Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Реформа поверх реформы..?

7 июля с.г. «Российская газета» опубликовала статью «Комплексный обед от таможенной "тройки"», в которой в сжатой форме была изложена позиция Минпромторга, касающаяся изменений в техническом регулировании «в связи с запуском второго этапа Таможенного союза».

На мой взгляд, курирующий замминистра профильного министерства фактически рассказал даже не об очередном этапе, а о новой реформе технического регулирования, начинающейся поверх той, которая была запущена в 2003 году и оказалась к 2010-му «недоделанной» даже на треть (по первоначальному плану в этом году она должна была уже полностью завершиться).

18 июня с.г. Комиссией таможенного союза ЕврАЗэС было принято решение N 320, которым было сочтено необходимым принять межгосударственное Соглашение о единых принципах и правилах технического регулирования в России, Белоруссии и Казахстане. Согласно этому документу, три страны СНГ берут на себя обязательства сформировать Единый перечень продукции, в отношении которой устанавливаются обязательные требования к бизнесу (своеобразная квазисистема объектов технического регулирования). Только в отношении этой продукции в дальнейшем и могут быть разработаны технические регламенты, которые будут иметь прямое действие на территории всех трех стран (разработка национальных техрегламентов прекращается). Никакие обязательные требования в отношении иной продукции в национальных законодательствах устанавливаться уже не смогут. Как только вступает в действие технический регламент Таможенного Союза, национальные требования уже не применяются. Сложно себе представить, какую неразбериху при явной неподготовленности нашей системы к таким «скачкообразным скачкам» может предъявить нам реальная правоприменительная практика. Начнем с того, что придется существенным образом в очередной раз править закон «О техническом регулировании», который и без того к настоящему времени после многочисленных корректировок и «заплаток» потерял цельность, в срочном порядке менять смежное законодательство и нормативную базу, наработанную за прошедшие 7 лет. Что уж говорить о мартовской Программе разработки технических регламентов (которую уже по счету!) – ее можно будет, как и все предыдущие версии, выбросить в корзину.

Для понимания глубины проблемы приведем пример принятия Таможенного Кодекса Таможенного Союза, который передал на уровень Комиссии ТС до половины полномочий Федеральной таможенной службы России. Действующий в России Кодекс, как и все принятые в соответствии с ним инструкции (а у конкретного таможенника всегда перед глазами только инструкция, которую он должен неукоснительно соблюдать), формально противоречат Таможенному кодексу Таможенного союза. Снять противоречия должен был закон «О таможенном регулировании», который бы отменил действующий отечественный Кодекс и регламентировал оставшиеся у России 50% полномочий. Проект закона внесли в Думу только 14 июня (надо было ввести его в действие 1 июля), рассмотрение его отложено неизвестно на когда (лето или осень). В результате появляется письмо ФТС «местным таможням», в котором приведён чудесный перечень, как теперь применять национальный Таможенный кодекс: здесь читать, здесь не читать, тут опять читать, а тут – селедку заворачивать. То есть применение Кодекса, который как бы уже не действует, сегодня регулируется по сути непубличным служебным документом …

Представляется, что с правовой точки зрения полномочия Комиссии избыточны и слегка нарушают суверенитет стран-членов. Вместо взаимного признания оценок соответствия вводится система, претендующая на упразднение систем национальных. Кое-кому еще предстоит «побороться» с российскими надзорами, которые вряд ли с этим согласятся (хотя по большому счету их мнения в данном случае лучше и не спрашивать). Регламенты сегодня писать особо некому, юношеский азарт у потенциальных разработчиков прошел, если вообще был (вспомним, что за 7 лет действия закона «О техническом регулировании было в России принято всего 18 техрегламентов, то есть по 2-3 регламента в год). Поэтому вероятней всего возьмут за основу уже имеющиеся российские и казахстанские (последних больше всего). Но в казахстанских техрегламентах права надзоров по сравнению с российскими очень сильно урезаны.

Что касается изначальной цели реформы - снижение административной нагрузки на предпринимательскую деятельность - то её соглашение не задевает никак. Может получиться любопытная ситуация, что казахским и белорусским предпринимателям, получившим у себя на родине документы подтверждения соответствия, на нашем рынке работать будет проще, чем российским, на производство которых теперь будет обращено всё внимание российских контролеров. Время, как говорится, покажет.

Минпромторг обещает с 1 января следующего года значительно сократить количество товаров, подлежащих обязательной сертификации, с 50 до 30% (переведя их в режим декларирования). Заявка красивая и даже в определенной степени «радикальная», если учесть, что в начале этого года другое министерство (Минэкономразвития) ставило задачу поскромнее: довести долю декларируемой продукции «всего» до 64%. Есть только одно «но», объясняющее, почему уполномоченные контрольно-надзорные органы так вроде бы «легко» отказываются от снятия сертификационного барьера. Декларация о соответствии в реальных российских условиях изменила свою суть, стала не уведомительной, а разрешительной (юридическую силу приобретает только после ее регистрации). Фактически остался все тот все тот же порядок, подразумевающий обязательное (принудительно-добровольное) привлечение «аффилированных» испытательных центров и лабораторий. Рентоориентированная экономика никак не теряет свое влияние, а «маржа» оседает, как и прежде, «там, где надо».

Одновременно предполагается увеличить размер штрафа за нарушения обязательных требований технических регламентов до 1 млн. рублей (в настоящее время такой штраф составляет 50 тысяч рублей). Идея благая и направление выбрано правильное: свести объемы требований к бизнесу до минимально необходимых и одновременно увеличивать ответственность за их нарушения (прежде всего финансовую). Именно по такому пути в своем время пошло российское конкурентное ведомство, привязав штрафы за нарушение антимонопольного законодательства (недопустимые соглашения, координация экономической деятельности) к выручке нарушителя. Это существенным образом увеличило масштабы финансовых санкций на крупный бизнес за реальные нарушения. Однако, такие изменения в Кодекс об административных правонарушениях были введены после проведения коренной реформы законодательства о конкуренции. В сфере же технического регулирования предлагается почти в 20 раз увеличить размеры штрафов при том, что вся система до сих пор остается недореформированной, запутанной и крайне противоречивой. Что в таких условиях будет происходить, нетрудно спрогнозировать – рост масштабов коррупционного «рынка».

Сокращенный вариант статьи был опубликован в "Российской газете" 13 июля 2010 г.

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости