Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Мнения наших экспертов

Кто сказал: ФАС?

На прошедшем на прошлой неделе заседании правительства произошел конфликт. Не то, чтобы очень громкий, но выплеснувшийся в СМИ, а главное – очень симптоматичный.
Глава ФАС Игорь Артемьев, выступая на заседании, сказал: "Уровень развития конкуренции за последний год снизился". И назвал причины – огосударствление экономики, административные барьеры и административный ресурс. Скажем честно, ничего нового в этом заявлении Артемьева не было: говорит он это публично не в первый раз. Так год с небольшим назад на заседании «Открытого Правительства» глава антимонопольного ведомства заявил, что борьба за конкуренцию, которую его служба активно вела все последние годы, не принесла желаемых результатов. И то, что делается в этой области, недостаточно. Шум, между прочим, поднялся куда больший.
К тому же вскоре после этого было опубликовано еще одно заявление ФАС России, в котором говорилось, что у нас очень серьезные проблемы с конкуренцией даже на одном из наиболее конкурентных рынков – алкогольном.

Может быть, уже не все сегодня помнят, как принимались в свое время пакеты законов, которые должны были защищать конкуренцию. Принимались тяжело, со скандалами, с сопротивлением депутатов и чиновников. Но они все же были приняты, и уже трудно сказать, с кем только ФАС России не судилась за это время по поводу ограничения конкуренции на тех или иных рынках. И толку в итоге, судя по словам Артемьева, мало. Между прочим, и тогда, и сейчас главу ФАС поддержал премьер Медведев. На этот раз он сказал: «В значительной мере министерства не заинтересованы в том, чтобы развивать конкуренцию. Очень часто в проведении конкурентных мер не заинтересованы сами руководители отрасли, компаний».
С ним согласился и первый вице-премьер Игорь Шувалов, возглавляющий правительственную комиссию по развитию конкуренции: «Никакие серьезные постоянные меры воздействия на конкурентную среду министерствами не выполняются».

Вспомним, что в 2012-м году Артемьев выступал не просто так: он обрушился с критикой на реализацию конкретного документа, который назывался «Программа развития конкуренции». Большинство мероприятий, содержавшихся в этом документе и касавшихся развития конкуренции в отдельных секторах экономики, были провалены. Провалили их совместными усилиями отраслевые министерства, курирующие свои сектора экономики, и Минэкономразвития России. В итоге их действий практически все мероприятия, намеченные в этой программе, оказались не выполнены. Нынешнему выступлению Артемьева также предшествовал серьезный конфликт: за несколько дней до заседания правительства руководитель ФАС провел пресс-конференцию, посвященную принятию ведомством Стратегии развития антимонопольного регулирования на период с 2013 по 2014 годы, а также Плана деятельности в рамках стратегии на ближайшие пять лет. И на этом мероприятии было сказано немало нелестных слов в адрес РЖД. Так Артемьев заявил, что компания РЖД становится железнодорожным «Газпромом» - «типично советской монополией, в своих абсолютно советских проявлениях». По его словам, расценки на железнодорожные перевозки в России - одни из самых высоких в мире, а текущее тарифное руководство нуждается в замене.
Оставим в стороне пассаж о «Газпроме»: с ним у ФАС давняя и взаимная «любовь», достаточно часто приводящая к судебным разбирательствам. А вот с РЖД все было куда спокойнее. Сам Артемьев признал, что раньше РЖД сотрудничали с антимонопольщиками и правительством, предпринимая шаги по созданию конкуренции на рынках железнодорожных перевозок. Это сейчас компания «все блокирует, она ничем не сотрудничает».
В ходе своего выступления руководитель антимонопольной службы обрушился на железнодорожные тарифы, которые, по его словам, за последние годы достигли «самых высоких мировых значений». В итоге, по его словам, бизнес предпочитает перевозить грузы не железнодорожным, а автомобильным транспортом. Примером послужила перевозка овощей, которые, по словам Артемьева, бизнесмены уже начинают возить в Новосибирск из Краснодарского края с помощью фур.
РЖД ответило на критику немедленно, причем в лучших традициях отечественной бюрократии: «ОАО «РЖД» совместно с причастными министерствами и ведомствами, включая ФАС, при поддержке правительства РФ прорабатывает вопросы формирования достаточных источников инвестиций для развития железнодорожной инфраструктуры: внедрение механизма сетевого контракта, установление долгосрочных тарифов с использованием метода доходности инвестированного капитала, создание нормативной базы для использования новых механизмов финансирования инфраструктурных проектов».
Тут же было сказано и о тарифах: «С 2003 по 2012 годы цены в промышленности в целом возросли в 3,4 раза, в топливной промышленности — в 5,5 раз, в черной металлургии — в 3,6 раза, а на железнодорожном транспорте — только в 2,8 раза».

«С учетом изложенного критика о неэффективности РЖД в области оптимизации собственной деятельности выглядит бездоказательной и голословной», — сделали вывод представители компании. Однако во время заседания правительства выяснилось, что РЖД – не единственная компания, обидевшаяся на ФАС. Выступивший с критикой действий антимонопольного ведомства вице-премьер Аркадий Дворкович привел в качестве примера действий ФАС, ведущих к ограничению конкуренции, позицию ФАС по вопросу внедрения в РФ невозвратных авиабилетов. Но в свете последовавшего за этим предложения Дворковича стало ясно: обиженных больше и самых влиятельных он напрямую называть не хочет. Впрочем, кто они, тут же стало ясно. Вице-премьер предложил ограничить полномочия Федеральной антимонопольной службы и обязать ее согласовывать свои решения с другими министерствами и ведомствами. «По ряду направлений у Федеральной антимонопольной службы есть полномочия принимать решения самостоятельно, даже без консультаций с какими-либо еще министерствами. Оценка регулирующего воздействия тоже полноценно на решения антимонопольной службы не проводится, и это также иногда ведет к тяжелым последствиям. Я поддержал бы здесь максимальное внедрение комиссионного способа принятия решений по антимонопольному конкурентному регулированию на комиссионной основе, на основе согласования, а не только самостоятельных решений ФАС», – заявил Дворкович.

Как можно заставлять ведомство, борющееся с монополизмом, ставить свои решения в зависимость от мнения самих монополистов – загадка. Но Дворковича это не смущает. Как и то, что только что позицию ФАС поддержали премьер и первый вице-премьер. Он считает, что, во-первых, развитию конкуренции мешает как раз отсутствие взаимопонимания между министерствами и антимонопольной службой, а во-вторых, что конкуренция вообще не является «лекарством» для экономики. Дворкович даже предложил создать вторую ФАС – пусть, мол, конкурируют между собой... Если прибавить к мнению вице-премьера дружный залп в СМИ, направленный против ФАС, то становится понятно: ведомство г-на Артемьева наступило на хвосты очень влиятельным людям. А теперь – интересный факт: по итогам 2012 года российская ФАС в рейтинге антимонопольных ведомств Global Competition Review заняла 17 место в мире, получив оценку «хорошо» вместе с регуляторами Австрии, Норвегии, Португалии, Финляндии, Швеции и других стран. Кто может сказать: какие еще наши ведомства оказались в первой двадцатке в международных рейтингах рядом с Финляндией и Швецией, а не на 150-м, рядом с Нигерией и Гондурасом?
Но, может быть, именно в этом причина? Кто-то работает на европейском уровне в стране отката и распила. Это же многим мешает жить, особенно, учитывая специфику деятельности ФАС.

Чем завершится противостояние антимонопольной службы с ее оппонентами, сказать не берусь. Но обычно у нас проигрывает тот, кто делает дело.

Давая на днях интервью «Ленте. Ru», член Экспертного совета при правительстве, старший научный сотрудник РАНХиГС Вадим Новиков заявил: «Большинство экономистов сходятся в том, что в естественных монополиях нежелательно наличие более одной компании». Очень хотелось бы, конечно, узнать, что это за экономисты: Нуриэль Рубини и Пол Кругман, или же это – члены экспертного совета при правительстве, только что раскритиковавшие доклад ФАС о конкуренции? Если первые, то надо задуматься. Если вторые – думать не о чем.
Что же касается ситуацией с конкуренцией в российской экономике вообще и действиями ФАС в частности, то ответ тут очевиден: чиновники самых различных ведомств заинтересованы в том, чтобы их деятельности, особенной той, что широко не афишируется, никто не мешал. А если оказалось на пути антимонопольное ведомство, так надо его убрать в сторонку. А кто именно отдал команду «фас» - какая разница.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости