Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Ждет ли инновационный прорыв инновационный регион?

Очевидно, что Новосибирская область по своему научно-техническому и инновационному потенциалу выделяется на фоне большинства регионов России. Внешне присутствует также практически вся необходимая нормативно-правовая база, которая направлена на развитие и стимулирование инновационной активности:

  1. Концепция развития инновационной деятельности в экономике и социальной сфере на территории Новосибирской области (утверждена распоряжением губернатора от 19.10.2009 № 254-р)
  2. Долгосрочная целевая программа «Создание и развитие в Новосибирском Академгородке технопарка в сфере высоких технологий на 2011-2014 годы» (утверждена постановлением Правительства НО 30 сентября 2010 г. № 159-п с внесением изменений Постановлением от 31.03.2011 № 127-п).
  3. Ведомственная целевая программа «Развитие инновационной системы и кадрового потенциала Новосибирской области на 2011-2013 годы» (утверждена Заместителем председателя Правительства НО от 15.03.2011 № 482) и т.д.;

Есть реестр инновационно-активных организаций Новосибирской области (правда, нет реестра инновационной продукции, что важнее), перечни центров развития инновационных компетенций, бизнес-инкубаторов и инновационных центров вузов региона (размещены на сайте администрации) и т.д.

Между тем есть два аспекта (направления), которые в регионе или не осознаются в полной мере или не учитываются совсем.

Перспективные 3-4 года, на которые рассчитаны долгосрочная программа создания и развития в Академгородке технопарка и трехлетняя целевая программа развития инновационной системы и кадрового потенциала, будут «сопрягаться» не избыточностью, а недостатком финансовых ресурсов не только в бюджетах регионов, но и в федеральном (дефицит). А следовательно «прогнозные» средства в таких объемах (почти 10 млрд. рублей) вероятней всего реально выделены не будут.

Тезис первый. Возможно обострение конкуренции между регионами за привлечение федеральных денег на развитие инновационной деятельности. Москва, например, готовит программу на 2012-2016 годы с претенциозным названием «Москва – инновационная столица России». Предполагаемый объем финансирования: больше, чем 40 млрд. рублей.

Даже не всегда будучи заложенными в действующие региональные программы, средства федерального бюджета прямо или косвенно в них присутствуют и потребность в них есть (например, через федеральные программы поддержки малого предпринимательства, где сейчас делается упор на инновационные компоненты, а на Академгородок прямо заложено 921 млн. руб. федеральных средств за 4 года).

Тезис второй может быть раскрыт через конкретный кейс. Почти 10 лет назад Национальный институт системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП) проводил небольшое исследование в Томской области. Объектом исследования были некрупные группы разработчиков программного обеспечения, работающие в ненаблюдаемом секторе экономики. То есть те, кто вел хозяйственную деятельность, но официально никак не был зарегистрирован и государство об их существовании даже не подозревало. Таких групп мы выявили около десятка, но наверняка в реальности их было больше. Причем, работали они как самые настоящие инновационные микро- (и даже малые) предприятия, имея «в штате» и руководителя (фактически владельца бизнеса), «бухгалтера» (в тех случаях, когда владелец бизнеса часть своих финансовых функций передавал этажом ниже), и собственно программистов.

Какую же нишу нашли на рынке эти неформальные компании? Рынок сбыта был индийским. По заказу индийских софтверных фирм томские «нелегалы» разрабатывали программный продукт, получая за это неплохие доходы (порой сотни тысяч долларов оборота в год, не облагаемые никаким налогом). На рынке программистов в Индии в те времена ощущался дефицит квалифицированных специалистов. Индийские «бренды» были раскручены в США и в Европе, поэтому Запад приглашал к себе специалистов-айтишников не только на работу, но и на постоянное место жительства. На каком-то этапе компании-«бренды» стали ощущать дефицит местных кадров при том, что американский и европейский спрос не падал. И тогда индийцы обратили взгляд на разработчиков софта в Китае и России. Спрос рождает предложение. В традиционно инновационном регионе (Томская область) предложение всегда превышало спрос, имеющийся на нашем внутреннем рынке (переизбыток интеллектуального ресурса в сфере ай-ти-технологий). Таким образом в регионе стали «в тени» формироваться команды-«фирмы», работающие на индийский софтверный рынок с колоссальными оборотами. Нефиксируемый ВРП…

Со следующего года в России планируется перенос центра тяжести на высокотехнологичные сектора (понижение страховых взносов с 34% до 30%, но одновременное установление ставки на фонд оплаты труда в размере 10% при превышении определенного уровня выплат). Тенденция ухода бизнеса в тень сохранится. Вероятно, еще более активное перемещение в теневое предпринимательство и сектора, который является инновационно-активным, где в структуре затрат высока доля оплаты труда (в том числе IT). Вывод: необходимо обследование (диагностика) секторов экономики в Новосибирской области, где может создаваться «теневой инновационный продукт» с целью стимулирования его выхода на свет. Один из вариантов такого стимулирования: поиск для теневого инновационного сектора инвестиций или заказов. «Пряник»: мы привлекаем вам инвестиции, а вы обеляетесь.

Сегодня же со стороны внешнего наблюдателя Новосибирская область выглядит если не автаркичной, то с элементами экономической актаркичности. Не по декларируемым целям и задачам, механизмам, формам и методам, а по результатам. Одним из признаков «автаркичности» является слабый масштаб привлекаемых в регион внешних инвестиций. Хотя в регионе есть компании, которые призваны нести эти функции, что называется, “в массы”. Например, «Агентство регионального маркетинга», ГАУ «АРИС», они созданы распоряжением губернатора региона. Есть частные фирм (без бюджетных денег). Однако, результат этих «усилий» можно увидеть на статистике привлеченных ПРЯМЫХ иностранных инвестиций (не портфельных).

Доля прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в общем объеме иностранных инвестиций в определенной мере является характеристикой эффективности капитала, привлекаемого в регион. Портфельные инвестиции обладают высокой ликвидностью и носят преимущественно спекулятивный характер, «прочие» инвестиции (в соответствии с классификацией Федеральной службы государственной статистики) в основном, представляют собой кредиты зарубежных компаний, и считаться инвестициями могут со значительной долей условности. Таким образом, прямые иностранные инвестиции являют собой наиболее привлекательную форму притока капитала, так как эти инвестиционные ресурсы вкладываются в реальные производственные активы и сопряжены с множеством косвенных положительных эффектов (дополнительные рабочие места и налоговые поступления, развитие инфраструктуры, приток технологий и управленческих навыков). Поэтому показатель доли ПИИ в общем объеме иностранных инвестиций важен с точки зрения эффективности привлекаемого в регион капитала.

В Новосибирской области ПИИ в 2010 году на душу населения и к ВРП падали, а к общему объему иностранных инвестиций немного подрастали (в Томской росли ПИИ на душу населения, остальное падало). Но! - у Томской области (тоже регион, позиционирующий себя как инновационный) все показатели были намного выше, чем общероссийские и тем более выше, чем в Новосибирской области.

ПИИ на душу населения в 2010 году:
Новосибирская область - 27,8 долларов на человека
Томская область - 185,1 долларов на человека
ПИИ к ВРП (объему экономики) в 2010 году:
Новосибирская область - 0,45%
Томская область - 2,09%
Доля ПИИ в общем иностранных инвестиций в 2010 году:
Новосибирская область - 16,9%
Томская область - 81,8%

Российская экономика за исключением отдельных секторов предъявляет слабый платежеспособный спрос на инновации (прежде всего инновации в промышленности), такой спрос нужно искать по всему миру (как в части инвестиций в инновационный сектор, так и в части конечный потребителей/заказчиков «инновационного продукта» в тех отраслях и секторах, которые в Новосибирской области традиционно сильны и конкурентоспособны (биомедицинские технологии, силовая электроника, приборостроение, и наукоемкое оборудование, информационные и телекоммуникационные технологии и т.д.). Понятно, что это дело прежде всего самих хозяйствующих субъектов. Но именно здесь «региональное государство» может играть более активную роль в части стимулирования создания и развития элементов инфраструктуры (лучше – частной), которая занималась бы поиском инвестиций и заказчиков (под технологические инновации – поиск инвесторов; под продуктовые инновации – заказчиков).

Что же касается изобретений и разработок, которыми богата Новосибирская область, то тут хочется привести пример их финансирования в Австрии (может, и не самый лучший). Ученый в Австрии получает грант только в том случае, если сначала сам нашел частные источники (то есть потенциального потребителя разработки, изобретения). Ученый или кто-то из инициаторов должен найти не менее пяти заинтересованных частных предприятий-потребителей, кто будет заинтересован в конечном результате и профинансирует 40% необходимых затрат. И когда такой «консорциум» состоялся, государство без разговоров вливает оставшиеся 60% суммы. Такая же схема применяется, когда разработка сделана и уже требуется дальнейшее инвестирование.

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости