Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Инкубаторы в тени

Со ссылкой на высокопоставленного чиновника по Интернету пошла гулять настоящая сенсация: российские бизнес-инкубаторы-де "заработали 22 миллиарда рублей", при этом выручка "существенно превысила вложения из федерального и региональных бюджетов".

Подумалось: ну вот и дожили! Инкубационные затраты наконец стали окупаемыми, и налаженный конвейер принялся выдавать долгожданные золотые яйца.

Получить официальное подтверждение новости, однако, не удалось - не сыскалось охотников вникать и комментировать. А самодельный расчет поверг в недоумение: откуда вообще взялась эта сногсшибательная цифра? В первоисточнике она ничем не подтверждена: не сказано, какой период охватывает, ни как рассчитывалась, ни что в себя включает. Если речь о календарном годе, то получается, что совокупные доходы от деятельности бизнес-инкубаторов (БИ) в семь с лишним раз превышают доходы всех стартапов, в них расположенных. Но ведь так не бывает. Если взять отрезок в шесть последних лет, с того момента, когда начала действовать федеральная программа поддержки малого и среднего предпринимательства профильным департаментом минэкономразвития, то выходит, что в годовом исчислении доходы БИ все равно выше, чем всех размещенных там начинающих бизнесов. И тут что-то не то. Даже если на секунду все же представить, что дело обстоит именно так, то возникает закономерный вопрос: кто для кого создан - бизнес-инкубаторы для стартапов или стартапы для БИ?

Развивать и финансово поддерживать сеть бизнес-инкубаторов у нас пытаются примерно столько, сколько существует новая Россия. Но если в тех же США они начали создаваться по инициативе снизу, когда появился реальный запрос экономики, на средства частных компаний или с подачи университетов, то у нас все было ровно наоборот. В 90-е годы, в отсутствие серьезного внутреннего спроса, БИ строились преимущественно на средства зарубежных донорских организаций (по сути, наше удовольствие оплачивали иностранные налогоплательщики), в новом тысячелетии - в основном на деньги российского бюджета (за удовольствие платят уже российские граждане). О местных бюджетах систематизированной информации нет, но известно: Курск, Псков, Великие Луки, Тверь, Тольятти, Северск, а также целый ряд муниципалитетов в разные годы выделяли немалые средства под БИ.

В рамках уже упомянутой программы минэкономразвития за пять лет было открыто 93 БИ разных типов (инновационных, офисных, производственных, смешанных) общей площадью свыше 206 тысяч квадратных метров. По данным министерства, на 1 января 2011 года в них разместились 1456 субъектов малого предпринимательства, где были заняты 9837 человек. Годовой оборот, согласно тому же источнику, составил немногим более 3 млрд рублей, а объем годовых налоговых отчислений - свыше 305 млн рублей. Есть информация о том, что за весь период реализации программы (6 лет) инкубаторы "наинкубировали" 932 компании. Однако нет ни официальных, ни экспертных данных о том, многие ли из них выжили. А ведь процент жизнеспособных компаний, народившихся в недрах инкубатора, - один из ключевых показателей эффективности БИ, за рубежом мониторится прежде всего итоговый результат. По данным National Business Incubation Association (США), 87% бизнесов, когда-либо вышедших из бизнес-инкубаторов ассоциации, продолжают работать. Но это у них, а у нас?

Неизвестно не только это. Нет публичной статистики о том, какой объем общих бюджетных средств уже затрачен на создание и поддержание жизнедеятельности инкубаторов. Судить о совокупных масштабах федеральных вливаний мы еще как-то можем, например, по информационной справке Росфиннадзора, из которой явствует, что за пять с половиной лет федеральный бюджет перечислил в регионы на цели бизнес-инкубирования свыше 800 млн рублей. Но поскольку систематизированной информации о совокупных объемах региональных и муниципальных средств, выделенных на БИ, нет, то говорить об эффективности этих трат и программы в целом не приходится.

Немаловажно, что на Западе растет доля коммерческих бизнес-инкубаторов (на сегодняшний день их здесь уже примерно 25%). В Европе (например, в Германии) считают, что содействие созданию и развитию БИ - это в первую очередь задача муниципальных властей, а не отдельных земель и уж тем более федерального центра.

Но даже в развитых странах мира, где бизнес-инкубирование начало развиваться свыше 50 лет назад, получить достоверную информацию непросто. В своем недавнем исследовании Brain Storm Bureau в отчаянии констатирует: "зафиксировать декларируемое бизнес-инкубаторами и их сторонниками влияние на экономику страны или региона практически невозможно, а показываемая инкубаторами статистика не предоставляет возможности для их адекватной оценки". Что же говорить про Россию, где условия для инновационного развития куда менее благоприятны и приживается далеко не всякое семя. А ведь под модной вывеской порой можно наблюдать просто бессовестную имитацию. Вот как описывает функционирование такого инкубатора один из его участников, причем из региона (это подчеркнем особо), получившего федеральное финансирование.

"Помимо оплаты коммунальных услуг, которая производится, естественно, из бюджетных средств, инкубатор тратится на целый штат, который получает свою законную зарплату. Но трудится здесь только уборщица. Для остальных наиболее точное определение "пустодельники":

- директор: работает почтальоном, т.е. пересылает все вопросы от инкубируемых в административный центр для согласования;

- главный инженер: наблюдает за скудным хозяйством;

- офис-менеджер: сортирует документацию (3-4 бумажки в день);

- менеджер по проектам: один раз в квартал обходит все кабинеты и собирает анкеты о достижениях "инкубируемых";

- юрист: один раз в месяц разносит инкубируемым счета и напоминания об оплате;

- бухгалтер: сторожит компьютер с программой 1С;

- системный администратор: иногда заходит по вызовам к инкубируемым;

- охранники (4 человека) сидят на ресепшене.

Только уборщица ежедневно трудится в поте лица - драит 2 этажа.

Для сравнения: торговый центр по соседству оказывает точно такие же услуги - сдает помещения в аренду, но там зарплату получают всего 2 человека: управляющий и уборщица, да еще иногда приходит электрик..."

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости