Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Виктор Харченко, зам. генерального директора НИСИПП. Кто ответит за отходы. Часть первая.

Мы стараемся регулярно знакомить читателей сайта с проектами, над которыми работают наши эксперты.

Федеральный закон №89 «Об отходах производства и потребления», принятый в первоначальном варианте ещё в июне 1998 года, устанавливал актуальные права собственности и условия лицензирования деятельности в сфере обращения с мусором. В конце 2014 года Госдума приняла целый ряд изменений и дополнений к нему. Ряд из них уже вступил в силу, введение ряда других должно произойти лишь в 2019 году.

Эксперты НИСИПП работают над проектом, связанным с реализацией положений этого закона в сфере информатизации.

Мы попросили руководителя экспертной группы Виктора Харченко рассказать, в чём суть нововведений и что даст новый закон как экономике, так и простым гражданам.

Сразу скажем: поскольку работа над проектом не завершена, Виктор счёл некорректным обнародовать некоторые данные, прежде всего – цифры.

 

- Виктор, я знаю, Вы сейчас руководите новым проектом.

- Да, мы выполняли проект, связанный с проблемами утилизации мусора у нас в стране и надеемся на дальнейшее свое участие в этом проекте.

- Я слышал о новом законе, согласно которому в платежках за ЖКУ появится новая отдельная строка: вывоз и утилизация мусора. Я прав?

- Да.

-Скажу честно, я к этому отнёсся плохо, как всякий человек, узнающий, что за работу, которая всегда делалась и делается сейчас и как-то оплачивается из наших карманов, будут теперь брать отдельную плату. То есть дополнительно.

- На самом деле смысл закона совсем в другом. Да, сейчас вывоз отходов входит в оплату содержания дома. Он не выделен в отдельную графу, как потребление воды, света или газа.

- Ну, электроэнергия у нас вообще в особой квитанции.

- Да, а вывоз мусора пока вообще безымянен.

- И что теперь будет? Как я понимаю, появятся специальные службы?

- Появятся. Более того, при создании региональных операторов появятся монополисты. Если раньше каждый дом, каждый торговый объект мог сам выбрать себе компанию, то теперь это будет монополист в сфере вывоза ТКО (твердых коммунальных отходов), который окажется, условно говоря, новым Мосгазом.

- Мосмусором.

- Например. Такая компания будет выбираться на конкурсе. Конкурс пока не проведён, и даже условия его ещё не опубликованы. Но, по логике нормотворчества, которым занимаются люди, пытающиеся эту сферу обелить и сделать прозрачной,  появится именно компания – монополист, с которой все будут обязаны заключать контракты по вывозу ТКО.

- А почему эту сферу необходимо обелить? Там люди массово в тени работают?

- Есть разные причины. Самая главная из них та, что необходимо навести порядок, с точки зрения утилизации и вторичного использования отходов. В развитых странах, какой-нибудь Швейцарии или другой такой же стране, в землю закапывается всего 1% бытовых отходов. Всё остальное либо обрабатывается, оттуда извлекаются полезные фракции – стекло, бумага и прочие, которые используются вторично, либо сжигается. Есть специальные мусоросжигательные заводы, генерирующие электроэнергию, которая поступает на рынок. У нас же официально в г. Москве из ТКО IV класса опасности в 2015 году извлекалось не более 7% полезных фракций, захоронение составляло 56%, для ТКО V класса опасности захоронение составляет 27% от объема. В России существуют заводы по сортировке мусора, по его переработке, но тем не менее ситуация такова…

И в том числе это происходит потому, что есть нелегальные свалки и объекты, куда вывозится мусор, но которые не приспособлены для его хранения, сортировки и так далее.

Мы знаем, что недавно было обращение к президенту, связанное со свалкой в Балашихе. Она расширялась, создавая неудобства для местных жителей, портила окружающую среду и так далее. Задача создания региональных операторов – сделать систему прозрачной и создать в каждом регионе ответственного, с которого можно было бы спрашивать.

- А как спрашивать? В Москве, например, полигонов нет.

- Москва покупает участки в других регионах и планирует вывоз отходов туда. Ставит там заводы.

- Это известно, об этом достаточно много писалось в СМИ.

-  Вопрос в том, как рассчитать, что эффективнее: перерабатывать отходы сразу, в Москве, а потом вывозить, или делать всё наоборот. Это – отдельные экономические модели и расчёты. Так что места, куда вывозить отходы, есть.

- Я лишь однажды сталкивался с работой свалки. Это – возле города Талдом Московской области. Там большой полигон, громадные горы мусора, но в данном случае главное – это то, что свалка берёт с клиентов деньги, чтобы к ним могли привезти мусор. А тут речь идет о том, что платить все будут некоему региональному оператору.

- Давайте разберемся. По новому закону будет введено несколько тарифов. Первый из них ограничивает стоимость услуг регионального оператора, то есть сумм, которые могут быть внесены в платежный документ нам с вами. Другой тариф – на захоронение отходов, он ограничивает суммы, которые берут мусорные полигоны. И есть тарифы, связанные с обезвреживанием и обработкой отходов.

- Это тоже берут полигоны?

- Нет. Это берут промежуточные звенья между региональным оператором и полигонами, занимающимися конечным захоронением – заводы, занимающиеся сортировкой, обезвреживанием, выделением полезных фракций. Эти фракции достаточно охотно покупает немалое количество коммерческих компаний, которые вводят их в оборот.

Простой пример: детские площадки застилаются материалом похожим на резину. В производстве этого материала используется то, что получено из отходов.

- Это – покрытие, которое обычно зелёное или красное?

- Да. А есть фракции, из которых получают удобрения, используемые фермерами. К сожалению, у нас это пока не сильно развито.

А то, что свалки берут за захоронение отходов деньги – это правильно. Во-первых, они получают лицензию, отнюдь не бесплатно, что имеют право с этими отходами работать. Во-вторых, они должны по закону провести с отходами определённые процедуры, чтобы мусор негативно не влиял на окружающую среду. Например, перемешать с землёй. Так что я ничего плохого в том, что за это полигоны берут деньги, не вижу.

- И теперь все эти отношения хотят упорядочить?

- Разумеется. До сих пор это был чистый рынок: кто кого на рынке нашёл, кто с кем заключил договор (например, с каким-нибудь ООО «Ромашка»), тот с тем и работает. А куда и какие концы ушли, кто заплатил (и заплатил ли вообще) налоги - этого никто не знает. Каким образом из этих отходов извлекли полезные фракции – тоже непонятно.

Задача государства – чтобы из каждого мусорного пакета, собравшегося в домашнем хозяйстве, в офисе или где бы то ни было в другом месте, максимально извлечь полезные фракции и ввести их в хозяйственный оборот. И создать условия, чтобы этим было коммерчески выгодно заниматься. Чтобы те же самые фермеры могли максимально употреблять полученные из отходов удобрения в своих хозяйствах. И так далее.

Государство же классифицирует виды этих отходов, ведет справочники-классификаторы, выдаёт лицензии на право работать с отходами. Государство формирует нормативы образования отходов, устанавливает, какой объект сколько отходов может формировать в год, какого типа, где имеет право их складывать, какое количество времени хранить, с кем обязан заключить контракт.

Региональный же оператор, некий монополист на уровне субъекта федерации, - это просто средство контроля данной системы. Если раньше любое маленькое ООО могло заключить контракт с неким ИП и заниматься переработкой отходов, то теперь оператор должен отвечать за то, чтобы отходы перерабатывались с наибольшей эффективностью.


Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости