Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Мнения наших экспертов

Всем сидеть!

Не успели высохнуть слезы радости по поводу весьма куцей экономической амнистии, как все уже стало на свои места. Решать, кого выпустить из мест заключения будут решать, оказывается, сотрудники УФСИН. Можно не сомневаться, какие именно критерии для освобождения они выберут.

Заключенный ИК-2 Костромской области Антон Мухачев, осужденный по самым «резиновым» статьям УК - политической 282-й и экономической статье 159, передал на волю свои размышления: «Из нашего лагеря, равно как из соседних, в эту амнистию вряд ли кто выйдет. И не потому, что у нас нет предпринимателей, заказанных конкурентами или попавших со своим развитым бизнесом в поле зрения спецслужб, — их как раз хватает. А потому, что власть изначально не собиралась кого-либо отпускать в значимом количестве. Синоним подобного акта милосердия — профанация.

Перечень статей, указанных в проекте амнистии, был максимально сокращен, еще даже не попав в Госдуму. В него не вошли такие распространенные статьи Уголовного кодекса, так обожаемые фальсификаторами из следственных отделов, как «Мошенничество» (в старой редакции — статья 159), «Присвоение или растрата» (статья 160), «Вымогательство» (статья 163), «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием» (статья 165). По тем же статьям преступлений, что остались в амнистии, большинство коммерсантов и так получают либо условный срок наказания, либо вообще приговариваются к оплате штрафа».
Разумеется, можно сослаться на то, что человек, приговоренный в 2011 году к 9-ти годам заключения по сомнительному делу, смотрит на окружающую действительность пессимистично. Но ведь и инициатор амнистии, бизнес-омбудсмен Борис Титов, утверждая, что его идея претворилась в жизнь во вполне приемлемом варианте, признавался, что на свободу выйдет лишь около пяти процентов амнистированных. Остальные будут освобождены от ответственности до решения суда, избавятся от условных сроков и так далее. Демонстративный жест президента страны, который на Петербургском экономическом форуме, скажем прямо, специально для иностранных инвесторов согласился на амнистию по экономическим преступлениям, так и остался во многом жестом.

Но и этот жест не понравился представителям отечественного чиновничества и, прежде всего, силовых ведомств. И вот уже генеральный прокурор Юрий Чайка на встрече с Владимиром Путиным заявляет, что нужно вновь ужесточить судебную практику в отношении бизнесменов, которым с подачи Дмитрия Медведева, в ту пору президента России, вместо отсидки за некоторые преступления назначают штрафы. «Практически мера наказания в виде штрафа на сегодня исполняется в пределах 1%. Суды считают, что если бизнесмен, человек, который осужден к этой мере наказания, исполняет малыми дозами, грубо говоря, 1,5—3—4 тысячи, они считают, что исполняется решение суда. На наш взгляд, это никуда не годится»,- объяснил свою точку зрения Генпрокурор. И тут же на прямой вопрос Путина, считает ли он, что судебную практику стоит ужесточить, Чайка ответил утвердительно. И даже обещал подготовить президенту соответствующие предложения вместе с Верховным судом.

Увы, для нашей не слишком правовой действительности полное отсутствие элементарной логики, продемонстрированное Юрием Чайкой – явление нормальное. Если суд считает, что штраф можно выплачивать малыми дозами, то разбираться в этом вопросе Генпрокурор должен с председателем Верховного суда. Если наказания в виде штрафа исполняются на 1%, надо разгонять службу судебных приставов. Причем здесь предприниматели?
К тому же, будем честными, медведевская либерализация Уголовного кодекса была очень условной. И, хотя некоторые статьи, касающиеся экономических преступлений, были декриминализированы, но на практике это не мешало чиновникам или правоохранителям при желании посадить любого предпринимателя, кого они посчитают нужным.

Начиная беседу с президентом, Юрий Чайка заявил: «Мы в структуре прокуратуры создали специальное подразделение, которое занимается исключительно защитой прав предпринимателей. И мы активно участвовали в подготовке закона об амнистии бизнесменов». Может быть, это участие и определило резкое снижение количества освобождаемых, по сравнению с первоначальным вариантом? И вообще очень хочется спросить действующих предпринимателей: «Господа, вы ощущаете благотворное влияние на вашу деятельность того самого специального подразделения Генпрокуратуры, которое занимается исключительно защитой ваших прав?». А уж если задать такой вопрос предпринимателям, получившим реальный срок за то, что не поделились с чиновниками или встали на пути у крышуемых ими конкурентов…

Нет сомнений, что предпринимательская амнистия в глазах властей провалилась, поскольку иностранные инвесторы не увидели улучшения бизнес-климата в стране. Но это был предсказуемый результат: люди, которых призывают рискнуть своими деньгами в России, хотят чего-то большего, чем красивый жест, не подкрепленный реальным содержанием в определенном, отнюдь не микроскопическом объеме.
А если не удалось ничего доказать западным бизнесменам, то зачем церемониться со своими? Так что Юрий Чайка очень вовремя подоспел со своими соображениями и предложениями. Российские предприниматели должны сидеть и сидеть тихо. Вне зависимости от того, с какой стороны колючей проволоки лагерной зоны они находятся. А то, что такая политика разрушает экономику страны, и не только ее – это уже детали.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости