Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Не создаем ли мы на средства государства параллельную финансовую инфраструктуру поддержки малого бизнеса?

При всей неэффективности рыночной (банковской) инфраструктуры, обеспечивающей финансирование коммерческой деятельности малых предприятий, эта система все-таки гораздо более эффективна, нежели нерыночная (государственная). Так, согласно опросу 2003 года, проведенному Национальным институтом системных исследований проблем предпринимательства, 23,5% малых предприятий в текущей деятельности пользуются банковским кредитом (1). По данным этого же опроса, льготные кредиты от фондов поддержки предпринимательства (государственная нерыночная инфраструктура) получали 3,5% малых предприятий, беспроцентные ссуды – 1%, краткосрочные займы – около 10%.

Круглый стол «Финансово-кредитные и имущественные ресурсы для малого и среднего предпринимательства», прошедший 24 октября с.г. в рамках Российского Форума в Нижнем Новгороде, еще раз наглядно продемонстрировал, что бюджетные средства в размере 3 млрд. рублей, выделяемые в следующем году якобы на гарантии и кредиты для малого бизнеса, вряд ли до самого предпринимательства дойдут и в лучшем случае дадут возможность заработать их основному получателю - Российскому банку развития (далее – РосБР) и ряду «аккредитованных» банков.

Результаты обсуждения на круглом столе показали, что понимание и власти, и РосБРа в части того, какие проблемы финансового обеспечения малого бизнеса не решает рынок (банковское кредитование), вроде бы одинаково:

  1. Кредитные деньги короткие,
  2. Кредитные деньги дорогие,
  3. Малому бизнесу не хватает адекватного обеспечения.

Однако, ритуальное обозначение проблем, которые «не может решить только рыночный механизм», не постулировало разъяснения того, посредством каких экономических или каких-либо механизмов они будут решаться (с тем, чтобы впоследствии государственные средства просто не канули в небытие).

Давайте посмотрим, как планируется использовать выделяемые средства.

3 млрд. рублей – это всего лишь некий гарантийный фонд, под который Российский банк развития может вести поиск внешних источников финансирования и привлекать это финансирование (сегодня речь идет только о внутреннем инвесторе, на зарубежных рынках банк привлекать средства под указанные гарантии пока не может). Далее уже привлеченными средствами РосБР начинает торговать – продавать кредитные линии «аккредитованным» региональным банкам или общероссийским банкам с разветвленной филиальной сетью (сам РосБР такой сети вообще не имеет). А уже банки, купившие кредитные линии, начинают продавать продукт (кредитный ресурс) в розницу малым предприятиям.

Попробуем прикинуть, какова «цена вопроса», какие издержки возникнут на каждом этапе оптово-розничных продаж.
Со всей «гарантийно-кредитной» суммы РосБР возьмет свою долю (маржа плюс операционные расходы)? Несомненно, возьмет – иначе как банк сможет существовать и заниматься обслуживанием данного денежного оборота? Какова будет доля РосБР? Пока ответа на вопрос нет.

Придется платить стороннему инвестору, который под предлагаемый гарантийный фонд, выложит свои кровные средства (да еще на длительный срок, если уж будет сделана хотя бы видимость попытки решить проблему «долгих денег»)? Несомненно, придется. Если процент под привлекаемый ресурс будет ниже среднерыночного, вряд ли инвестор объявится (не думается, что найдется слишком много желающих играть с государством в долгосрочные игры, опыт-то печальный).

«Аккредитованные» банки, которые будут непосредственно заниматься кредитованием малого бизнеса тоже «снимут» свою маржу и оплатят свои операционные расходы. По оценкам РосБР, только «маржа» и операционные расходы «аккредитованных» банков могут составлять от 3% до 12% от размеров кредитных линий. При этом РосБР планирует устанавливать ограничители на «маржу» и жестко контролировать установленные границы (вплоть до конкретных кредитных договоров), что, видимо, незначительно, но все-таки удорожит цену кредитного ресурса (дополнительные издержки как РосБР, так и аккредитованных и банков).

Хотя точный размер реальной цены такого капитала (кредитной ставки, если в нее включить все издержки) для малого предприятия никто назвать не может, думается, что она может оказаться значительно выше рыночной (в 1,5-2 раза). Для сравнения: на сегодняшний день ставка рефинансирования Центрального Банка составляет 16%. Сбербанк кредитует физических лиц под 19% годовых в рублях (рыночная цена капитала). Ставки по кредитам для малого бизнеса (в рамках специальной кредитной программы) устанавливаются индивидуально каждому заемщику и незначительно вариьруют вокруг этой цифры. Московский кредитный банк кредитует малые предприятия сроком до 2-х лет на сумму до $150 тыс. под 16% годовых и выше.

По разъяснениям высших руководителей РосБР планируется кредитовать малые предприятия под ½ ставки рефинансирования (8%). Каким же образом будет покрываться разница между реальной (включающей в себя все три компоненты: маржу РосБР и «аккредитованных» банков, прибыль инвестора) и льготной ценой капитала для конечного получателя – малого предприятия? Оказывается, средства для субсидирования банковских ставок по кредитам планируется получать из региональных бюджетов. Но захотят ли регионы свои средства отдавать в банковский сектор? Для «своих» дел у чиновников под рукой есть региональные и муниципальные фонды поддержки предпринимательства, которые в свою очередь тоже будут не в восторге от появления конкурентов, претендующих на бюджетный пирог. Если субсидий найти не удастся, кредитные ставки будут или выше рыночных (тогда они малому бизнесу будут не нужны) или будут направлены на решение иных задач (деньги должны работать и банки найдут им применение или просто не будут их брать). Но даже если все сложится относительно «удачно» и регионы вкупе с крупными муниципалитетами удастся «раскурить на бабки», таким образом власть будет финансировать не развитие финансового обеспечения малого предпринимательства, а деятельность банков (в большей степени – совершенно конкретный банк), покрывая издержки на каждой стадии движения и/или привлечения дополнительных денежных средств.

Проблема обеспечения (адекватного, ликвидного, залога) таким образом не решается. Если у малого предприятия его нет, то и нет. Каким образом в рамках программы можно будет «улучшить» качество залогов да и вообще обеспечить их начилие – вопрос риторический. Деньги, что понятно, возвратные и рисковать банки больше, чем прежде, не станут, снижая требования к залогам. А если и станут в условиях просубсидированных кредитных ставок (и поэтому подешевевшего ресурса), то, разумеется, не для «чужих», а для «своих». Понятно, что начинающему бизнесу, не имеющему устраивающего банк обеспечения, сюда нечего будет и соваться. А те, кто такой залог имеет и нуждается в кредитах, и так могут его получить – физической нехватки кредитных ресурсов на рынках нет, сегодня есть даже избыток кредитного предложения.

Последствия.

  1. В абсолютном выражении 3 млрд. при существующей емкости рынка (спроса на кредитный ресурс) – это ничто. На всех не хватит. Однако, просубсидированная кредитная ставка может негативным образом повлиять на реальный кредитный рынок. На таких «монстрах» как Сбербанк это, конечно, никак не отразится (по словам представителей Сбербанка, банком выдано малому бизнесу уже порядка 86 тысяч кредитов на 360 млдр. рублей – что называется, почувствуйте разницу с 3 миллиардами), но вот малые универсальные банки, не попавшие в категорию «аккредитованных», могут «поиметь» ущерб.
  2. Вокруг данных средств возможен расцвет коррупции. Диспропорция в стоимостях на кредитные ресурсы у банков, аккредитованных или нет на работу с указанными средствами в том или ином регионе, приведет к формированию вокруг «аккредитованных» своих малых предприятий, близких к менеджменту банков (или по договоренности – к региональным чиновникам, оказавшим помощь в выделении средств на субсидии по кредитным ставкам). Наверняка возникнет вторичный и возможно «третичный» рынок перепродажи дешевых кредитов. «Свои» малые предприятия, купившие кредит «по дешевке», будут перепродавать его с выгодой для себя конечному потребителю или следующему посреднику (пока цена кредита не приблизится к рыночной и при этом все же будет чуть-чуть дешевле рыночной).
  3. Неоправданные и неэффективные расходы федеральных и региональных бюджетных средств.
    Ну, так что: дойдут ли средства до малого бизнеса и, если все-таки дойдут, какова будет цена для государства и для самого бизнеса?

В итоге неэффективность системы государственных и муниципальных фондов поддержки предпринимательства может дополниться неэффективностью системы распределения «дешевых» государственных средств через банки – элемент рыночной инфраструктуры. Не повторим ли прежних ошибок и не взрастим ли в параллель одной неэффективной системе другую систему, столь же неэффективную?


(1) По данным МАП России, подготовленным к заседанию Правительства РФ 16 октября 2003 года, со ссылкой на анонимные экспертные оценки, банковскими кредитами пользуется лишь один процент малых предприятий.

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости