Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Сергей Смирнов, доктор экономических наук. О пенсионных новациях. Часть первая.

Пенсионная реформа, ударившая, как обухом, многих российских граждан, отошла в прошлое. Но мысль о некоем усовершенствовании отечественной пенсионной системы бродит во властных коридорах, подобно тому, как бродил по Европе призрак коммунизма.

И вот в последнее время появились сообщения о неких новациях, которые должны как-то усовершенствовать нашу пенсионную систему.

За разъяснениями мы обратились к известному эксперту в данной области доктору экономических наук Сергею Николаевичу Смирнову.

 

- Сергей Николаевич, наше правительство вновь взялось за пенсии. Какая-то лично для меня непонятная новая реформа. Как Вы это оцениваете?

- Мне кажется, это нельзя назвать реформой, потому что это абсолютно «боковой» ход. Это – отдельный механизм. Более того, я не говорил бы о реформе, поскольку это не распространяется на всех работающих граждан.

Просто работникам даётся некий вариант: ребята, есть такой механизм, и вы можете таким образом копить себе средства к моменту наступления пенсионного возраста. Это и есть Гарантированный пенсионный план (ГПП). Те, кто хочет, будет в этом участвовать, поскольку основной принцип – добровольность, то это – как механизм страхования.

- Вы знаете, когда у нас речь идёт о налогах и сборах, слово «добровольность» звучит несколько странно. Хотя мы и ведём речь фактически о страховых взносах.

- В том то и дело. Возьмём для примера автострахование: по федеральному законодательству вы обязательно должны купить полис ОСАГО, а КАСКО можете купить, а можете и не купить. Вам даётся возможность выбирать, нужно оно, или нет. И ситуация с ГПП мне это очень напоминает.

При этом сохраняется система обязательного пенсионного страхования, и по наступлению пенсионного возраста граждане будут получать государственную страховую пенсию. А если кто-то хочет получать что-то в дополнение к ней, он может получить то, что накоплено по Гарантированному пенсионному плану.

Поэтому я бы сказал, что это – не реформа. Это – введение нового финансового механизма в пенсионной сфере.

- То есть взносы на накопительную часть пенсии перестают быть обязательными и перестают уплачиваться работодателем?

- Безусловно. Хотя они де факто уже с 14-го или с 15-го года…

- Заморожены.

- Да. Но я хотел сказать, что они никогда не были обязательными.

- Как это?

- На самом деле, последнее десятилетие как минимум это было так, поскольку вы могли выбрать, куда вам платить эти самые 6%. Вы могли концентрировать их в страховой части, а могли их накапливать. Во всяком случае, до 14-го года. Но государство, на самом деле, было крайне заинтересовано в том, чтобы люди выбирали страховую часть.

- Почему?

- Когда в 2002-м году была запущена действительно пенсионная реформа, достаточно всеобъемлющая (кроме профессиональных пенсий, законопроект о которых так и не был принят), правительство посмотрело и задумалось: а у нас, ребята, возник дефицит Пенсионного фонда России. Почему он возник? Потому что средства, составлявшие эти 6% (у кого-то 2% - там была разбивка по возрастным категориям), были заморожены – их нельзя было тратить «с колёс».

- Раньше было по-другому?

- Раньше, до реформы, было так: средства поступают в Пенсионный фонд и моментально расходуются на выплату пенсий. А тут возник дефицит, и государство было вынуждено из федерального бюджета давать деньги ПФР, чтобы можно было покрывать текущие расходы по выплате государственных страховых пенсий. Поэтому накопительная система была заморожена после известных событий, связанных с экономическим спадом, геополитическими решениями и так далее.

И уже тогда многие, в том числе и я, говорили, что возвращения к обязательной накопительной пенсии в рамках системы государственного пенсионного страхования не будет. Правительство, правда, решило рубить хвост по частям и всё время накопительную часть замораживало. Наконец, в этом году, по-моему, принято решение на три года. И это, на мой взгляд, абсолютно правильно: чтобы не было никаких иллюзий.

С другой стороны у не очень компетентных средств массовой информации и некоторых экспертов, а также комментаторов в соцсетях есть такое убеждение, что эти средства государство у нас просто умыкнуло.

- А разве нет?

- На самом деле, оно никуда их не умыкнуло. Они по-прежнему лежат на индивидуальных счетах тех, кто поучаствовал в этой схеме. Они по-прежнему могут и приносят некий доход, и при оформлении государственной пенсии вы получаете эти средства. Получаете их либо в виде единовременной выплаты, либо в виде ежемесячной надбавки к страховой пенсии. Возможности выбора у вас, на самом деле, нет: есть количественные критерии соотношения этой выплаты со страховой пенсией. Если сумма небольшая, то она выплачивается единовременно. Если несколько больше, то выплата растягивается на период дожития, который сейчас составляет 21 год.

В этом случае есть некое лукавство.

- Учитывая, что мужчины будут теперь выходить на пенсию в 65 лет, а средняя продолжительность жизни мужчин в России в 2019 году официально составила 68,5 лет, я бы назвал установление возраста дожития в 21 год отнюдь не лукавством, а скорее откровенным грабежом. Для женщин, которые теперь будут получать пенсию с 60 лет, при средней продолжительности жизни 78,5 лет, 21 год – тоже явно завышенный период.

-  Сейчас предложено смягчить эти условия, Поскольку, если вы успели хотя бы один месяц получать эти средства, то они в наследственную массу не всходят.

- А если вы умрёте, не начав получать пенсию?

- Тогда ваши наследники имеют право получить эти накопленные средства.

Короче говоря, когда заморозили средства накопительной части пенсии, встал вопрос: что же делать дальше? Мы видим, что средний размер пенсии у нас, грубо говоря, 14 тысяч рублей, и никакого особого прогресса не предвидится. Государство, безусловно, обеспечит всем пенсионерам прожиточный минимум, который мы сейчас обсуждать, конечно, не будем.

- Да, наш прожиточный минимум – особая тема.

- А дальше ни на что от государства рассчитывать не приходится: оно как бы выполнило свои обязательства. Поэтому, как вы будете жить дальше, когда наступит пенсионный возраст и ваши доходы резко сократятся…

- Это – проблема самих пенсионеров.

- Поэтому возникла идея индивидуального пенсионного капитала, которая года три уж точно обсуждалась. Сама идея была в том, чтобы получить средства от работников и попытаться каким-то образом их использовать. А работник при выходе на пенсию получал бы средства, накопленные в качестве индивидуального пенсионного капитала.

- Но пока, по-моему, идея не воплотилась в реальность.

- Основной камень преткновения был в том, что Минфин и прочие ведомства хотели, чтобы всё это осуществлялось методом автоподписки: сначала мы всех запихиваем туда, а потом даём возможность тем, кто не хочет в этом участвовать, отказаться. Но тут президент страны сказал: надо соблюдать принцип добровольности, после чего идея индивидуального пенсионного капитала рухнула. И, поскольку она рухнула, стали разрабатываться новые проекты. Появился гарантированный пенсионный продукт. Увы, его название напоминает мне роман Владимира Войновича «Москва 2042».

- Да. «Кто сдаёт продукт вторичный, тот питается отлично».

- А это стало Государственным пенсионным планом. Но, скажем честно: это – система для 2 – 3% населения. Так мне кажется. А если человек получает 34 тысячи – среднюю, даже не медианную зарплату, то ему просто не с чего платить по этому плану. Да и доверие к нашей пенсионной системе подорвано благодаря трепыханиям, которые пошли с 2013 года.

Возможно, в дальнейшем те, кто держит деньги в банках на депозитах, а реальные депозиты, на которые можно жить и более – менее ощущать себя рантье – это для пятнадцати – двадцати процентов населения в лучшем случае, решит попробовать.

Допустим, половина из них скажет: я войду в Государственный пенсионный план и буду получать там некий инвестиционный доход. Но при этом ещё никто не доказал преимуществ этого самого ГПП. Почему? Да потому, что в финансово-кредитных учреждениях вы можете средства, которые там копите, в любой момент забрать. А если вы уходите из земной жизни, ваши наследники имеют право через шесть месяцев получить эти средства.

А вот со средствами, накопленными по ГПП, есть загвоздка: если вы умерли до того, как начали получать эти средства, всё абсолютно нормально, и ваши наследники получают их в полном объёме. Если вы получили хотя бы одну месячную выплату, то это уже не дело ваших наследников.

Тут нет никакого злого умысла, поскольку есть понятие актуарных расчётов: кто-то получает пенсию один месяц, а кто-то живёт 30 лет и получает все положенные выплаты. И, соответственно, негосударственные пенсионные фонды не должны работать себе в убыток. Это, как говорится, азы.

 

Окончание следует.

 

Беседовал Владимир Володин.

Сочинский Международный Кинофестиваль и Кинопремии.
ИССЛЕДОВАНИЕ УРОВНЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ДАВЛЕНИЯ НА БИЗНЕС
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости