Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Мнения наших экспертов

Мигрант, бизнесмен и чиновник

На этой неделе уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов взял и взорвал информационную бомбу, предложив еще одну амнистию, на этот раз для нелегальных мигрантов.
Напомнив о том, что, согласно опубликованному на днях докладу ООН, Россия занимает второе место в мире по числу проживающих на её территории мигрантов из других государств, Титов предложил план действий, противоречащий мнению большинства граждан.
Он вынужден был отметить, что совсем не случайно «у всех кандидатов на пост московского градоначальника в программе была зафиксирована миграционная проблема» и что «все они делали упор на борьбу с нелегальной, а по сути, с трудовой миграцией». Затем он перечисляет целый ряд предложений, прозвучавших только за последний месяц. Тут и законопроект об отмене упрощённого порядка доступа к трудовой деятельности иностранцев, приехавших в Россию без виз, то есть из стран СНГ, которые и поставляют нам большую часть трудовых мигрантов, внесенный в Госдуму депутатами от КПРФ, и предложение депутата от «Единой России» Ирины Яровой - запретить мигрантам работать в сфере торговли. Отдельно стоит мнение оппозиционера - Алексей Навальный предлагает под угрозой штрафа запретить московским органам власти, госучреждениям, унитарным предприятиям, а также их подрядчикам и поставщикам привлекать мигрантов.

И вот после этого перечисления бизнес-омбудсмен высказывает свое мнение: задача государства не в том, чтобы затруднить доступ на наш рынок труда иностранцам, а в том, чтобы все они были надлежащим образом легализованы. И помогут здесь не запреты и карательные меры, а, напротив, максимальная либерализация получения разрешений на работу.
Именно это должно помочь бизнесу, идущему на риски, имея дело с нелегалами, поскольку оформлять их, следуя букве закона вплоть до запятой, - страшная головная боль. «Неслучайно, пишет Титов, - из въехавших в прошлом году на территорию России 15,88 миллионов человек, разрешение на работу получили лишь 1,34 миллиона».

А затем следует, по сути, призыв к маленькой, но революции: «Объясните, зачем сезонному рабочему приехавшему, к примеру, на сбор винограда учить русский язык? Или квоты на мигрантов? Ничего более неразумного придумать нельзя. Как предприниматель может предсказать урожай или спрос на жилье в следующем году? А квоты предписывают –тебе положен такой максимум, выберешь его – вертись, как хочешь.
Единственное к чему, это приводит – к росту коррупции. Или те же медсправки? Зачем их требуют, если не существует реальных инструментов проверить их достоверность? Опять же это ведёт лишь к вымогательству денег.

Все эти надуманные препоны должны отойти в прошлое. В идеале бизнес сам должен определять, сколько и каких трудовых мигрантов ему необходимо. Быстро получать для них разрешения на работу и контролировать их своевременное возвращение на родину после выполнения трудового контракта. Последнее можно обеспечить, вернув практику залога за трудовых мигрантов. Когда мигрант покидает страну, залог возвращается бизнесмену или идет на оплату депортации, если тот вдруг нарушит миграционное законодательство».

Разумеется, Борис Юрьевич понимал, в чей колодец он плюет, и реакция не заставила себя ждать: глава Федеральной миграционной службы России Константин Ромодановский уже через день выступил за жесткие меры борьбы с нелегальными мигрантами. Пользуясь известным определением политики кнута и пряника, он открыто заявил, что более эффективным средством решения проблем в этой сфере является все же «кнут».
Подтверждая свою мысль, Ромодановский привел пример с введением в 2010 году патентов на работу у физических лиц и миграционной амнистии. Согласно этой процедуре, любой гражданин мог получить патент и заново начать свою миграционную историю, напомнил глава ФМС. Однако лишь треть потенциальных нарушителей миграционного законодательства обратилась за патентами. Только с принятием в этом году решения закрыть въезд в РФ для нарушителей миграционного законодательства, желающих получить патенты стало больше.
«Это подтверждает тезис, что конфетами или морковкой мы результат не получим, тут нужен кнут, и этот кнут в виде закрытия въезда заработал и дал результат», - констатировал глава ФМС. Более того, вместо действующей в России административной ответственности за это правонарушение Ромодановский считает справедливым ввести уголовную.

Против предложения Бориса Титова тут же выступила глава комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая, считающая, что такими заявлениями бизнес-омбудсмен подает тревожный и опасный сигнал мигрантам, давая им надежду на то, что можно нарушать российский закон. Яровая уверена, что такая идея противоречит интересам граждан России. Не будем останавливаться на мнении весьма одиозного депутата, поскольку гораздо более значимым является мнение главы ФМС, защищающего конкретные интересы конкретных чиновников.

Говоря о том, сколько денег получило государство за патенты для легальных мигрантов, г-н Ромодановский слегка лукавит: если легализовать нелегалов, сумма выплаченных ими налогов окажется куда больше. Но это – аргумент, который приводит Титов.

У защитников существующего порядка и его большего ужесточения, конечно, есть и свои козыри, но их нельзя предъявить. Как объяснить обществу, что нелегальные мигранты кормят не только хозяев, у которых работают, но еще и чиновников, правоохранителей, тех же сотрудников ФМС.

Вспомните: когда разгорелся скандал с избитым на рынке полицейским, и было принято решение провести немедленную кампанию против нелегальных мигрантов (хотя бил полицейского дагестанец – гражданин России), как быстро было найдено общежитие нелегальных вьетнамцев. Такое можно объяснить только одним: общежитие было давно известно, его крышевали, с него получали мзду, но настал момент, когда им пришлось пожертвовать.

Когда Борис Титов пишет о преимуществах легализации мигрантов, он только делает вид, что не понимает: теневой бизнес (а любая фирма, использующая нелегальных работников, автоматически оказывается в тени) невыгоден государству, но исключительно прибылен для государственных служащих. Работаешь в тени – будешь платить всем, кто может тебя прижать. А прижать могут многие.

Предложение Титова встречают в штыки те, из-под чьей власти он хочет вырвать многих предпринимателей, попавшихся на использовании нелегальной рабочей силы. Обвинения посыпались с разных сторон. Оказывается, например, что, «намереваясь вывести нелегалов из тени, бизнес-омбудсмен не представил условий будущего пребывания и работы гастарбайтеров и их достойной жизни: порядок выплаты налогов, получения медстраховки, соблюдения режима труда и отдыха». Господа! А почему эти условия должен представлять уполномоченный по правам предпринимателей? Только потому, что чиновники, обязанные этим заниматься, ничего не хотят делать?

А еще Титов «не только поддержал сохранение нынешнего рынка рабского труда, создающего дополнительную прибыль его пользователям, но и предложил узаконить понятия, по которым он существует». Последнее обвинение можно бы и пропустить за полной его бредовостью, но оно прекрасно отражает всю суть ситуации: бизнес-омбудсмен ткнул палкой в змеиное гнездо и получил вполне предсказуемую реакцию. Я не думаю, что Борису Титову позволят так просто обрушить чиновничий бизнес. Но его предложение свидетельствует о том, что начинают вслух высказываться те здравые мысли, что до сих пор проговаривались шепотом.
А это – уже прогресс.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости