Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Малый бизнес и мутный поток государственного регулирования

Файлы

Мутный поток государственных регуляций и нереализованных пока инициатив последних трех лет, направленных в сторону частного (некрупного) предпринимательства, создал ситуацию, в которой порой невозможно отделить одно рациональное зерно от девятого вала плевел.

Вплоть до 2009-начала 2010 годов (начиная с 2000-х) шел процесс постепенного обеления малого бизнеса – это фиксировали и качественные, и количественные исследования Национального института системных исследований проблем предпринимательства. Уход в тень начался уже со второй половины 2010-го года – как только стало ясно, что с 2011-го вводится 34%-ный «налог» по социальным взносам (то, что раньше было ЕСН-ом). Количественных опросов с 2010-го года по теневой составляющей малого предпринимательства в его оборотах мы не проводили, но качественные исследования (фокусированные интервью) показывали, что в 2011-м году МСП действительно нырнул в тень. Увеличилась и доля обналички в безналичных оборотах, и доля «черного нала из кармана в карман» (из «кейса в кейс»), который вообще никак официально не фиксируется и государству не показывается. То есть произошел рост обоих компонентов теневого оборота. Не снизило долю теневого потока и незначительное снижение суммарной «эффективной ставки» социальных отчислений с 34% до 30% в 2012 году. «Старый» малый и средний бизнес очень быстро восстановил прежние «навыки» жизни в тени, приближающейся к абсолютному максимуму, начиная с конца 1990-х годов. А для вновь входящих в рынок игроков-предпринимателей это тоже сразу становится нормой, алгоритмом экономической жизни в реальном рынке.

Решение, налагающее запрет на продажу в мелкорозничной торговле алкоголя (включая пиво) и табачных изделий подрубило финансово-экономическую основу мелкого бизнеса, в структуре которого торговля и услуги составляли и продолжают составлять не просто «ядро», но подавляющее большинство (особенно по оборотам). Международный опыт обратный: в некоторых странах, где пошли по пути ограничения продаж вредных для здоровья людей продуктов, ограничения сначала коснулись крупного бизнеса и только на последующих этапах – малого. Но если подобные решения российской власти вполне могут быть обоснованы аргументами сохранения жизни и здоровья населения, с чем неловко и сложно спорить, иначе прослывешь «врагом народа», то большинство остальных регуляций и инициатив порой противоречат здравому смыслу.

Разрабатываемые много месяцев «Основные направления деятельности правительства» (ОНДП), сформировавшие очередной благой «концептуальный подход», наконец-то были утверждены в конце января с.г. Сравним планы и факты?

Самозанятым гражданам правительственная бумага пообещала: «при проведении пенсионной реформы будет обеспечено предоставление … права выбора уровня страховой нагрузки и соответствующего объема пенсионных прав... " Видимо, именно поэтому буквально за месяц до подписания ОНДП «самозанятым индивидуальным предпринимателям» государство предоставило «обязательное право» платить почти в два раза больше «фиксированных социальных взносов». При этом, согласно параллельным пенсионным (чуть более ранним) планам правительства, в 2014 году фиксированный страховой платеж должен составить более 40 тысяч, а в 2015 году - около 50 тысяч рублей. В результате этого, по подсчетам правительственных экономистов, сумма взносов только на страховую часть пенсии должна увеличиться в 2014-м - на 60,46 млрд руб., а в 2015 - на 79,76 млрд руб. «Свободный выбор» страховой нагрузки «обеспечен» досрочно и на несколько лет вперед. «Почтисоциальные» протесты первых месяцев этого года (голосование ногами со стороны «самозанятых предпринимателей», толпами сдающих свои свидетельства о регистрации ИП) и ёрзающие телодвижения наверху госуправленческой пирамидки ни к каким (хотя бы к корректировочным) решениям пока не привели.

Правительственная бумага пообещала также, что будет «обеспечено формирование системы специальных мер содействия малому предпринимательству, в том числе … упрощенной системы отчетности». Упрощенную систему отчетности тоже «реализовали» прямо с начала этого года (опережающими темпами): введена обязанность по ведению бухучета в полном объеме для организаций, находящихся на упрощенной системе налогообложения (ранее у них такого, разумеется, не было). Там, где обязателен учет, становится обязательной и отчетность, иначе бессмысленен и сам «обязательный учет»...

Вряд ли мелкому бизнесу придется долго ждать дополнительного «расширения» своих прав, новых «упрощений», «гарантий» и «доступности» всего и вся. Правительственные планы (ОНДП) вновь «обещают» ему расширение доступа «к закупкам инфраструктурных монополий и компаний с государственным участием», «уведомительный порядок начала деятельности», «гибкое трудовое законодательство», «гарантированный доступ к государственному и муниципальному заказу». Дежавю…

А если посмотреть на практику того, что готовит предпринимательству на день грядущий федеральная власть, то становится еще грустней. Росфинмониторинг, ФНС, ФТС, МВД, ФСБ, ФСКН, Генпрокуратура, Следственный комитет, Центробанк и прочие «поддержанты» и «стимуляторы» развития предпринимательства «в едином порыве» предложили законопроект (он уже в Думе), который по своим целям вполне очень даже красив: дать бой фирмам-однодневкам. Проектом расширен перечень операций, о которых банки обязаны сообщать в Росфинмониторинг, а при наличии «обоснованных [непонятных] оснований» клиентам должно быть отказано в открытии расчетного счета. Налоговики получают право приостанавливать операции по счетам организаций в случае, если не находят их по адресам регистрации; правоохранители – право узнавать все о счетах компаний до возбуждения уголовных дел (будет, где развернуться фантазии и правоприменительной практике!!!). И – внимание – фискалы смогут подавать иски на собственников и руководителей компаний, где есть убытки (чтобы на убытки начислить налоги). Это еще не все методы «борьбы с однодневками», перечислять все бессмысленно, направленность законопроекта очевидна. Понятно и то, как закон будет работать в случае его принятия: строгость российского нормотворчества всегда компенсировалась необязательностью и индивидуальным подходом в его применении (наказать невиновных, наградить непричастных). Искать будут там, где светло. Но можно ли после таких «госинициатив» говорить о создании какого-то «благоприятного» инвестиционного или бизнес-климата в стране? Может, на то и щука в море, чтобы карась не дремал: создается потенциальный фронт работ для федерального и региональных «бизнес-омбудсменов», чтобы еще только создающийся госинститут без работы не остался?

Старались не отставать от федеральных трендов и «реальной поддержки» региональные и местные власти. Фанатичный (иначе не назовешь) снос палаток и киосков без суда и следствия: Москва и Санкт-Петербург – впереди планеты всей, остальные регионы – только жалкая «пародия», «фарс» и копирование столичных первопроходцев. Хотя «фарс» не всегда удачный. Это в Москве прокуратура по щучьему велению оказывалась на стороне городской власти, в регионах ситуация была порой обратной. Так, радикальное решение ярославского градоначальника было оспорено местной прокуратурой и отменено судом.

Почему не принимается в расчет фактор, что сознательное или бессознательное стимулирование монопольных тенденций в экономике и искоренение конкуренции в конкурентных секторах не отразится на ценах, а соответственно, и на потребителях?

Когда «все смешалось в доме Облонских», зачастую «смешиваются» до неразличения институциональные «бенефициары» и «потерпевшие». Так, одно из первых лиц Опоры России, продвинутое Опорой и от Опоры в ГосДуму через механизм «праймериз» ОНФ/Единая Россия («длинная» цепочка), было в числе родителей решения, сыгравшего против интересов сотен тысяч индивидуальных предпринимателей. «Депутат от малых и средних предпринимателей» в статусе зампреда думского комитета голосовал за поправки в законодательство, которые увеличили взносы в ПФР и ФФОМС для ИП почти в два раза. Теперь ОПОРА собирает 100000 подписей за пересмотр величины страховых взносов для ИП. «Я тебя [увеличение соцплатежей] породил, я тебя и убью?». Правая рука не знает, что делала левая? Или «фирма веников не вяжет», четко сегментировала «рынок» на любой вкус: для одной аудитории – одно, для другой – другое?

В этом мутном потоке теряются разумные, но отнюдь не ключевые, экономические решения, объектом регулирования которых является МСП, а предметом – ставки арендных платежей по государственной (муниципальной) нежилой/коммерческой недвижимости. Таким вполне разумным, на мой взгляд, решением было увеличение аренды для «коммерческих льготников» в Москве с начала этого года (правильней всего было бы найти способ избавиться от госнедвижимости, полностью выведя ее в рынок).
Стоит остановиться на этом решении немного подробней.

На ноябрь 2012 г. московскими властями в аренду по льготной ставке было сдано 1,8 млн. кв. метров недвижимости (37% от всех сдаваемых городом площадей и менее 6% от всего рынка аренды нежилых помещений Москвы). Заключено 9 132 договоров льготной аренды с субъектами МСП (или теми, кто под них «замаскировался»), средняя арендуемая площадь составляла около 200 кв.м. Поступления в городской бюджет от «льготников» - 3,2 млрд. руб. в год. При ставке льготной аренды 1800 руб. в год за кв. м город недополучал примерно 8,3 млрд. руб. (разница между льготной и среднерыночной ставками аренды – в 3-9 раз в зависимости от помещения). В структуре «льготных» преобладали торговые и офисные помещения (~55% от всех). Доля «бытовки», производства, мастерских, медицины, для которых льготы наиболее востребованы, была намного ниже. Среди компаний, получающих имущественные льготы, присутствовали даже банки, ломбарды, игорные заведения, социальная значимость (как «аргумент» для льгот) которых вообще крайне сомнительна.


Увеличить

По результатам массовых опросов и экспертных интервью основных групп интересов (свыше 1000 представителей МСП, как получающих, так и не получающих льготу; деловых общественных организаций, свыше 1000 потребителей, покупающих товары и услуги как у «льготников», так и у «нельготников») оказалось, что:

• Большая часть потребителей продукции и услуг МСП не ощущала дополнительной пользы (более низкие цены, более высокое качество и др.) у предприятий, имеющих льготу, по сравнению с предприятиями, ее не имеющими;
• Сами поставщики тоже говорили, что льготы по аренде на цены не влияют. У 83% опрошенных МСП, получающих льготу, после заключения договора аренды на льготных условиях ценовая политика не изменилась. У 65% опрошенных МСП, получающих льготу, цены среднерыночные.
• У 63% опрошенных МСП, получающих льготу, конкурентоспособность не возросла после заключения договора аренды на льготных условиях.
• 52% опрошенных МСП, получающих льготу, существуют более 9 лет, их экономика сложилась менее эффективно, чем в среднем по рынку;
• 73% опрошенных МСП, не являющихся получателями имущественной поддержки, не знали о возможности получения права на государственную поддержку в сфере арендных отношений;
• Представители опрошенных в процессе глубинных интервью общественных организаций и субъектов МСП, получающих льготу, указали на проблему завышения арендной ставки в процессе аукциона (итоговая ставка аукциона выше рыночной, но выигравшая компания фактически данную ставку не выплачивает – манипулятивная процедура);
• Притом, что, согласно официальным данным, количество нарушений целевого использования помещений не превышает 3,8%, по данным глубинных интервью представителей общественных организаций и риэлторов, предприятия сдают арендуемые помещения или их часть в субаренду в 30-50% случаев. То есть льготное помещение «гуляет по рынку» отнюдь не по льготной ставке, а маржу получают те, кто когда-то первым оказался у кассы.

Таким образом, экономически обоснованное решение, которое должно было послужить началом к выравниванию условий предпринимательской деятельности для всех – постепенное ежегодное увеличение ставки арендной платы до рыночной дает «игрокам»-льготникам возможность адаптации к новым условиям (сегодня даже увеличенная ставка все равно остается льготной по отношению к рынку) – слилось в одну широкую грязную реку «совокупной госрегуляторики». И уже не понять, а нужен ли чистый родник, если он, только пробившись к поверхности, сразу же теряется в стремительном, но мутном потоке?

Статья в сокращенном варианте была опубликована в бумажной версии журнала "Бизнес-журнал", № 4 (205), 2013.

Мнение редакции сайта и коллектива НИСИПП может не совпадать с мнением автора.

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости