, собирает дискуссионные клубы, организовывает «горячие линии». Тесно взаимодействует с ассоциацией и московское отделение ТПП.

Кочеткова Кира Степановна (Тверь)

1. В Тверском регионе малый бизнес находится в стадии становления. В отдельных секторах есть отдельные сложившиеся лидеры. Например, ООО «Андреев-Софт» работает в сфере IТ-технологий, реализует программы обучения школьников, студентов, служащих. Является (по конкурсу) доверенным поставщиком оборудования для реализации национальных проектов.

2. Взаимодействие власти и малого бизнеса в стадии становления. Есть бизнес-инкубаторы, но пока немало и административных барьеров при контактах представителей малого бизнеса с властями. О влиятельности малого бизнеса можно говорить скорее в перспективе. Среди заметных событий на информационном поле Твери – ежегодные семинары-выставки в рамках «Недели малого бизнеса».

3. В регионе заметна деятельность пока двух ассоциаций. В марте состоялся съезд регионального отделения «Опоры России». Его возглавляет председатель Союза парикмахеров города Твери Наталья Лабынина. Активно работает председатель регионального отделения Союза фермеров России Светлана Максимова. Обе общественные организации авторитетны в среде МБ. Их лидеры состоят в «Единой России», имеют поддержку при отстаивании интересов сообщества.

4. Малый бизнес в регионе по уровню финансовых составляющих пока не может соотноситься с понятием «средний класс». Так, у большинства фермеров нет достойных жилищных условий.

5. СМИ освещают деятельность довольно спонтанно, в информационном плане и скорее – в связи с участием в событии представителей власти. Аналитики явно недостает. Влияние отдельных бизнесменов на «свои» «малые» СМИ очевидно. Бизнес-ассоциации работают в русле лояльности местной власти.

Кривощекова Елизавета Михайловна (Омск)

1. По итогам 2005 года на территории Омской области действовало около 15 тысяч малых предприятий, что составило 44% от количества всех работающих предприятий. Всего по итогам года в сфере малого предпринимательства было занято около 15% трудоспособного населения. Инвестиции в основной капитал малых предприятий в 2005 году составили 2 млрд. рублей. Много это или мало? Можно предположить, что ситуация развивается в сторону «хотелось бы большего». Так, при разработке регионального закона о целевой программе «Развитие малого предпринимательства в Омской области на 2006-2008 годы» отмечалось, что после бурных процессов 1990-1995 годов динамика роста числа малых предприятий снижалась, а причинами этого были недостаток собственных финансовых средств, низкий уровень информированности и квалификации субъектов малого бизнеса.

2. По мнению президента Омской торгово-промышленной палаты (ОмТПП) Татьяны Хорошавиной, взаимоотношения чиновников и предпринимателей в Омской области «в целом можно назвать сформировавшимися. Обе стороны стараются сделать так, чтобы проблем при сотрудничестве было как можно меньше». Надо отдать должное, на уровне как региона, так и областного центра принимается немалое количество программ и концепций по развитию малого бизнеса, поддержанных крупными организациями и объединениями, такими, например, как Омский областной союз предпринимателей или Омская ТПП. Омской мэрией разработана и реализуется целевая программа содействия развитию малого предпринимательства в городе Омске в 2005-2010 годах. В течение трех лет в регионе действует проект «Развитие предпринимательства в городских и сельских муниципальных образованиях Омской области». Совместно с Омской ТПП проводятся презентации потенциала области в посольствах зарубежных стран в Москве, организуются конкурсы для предпринимателей. В областном правительстве рассматриваются вопросы, касающиеся возмещения расходов за участие предпринимателей в выставочно-ярмарочных мероприятиях, проводимых за пределами Омской области, компенсаций, связанных с заключением договоров лизинга и получением кредита. Разработана схема частичной компенсации малому бизнесу процентов, уплаченных банку по кредитам, которые предприятие получает для реализации проектов. Компенсация зависит от суммы кредита и составляет ? ставки рефинансирования. По решению региональных властей предприятия-участники, вошедшие в единый стенд Омской области, освобождаются от оргсбора и оплаты выставочной площади. В мае 2007 года по конкурсу сформирован корпус малых предприятий, получивших право на размещение на льготных условиях в здании бизнес-инкубатора в Омске.
В конце 2006 года администрация города Омска при содействии бизнес-объединений провела анкетирование 160 субъектов малого предпринимательства. В качестве факторов, сдерживающих развитие предпринимательства в областном центре, опрошенные назвали чрезмерную конкуренцию (41%), налоговое бремя (40%), высокую арендную плату (38%), нехватку оборотных средств (37%), недостаток квалифицированных кадров (31%), длительное прохождение процедур административного регулирования (24%), в т.ч. по земельным вопросам (14%), вопросам строительства (10%), лицензирования видов деятельности (8%). К числу напряженных ситуаций между властью и субъектами малого предпринимательства, можно отнести, к примеру, историю с памятной в Омске отменой «постановления № 306» о продаже муниципальной недвижимости. С избранием в 2005 году нового мэра Омска Виктора Шрейдера мэрией были заявлены около полусотни судебных исков, и части ответчиков пришлось произвести доплату в бюджет за помещения, купленные при прежнем мэре. К массовым акциям протеста ИП-владельцев маршрутных такси привело в 2006 году осуществляемое мэрией упорядочение перевозок городским общественным транспортом. Возмущение предпринимателей вызвало отсутствие преемственности в действиях власти. В мае 2007 года, в связи с предстоящим принятием городским советом постановления по благоустройству прилегающих и закрепленных территорий, Омский областной союз предпринимателей занял принципиальную позицию в отношении нечеткого определения понятий «закрепленной» и «прилегающей» территорий, которое позволило бы чиновнику среднего и низшего звена трактовать их в произвольной форме. Характерно, что есть и встречное движение власти. Так, на пресс-конференции 1 июня губернатор области Леонид Полежаев прямо заявил, что в сфере арендных отношений на территории областного центра «должен быть выработан такой подход, который бы свел до минимума субъективные решения, выражающие интересы какой-либо группы чиновников».

3. На территории региона действуют, как минимум, 15 общественных и некоммерческих организаций, объединяющих субъектов малого и среднего предпринимательства. Показательно, что в первую двадцатку самых влиятельных людей Омской области (по версии еженедельника «Коммерческие вести») входят Александр Третьяков (депутат Законодательного собрания Омской области, президент регионального объединения работодателей, в недавнем прошлом президент Омского областного Союза предпринимателей), а также президент Омской ТПП Татьяна Хорошавина. В то же время стоит учесть результаты уже упоминавшегося анкетирования субъектов малого предпринимательства в Омске, в ходе которого было выяснено, что на деятельность только 15% респондентов оказывает положительное влияние функционирование общественных объединений, союзов предпринимателей, а 81% респондентов не испытывают таковой поддержки. Тем не менее, в составе Омского городского совета, избранного в марте 2007 года, каждый четвертый депутат может быть отнесен к субъектам малого и среднего бизнеса, а в числе депутатов - президент Омского областного союза предпринимателей Виталий Путинцев. Подавляющее число депутатов Законодательного собрания и городского совета было избрано при поддержке партии «Единая Россия» и общественного движения «Омская инициатива». Принципиальную позицию в поддержке малого и среднего бизнеса занимает местное отделение «Деловой России».

4. Косвенным подтверждением состояния среднего класса в регионе может служить бурное развитие жилищного строительства (до миллиона кв. метров в год), возведение большого числа торговых, развлекательных и офисных центров, рост оборота розничной торговли (в 1 квартале 2007 года он составил 15% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года), приход в областной центр крупных российских ритейлеров.

5. Как минимум два омских еженедельника «Коммерческие вести» и «Бизнес-Курс» профессионально освещают в т.ч. сферу малого и среднего предпринимательства. Еженедельник «Коммерческие вести» реализует совместный проект с областным союзом предпринимателей по освещению деятельности союза. Плюс к тому эта тема в той или иной степени освещается большей частью местных СМИ. Так, к примеру, в рейтингах депутатов Заксобрания и горсовета по количеству упоминаний в местных печатных СМИ (проект «Мониторинг СМИ для деловой элиты», реализуемый ГЭПИЦентр-II), глава Омского областного объединения предпринимателей Виталий Путинцев и президент регионального объединения работодателей Александр Третьяков нередко занимают одни из лидирующих мест.

Кузьмин Борис Петрович (Чебоксары)

1. По состоянию на 1 апреля этого года в Чувашии действует 47905 субъектов малого предпринимательства, из них: 7545 малых предприятий и 40194 индивидуальных предпринимателя. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года количество субъектов малого бизнеса возросло на 12,2%, в том числе темп роста малых предприятий составил – 106,9%, предпринимателей – 112,8%.
Важным показателем развития предпринимательства является показатель «плотности» малых предприятий в муниципальных образованиях республики (в расчете на 100 тысяч населения). Если в среднем по России насчитывается 6-8 малых предприятий на 1000 жителей (в странах Европейского Союза и Японии – 45-50 единиц), то в Чувашской Республике этот показатель несколько ниже – 5,9.
Малый бизнес характеризуется небольшой численностью работников, занятых на одном предприятии. В I квартале 2007 года среднесписочный состав работников на одном малом предприятии составил около 10,8 человек. Общая численность работающих в малом предпринимательстве (с учетом индивидуальных предпринимателей) на 1 апреля составила около 121 тыс. человек или порядка 27 средней численности занятых в экономике республике. На долю малых предприятий в настоящее время приходится 19,8 среднесписочной численности работников, занятых в организациях всех отраслей экономики республики (в целом по России на малых предприятиях занято около 10% общего числа работающих, тогда как в европейских странах – около 70-80%). За последние четыре года численность работников малых предприятий и количество малых предприятий возросли в 1,9 раза.
Малый бизнес охватывает практически все отрасли экономики, и за последние три года отраслевая структура практически не изменилась: по-прежнему в сфере торговли, как и в целом по России, сосредоточено почти около половины всех малых предприятий – более 42%; удельный вес малых предприятий занятых строительством – более 14%, добычей полезных ископаемых, обрабатывающим производством, производством и распределением электроэнергии, газа и воды по Чувашской Республике в среднем составляет 15%, в то время как по стране в данных сферах сосредоточено чуть более 13% малых предприятий; в сфере сельского хозяйства в Чувашии осуществляют свою деятельность 3,7% малых предприятий, зарегистрированных преимущественно в сельской местности (по России – 2,1%).
Таким образом, в Чувашии малый бизнес – достаточно заметный субъект на экономическом поле.

2. Власть всячески активизирует рост численности занятых в малом бизнесе. Об этом говорит хотя бы тот факт, что в социально-экономическом соревновании между муниципальными образованиями, которое проводит кабинет министров, есть и такой показатель, как численность субъектов малого бизнеса. Кроме того, глава республики Николай Федоров регулярно настраивает глав городов и районов на увеличение численности, подчеркивая, что в том числе в этом есть залог уверенного экономического развития территорий и пополнения местных бюджетов.
В целях обеспечения благоприятных условий для развития малого предпринимательства в республике реализуются следующие формы государственной поддержки: организационная поддержка, кадровое обеспечение, консультационно-правовая поддержка, финансовая поддержка.
В Чувашии давно и успешно функционирует бизнес-инкубатор, есть планы по поводу появления второго такого образования. Торгово-промышленная палата также занимается вопросами малого предпринимательства. Реализуется также ряд программ по государственной поддержке малого бизнеса. На это предусмотрены и финансовые средства, но они не всегда полностью используются из-за слабости представляемых бизнес-планов.

3. О заметной роли представителей малого бизнеса в политической жизни, за редким исключением, говорить не рискнул бы. И в этом есть своя логика: каждый должен заниматься своим делом: бизнесмены – бизнесом и его развитием. Соответственно не приходится говорить о том, чтобы какая-то политическая сила акцентировала внимание на поддержке бизнеса. Во-первых, вряд ли это интересно для электората. Во-вторых, этим традиционно занимался правый фланг политического спектра, но сегодня он оголен.

4. Если судить по официальной заработной плате в этом секторе, то о среднем классе говорить не приходится. Однако все прекрасно понимают, что часть заработной платы выплачивается в конвертах. В том числе и это побудило Николая Федорова создать комиссию по вопросам исполнения налогового законодательства, на заседания которой регулярно вызывались также руководители малых предприятий, где заработная плата была подозрительно низкой. После серьезного разговора, как правило, размер официальной заработной платы возрастал.

5. Как правило, чаще всего проблемы малого предпринимательства, за редким исключением, освещаются на коммерческой основе.

Линик Людмила Ниловна (Чебоксары)

1. Малый бизнес развит еще не достаточно сильно – в основном в торговле, сфере услуг и производстве. В то же время малый бизнес старается усиливать влияние в экономической жизни Чувашии.

2. В Чувашии проводятся разовые акции по поддержке малого бизнеса: на конкурсной основе распределяются права на получение субсидий и льготных кредитов. В то же время руководители республики и муниципальных образований проводят работу по стимулированию участия представителей малого бизнеса в федеральных программах поддержки. Административные барьеры ничем не отличаются от тех, которые присутствуют на федеральном уровне.

3. Представители малого бизнеса, как и других групп населения, стараются принимать участие в политической жизни Чувашской Республики, но говорить о них, как о политически активной прослойке пока еще рано. Предприниматели участвуют в выборах в качестве кандидатов, но, как и везде, побеждают в основном наиболее крупные из них, имеющие мощную финансовую основу. Все партии выступают за поддержку малого бизнеса, однако конкретных мер, отличающихся от федеральных программ, не отмечено.

4. В формировании среднего класса малый бизнес играет небольшую роль.

5. Периодически в СМИ появляются материалы, посвященные проблемам малого бизнеса. В то же время влияния на СМИ представители малого бизнеса в Чувашии не имеют.

Мальцева Ольга Петровна (Владивосток)

1. Доля малого бизнеса в валовом региональном продукте Приморья составляет 18%, что выше среднего показателя по России (средний показатель доли малого бизнеса в валовом региональном продукте в России составляет 15%). Считается, что в крае высокий уровень плотности малых предприятий: на 100 тысяч жителей приходится 879 предприятий малого бизнеса. Еще один показатель: Приморский край занял 14 место в России и первое в Дальневосточном округе по объему произведенной малыми предприятиями продукции. Основная доля приходится на валовой доход предприятий торговли и общественного питания (25%), промышленность (22%), услуги транспорта (18%), строительство (11%). Малые предприятия в первом квартале этого года выпустили товаров и предоставили услуг на 11,8 млрд. руб. Численность работающих в малом бизнесе края - 91,3 тысяч человек - это 9,2% от общего количества занятых в экономике. Исходя из этих показателей, вряд ли можно говорить о серьезном влиянии среднего и малого бизнеса (причем 70% оборота среднего и малого бизнеса Приморья приходится на теневой рынок).

Особенностью развития предпринимательства в Приморье можно назвать его ориентированность на партнерство с зарубежными фирмами. Так, например, предпринимателей привлекла партнерская программа «СитиЛинкс Аляска - Дальний Восток России». Программа направлена на установление профессиональных партнёрских отношений между муниципалитетами в населённых пунктах Дальнего Востока и городами и организациями штата Аляска. Города-партнёры намерены реализовать совместные проекты в области развития малого и среднего бизнеса. В Приморском крае участниками программы стали 2 города - Уссурийск и Большой Камень.
Что касается инвестиций, то существует мнение, что основные инвестиции в малый и средний бизнес Приморья могут поступать из Китая.
Официально в крае реализуются программы международного сотрудничества в области малого предпринимательства: Программа поддержки предпринимательства «Фонда Евразия», Программа «Инвестиционного фонда США-Россия», Программа «Фонда Сороса», Программа поддержки малого и среднего бизнеса, реализуемая Европейским Банком Реконструкции и Развития (ЕБРР) через три коммерческих банка Приморского края. Наибольшей эффективности по программам международного сотрудничества добились КМБ-Банк и Далькомбанк, последний за пять лет выдал более 1400 кредитов на общую сумму 300 млн. рублей и 1,3 млн. долларов США. В настоящее время через отделения этого банка программа ЕБРР работает в городах Находка, Уссурийск, Артем, Дальнереченске. Планируется увеличение малых кредитов банка до 5 млн. долларов США.
Развивается партнерство малого бизнеса с фирмами Республики Корея. На сегодняшний момент в крае действует 86 предприятий с инвестициями из Южной Кореи. Сфера взаимодействия - гостиничный бизнес, рыбная отрасль, связь, торговля и сельское хозяйство. Крупные проекты, к которым проявляет интерес Республика Корея, - это соединение в единую транспортную систему железных дорог Южной и Северной Кореи, российско-корейский промышленный парк в Находке и транспортировка газа с Ковыктинского месторождения в Иркутской области. Южная Корея импортирует из России около 93% потребляемого в стране леса.

2. Администрациями Приморского края и города Владивосток разработаны концепции развития среднего и малого бизнеса. Губернатор Сергей Дарькин, в прошлом удачный бизнесмен, считает, что эту сферу предпринимательства можно развить при условии государственного протекционизма, развития различных форм кредитования. Приморские законодатели разработали закон «Об упрощенной системе налогообложения на основе патента для индивидуальных предпринимателей в Приморском крае», который, по мнению депутатов, позволит малому бизнесу выйти на новые позиции. Интересный проект предлагает краевая администрация предпринимателям в этом году: отдел поддержки предпринимательства комитета экономического развития администрации Приморского края совместно с Фондом содействия развитию малых предприятий в научно-технической сфере объявили конкурс инновационных проектов. Конкурс проводится в рамках программы "СТАРТ-07". Победители конкурса получат финансирование на реализацию проектов. В рамках конкурса будут рассматриваться научно-технические проекты, научные идеи, права на интеллектуальную собственность или соглашения по их использованию, на основе которых создается новый конкурентоспособный товар. Для реализации этой задачи победители конкурса должны создать малое предприятие. Предполагается, что процесс становления предприятия займет от года до трех лет. В первый год реализации проекта победители конкурса получат средства на исследования, разработку продукта, его испытания, патентование, составление бизнес-плана. В итоге к концу третьего года новая компания должна выйти на показатели реализации продукта или услуги не менее чем на 600 тыс. руб. в год.

Администрация края декларирует, что развитие малого предпринимательства отнесено к приоритетным направлениям развития экономики края. Действительно в этом году выделены средства из краевого бюджета, которые пойдут на развитие малого бизнеса. Кроме того, Приморье выиграло грант в размере 7,5 миллионов рублей на поддержку малого бизнеса из федерального бюджета. Эти деньги должны расходоваться, в первую очередь, на поддержку среднего бизнеса, который производит товары на экспорт, а во вторую - на развитие системы кредитования субъектов малого предпринимательства.
Вместе с тем, в большинстве администраций муниципальных образований отсутствует достоверная информация о динамике создания структур малого бизнеса, инвестициях, создании рабочих мест, потребности в специалистах и ресурсах, которые могут быть востребованы малым бизнесом в ближайшее время или в перспективе. С другой стороны, отсутствует оперативная информация о результатах деятельности предпринимателей, сколько и какого качества продукции произведено, какие при этом малыми предприятиями уже уплачены налоги, и на что можно рассчитывать в перспективе. Повседневная деятельность налоговых инспекций и органов статистики не выделяет малый бизнес отдельной строкой в своей информации.
Сами предприниматели отмечают, что существует ряд острых проблем малого бизнеса, в частности, административные барьеры, а также налоговые нагрузки, которые необходимо оптимизировать.

3. Поддержка предпринимательства декларируется всеми партиями и общественными движениями. Нет конкретных предложений - механизмов осуществления
реальной поддержки. Что касается бизнесменов, то стало «хорошим тоном» участвовать в выборах разного уровня. Порой создается впечатление, что не столько лоббирование интересов предпринимательства, сколько лоббирование личных интересов в бизнесе ими движет.

4. Приморье находится на 23 месте в стране по количеству занятых в малом бизнесе. Около 10% от всех занятых в экономике края – мизерная цифра, чтобы говорить о формировании среднего класса.

5. Проблемы предпринимательства активно освещаются в деловой прессе, в основном, в еженедельной газете «Золотой Рог», журнале «Дальневосточный капитал» и еженедельнике «Конкурент». Газета «Золотой Рог» стала площадкой для ставшего традиционным конкурса "Предприниматель года" и «Компания года». Ежегодно на звание лучших претендует более 100 субъектов малого бизнеса. При выборе победителей учитываются не только производственные показатели компаний и предприятий, но и их социальная ответственность, участие в жизни своего района, города, края. Цель конкурса благая - поднять статус предпринимательства.
Среди издателей на приморском информационном поле игроками выступают крупные бизнесмены.

Монгуш Саяна Чодураевна (Кызыл)

Текущий год объявлен в Туве годом малого предпринимательства. Но это, скорее, декларация, чем комплекс мер и задач. По официальным данным в сфере малого предпринимательства занято 30,9 тыс. человек или треть от общего количества занятых в экономике. В республике насчитывается 590 малых предприятий и 6,7 тыс. предпринимателей без образования юридического лица с наемными работниками в количестве 12,2 тыс. человек. Основная доля субъектов малого предпринимательства функционирует в сфере торговли и общественного питания. 82% оборота розничной торговли приходится на долю частного предпринимательства. «Влиятельным экономическим субъектом», тем не менее, малый бизнес назвать невозможно. Целевые программы государственной и муниципальной поддержки малого бизнеса принимались в периоды 2002- 2004 гг., 2004-2007 гг. Во исполнение последней «в 14 муниципальных образованиях учреждены общественные объединения предпринимателей, в 5 – созданы инициативные группы», информирует профильное министерство. Освоены средства в размере 6,3 млн. рублей, полученные по итогам федерального конкурса на создание офисного бизнес-инкубатора в городе Кызыл. Собственных средств на поддержку малого бизнеса республиканский бюджет выделил не более 4 млн. руб.

О какой-либо заметной роли представителей малого бизнеса в политической жизни региона говорить не приходится. Нет корпоративных интересов, есть частные каждого конкретного лица. Если и отнести мини-бизнесменов к политически активной прослойке, то чаще всего они вынуждены выступать на стороне действующей исполнительной власти, для сохранения собственного дела. Успешные примеры участия предпринимателей в выборах есть. При условии, что они четко позиционируют себя, как представители интересов той или иной партии (чаще всего партии власти). Например, возглавляющая профильный бюджетный комитет в Законодательной палате республиканского парламента депутат Роза Деге – крупный (по местным масштабам) частный предприниматель одного из районов Тувы. На итоги выборов в немаловажной степени повлияло не то, что она меценат, известная личность, а ее политлояльность, - она была членом партии «единоросов». Крыло ЕР, которое поддерживалось Шолбаном Кара-оолом (с апреля 2007 г. премьером) сформировано из тех, кто имеет отношение к малому бизнесу, как и он сам. Но в целом поддержку малого бизнеса не декларирует ни один предвыборный блок за отсутствием широкого спектра политических сил и просто потому, что это не привлекательный для избирателей ход. «Откаты», налоговые удавки и ежедневные неофициальные поборы не делают эту форму бизнеса привлекательной и престижной в глазах людей.

Как средний класс представителей малого бизнеса (наиболее успешные из них, тех, кого можно пересчитать по пальцам), пожалуй, можно определить. Какими характеристиками он обладает? Тесно сращен с государственными структурами, сам «бизнесмен» чаще всего старается занять кресло министра или депутата, или чиновника местной администрации, обеспечивая себе, таким образом, безопасность и доступ к государственным финансам. В социальной, политической, культурной жизни региона те из предпринимателей, кто совмещает госслужбу и частный бизнес, несомненно, играют немаловажную роль, лоббируя свои частные интересы. В целом же, предприниматели низшего звена остаются вне зоны влияния на что или кого либо.
В какой мере и каким образом проблемы малого бизнеса освещаются в региональных СМИ? Редко. За отсутствием событий. Можно ли также говорить о влиянии отдельных бизнесменов данного сектора или бизнес-ассоциаций на информационное поле региона, об их контроле над определенными СМИ? Отчасти. Только по согласованию с исполнительной властью или в случаях проплачивания той или иной кампании. Говорить о твердости позиций и принципах не приходится.

Основной проблемой, препятствующей развитию малого бизнеса в Туве, по мнению первого заместителя главы Правительства, является менталитет населения, привыкшего к помощи государства при нулевой активности со своей стороны. Хотя сейчас у предпринимателей появилась возможность объединиться в «творческий» цех – в кредитный кооператив. Члены кооператива «сбрасываются» на уставной капитал, который затем можно давать в кредит нуждающимся. Пример положительный есть. В Эрзинском кожууне был проведён марафон в поддержку малого бизнеса. Собранные средства в виде кредитов пойдут на развитие предпринимательства в кожууне.
Шолбан Кара-оол информировал депутатов, что в Фонд поддержки малого предпринимательства не поступили обещанные в прошлом году 30 миллионов рублей. Сумма в размере 19 миллионов рублей, предусмотренная на этот год, пока только ожидается.

Мусаев Муса Шабанович (Махачкала)

Бизнес-инкубаторы и бизнес-ликвидаторы

В Бизнес-инкубаторе «Дагестан», действующем при Министерстве образования, науки и молодежной политики РД создан Центр «Единое окно» для оказания помощи в регистрации субъектов малого предпринимательства и оказания всевозможного содействия при открытии собственного дела и консультирования в процессе работы.

Специалисты Центра «Единое окно» консультируют и помогают молодым специалистам по вопросам лизинга малых предприятий, лицензирования кредитования, регистрации и т.д. Далеко не все представители малого бизнеса верят в то, что государство им поможет. Хотя проблема эта в республике очень актуальна.

Большинство промышленных предприятий, колхозов и совхозов Дагестана на сегодняшний день развалились или простаивают. В республике фактически негде трудоустроиться, кроме как на государственной службе или в бюджетных организациях. Поэтому большинство трудоспособных жителей за неимением связей и денег не может найти работу с достойной зарплатой. Единственным выходом для них остается открыть свое дело.

Многие представители интеллигенции тоже вынужденно занимаются бизнесом, поскольку на зарплату учителя, врача или научного сотрудника невозможно прожить и, тем более, прокормить семью. Достойную жизнь можно обеспечить, работая только в тех органах государственной власти, которых в народе называют «хлебными местами» (налоговая инспекция, таможня, милиция, прокуратура, министерства, банковская система, казначейство, отделения пенсионного фонда). Относительно высокую зарплату получают занятые в нефтяном секторе, в компаниях энергетики, в подразделениях «Газпрома», Махачкалинского морского торгового порта, компании «Авиалинии Дагестана», «Дагавтодора», Махачкалинского отделения СКЖД, на некоторых современных промышленных предприятиях. В целом процент занятых, наемных работников, получающих легальную зарплату, может составить примерно 20% экономически активного трудоспособного населения.
В федеральных СМИ часто отмечается, что в Дагестане 80% населения безработные. Но заезжие журналисты не учитывают сектор занятости индивидуальным предпринимательством. Из этих 80% безработных примерно 60% занимаются малым бизнесом. Иначе при таком количестве безработных в республике давно бы случился социальный взрыв. Учитывая, что Дагестан – «трудоизбыточный регион», и здесь пока сохраняется естественный прирост населения.

К сожалению, практически весь малый бизнес находится в тени. Одни скрывают свои доходы, другие и вовсе нигде не регистрируются. Движущей силой малого бизнеса в Дагестане является предприимчивость жителей республики. А тормозом – огромный чиновничий аппарат.

Самое большое количество индивидуальных предпринимателей в сельской местности – люди, занятые в личных подворьях. Во многих районах республики те, кто живет за счет огородов, земельных участков давно не ограничиваются удовлетворением только собственных потребностей. Так называемые «личные подсобные хозяйства», по официальным данным, производят 80% сельхозпродукции в Дагестане. А на долю сельского хозяйства республики приходится 28% ВРП. В индивидуальных хозяйствах производятся мясомолочные продукты, фрукты и овощи. К примеру, в ряде сел Левашинского района каждый житель арендует несколько гектаров земли и выращивает картофель, капусту, морковь. Продукцию на продажу вывозят сами. В Ботлихском, Унцукульском и Гергебильском районах занимаются выращиванием и продажей абрикосов, хурмы, персиков и груш. В Дербентском и Каякентском районе выращивают томаты, в Хасавюртовской и Кизильюртовской зоне – черешню, клубнику и лук. В Ахтынском, Хивском и Касумкентском районах яблоки, груши, орехи, сливу и т. д.

Повсеместно люди держат скот. В некоторых районах развиты народные промыслы. В селе Кубачи практически у каждого в доме есть мини-мастерская, все жители производят дорогие украшения и сувениры. Этим же занимаются в селе Гоцатль. В Унцукуле производят сувениры из дерева. Многие сельские жители специализируются на производстве шапок. Большое количество ювелирных цехов находится в Махачкале. Здесь же около пятисот цехов по производству обуви. В пригородах много цехов по производству кирпича, железных, деревянных и пластиковых дверей, окон, других стройматериалов. Во многих районах разбросаны карьеры по производству щебня, песка, дикого камня. В городах хорошо развит ресторанный бизнес. В последнее время в массовом порядке стали открываться павильоны с горячей выпечкой, мини-пекарни, где производят торты, пироги, другие мучные и кондитерские изделия. Жители прибрежных поселений занимаются рыболовством. И опять-таки они делятся не с государством, а с чиновниками.

Однако наибольшее количество субъектов малого предпринимательства в городах приходится на торговлю и сферу обслуживания. Те, кто владеют на оптовых рынках хотя бы одним контейнером, или на вещевом рынке торговой точкой, могут сносно обеспечить свою семью и откладывать какие-то деньги «на черный день». Одни занимаются скупкой и продажей, другие осуществляют оптовые поставки. Есть челноки, которые совмещают и то, и другое.
Налоги, поступающие в бюджет от малого бизнеса, мизерны. Контролирующие структуры о существовании каждой торговой точки, каждого мини-цеха прекрасно осведомленны. Сами представители малого бизнеса постоянно жалуются, что с каждым годом контролирующих органов и проверок становится все больше и больше. Защищать свой бизнес законными методами, то есть нанимать адвоката, мелким бизнесменам не позволяет нелегальный статус. Им остается только откупаться. А контролеры по надуманным причинам предъявляют к ним массу претензий.

Если они обратятся в суд, им придется раскрыть всю информацию, поэтому плохо идут на контакт даже с журналистами, опасаясь, что о них узнают органы, и будут наведываться, или что они окажутся под следствием. По этой причине многие бизнесмены не могут легализоваться. Да и не у всех есть время обивать пороги и собирать кучу документов. Нелегальный статус делает субъекты малого предпринимательства бесправными, и такое положение выгодно, скорее всего, чиновникам. Пользуясь уязвимостью «нелегалов», они увеличивают штрафы и размеры мзды. Прессинг чиновников нарастает и, естественно, не все выдерживают такой административный гнет и разоряются.

Но есть еще часть относительно крупного бизнеса, принадлежащая чиновникам и сформированная за счет нерыночных методов (незаконной приватизации и пр.). Они безуспешно используют деньги, накопленные за счет мздоимства. На эти деньги приобретаются средства производства, используемые обычными предпринимателями. Прежде всего, речь идет о скупке земли, на которой работают мелкие производители сельхозпродукции.

К примеру, в одном из сел Буйнакского района по предварительному сговору брат федерального судьи и директор совхоза обанкротили местный совхоз и скупили всю его собственность. А работники совхоза –большинство жителей села – остались без своих ранее арендованных у совхоза паев. Судебные тяжбы в кассационной и апелляционной инстанциях завершились. Рядовые колхозники, а это более 1000 семей, проиграли и остались без земли, работы и средств к существованию. Таких примеров в Дагестане можно привести великое множество.

Класс крупного бизнеса, приближенный к бюрократии, пользуясь своим преимуществом, т.е. используя административное давление, вытесняет обычных предпринимателей и монополизируют отдельные сегменты рынка, где еще сохраняется конкурентная среда.

Это является одной из причин роста цен и социальной напряженности. В ряде районов невооруженным взглядом видно, что уровень жизни низкий, – более 70% населения не могут найти работу. Люди ищут работу в других, более крупных населенных пунктах, хотя могли бы сами у себя в селах создавать рабочие места, не дожидаясь помощи государства. Однако представители государства больше заняты не созданием, а ликвидацией рабочих мест и вытеснением собственного народа.

Новосад Ольга Владимировна (Калининград)

1. По данным областного правительства, на конец текущего года в Калининградской области будет насчитываться более 10 тысяч малых предприятий. Кроме того, зарегистрировано более 24 тысяч индивидуальных предпринимателей. Общее количество занятых в малом бизнесе - более 129 тысяч человек, что составляет 29,2% населения, занятого в экономике региона. Стоит задача - привлечение крупных инвесторов и сохранение, поддержка малого и среднего предпринимательства. Малый бизнес – это и приграничная «челночная» торговля, которая дает рабочие места и является источником дохода для жителей приграничных районов, туристический и сервисный сегмент, во многом также обусловленный уникальным географическим положением области.
Основным фактором, определяющим экономическое развитие Калининградской области в настоящее время, является действие на территории области режима Особой экономической зоны в соответствии с Федеральным законом от 10.01.2006 г. № 16-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Калининградской области и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации». Закон устанавливает специальный правовой режим осуществления хозяйственной, производственной, инвестиционной и иной деятельности на территории области.
На территории области также действуют региональные Законы, направленные на поддержку инвесторов и привлечение крупных капитальных вложений. В частности, Закон Калининградской области «О государственной поддержке организаций, осуществляющих инвестиции в форме капитальных вложений на территории Калининградской области».
Указанный Закон, изложенный в новой редакции Законом Калининградской области от 12.07.2006 г. № 32, устанавливает виды государственной поддержки организаций, осуществляющих инвестиции в форме капитальных вложений на территории Калининградской области, вне зависимости от их организационно-правовых форм и форм собственности. Закон направлен на увеличение объемов инвестиций, рост их эффективности и предусматривает гарантии равной защиты прав инвесторов. В качестве мер поддержки Законом определены субсидирование части процентной ставки по привлеченным кредитам и сопровождение инвестиционных проектов.
В правовом регулировании экономического развития Калининградской области существенное место занимают также иные законы области, в частности:
1) Закон Калининградской области «Об организации стратегического планирования в Калининградской области»:
- разработан и принят в связи с принятием Федерального закона от 10 января 2006 г. № 16-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Калининградской области и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» и определяет общие принципы организации стратегического планирования, порядок вовлечения и участия субъектов стратегического планирования в разработке, принятии и реализации основных нормативных правовых актов по развитию Калининградской области.
Законом создаются условия для формирования обоснованной, эффективной и долгосрочной социально - экономической политики на территории Калининградской области, направленной на улучшение качества управления развитием Калининградской области и решение проблем экономики, социальной сферы Калининградской области;

2) Закон Калининградской области от 12.07.2006 N 31 "О порядке управления и распоряжения государственной собственностью Калининградской области":
- устанавливает порядок управления и распоряжения государственной собственностью Калининградской области, порядок реализации правомочий собственника с органами государственной власти Калининградской области и определяет их компетенцию в сфере управления и распоряжения имуществом, находящимся в государственной собственности Калининградской области. Законом закреплен порядок приватизации государственного имущества, его передачи в аренду, доверительное управление, реализуемый путем проведения предусмотренных федеральным законодательством процедур, обеспечивающих равный доступ к пользованию и приобретению областного государственного имущества – торгов (в форме конкурса или аукциона).
Основной целью данного Закона является совершенствование управления государственной собственностью и направленность на структурные изменения в соответствующих секторах экономики, позволяющие рассчитывать на получение позитивного экономического, социального и бюджетного эффекта.
За год с небольшим своей деятельности областной Думой IV созыва принято более сорока законов в сфере экономики и бюджетных отношений.

2. Есть программы и целый сайт с информацией о деятельности фонда поддержки малого предпринимательства: http://fpmp39.ru/. Работают экономические советы.

3. Скорее всего, они играют декларативную роль. В выборах участвует в основном крупный бизнес. Но и мелкий консолидируется и обращается к политическим партиям, есть такие примеры. А уж поддержку декларируют все.

4. Этот вопрос требует специального исследования.

5. Безусловно, можно говорить и о влиянии, и о контроле. Все СМИ - частные и имеют своих собственников. В соответствии с их интересами и строится редакционная политика. В регионе более 460 СМИ, появилось много корпоративных журналов о бизнесе, деньгах, богатых людях. Нет аналитики и внушающей доверия статистики.

Пайкачёва Ирина Владимировна (Мурманск)

1. Если говорить о динамике развития малого бизнеса в Мурманской области, то она в целом положительная. Об этом, в частности, свидетельствует официальная статистика развития малого предпринимательства по состоянию на текущий год и перспективный прогноз. В экономике городов региона малый бизнес можно назвать влиятельным экономическим субъектом, приносящим реальный доход в бюджеты городов. Судить о четко выраженных интересах малого бизнеса трудно, поскольку в регионе так и не созданы ассоциации, объединяющие его представителей, несмотря на имевшие место попытки создания таких структур.

Многие действующие и бывшие предприниматели утверждают, что малому бизнесу трудно развиваться, поскольку свобода рынка в значительной мере ограничена, и что рынок практически закрыт для входа новых фирм, что в первую очередь обусловлено коррупцией.

В разных нормативных актах приводятся разные сведения о количестве малых предприятий в регионе.

Таблица 1. Развитие малого предпринимательства

Развитие малого
предпринимательства и его прогноз

2004

2005

2006

2007

2008

Численность предпринимателей без
образования юридического лица

39000

42500

45700

47500

50000

Количество малых предприятий, всего

2810

2920

3040

3160

3210

Численность занятых на малых
предприятиях, чел.

31200

23233

33190

34183

35065

Доля занятых на малых предприятиях, % от
общей численности занятых

7,2

7,5

7,8

7,9

8,2

Объем продукции малых предприятий,
всего, млн. руб.,
в том числе по отраслям:

13,8

17,0

20,0

22,9

25,4

промышленность

6,05

6,98

8,06

9,32

10,54

строительство

2,22

2,82

3,49

4,19

4,84

транспорт

0,38

0,44

0,49

0,54

0,57

торговля и общественное питание

3,90

4,90

5,3

5,96

6,20

Объем инвестиций в предприятия малого
бизнеса, всего, млн. руб.

247,0

279,0

315,0

356,0

402,0

2. Для организации взаимодействия между властью и малым бизнесом в Мурманской области еще в начале 90-х годов было создано государственное предприятие ФОРМАП (Фонд развития малого предпринимательства), этот фонд содействовал продвижению проектов в сфере малого бизнеса, помогал в разработке бизнес-планов.

В области существуют программы государственной и муниципальной поддержки малого бизнеса в формах государственные инвестиций и субсидий.

3. Представители малого бизнеса региона не сумели объединиться в ассоциации, играющие какую-либо заметную роль в политической жизни региона. Можно говорить только об отдельных представителях малого бизнеса, известных в городе и области. Как правило, они входят в политическую элиту, «возглавляемую» губернатором области Юрием Евдокимовым.

Отдельные бизнесмены активно участвуют в выборах в качестве кандидатов, но преимущественно в местные органы власти. Так в выборах в Мурманский городской совет очень активно участвовали несколько бизнесменов, таких, например, как братья Веллеры (оба стали депутатами), которых народ у нас прозвал «земляками», поскольку, по мнению молвы, их главным интересом участия в работе Совета депутатов является завладение участками под строительство, расположенными в центре города. На этом поприще депутаты добились определенных успехов.

Традиционно и системно заявляют поддержку малого бизнеса и декларируют эту поддержку представители партии «Яблоко», которые на последних выборах не получали ни одного мандата. От других партий поступают лишь локальные и разрозненные инициативы.

4. По некоторым оценкам о формировании среднего класса за счет малого бизнеса можно говорить лишь на уровне 3-5% от всего населения региона и уже по этой цифре судить о его незначительной роли в социальной, политической и культурной жизни региона. Для многих представителей малого бизнеса речь пока идет не о среднем уровне жизни, а об уровне на грани выживания.

5. Что касается СМИ, то информацию о малом бизнесе можно найти, в основном, в «элитных» бизнес-журналах региона.

Пеньков Владимир Федорович (Тамбов)

1. В экономике и социальной сфере Тамбовской области малый бизнес в последнее время играет все более заметную роль. К примеру, на начало 2007 года в обороте розничной торговли доля малых предприятий и индивидуальных предпринимателей составляет 77 процентов, в оптовой торговле – 57,4, в объеме строительных работ – 54, в сфере платных услуг – 33 процента. В вышеперечисленных отраслях в прошлом году оборот малого бизнеса достиг уровня 63,5 млрд. рублей. Надо иметь в виду, что в области действует 2919 крестьянских (фермерских) хозяйств, которые совместно с индивидуальными предпринимателями в 2006 году произвели продукции на общую сумму 2,3 млрд. рублей.

Одновременно с этим, заметим, что влияние малого бизнеса в экономической и политической сферах области явно не адекватно его долям в региональном валовом продукте. Причин здесь, пожалуй, две: во-первых, отсутствие ярко артикулированных и агрегированных групповых интересов, а, во-вторых, невнятность организационного начала в отстаивании своих позиций на уровне региона и субрегионов. Как показывает практика, малый бизнес более успешен там, где его интересы переплетаются с властным ресурсом. Примером могут служить Токаревский и Знаменский районы, где главы В. Айдаров и В. Грициенко в определенной мере интегрированы в бизнес-структуры.

2. По имеющейся информации, в Тамбовской области намечена и реализуется программа государственной поддержки малого и среднего бизнеса, созданы правовые механизмы, содействующие становлению производства и сферы услуг. Судя по заявлениям администрации и региональной Думы, власть осознает значимость этого сектора экономики, прежде всего как важного инструмента занятости населения.
С учетом возможностей консолидированного бюджета выделяются (хотя и скромные) средства на поддержку малых предприятий, участвующих в реализации регионального заказа. Государственное и муниципальное имущество общей площадью 264,4 тыс. квадратных метров используется 1 692 субъектами малого бизнеса.

По информации директора Тамбовского регионального Центра управления и культуры Ольги Лаптевой за счет целевых бюджетных средств практически завершена реконструкция Тамбовского инновационного бизнес-инкубатора, что потребовало вложения 23,5 млн. рублей. По нашим оценкам, с пуском этого объекта во втором полугодии 2007 года в области будут реально созданы условия для благоприятного развития порядка трех десятков малых предприятий инновационного характера. Часть малых предприятий (прежде всего, фермерских хозяйств) смогли «вписаться» в систему льготирования, предусмотренного региональными компонентами национального приоритетного проекта развития АПК.

Диалог «власть – малый бизнес» ведется системно. Более того, по инициативе главы администрации Тамбовской области установлен ежегодный региональный День предпринимателя, отмечаемый 15 мая. К примеру, в этом году в его рамках прошла очередная VII конференция предпринимателей, в которой приняли участие первые лица области. О неформальном характере подобного общения говорит тот факт, что в рекомендации конференции были внесены предложения о необходимости принятия нового федерального закона «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», а также разработки региональной программы развития и поддержки малого бизнеса на 2008-2010 годы.
По нашим оценкам, при наличии позитивных подвижек, усилении тенденций патернализма власти по отношению к предпринимательскому сообществу, так называемые «неформальные практики» остаются основой общения малого бизнеса с местным самоуправлением, контролирующими структурами.

3. Судя по итогам избирательных кампаний прошлых лет, проводимых на региональном и субрегиональном уровнях, малый бизнес в целом не оказывает решающего воздействия на общественно-политическую ситуацию в области как самостоятельный агент влияния.
«Опора России», по нашим наблюдениям, в большей мере сосредоточена на расширении каналов связей с властными институтами, а не на консолидации предпринимательского сообщества. У ассоциации промышленников и предпринимателей до «меньших братьев по бизнесу» руки просто не доходят. Малый бизнес разобщен, политическая активность его отдельных представителей совпадает с активными периодами электорального цикла. Основная часть «активного крыла» поглощена и растворена «Единой Россией», мизерная часть предпринимательского сообщества «замечена в симпатиях» к СПС, «Яблоку» и бывшей «Родине». Фактически из 50 депутатов Тамбовской областной Думы лишь четверо (по формальным признакам) могут быть отнесены к категории малого бизнеса.
Что касается того, какая из политических сил «ратует» за малый бизнес, то ответ прост: все. По нашим оценкам, результативность деклараций региональных отделений политический партий не всегда высока. Иначе чем объяснить тот факт, что на уже упомянутой конференции предпринимателей в кулуарах предприниматели с недоумением говорили о том, что единороссы, имея контрольный пакет голосов в областной Думе, не смогли принять документ о создании полноценного областного залогового фонда, позволяющего оптимизировать кредитование малого бизнеса.

4. Учитывая, что критериальная система отнесения к категории «средний класс» весьма расплывчата, однозначно говорить о том, что эта страта в регионе формируется исключительно за счет малого бизнеса, весьма неосторожно. Если принять в качестве доминирующего признака относительную финансовую устойчивость, то, по нашему мнению, средний класс в области формируется преимущественно за счет высокооплачиваемых сотрудников финансово-банковской сферы, предприятий газоэнергетического комплекса, а также части госслужашщих. И потом формирование среднего класса, полагаем, должно иметь под собой некую общую систему ценностей, а малый бизнес, как уже отмечалось, имеет разновекторную аксиологию, разобщен.

5. Деловая информационная площадка в регионе не сформирована. Тема малого бизнеса фрагментарно освещается практически всеми областными и муниципальными СМИ. Традиций «деловой прессы» в Тамбовской области нет. Попытки создания в разные годы системных профильных изданий терпели крах (вспомним, к примеру, «почившие в бозе» журналы «Негоции и бизнес», «Главное обо всем»). Судя по нашим данным, большая часть продвинутых предпринимателей видят в радио, телевидении и прессе лишь инструменты коммерческой (крайне редко - имиджевой) рекламы, а не формирования общественных настроений, артикулирования корпоративных интересов.

Заметим, что фактами попытки создания бизнес-прессы можно признать издание ежемесячных журналов «Регион 68» (ООО «Юлис») и «Деловой Тамбов» (областная Торгово-промышленная палата). Однако их низкая тиражность («Деловой Тамбов», например, - одна тыс. экз.), а также тематическая узость не позволяют вести речь о действительном влиянии этих СМИ на ситуацию в малом бизнесе.

Романович Нелли Александровна (Воронеж)

Взаимодействие малого бизнеса и власти в Воронеже

В промышленно-развитых странах в малом бизнесе занято до 70% населения. Этот сектор экономики даёт до половины всех налоговых поступлений в бюджет. Малые предприятия служат катализатором прогресса, своеобразной «режущей кромкой инноваций». Высокая мобильность, гибкость этого сектора позволяет ему быстро осваивать новые виды товаров и услуг, новые методы работы и технологии, зачастую вырастая в дальнейшем в средние и крупные компании (два примера – «МакДональдс» и «Майкрософт»). Таким образом, привлекательность малого предпринимательства в концепции развития региона велика: это и налоговые поступления, и повышение уровня занятости населения (а, следовательно, и снижение социальной напряжённости), насыщение рынка и ускорение его развития.

Особенно актуально увеличение доли малых предприятий для таких регионов, как Воронежская область. В отличие от других областей ЦЧР, в Воронежской области нет системообразующих, базовых предприятий, за счёт которых мог бы существовать областной бюджет. Липецкая металлургия и белгородская добыча руды не являются вариантами развития Воронежской области. В экономике региона ставку следует делать на иные секторы, и особое внимание следует уделить такой перспективной силе, как малые предприятия.

Несмотря на то, что малый бизнес развит в Воронеже в значительной мере, его доля в экономике региона не является существенной. Среди предприятий малого бизнеса преобладают торговля и сфера услуг. Нельзя утверждать, что малый бизнес является особо влиятельным экономическим субъектом в жизни региона. Если такое влияние и имеет место, оно носит, скорее, хаотично-случайный, чем продуманно-целенаправленный характер.

В числе интересов, которые могли бы солидаризировать представителей малого бизнеса, можно назвать следующие:
1. Снижение чиновничьего прессинга;
2. Возможность противостоять экспансии более мощных экономических структур.
В Воронеже, как и в других городах, активно борются за место на рынке недавно пришедшие международные и московские торговые сети – с их приходом местные магазинчики на несколько километров вокруг закрываются. Среди них: «Метро», «Эльдорадо», «Линия», «Спортмастер», «Цифроград», «Евросеть», «Связной» и многие другие. Сотни мелких местных предпринимателей, не выдержав конкуренции, разорились и вынуждены были сменить род бизнеса.

В сложившихся условиях особую актуальность приобретают усилия по обеспечению предпринимателей (как действующих, так и потенциальных) комплексной маркетинговой информацией, позволяющей получить представление о ситуации на тех или иных рынках области. Подобные исследования ни в коем случае не подменяют собой точечные маркетинговые исследования конкретных рынков, стандартно проводимые в ходе разработки бизнес-плана. Однако только широкомасштабные региональные исследования способны дать «общую картину», «мгновенный срез» состояния экономики области, выявить наиболее перспективные направления деятельности малых предприятий и, наоборот, вовремя спрогнозировать спад других направлений. В конечном итоге такие сведения, имеющие стратегическое значение, позволяют снизить уровень «смертности» среди малых предприятий и, следовательно, способствуют повышению процента возвратности кредитов.

В регионе создано несколько организаций, направленных на организацию диалога между властью и бизнесом. В числе их можно назвать региональное отделение «Опоры», воронежский «Союз предпринимателей» и другие.

Инициируется проведение съездов, совещаний, семинаров, на которых создаются диалоговые площадки между малым бизнесом и властью. Центрально-Черноземным Сбербанком организована акция льготного кредитования для малого бизнеса. Создана услуга упрощенной регистрации малых предприятий, так называемая «регистрация одного окна». Известно, как много «окон» нужно обойти для открытия предприятия, как много документов и подписей
собрать. «Регистрация одного окна» значительно упрощает и сокращает по времени эту многотрудную и мучительную для предпринимателей процедуру. Малым предприятиям, отобранным в результате проведения конкурса, ассоциация "Бизнес-инкубатор Воронеж" предоставляет следующие виды услуг на льготных основаниях:
- аренда производственных и офисных помещений;
- офисные услуги (междугородная и международная телефонная связь, услуги секретаря-телефониста, факс-аппарат, размножение документов, пользование компьютерами, электронной почтой, конференц-залом, уборка помещений, система безопасности в здании);
- вспомогательные услуги (доступ к библиотечному фонду и лабораторному оборудованию технического университета и других вузов, использование высококвалифицированного персонала для разработки специальных проектов, таких как организация сбыта продукции,
управление предприятием, а также инвестиционных проектов);
- организация и проведение обучающих семинаров по нормативно-правовым вопросам, менеджменту, маркетингу, вопросам налогообложения, финансирования, бухгалтерскому учету;
- оказание консультационных услуг, связанных с малым бизнесом (найм и увольнение сотрудников, движение финансовых средств).

Таким образом, в соответствии с Федеральным законом РФ от 14.06.1995 г. N 88 - ФЗ "О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ", воронежские власти предпринимают определенные шаги для развития малого бизнеса. Но действия власти зачастую встречают критическую оценку со стороны воронежских предпринимателей, которые оценивают эти инициативы как «недостаточные». Иными словами, что бы ни делали власти, предприниматели говорят: «Мало!».

Нельзя сказать, что представители малого бизнеса играют заметную роль в политической жизни региона – они, за редким исключением, отстраняются от политики. Другое дело – руководители ассоциаций, например, регионального отделения «Опоры России». Парадокс в том, что руководители подобных ассоциаций сами являются представителями не малого, а среднего или крупного бизнеса. И именно они идут в политику, надеясь защитить таким образом свои бизнес-позиции. То есть они представляют во власти, скорее, свои собственные интересы, а не интересы малого бизнеса как такового.

О представителях малого бизнеса как о политически активной прослойке региона пока говорить рано. С декларацией о поддержке малого бизнеса в нашем регионе выступали политические партии: «Яблоко», СПС, поэтому, нередко предприниматели отдавали в пользу них свои голоса на выборах.

Было бы неосновательно утверждать, что в нашем регионе малый бизнес формирует «средний класс». Скорее не формирует, а участвует в формировании. Средний класс в Воронеже (если таковой существует) состоит, прежде всего, из работников госслужбы, сделавших успешную карьеру, представителей бизнеса разного уровня, а также успешных наемных работников у крупного бизнеса. Следовательно, средний класс не представляет собой единую монолитную политическую силу – он очень разнороден и политически раздроблен.

Проблемы малого бизнеса освещаются в региональных СМИ традиционно в рамках взаимодействия с Областной администрацией и другими властными структурами. Например, состоялась конференция, беседа, круглый стол и т.д. Обычно число публикаций на эту тему увеличивается в преддверии выборов. Кандидаты, стремясь к победе на выборах, проникаются заботой о предпринимателях и вникают в проблемы малого бизнеса на этапе предвыборной гонке, так как имеют шанс увеличить число своих избирателей.
В Воронеже имеет место влияние на информационное поле региона как отдельных бизнесменов, так и (особенно!) руководителей ассоциаций малого бизнеса, которые контролируют определенные СМИ.

Слисаренко Александр Николаевич (Калининград)

1. В Калининградской области малый бизнес в основном развит в сфере услуг, торговле и общественном питании, но если брать экономику региона в целом и судить о роли малого бизнеса по его участию в наполняемости областного бюджета, то говорить о каком-либо значимом и серьезном месте в региональной экономике не приходится. О серьезном месте малого бизнеса можно говорить, когда речь заходит о занятости, – он является достаточно крупным работодателем, также велика его роль в так называемой самозанятости.

2. На мой взгляд, в Калининградской области отсутствует какая-либо серьезная и внятная политика, направленная на поддержку и развитие малого бизнеса. Да, существуют региональные программы развития малого и среднего предпринимательства, но они носят чисто декларативный характер. И новая редакция Федерального закона «Об особой экономической зоне в Калининградской области» по сути направлена на крупный бизнес. Об этом говорит хотя бы тот факт, что для получения статуса резидента ОЭЗ и, соответственно, различных преференций нужно инвестировать порядка 10 млн. долларов.

3. Я считаю, что малый бизнес не играет существенной роли в общественной и политической жизни области. В этом смысле представители малого бизнеса никаким образом не выделяются из общей массы избирателей, их участие в выборах в качестве кандидатов не носит, так сказать, массового характера и чем выше уровень избирательной кампании, тем незначительнее участие.

4. В определенной степени можно сказать, что малый бизнес формирует средний класс, но сам средний класс столь незначителен, что никакой роли в социальной, политической, культурной жизни региона не играет.

5. Проблемы малого бизнеса в крайне незначительной степени освещаются в региональных СМИ. Ни влияния отдельных бизнесменов данного сектора или бизнес-ассоциаций на информационное поле региона, ни их контроля над какими-либо средствами массовой информации нет.

Сметанин Валерий Алексеевич (Иваново)

1. В Ивановской области малый бизнес развит достаточно неплохо. Предприниматели особенно активны в торговле и сфере бытовых услуг. Безусловно, малый бизнес Ивановской области влияет на экономику региона в целом и имеет четкие интересы. Благодаря малому бизнесу многие жители областного центра имеют возможность работать.

2. Власть заигрывает с представителями малого бизнеса Ивановской области, но сказать, что она расположена к нему, нельзя. Есть некоммерческие объединения предпринимателей малого бизнеса, но они решают свои узкие проблемы с властью и постоянно «доятся» чиновниками на различные социальные акции и праздники. В диалоге между властями и предпринимателями участвуют единичные личности, извлекающие свои корыстные интересы, решая за деньги проблемы коллег с чиновниками.

3. Представители ивановского малого бизнеса активно участвуют в местных выборах, и их немало в рядах депутатов различного уровня. Придя в органы законодательной власти, они решают главным образом проблемы собственные, а не цеховые… Ассоциации предпринимателей заметны лишь во время праздников и в благотворительных акциях, когда они напоминают жителям области о своем существовании.

4. Конечно, малый бизнес в Ивановской области формирует средний класс, но он немногочислен и разобщен. Я бы сказал, малый бизнес играет на ивановской земле больше социальную роль. Многие благодаря небольшим фирмам, цехам находят работу, продолжают трудиться по специальности. В политической жизни региона роль малого бизнеса невелика, в культурной сфере – мизерна.

5. Есть несколько групп представителей местного бизнеса, которые лоббируют свои интересы через подконтрольные им СМИ. Например, одна из них решает информационные проблемы при помощи газеты «Профессионал-Иваново», другие же проводят свою линию в глянцевых малотиражных журналах типа «VIP-квартал», «1000 экземпляров» и т.п. Свою причастность к финансированию тех или иных СМИ предприниматели скрывают.

Соловьев Константин Николаевич (Мурманск)

Мурманская область относится к регионам, в которых неплохо развито как крупное промышленное производство, так средний и малый бизнес. Здесь в первую очередь сказывается то, что она является сырьевой базой для горной и металлургической, а в последнее время и нефтегазовой промышленности. И, соответственно, с развитием промышленного производства получает развитие менее масштабный бизнес, в том числе и малый.
Несмотря на различные субъективные и объективные трудности, у области охраняется статус одного из рыбодобывающих регионов страны. Надо отметить, что в последнее время произошло разукрупнение рыболовецких флотов, превратившихся в предприятия средней руки, а то и совсем в небольшие фирмы, владеющие одним-двумя суденышками.
Кстати, стоит отметить, что рыбной отрасли постоянно не везет с первыми руководителями на федеральном уровне. Вот и в ходе подготовки экспертизы стало известно, что вновь сменился председатель Комитета по рыболовству: вместо Ильясова назначен калининградец Крайний, руководивший тарным комбинатом. Очередное назначение, по мнению председателя комитета Мурманской облдумы, рыбопромышленника Андрея Иванова, мягко говоря, не радует мурманчан, так как вновь придется искать подходы к новому человеку, имеющему отдаленное представление о рыбной отрасли страны. Ведь тарный комбинат – это далеко не рыбодобыча.

Вместе с добычей страдает и рыбопереработка. То есть, в загоне находятся обе отрасли, являющиеся градообразующими для Мурманска. О непростой ситуации в рыбной отрасли можно судить уже потому, что в областном центре не осталось крупных фирменных рыбных магазинов (исчезли «Нептун» и «Океан»), а потому хорошую недорогую рыбу отыскать трудно. Правда, для малоимущих и пенсионеров мэрией создана программа «Дешевая рыба», реализуемая в муниципальных магазинах. В ней участвуют рыбопромышленники, которые получают послабления по налогам в местный бюджет. Что касается непосредственно малого бизнеса, то он развит в сфере услуг, в торговле, в туристическом бизнесе, на рынке медицинских услуг.
Развивая эти сферы экономики, Мурманская область успешно пользуется своим географическим положением, сотрудничая с приграничными государствами, входящими в Баренцев евро-арктический регион – Норвегией, Финляндией, Швецией.

Так, одним из проектов в рамках такого сотрудничества является проект реконструкции Центрального стадиона областного центра, реализуемый Мурманским областным советом профсоюзов (в его ведении находится спортивная арена) и норвежскими инвесторами. Предполагается, что вместо стадиона, построенного в середине 60-х годов и морально устаревшего, в центре Мурманска появится суперсовременная арена, сооруженная по новейшим западным технологиям. Вместе с введением в строй нового стадиона получат дальнейшее развитие туристический и гостиничный бизнес, а также сопутствующая им инфраструктура (магазины, кафе и прочее).
Также определенное развитие в городе имеют страховой бизнес, туристический бизнес и бизнес медицинских услуг, торговля, общественное питание.
Говоря о влиятельности малого бизнеса, стоит отметить, что его влияние постепенно возрастает, так как все большее число людей включается в эту сферу деятельности. Региональные власти прекрасно осознают, что мнение занятых в малом бизнесе может серьезно повлиять как на экономическую ситуацию в регионе, так и на настроение его жителей и расклад политических сил.
Интересно, что на выборах в представительные органы власти всех уровней избиратели часто отдают предпочтение предпринимателям вне зависимости от того, в каком сегменте бизнеса (крупном, среднем или малом) они работают. Так что среди народных избранников есть представители и малого бизнеса.
Так, в областной думе уже не первый созыв работает комитет по экономике и хозяйственной деятельности, который стоит на страже интересов заполярных бизнесменов всех мастей. При этом отмечу, что и сам бизнес заинтересован в сохранении стабильности в регионе. Не случайно руководителем Мурманского Союза промышленников и предпринимателей более 10 лет является губернатор области Юрий Евдокимов, занявший этот пост еще до избрания на должность руководителя области.

Четко отстаивает позиции малого бизнеса и областной Фонд развития малого предпринимательства (ФОРМАП), поддерживающий эту сферу экономики полуострова. Именно через данный Фонд малое предприятие может получить кредит под гарантии областного правительства.

Развитием предпринимательства занимается и Северная торгово-промышленная палата, одним из главных направлений деятельности которой является установление и развитие контактов с иностранными предпринимателями, в первую очередь из Баренцева региона.

Развитию предпринимательства способствует и активная выставочная деятельность правительства области, которое ежегодно проводит разнообразные выставки, в том числе и специализированные («Море и морепродукты», «Сияние севера», ЭКСПО» и другие).
Говоря о степени влиятельности малого бизнеса в регионе, стоит вспомнить о ситуации, развернувшейся в областном центре несколько лет назад, когда мурманская мэрия решила убрать из города разномастные ларьки, торгующие сигаретами, напитками, другими товарами и портящие, по мнению муниципалитета, городской пейзаж. Было решено заменить их современными торговыми точками. Предполагалось, что замена ларьков произойдет за счет средств самих предпринимателей, а тот, кто откажется – останется без рабочего места.
От недовольного ропота «ларечников» местные власти поначалу отмахнулись, и он перерос в стихийные акции протеста. В результате образовался Независимый профсоюз «Солидарность», объединивший хозяев «провинившихся ларьков» и энергично взявшийся отстаивать их права. Благодаря действиям этого профсоюза (председатель Александр Алексеев) удалось договориться с городской властью, которая умерила свои притязания. Добившись относительно льготных условий перехода к новой форме торговли, профсоюз прекратил активную деятельность. Но думаю, что при необходимости он сможет вновь активизироваться, чтобы защитить ущемленные права своих членов. Ведь желающих активно отстаивать интересы «малых предпринимателей» не так уж много.
Недавно департамент экономического развития областного правительства провел заседание Координационного совета по реализации региональной целевой программы «Развитие малого предпринимательства в Мурманской области». О стратегии развития малого бизнеса в регионе доложила заместитель начальника отдела развития инноваций, предпринимательства и туризма Ольга Борисенко. Она отметила, что на начало 2007 года в области действовало 3019 малых предприятий. По экспертным оценкам, общее количество занятых индивидуальным трудом составляет 78 тысяч человек (18 процентов от численности занятых в экономике). Для организационного обеспечения единой политики в этой сфере региональное правительство разрабатывает и реализует долгосрочные целевые программы развития и поддержки малого предпринимательства, включающие адресные меры по кредитно-финансовой и имущественной помощи субъектам бизнеса, формированию соответствующей инфраструктуры.

Экономические прогнозы предполагают значительное повышение роли малого предпринимательства в социально-экономическом развитии области, увеличение занятости населения в этом секторе до 35-40 процентов от общей численности работающих. Говоря о проблемах, мешающих предпринимателям, Ольга Борисенко упомянула административные барьеры, рост тарифов на транспортные услуги, электроэнергию, аренду земли и помещений, слабую социальную защищенность, как предпринимателей, так и наемных работников. В связи с этим малый бизнес испытывает постоянную нехватку кадров (как рабочих, так и специалистов, менеджеров).

Для решения существующих проблем в регионе предполагается создать разветвленную сеть инфраструктуры для малого бизнеса, куда войдут бизнес-инкубаторы, технопарки, центры трансфера технологий, маркетинговые и информационно-консультационные центры. Предусмотрено и дальнейшее совершенствование финансово-кредитных механизмов поддержки с целью повышения доступности кредитно-инвестиционных ресурсов. Итогом же реализации стратегии к 2015 году должно стать обеспечение доли малого и среднего бизнеса во внутреннем региональном продукте до 40 процентов.

Кроме того, в регионе принята региональная целевая программа «Развитие малого предпринимательства в Мурманской области на 2005-2008 годы». На ее реализацию выделяется из областного бюджета 15 миллионов 780 тысяч рублей. Заказчиками этой программы выступают департамент строительства и жилищно-коммунального хозяйства и департамент экономического развития правительства Мурманской области. Часть выделяемой суммы (примерно 4,5 миллиона рублей), пойдет на компенсацию процентов по кредитам для малого бизнеса. Вторая часть - на завершение работы по созданию бизнес-инкубатора в городе Апатиты, который в 2008 году будет сдан. На этот объект выделяются и федеральные, и региональные средства (причем в равных частях). На него уже израсходовано 30 миллионов рублей.
Еще часть средств идет на общую поддержку малого бизнеса в части доведения инвестиционных проектов до такого состояния, чтобы под них можно было получить банковские кредиты. В этом году будет продолжена работа по поддержке предприятий малого бизнеса, ориентированных на экспорт. Главное в инвестиционной программе, считает заместитель руководителя областного экономического департамента Сергей Семенов, поддержка не отдельных предпринимателей, а создание равных условий для развития малого бизнеса в регионе, который из года в год становится все весомей.

В качестве примера активной поддержки малого предпринимательства можно привести и ежегодный конкурс «100 лучших товаров Мурманской области», проводимый под эгидой областного правительства и региональной общественной организации «Качество». Надо заметить, что число участников этого конкурса из года в год растет, а лучшие товары и услуги, признанные на региональном этапе, представляют Кольский полуостров на всероссийском уровне.
Говоря о развитии предпринимательства можно отметить, что одной из программ развития этой сферы экономики стало вовлечение в бизнес военнослужащих, увольняющихся в запас, для которых организуются специальные курсы на базе Мурманского технического университета (в том числе при поддержке норвежских инвесторов).

Говорить о каком-либо значительном влиянии представителей малого бизнеса на политическую жизнь региона говорить пока не приходится. Что касается «Опоры России», то она либо отсутствует, либо ее деятельность совсем незаметна. Определенный интерес к политике у малого бизнеса, безусловно, имеется (в частности, на уровне мурманского муниципалитета): часть депутатов горсовета - выходцы из предпринимательской среды, в том числе и его нынешний председатель Сергей Сорока, имеющий интересы в рыбной отрасли. Предприниматели, идущие в депутаты, понимают, что без влияния на властные механизмы бизнесу сегодня не выжить.

Можно предположить, что в ситуации, сложившейся в регионе, малый бизнес будет держать «нос по ветру», поддерживая те начинания региональных властей, которые пойдут ему пользу. Ярким примером взаимодействия бизнеса и политики стали последние выборы в областную Думу, когда известный предприниматель Василий Пимин (владелец ряда магазинов, предприятий общественного питания), у которого возникли разногласия с мурманской мэрией, избрался депутатом областной Думы по списку ЛДПР, фактически профинансировав предвыборную кампанию этой партии.

Говоря о конкретной поддержке партиями бизнеса, то можно отметить действия «Единой России», которая активно привлекает предпринимателей в свои ряды, а потому заполярный бизнес свои надежды связывают именно с «единороссами».
Есть свои бизнесмены и у коммунистов. В частности, председатель Союза рыбопромышленников Севера Геннадий Степахно, по совместительству являющийся и первым секретарем Мурманского обкома КПРФ (по спискам партии избран в облдуму, где возглавил малочисленную фракцию коммунистов). Кстати, коммунисты на выборах основный упор делали на привлечение рыбопромышленников, используя негативнее моменты в деятельности рыбной отрасли, но просчитались, так как большинство из «рыбацких генералов» оказалось в рядах «Единой России». То есть, бизнес сегодня будет поддерживать реальную власть, способную решать его конкретные проблемы. Есть предприниматели и среди мурманских «яблочников».

Но у большинства партий экономическая составляющая их программ, а значит и электоральная поддержка среди бизнесменов и предпринимателей, достаточна слаба.

Что касается формирования в регионе «среднего класса», то, на мой взгляд, этот процесс достаточно длительный. Хотя, безусловно, предпосылки для этого существуют. И в первую очередь его становление будет стимулировать именно развитие малого бизнеса, который постоянно стремится отстоять свое право на существование.

При подготовке экспертизы стало известно, что мурманская мэрия намерена закрыть еще один рынок в центре города по причине нарушений там санитарных правил. Торговцы, которые лишатся рабочих мест, а значит и заработка, безусловно, обеспокоены. Но пока стихийное возмущение не переросло в активное противоборство, слышны лишь возгласы недовольства: «А на что же мы будем жить?» Судя по телерепортажам, предприниматели смирились с участью, что свидетельствует как раз об отсутствии серьезной силы, способной и желающей сплотить вокруг себя эту категорию населения.
Так что определенную роль в жизни региона «средний класс» начинает играть, но пока его влияние настолько незначительно, что он не воспринимается в качестве серьезной силы ни властью, ни обществом.
Региональные СМИ освещают проблемы малого бизнеса по мере возникновения информационных поводов, которые обычно связаны со скандальными ситуациями в этой сфере, либо с проведением мероприятий под эгидой администраций, Союза промышленников и предпринимателей, выставок и семинаров, открытием магазина и т. п.

Если у предпринимателя имеется выход на СМИ, то он будет появляться на страницах изданий (телевидение для малого бизнеса недоступно из-за финансовой составляющей, хотя реклама небольших предприятий время от времени появляется на экранах).
Имели место попытки создания газет, ориентированных на малый бизнес, в которых рассказывалось о его проблемах, давались юридические консультации, делался обзор законодательства.

Так, некоторое время собственную газету «Деловой Север» издавал Мурманский Союз промышленников и предпринимателей, она выходила раз в месяц на протяжении нескольких лет (да и сейчас изредка печатается). Газету для женщин-предпринимателей «Северянка» издавал Кольский Центр делового сотрудничества. Появлялись и другие издания, ориентированные на предпринимателей. Но они исчезали, так как их издатели не смогли четко определиться на какую читательскую аудиторию они работают, понять, что хотелось бы увидеть такому читателю в газете.

Поэтому говорить о каком-либо контроле малого бизнеса в информационной сфере не приходится. Многое зависит от личностного взаимодействия того или иного предпринимателя с журналистами и редакторами. Очевидно, что до последнего времени у представителей малого бизнеса и не было четкого понимания необходимости информационной составляющей своего дела. Хотя определенные подвижки в этом направлении уже имеются.

Ташматова Галина Ваcильевна (Краснодар)

1. Доля субъектов малого предпринимательства в экономике Кубани пока невелика, но количество мелких частных предприятий растет с каждым годом. В основном в сфере торговли и сфере услуг. Предприниматели края существуют как разрозненные обособленные субъекты, не способные консолидироваться для достижения диалога с властью.

2. Взаимодействие власти с бизнесом напоминает басню «Ворона и лисица». Власть декларирует публично всяческую поддержку бизнесу, принимает программы поддержки. Однако на деле средства, выделенные на эти программы, распределяются кулуарно и достаются чиновничьему бизнесу и нужным людям. Повсеместно при главах районов и городов эти программы действуют как общественные и называются фондами предпринимательства. По сути, это - узаконенный рэкет, отъем денег у бизнеса. За любой разрешительный документ надо платить, на благоустройство – платить и т.д. и т.п. Ставки налогов в крае существенно выше, чем в соседних регионах. Краевая администрация берет который год повышенные обязательства по наполнению бюджета и пытается это сделать не за счет развития производства, а путем удушения малого бизнеса, которому не оставляют на развитие ничего. В крае идет передел рынков. Крупные торговые международные и московские брэнды, такие как ИКЕА, «Метро» и т.д. договариваются с местной властью и противозаконно сгоняют тысячи предпринимателей с их торговых мест.

3. К сожалению, все попытки создать на Кубани общественные организации предпринимателей заканчиваются провалом. Власть действует подкупом и угрозой. Решает вопросы лидеров, и те, как правило, отступаются от общественных интересов. Краевое отделение «Опоры» существовало келейно, бывший его председатель Жуков занимался финансовыми махинациями, в настоящее время идет следствие. Новый Бречалов, член федеральной «Опоры» живет в Москве, в крае бывает наездами, не скрывает, что должность – способ попасть в ЗСК.

4. Малый бизнес Кубани пока не дотягивает до понятия «средний класс». Скорее это способ выжить для бывших работников развалившихся колхозов. Принудительная спонсорская помощь вызывает у предпринимателей глухое неудовольствие.

5. Собственных СМИ малый бизнес Кубани не имеет. Информация о положении малого бизнеса крайне скудна, в основном это ура-патриотические заклинания, которые исходят от власти.

Треногин Валерий Анатольевич (Улан-Удэ)

1. Малый бизнес развит очень слабо. 3-4 продуктовых компании вытеснили сотни мелких предпринимателей, занимающихся поставкой продуктов (овощей, фруктов, консервированной продукции). Аналогично можно сказать и про компании, обеспечивающие поставку товаров хозяйственного назначения (бытовая электроника, хоз. товары и т.д.). Отдельно стоит выделить группу компаний, оказывающих услуги населению (автоперевозки, туристические компании, парикмахерские, рекламные агентства). Однако, даже в отсутствие государственных игроков на этих рынках, малый бизнес играет незначительную роль как в экономике в целом, так и в отдельных ее секторах.

2. Взаимодействие между властью и малым бизнесом организовано в основном через Союз промышленников и предпринимателей Бурятии. Члены Союза состоят и участвуют во всех правительственных комиссиях, заседаниях Народного Хурала Бурятии. Однако игра идет с переменным успехом, хотя некоторые позиции (например, размер коэффициента на землю) предпринимателям удалось отстоять.
Программы государственной и муниципальной поддержки малого бизнеса существуют только на бумаге. Созданные два «бизнес-инкубатора» не получили должного развития. С инвестициями и субсидиями все непросто: в бюджете, как правило, нет денег, либо «поддержка» оказывается по национально-клановому признаку. Административных барьеров на первый взгляд нет, но на практике опять же все решается по «знакомству» (тендеры, распределение квот, заказов, разрешение на размещение торговых точек и т.д.). По телефонному звонку на неугодных направляются различного вида проверки, заводятся административные и уголовные дела.
Диалог, а скорее монолог организован только со стороны малого бизнеса. Власть не может и не хочет вникать в проблемы малого бизнеса. Поэтому в среде руководителей малого бизнеса бытует поговорка – «Лучшая помощь – это когда не мешают».

3. Играют ли представители малого бизнеса и их ассоциации (например, региональные отделения «Опоры России») какую-либо заметную роль в политической жизни Вашего региона? Абсолютно никакой.

Можно ли говорить о представителях малого бизнеса, как о политически активной прослойке, и если да, то на чьей стороне она выступает?
Да, можно.

Участвуют ли бизнесмены в выборах в качестве кандидатов, каких успехов они при этом добиваются?
Участвуют, и очень активно. К примеру, треть депутатов Народного Хурала нынешнего созыва пришли из малого бизнеса.

Какие партии и другие политические силы в Вашем регионе выступают в поддержку малого бизнеса или декларируют эту поддержку, что конкретно они делают и предлагают?
Декларируют «Единая Россия» и ЛДПР. Представитель ЛДПР, являясь членом Народного Хурала (он же представитель малого бизнеса), возглавляет комиссию по коррупции в Народном Хурале. Активно борется с взяточниками и коррупционерами в Правительстве Бурятии. Единороссы работают только на себя, и конкретных действий нет.

4. Формирует ли в вашем регионе малый бизнес средний класс?
Скорее да. Он имеет:
1. Развитые сети магазинов в Улан-Удэ и по Бурятии.
2. Собственные цеха по переработке продукции сельского хозяйства,
3. Собственные цеха по производству строительных материалов.

Какую роль он играет в социальной, политической, культурной жизни региона?
Иногда оказывают помощь детским домам, некоммерческим организациям, ветеранам. Благоустраивают территорию города.
В политической жизни роли не играют (испуганы после выборов в Президенты Бурятии в 2002 г.). В культурной жизни замечены только при организации выступлений приезжих артистов или с целью проведения PR—акций.

5. В какой мере и каким образом проблемы малого бизнеса освещаются в региональных СМИ?
Освещается, только если это связано со скандалом, либо заказными статьями.

Можно ли также говорить о влиянии отдельных бизнесменов данного сектора или бизнес-ассоциаций на информационное поле региона, об их контроле над определенными СМИ?
Однозначно нет.

Чернобровкина Елена Николаевна (Казань)

1. Малый бизнес в Татарстане развит плохо. Одна из главных причин этого – «проклятие нефти». Властям не интересны копеечные доходы, когда нефтедоллары рекой текут в бюджет – и разве только в бюджет?! Поэтому малый бизнес влиятельным экономическим субъектом не является.

2. На словах малый бизнес власти в Татарстане поддерживают. Да, татарстанский парламент принимал программу поддержки малого бизнеса, создана государственная некоммерческая организация «Инвестиционно-венчурный фонд Республики Татарстан». Только вот пока не видно блестящих результатов.
Что касается взаимодействия с властями… Скажем, Союз страховщиков РТ полагает, что нашел цивилизованную форму общения с властями – настоял на создании экспертного совета по вопросам страхования, где обсуждает свои проблемы и находит пути их решения. Но это скорее исключение, чем правило.
Впрочем, Татарстан выбран пилотным регионом для осуществления проекта «Малое и среднее предпринимательство в развитии промышленности и технологий», предложенного организацией «Опора России». Посмотрим, что получится…
А пока на съезде предпринимателей республики, который прошел в Казани 10 декабря 2006 года, самой большой популярностью пользовалась секция «Развитие саморегулируемых организаций. Административные барьеры. Борьба с коррупцией». На съезде говорили о проблемах взаимодействия с естественными монополиями и контролирующими органами, о бюрократической волоките при отводе земли и получении экологической разрешительной документации, об отсутствии ясной информации по нюансам трудового законодательства, о неравенстве перед законом крупных и мелких бизнесменов…

3. Когда у малого бизнеса начинает земля под ногами гореть – что ж, предприниматели идут в политику. Например, когда власти Казани в 2006 году решили снести более 800 киосков, а заодно ликвидировать «маршрутки», пересадив горожан на большие автобусы (как при советской власти), – да, бизнесмены вышли на пикеты и митинги, обратились в «Партию Жизни». При этой партии даже был создан Комитет по защите прав предпринимателей в сфере малого и среднего бизнеса, который действовал очень активно. Так что пока в Казани и киоски стоят на месте, и «маршрутки» ездят.
Мелкие бизнесмены на выборы в Татарстане идут нечасто – в основном, те, кто состоит в «правых» партиях. Но в республике выиграть выборы в татарстанский парламент и даже в органы местного самоуправления кандидатам не от «партии власти» практически невозможно – здесь «считают» результаты так, как надо казанскому Кремлю и главам администраций в районах. Татарстан – лидер Российской Федерации по фальсификации результатов на выборах.

4. Средний класс, мыслящий и самостоятельный в действиях, даром не нужен властям! Так что, если он и формируется, то этого в республике что-то не заметно.

5. Объективно о проблемах малого бизнеса говорится только в оппозиционных СМИ, но их в Татарстане очень мало. О контроле малых бизнесменов над СМИ и речи нет. В Татарстане практически все, за очень редким исключением, СМИ контролируют власти республики: государственные – прямо, поскольку они финансируются из бюджета, негосударственные – косвенно – путем грантов, экономического давления и т.п. Не стоит заблуждаться насчет татарстанской прессы, – она подконтрольна не малому и даже не крупному бизнесу, а властям.

Чернявский Александр Александрович (Красноярск)

1. История Красноярского края дала немного шансов малому бизнесу. Во времена индустриализации 70-80–х годов прошлого века приоритет отдавался крупным производствам. Сегодня ситуация почти не изменилась. Львиная доля налоговых поступлений приходится на такие гиганты, как Норильская горно-металлургическая компания, СУЭК, Красноярская железная дорога и т.п. Естественно, малый бизнес присутствует в своих традиционных секторах (торговля, сфера обслуживания и т.п.), но главную скрипку в региональной экономике не играет.

2. Не сказал бы, что власть гнобит бизнес. Диалог худо-бедно организован. Но проблема скорее в самих бизнесменах. Три года назад депутаты ЗС по инициативе губернатора выделили из краевого бюджета так называемый «инвестиционный миллиард». Он, прежде всего, предназначался для поддержки малого и среднего бизнеса. Думали, очередь выстроится за этими деньгами. Ожидания не оправдались. Из миллиарда было израсходовано всего около 300 миллионов рублей. Слухи о предпринимательской активности оказались слишком преувеличенными. Идеи у красноярских бизнесменов, может быть, и есть, но реально обоснованных экономических проектов пока в их багаже крайне мало.

3. Малый бизнес в краевой политике практически не представлен. Средний бизнес своих представителей имеет. Например, председатель краевого отделения Союза промышленников Михаил Васильев занял важный пост председателя комитета ЗС по экономике. Из партий на словах малый бизнес на последних выборах в ЗС поддерживали СПС, СЕПР (до вступления в «СР») и «Единая Россия». Но пока словами все и ограничивается.

4. Думаю, какую-то роль в формировании среднего класса малый бизнес, конечно, играет, но специальных исследований на эту тему я не видел. Замечу, что по моим наблюдениям политический вес малого бизнеса и среднего класса гораздо выше в провинции, чем, например, в Красноярске.

5. Не скажу, что проблемы малого бизнеса являются главной темой региональных СМИ. О нем говорят, как правило, только в проплаченных материалах. Общественно-политические СМИ находятся в основном под контролем ФПГ и власти, малый бизнес активно представлен только в рекламно-коммерческом секторе.

Шабунин Дмитрий Михайлович (Чебоксары).

1. В Чувашии предприниматели есть. В социальной структуре они составляют примерно 5% населения Республики. Малый бизнес в республике, впрочем, как и везде, сконцентрирован в торговле и сфере услуг. Практически не развит в производстве.
У малого бизнеса, безусловно, есть свои четкие экономические интересы, которые он реализует и защищает разными способами.
В последние годы представители малого и среднего бизнеса принимают активное участие в политической жизни республики – являются депутатами городских, районных собраний депутатов и Государственного Совета республики. Это позволяет им более эффективно продвигать бизнес, а власть имеет возможность его контролировать.

2. Власть уделяет значительное внимание развитию малого бизнеса, но считает, что тот в свою очередь не отвечает ей взаимностью (уход от налогов, зарплаты в конверте).
При Президенте Чувашии существует координационный Совет по развитию предпринимательства, который периодически собирается и обсуждает проблемы, мешающие развитию предпринимательства, в том числе и административные барьеры. Летом 2006 года в Чебоксарах был открыт бизнес-инкубатор, однако, многое из того, что задумывалось при его открытии, так и осталось на бумаге.
Чувашия занимает лидирующие позиции по выдаче льготных кредитов сельскому хозяйству. Связано это с тем, что 40% населения Чувашии проживает в сельской местности. Однако Президент республики считает, что крестьяне пассивны и могли бы активнее брать кредиты, закладывая под это свою землю, которая зачастую еще не оформлена в собственность. Кадастровая стоимость земли в республике оценивается в 12 млрд. рублей.
Диалог между властью и малым бизнесом в большей степени носит односторонний характер: региональная власть имеет все возможности диктовать условия и правила малому бизнесу. Муниципальная власть стремится действовать гибче, оказывая представителям малого бизнеса определенные преференции, в то же время, рассчитывая на взаимные услуги. На этом уровне власти у малого бизнеса больше возможностей и шансов к диалогу, к обмену услугами.

3. Ассоциации малого бизнеса никакой роли в политической жизни республики не играют. Отдельные представители малого бизнеса принимают участие в политической жизни республики, в частности являются депутатами советов разных уровней. По моему мнению, предприниматели в представительных органах решают в большей степени свои проблемы: продвижения, выживания бизнеса, получения ресурсов, преференций и т.д.

Отдельные представители, скорее уже среднего бизнеса, находятся в конфронтации с властью, что не мешает им принимать участие в выборах депутатов и даже их выигрывать.
В Республике четыре политические партии. Самая крупная, полностью слившаяся с властью, - «Единая Россия». Как ей и положено, декларирует постоянную поддержку малому предпринимательству и требует аналогичной поддержки и от предпринимателей. Возможностей для этого много.
ЛДПР – партия предпринимателей. Периодически отдельные представители этой партии становятся экономическими жертвами в политической игре.
«Справедливая Россия» находится в зачаточном состоянии и пока еще только учится разговаривать.

4. Средний класс формируется разными профессиональными группами, в том числе и представителями малого бизнеса. Однако малое предпринимательство не является основой формирования среднего класса. К среднему классу себя относят представители образования и медицины, специалисты в промышленности и т.д. Средний класс еще достаточно размыт, отсутствуют четкие системные признаки.

5. В региональных СМИ освещаются многие проблемы, в том числе и малого предпринимательства. С одной стороны много рекламных статей об успешных примерах предпринимательства, с другой – мошенничестве в этой сфере, административных барьерах и чиновничьем произволе. Есть даже соответствующие специализированные издания, в которых представители малого бизнеса имеют возможность рассказать о своем бизнесе и привлечь к себе внимание.
В настоящее время информационное поле республики практически потеряло свою независимость. Только одно издание, имеющее влияние на читателей – «АиФ-Чувашия», принадлежит крупному предпринимателю - «чувашскому Ходорковскому» (по словам президента), которое критически относится к власти и находится с ней в конфронтации.

Шапиро Людмила Валентиновна (Обнинск)

1. В какой мере в Вашем регионе развит малый бизнес, какую роль он играет в экономике и ее отдельных секторах? Можно ли назвать малый бизнес влиятельным экономическим субъектом, имеющим притом свои четко выраженные интересы?

Степень развития малого бизнеса (далее – МБ) в Калужской области разнится в зависимости от места его нахождения. В городах, особенно крупных, МБ составляет существенную долю местной экономики, в сельской местности севера и центра области – ощутимо присутствует. В депрессивных сельских районах, особенно на юге области, еле теплится.

Основная сфера – торговля, бытовые и транспортные услуги, «общепит». В наукограде Обнинске есть заметное число небольших фирм по производству высокотехнологичной продукции. Есть фермеры. Иногда довольно успешные.

Безусловно, представители МБ имеют четко определенные, в целом совпадающие интересы. И, так же, безусловно, МБ (как сектор экономики) не является влиятельным экономическим субъектом. Отдельные представители МБ, пробивающиеся в депутаты, в лучшем случае решают проблемы своего частного бизнеса и не в состоянии лоббировать общие интересы МБ территории.

2. Как организовано взаимодействие между властью и малым бизнесом в Вашем регионе? Существуют ли программы государственной и муниципальной поддержки малого бизнеса? В каких формах они развиваются (бизнес-инкубаторы, государственные инвестиции и субсидии, налоговые льготы и т.п.), и, наоборот, какова ситуация с административными барьерами, мешающими малому бизнесу? Как организован диалог между региональными и муниципальными властями с одной стороны и представителями малого бизнеса с другой?

Программы имеются. В них что-то предусматривается. Отдельные, «приближенные к телу власти», лица могут получать некие преференции. В целом МБ выживает, как может.

И хотя, с одной стороны, при утверждении ставок земельного налога, арендной платы за муниципальные нежилые помещения и др. депутаты все-таки стараются соблюсти баланс, чтобы не «зарезать курицу», с другой, размеры поборов на разнообразные цели часто зашкаливают за грань разумного.

Для примера – цифры из «свежей» информации по Обнинску. В 2004 году всенародно избранный мэр города – глава администрации позволял себе обращаться с письмами к МБ в выражениях «Прошу… при возможности… оказать помощь в размере 5–8 тысяч рублей… на праздник, на ремонт тротуаров вокруг магазинов…» и т.д. В 2007-м году глава администрации – наемный «сити-менеджер», присланный в город губернатором, пишет другие тексты: «Предлагаем принять участие в финансировании… в размере 80 тысяч рублей». И платят… Отказаться – себе дороже выйдет.

Диалог – это парадные встречи с ТПП или гильдиями предпринимателей.
Со стороны власти имеет место имитация диалога и взаимодействия (разной активности во времени – в зависимости от наступающих дат, мероприятий, праздников).
Проблема в том, что сегодня власти не интересен и не нужен никто, и МБ в том числе.
Не в последнюю очередь это связано с тем, что межбюджетные отношения выстроены федеральным центром таким образом, что подавляющее число муниципалитетов и регионов посажены на дотационную иглу: нет особого смысла надрываться над развитием налогооблагаемой базы.

3. Играют ли представители малого бизнеса и их ассоциации (например, региональные отделения «Опоры России») какую-либо заметную роль в политической жизни Вашего региона? Можно ли говорить о представителях малого бизнеса, как о политически активной прослойке, и если да, то на чьей стороне она выступает? Участвуют ли бизнесмены в выборах в качестве кандидатов, каких успехов они при этом добиваются? Какие партии и другие политические силы в Вашем регионе выступают в поддержку малого бизнеса или декларируют эту поддержку, что конкретно они делают и предлагают?

В регионе нет политической жизни, поэтому никто и никакую роль в ней играть не может.
Потребовать от МБ проявить политическую активность может только власть, поэтому партию власти МБ и поддерживает, если попросят. Бизнесмены активно интересуются местами в представительных органах муниципальных образований, не жалеют средств на избирательные кампании, и получают значительное число портфелей. Те, у кого денег больше, пробиваются и в областное Законодательное собрание.
Часто они заручаются поддержкой партии власти, чтобы не иметь неприятностей на выборах, иногда идут самостоятельно.

Однако депутаты-бизнесмены находятся в абсолютной зависимости от власти, поэтому совершенно "ручные" и послушные перед лицом одной партии, руководящей муниципалитетом или регионом, соответственно.

4. Формирует ли в вашем регионе малый бизнес средний класс? Какими характеристиками он обладает? Какую роль он играет в социальной, политической, культурной жизни региона?

Класса нет, и не предвидится, – «атомизация» этой категории еще сильнее, чем всего остального населения. Каждый выживает в одиночку в борьбе с административной системой, от которой нет никакой защиты, кроме собственной хитрости и «дипломатии».

5. В какой мере и каким образом проблемы малого бизнеса освещаются в региональных СМИ? Можно ли также говорить о влиянии отдельных бизнесменов данного сектора или бизнес-ассоциаций на информационное поле региона, об их контроле над определенными СМИ?

В СМИ проблематика освещается вполне дежурно. Контроль над определенными СМИ иногда встречается, если есть крупная полутеневая фигура (в муниципалитетах). Есть попытки издавать вестники организаций предпринимателей (вкладыши в газеты), но без политических амбиций.

Задача обеспечения влияния на информационное поле представителями бизнеса региона не ставится.

Яковлев Николай Алексеевич (Саратов)

Попытки создать определенные условия для развития среднего и малого бизнеса, как основы занятости населения и важной бюджетной составляющей, делались в Саратовской области в прошлые годы, особенно в девяностые. Заинтересованность в этом векторе проявлял губернатор Д.Ф.Аяцков, и развитие сектора экономики шло довольно успешно, несмотря на препоны заинтересованных в мздоимстве чиновников. Сегодня ситуация иная, отчасти это связывают с тем, что регион возглавляет бывший руководитель крупного энергетического предприятия, финансируемого государством.

Средний и малый бизнес ныне фактически предоставлены сами себе, никаких явных регулирующих механизмов со стороны власти не наблюдается. В некоторой степени им интересуется губернская торгово-промышленная палата, но и ей системная работа невыгодна, поскольку в отличие от крупных предприятий, средний и малый бизнес не может финансировать деятельность ТПП. Организации и предприятия малых форм бизнеса разобщены и не являются влиятельными ни в экономическом плане, ни в политическом.

Политика правительства области ориентирована на привлечение инвестиций со стороны, при этом средний и малый бизнес из сферы стратегических интересов исключен. Риторика высказываний чиновников по поводу среднего и малого бизнеса впечатляет правильной и современной терминологией, не сопровождаемой, однако, пока реальными делами.
Очень болезненно проходят обсуждения о необходимости господдержки среднего и малого бизнеса. Изменившееся законодательство сузило возможности взаимодействия властных структур с этим сектором экономики. Поэтому нет программ поддержки, или они не обеспечены финансированием, широтой вовлечения в объективный патронат организаций и предприятий муниципалитетами или государственными структурами. Нынешняя ситуация делает эту сферу закрытой и чрезвычайно удобной для внедрения отношений по коррупционным схемам.

«Опора России» в регионе есть, но ее деятельность полностью контролируется властью, а инициатива "снизу" отсутствует. Между тем, в середине 90-х годов прошлого века возникали моменты, когда «малые бизнесмены» шли на очень резкие протестные акции в связи с ущемлением их прав… Возможно, из-за сложившейся ситуации политические субъекты региона не склонны рассматривать представителей среднего и малого бизнеса как перспективный электоральный слой. В новых условиях выборов им хватает многотысячного «управляемого электората» – бюджетников, которые ныне могут сделать легитимными любые выборные коллизии.

Особенность саратовского региона в том, что как класса работников среднего и малого бизнеса здесь нет. Трудно сказать, когда произойдет осознание ими себя организованной и значимой силой, но несомненно, что в таком случае изменится и политическая палитра области, и власть.

Средний и малый бизнес – это работа почти теневая, поэтому его представители не заинтересованы в открытости и тем более в широком информационном обеспечении. Нет у них и понимания, что общество, его формирование и существование самого малого бизнеса тесно связаны. Всякое участие в информационных проектах в регионе наблюдается лишь в моменты личного интереса отдельных представителей, связанного с участием в выборах или достижении экономических выгод. В области за пятнадцать лет лишь два предпринимателя грамотно построили свою информационную политику, став владельцами СМИ. Во многом благодаря этому развили свой бизнес и утвердили себя как субъекты политики. Однако, эти СМИ очень своеобразны, здесь царит принцип «Свобода слова нужна мне, а не журналистам» (цитата руководителя фирмы «Автоштамп» С.Макарова).

Мнения молодых экспертов:

Балашова Мария Владимировна (Рязань)

Тема малого бизнеса приобрела в последние недели в Рязани характер чрезвычайной ситуации, влияющей на политическую обстановку в муниципальном образовании и всем регионе. Основными сторонами конфликта стали представители розничных рынков города с одной стороны и органы власти (представительная и исполнительная власть города и администрация области) с другой. В результате несоответствия инфраструктуры рынков ряду санитарно-гигиенических норм, требованиям капитального строительства, изложенным в 271-ФЗ, было объявлено о закрытии на территории города 18 из 28 рынков.
Однако данное решение встретило ожесточенное сопротивление работников рынков. Причем формы этого сопротивления оказались настолько радикальными, что за последнее время трудно вспомнить аналогичной активности каких-либо других акторов гражданского общества или политических организаций. Пикеты были организованы рядом со зданием администрации города и области; митингующие вооружались транспарантами с самыми смелыми лозунгами. Такие настроения подогревались региональным отделением партии ЛДПР, которые быстро подхватили эту тему и преподнесли ее как давление на малый бизнес чиновников и бюрократических кругов.
В итоге такая невиданная гражданская активность привела к тому, что был установлен переходный период для приведения розничных рынков из «черного списка» в соответствии с нормами закона. Произошедшие события можно оценить как важный прецедент, когда недовольные социальные группы учатся активно лоббировать свои интересы через формы уличной демократии.
В Рязанской области заметную роль в отстаивании интересов малого бизнеса играет торгово-промышленная палата, выступая посредником между предпринимателями и институтами власти.
Можно заключить, что малый бизнес развивается медленными темпами, но развивается.
В представительных органах власти бизнесменов, работающих на «неосвобожденной» основе, становится больше. Многие отстаивают как корпоративные, так и индивидуальные экономические интересы.
Также в качестве тенденции можно отметить незначительное повышение социальной ответственности бизнеса.

Рябец Наталья Викторовна (Волгоград)

1. Сегодня в Волгоградской области, по данным областного управления развития предпринимательства, действует 14,6 тыс. малых предприятий, 60 тыс. индивидуальных предпринимателей, 2,4 тыс. крестьянско-фермерских хозяйств. В малом бизнесе региона работают 115 тыс. человек (население региона — 2,7 млн. чел.). Их зарплата в среднем составляет 4,8 тыс. рублей, увеличившись на четверть по сравнению с прошлым годом. Почти половина малого бизнеса сосредоточена в торговле и бытовом обслуживании населения. По данным областного управления развития предпринимательства, отмечается развитие малого бизнеса региона. Выручка малых волгоградских предприятий за 2006 год приросла на 17% и составила 125 млрд. рублей. Объем инвестиций увеличился на 80% и составил 2,4 млрд. рублей, рост налоговых отчислений в консолидированный бюджет области составил 12%.

По мнению же самих предпринимателей, малый бизнес в регионе занимает позицию аутсайдера экономики. Конкурентное пространство искажено административным ресурсом. Согласно официальному заявлению совета регионального отделения организации «ОПОРА России», в целом состояние малого бизнеса оценивается как «сложное и не имеющее перспективы устойчивого развития. Имел место административный нажим, поборы в отношении малых предприятий, деформирование конкурентной среды».
Несмотря на то, что Волгоградской областной думой принята программа развития и поддержки малых предпринимателей на 2007-2010 гг., выделяемые средства (общий объем финансирования составил около 120 млн. рублей на 4 года) не способны кардинально изменить ситуацию, и процессы развития малого бизнеса пройдут независимо от того, получат они что-то из бюджета, или нет.

На сегодняшний день малый бизнес подпитывает в большей степени муниципальную, а не региональную экономику. Как отметил бывший и.о. главы Волгограда Р. Херианов, «Бизнес дал городу больше, чем город — бизнесу». В Волгограде идет опережающее развитие сетевой розницы и массовый приход малого и среднего бизнеса в сектор обслуживания жилых домов в ЖКХ. Бизнес вкладывает деньги в реконструкцию социально-значимых объектов Волгограда.

2. Согласно целевой программе, областные власти оказывают малому предпринимательству правовую, информационную и финансовую помощь. В 2005-2006 гг. на сумму 16,6 млн. рублей помощь была оказана 317 субъектам малого предпринимательства. Им субсидировали часть процентных ставок по банковским кредитам и договорам лизинга, компенсировали часть затрат в сфере экспортно-ориентированного бизнеса. В бюджет 2007 года на оказание финансовой поддержки малому бизнесу заложено 12,4 млн. руб. Начинается работа и по привлечению в регион дополнительно федеральных средств на поддержку местного малого предпринимательства путем участия в конкурсах Минэкономразвития РФ. Таким образом, в 2006-2007 гг. было привлечено 99 млн. рублей. Самыми крупными объектами для федерального софинансирования стали 4 бизнес-инкубатора в различных районах области.
Вопросы взаимодействия власти и бизнеса обсуждаются на совете по предпринимательству на уровне области, на координационном совете по предпринимательству на городском уровне. В советы входят и предприниматели, и чиновники, а результаты работы советов — подготовка предложений для областных и городских представительных органов власти.
Например, совместно властью и бизнесом были обсуждены важные вопросы о генеральном плане развития города, о размере ставок арендной платы за муниципальные нежилые помещения и т.д. В качестве предложений для гордумы были выдвинуты такие предложения, как передача права размещения объектов мелкорозничной торговли на уровень районных администраций, упрощение порядка согласования и снятие с владельцев киосков требования бизнес-плана, по глубине сопоставимого с требованиями при получении кредита и т.д. Волгоградская «ОПОРА России» предложила программу развития городской сети объектов шаговой доступности, в том числе предприятий бытуслуг. «ОПОРА» предлагает унифицировать систему, выстроив стандартные капитальные объекты в заранее согласованных с мэрией местах.
Серьезной проблемой для малого бизнеса остаются административные барьеры при получении разрешений на строительство. Сегодня существуют очень большие сроки получения разрешительной документации на возведение зданий. Кроме этого, нередки случаи, когда на одни и те же участки земли разрешения имеют несколько инвесторов. Работу чиновников с застройщиками взял под личный контроль губернатор области.

Если раньше органы местного самоуправления самостоятельно выдавали разрешения, теперь этот вопрос находится на контроле у губернатора, и без его согласования ни одному застройщику впредь разрешения выдаваться не будут.
Еще одна форма взаимодействия — проведение администрациями области и города конкурсов среди предпринимателей с целью поощрения и общественного признания лучших.

Поводя итог, необходимо отметить, что проблемы во взаимодействии есть с обеих сторон. И если власть порой недостаточно содействует развитию бизнеса и ставит административные барьеры, предприниматели не всегда проявляют интерес к целевым программам по поддержке малого бизнеса, не ищут прямых путей получить эту помощь. Порой их отпугивает необходимость собирать документы, показывать свои обороты и финансовые отчеты.
В целом, дальнейшее взаимодействие и сотрудничество власти и бизнеса нуждается в совершенствовании.

3. Наиболее заметной в политической жизни региона стала поддержка одного из кандидатов в мэры Волгограда Романа Гребенникова (который в итоге и выиграл выборы), региональным отделением «ОПОРЫ России» – объединения, в которое входит более 200 предпринимателей. С этим фактом связывается рост политического влияния предпринимателей на уровне города и учет их интересов при принятии управленческих решений. До этого предпринимательское сообщество активно себя на политическом поле не проявляло, участвуя лишь в выборах в Гордуму, по результатам которых успеха добилась примерно половина кандидатов. Что касается политических партий, в их деятельности в Волгоградской области, выступления в поддержку малого бизнеса, практически не заметны.

4. Представителей малого бизнеса в Волгоградской области можно отнести к среднему классу, но по количественному составу он немногочислен. Представителями малого бизнеса за последнее время в городе было открыто много ресторанов и кафе. Что касается социальной жизни, в Волгограде совместно властью и бизнесом за последние полгода было установлено много детских площадок, отремонтированы детские сады, в каждом районе открыты социальные кафе. Клуб «Деловое Поволжье» часто организует различные культурные мероприятия.

5. Проблемы малого бизнеса освещаются в региональных СМИ. В областных и муниципальных — с позиций деятельности властных структур по поддержке предпринимательства. Позицию предпринимателей отражает одно из наиболее влиятельных изданий региона — газета «Деловое Поволжье», которая контролируется региональным отделением общественной организации «Деловая Россия».

Соколов Александр Владимирович (Ярославль)

На начало 2007 года на территории Ярославской области насчитывалось 9,4 тысячи малых предприятий. Наибольшее их число сосредоточено в оптовой и розничной торговле, включая ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования (44,6 процента), строительстве (15,9 процента), на предприятиях добывающих и обрабатывающих производств, производства и распределения электроэнергии, газа и воды (12,3 процента). Общая численность занятых на малых предприятиях составила 74,6 тыс. человек.

По официальным данным в городе Ярославль на конец 2005 года осуществляли свою деятельность 6156 малых предприятий. При этом их количество с 1994 года выросло в 2,27 раза, а количество занятых в них в 2 раза до 36 тысяч (что составляет всего 12% трудоспособного населения города). Основное количество малых предприятий функционирует в торговле и общественном питании (48%), строительстве (18%) и промышленности (10%). Эти же сферы лидируют и по стоимости выпущенных товаров и услуг. Хотя основной вклад вносит уже строительство (36%), промышленность (23%) и только потом торговля и общественное питание (22%).
В связи с этим можно говорить о том, что малый бизнес не имеет принципиального значения для экономики региона. При этом по сравнению с другими областными центрами Ярославль не является лидером по развитию данного сектора экономики.

Региональные и муниципальные власти постоянно декларируют стремление развивать малый бизнес, утверждают программы развития и поддержки, создают консультативные органы, проводят конкурсы, смотры и конференции и т.д. В частности, при мэре города создан Совет предпринимателей Ярославля. В каждом из районов города созданы аналогичные структуры.
Однако в целом это мало способствует развитию малого бизнеса, что подтверждает малая динамичность роста количества малых предприятий и количества занятых на них за последние более чем 10 лет.
В целом же региональные и местные власти пытаются внедрить иные более эффективные механизмы, стимулирующие развития малого бизнеса – налоговые льготы, создание бизнес-инкубаторов. Однако в связи с ужесточением налогового законодательства и контроля его соблюдения от подобных мер пришлось отказаться. Идея же создания бизнес-инкубаторов пока так и не была реализована.

Помимо обозначенных консультативных органов, «голос» малого бизнеса до власти могут донести депутаты-предприниматели. В частности, депутатом Государственной Думы Ярославской области является А. Бакиров – член правления «Опоры России». Есть в Думе и другие предприниматели. Хотя значительно большее представительство малые предприниматели имеют в местных представительных органах. Достаточно показательным в данном случае является муниципалитет города Ярославль, в котором с каждым созывом количество депутатов-предпринимателей неуклонно увеличивается.
Однако нельзя говорить, что в политическом процессе малое предпринимательство имеет значительное влияние. Даже депутаты не всегда выступают с четко обозначенной и самостоятельной позицией.
При этом в регионе создано множество ассоциаций и некоммерческих объединений предпринимателей: «Движение предпринимателей и налогоплательщиков», «Деловое содружество», «Ярославская ремесленная палата» и др.

Если рассматривать позиционирование малого предпринимательства в медиа-пространстве, то можно сделать вывод о том, что средства массовой информации не уделяют данной проблематике должного внимания. В связи с чем, инициатором многих публикаций выступают непосредственно органы управления. Основной же поток информации о малых предприятиях, их деятельности отмечается в период избирательных кампаний, когда их руководители и представители вступают в борьбу за мандаты.
Нельзя говорить и о том, что малые предприниматели могут оказывать влияние на СМИ. Это скорее прерогатива органов управления и крупного регионального бизнеса. Хотя если бы произошла некая идейная консолидация малого предпринимательства, оно смогло бы получить значительные рычаги влияния, хотя бы за счет рекламных бюджетов. Однако в данном случае следует обратить внимание на уже обозначенную проблему разобщенности малого предпринимательства.

Шестоперов Алексей (Москва)

1. Для начала хотелось бы привести ряд статистических данных, характеризующих развитие малого предпринимательства в Российской Федерации. По данным Федеральной службы государственной статистики число малых предприятий на 1 января 2007 года превысило 1 млн. единиц, а индивидуальных предпринимателей – 3 млн. человек. В 2006 году увеличились объемы оборота малых предприятий: за указанный период по сравнению с 2005 годом данный показатель вырос на 15% (с учетом темпов инфляции). Кроме того, в 2006 году увеличилась среднесписочная численность занятых на малых предприятиях. В целом итоги деятельности субъектов малого предпринимательства за 2006 год можно рассматривать как положительные. Можно констатировать, что тенденции к росту данного сектора отмечаются уже в течение нескольких последних лет.

Стоит ли утверждать, что наблюдаемые тенденции развития данного сектора экономики постепенно превращают малый бизнес во влиятельный экономический субъект со своими выраженными интересами? Скорее нет, чем да. Чем обосновывается данное утверждение?

Дело в том, что малый бизнес по своей природе представляет собой очень неоднородное социальное образование. Малый бизнес обеспечивает работой миллионы людей, сфера деятельности которых настолько неоднородна и разнообразна, что выделить основания для объединения малых предпринимателей достаточно сложно. Если крупные предприятия объединяются на основе общности экономических интересов, что в свою очередь подкрепляется имеющимися большими объемами финансовых и иных ресурсов, то деятельность субъектов малого предпринимательства в виду испытываемой ограниченности ресурсов фактически представляет собой «борьбу за выживание». С одной стороны, как правило, малые предприятия теснятся крупным бизнесом, вступают в неравную конкуренцию крупными предприятиями. С другой стороны, малый бизнес очень чувствителен к самой экономической конъюнктуре и окружающему деловому климату и тем изменениям, которые происходят в нем. Развитие малого бизнеса тесно взаимосвязано с общими тенденциями развития экономики страны: без сомнения, при наличии проблем в экономической сфере официальная активность малых предпринимателей снижается и наоборот. Так, например, рост малого предпринимательства, отмечаемый в последнее время, коррелирует с развитием экономики России, демонстрирующей стабильные темпы роста. Важно также отметить роль политического фактора. Изменения в нормативных актах, регулирующих деятельность малого предпринимательства, постоянное давление со стороны контролирующих и надзорных органов также усложняют деятельность малых предприятий.

В то же время роль малого бизнеса в экономике действительно высока. Развитие малого бизнеса – это одна из важнейших предпосылок успешного преодоления трудностей на пути создания рыночной экономики. Очевидно, что малый бизнес может заполнить те ниши, которые не может полностью занять средний и крупный бизнес. Без данных ниш функционирование современной экономики невозможно. Среди таких ниш можно выделить предоставление разнообразных услуг населению (бытовых, образовательных, рекреационных) и бизнес-услуг (консалтинг, маркетинг и др.). Во-вторых, без услуг экономика лишается тех каналов, которые обеспечивают предприятия (средний и крупные) необходимыми ресурсами, включая информацию, кадры. В-третьих, малый бизнес – это огромное пространство для инноваций, которые могут быть слишком рискованными для крупных бизнес-структур.

Таким образом, малый бизнес исходя из своей природы, не может стать влиятельным экономическим субъектом. При этом можно выделить ряд общих проблем, с которыми предприниматели сталкиваются ежедневно, и решение которых в какой-то степени могло бы объединить предпринимателей. Это, прежде всего, защита и оформление прав собственности, преодоление административных барьеров и привлечение дополнительных финансовых ресурсов для развития. Представляется, что именно на этой основе предприниматели могут создавать небольшие объединения в масштабах муниципального образования, региона (например, кредитные кооперативы, советы по противодействию административным барьерам и т.п.) для защиты своих интересов.

2. В настоящий момент федеральная программа поддержки малого бизнеса не утверждена. Однако некоторые средства на поддержку малых предприятий из федерального бюджета выделяются: в 2005-2006 гг. из средств федерального бюджета было выделено более 4 млрд. рублей, причем эти средства распределяются между субъектами Российской Федерации на конкурсной основе. Приоритетами поддержки выступают:

  • создание и развитие бизнес-инкубаторов – организаций, оказывающих поддержку предпринимателям на ранней стадии их деятельности путем предоставления в аренду помещений и оказания консультационных, бухгалтерских и юридических услуг;
  • поддержка субъектов малого предпринимательства, производящих товары (работы, услуги), предназначенные для экспорта;
  • развитие системы кредитования субъектов малого предпринимательства;
  • развитие лизинговых отношений в сфере малого предпринимательства;
  • создание и развитие инфраструктуры поддержки малых предприятий в научно-технической сфере.

Если говорить о региональном уровне, то в настоящее время фактически не осталось регионов, в которых бы подобные программы не были бы приняты. Основным недостатком региональных программ можно считать не всегда точный учет особенностей и возможностей развития малого предпринимательства в регионе. Зачастую региональные программы могут дословно дублировать приоритеты, утвержденные на федеральном уровне. Подобное дублирование обуславливается надеждой на получение в дальнейшем при реализации мероприятий программы средств из федерального бюджета. Данная ситуация зачастую приводит к неэффективному выполнению либо к невыполнению запланированных мероприятий. Причем даже те средства, которые были выделены из федерального бюджета для поддержки инициатив региональных властей, не всегда своевременно доводятся до субъектов малого предпринимательства.

Не реализуется в полном объеме на региональном уровне такая форма поддержки, как обеспечение малых предприятий государственными заказами. Как показывает практика, государственные заказы выставляются одним лотом на крупные суммы и малое предприятие не всегда в состоянии их освоить.
При этом малые предприятия продолжают сталкиваться в своей деятельности с административными барьерами. Стал уже общим местом тот факт, что органы власти субъектов РФ и органы местного самоуправления в ряде случае принимают нормативные акты, ущемляющие интересы предпринимателей, необоснованно вмешиваются или навязывают предпринимателям невыгодные условия ведения хозяйственной деятельности. По данным последних исследований, малые предприятия РФ в 2006 г. в среднем около 10% от своей выручки тратили на преодоление административных барьеров.

3. Малый бизнес имеет прямое отношение к политике, однако говорить о значительных возможностях политического влияния не приходится. В силу своих интересов – защита собственности, создание четких и прозрачных правил игры и законов, противодействие административным барьерам – малое предпринимательство так или иначе связано с идеями политической и экономической свободы, гражданского общества. В то время как представители крупного бизнеса всегда могут договориться с властью и поступиться общепринятыми нормами, малый бизнес заинтересован в свободной конкуренции, эффективном исполнении законов, гарантиях свободы и собственности для всех, а не для избранных. Таким образом, малый бизнес может играть определенную роль в поддержке тех политических партий, которые защищают либеральные и демократические ценности.

4. Представляется, что, несмотря на положительные тенденции развития, малый бизнес в настоящий момент пока не превратился широкую и прочную опору для формирования среднего класса. Во многом это связано с теми уже упомянутыми проблемами, с которыми сталкиваются малые предприятия. Вопрос формирования ответственного отношения и уважения к частной собственности и формирования принципов свободной конкуренции, лежащих в основе предпринимательского духа, остается открытым.

5. Безусловно, небольшая доля влияния на информационное поле конкретного региона у малых предприятий существует. Важным каналом влияния, который используется малым бизнесом, выступают (что в принципе довольно логично) различного рода объединения предпринимателей и бизнес-ассоциации. Цель объединения предпринимателей и состоит в выражении неких общих интересов, что проявляется в проведении разного рода конференций и общественных слушаний по вопросам малого предпринимательства, продвижении информации в СМИ, рекламных акциях.
Влияние на информационное поле оказывают и те предприниматели, которые имеют свободные ресурсы и готовы использовать их для продвижения в СМИ своей продукции или услуг или привлечения внимания к определенным проблемам.

Однако ключевым источником информации о деятельности выступает региональная власть, имеющая для этого все необходимые ресурсы и так или иначе в своих интересах стремящаяся представить ситуацию в лучшем свете, продемонстрировать свои успехи в области поддержки малого бизнеса или просто создать благоприятную картину своей деятельности.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости